Главная » Иные статьи » Переводы

Магнус Оберг. Анализ гномьего языка-1. Перевод со шведского.
Магнус Оберг. Анализ гномьего языка. Первая версия. Перевод со шведского Гнома-Полуэльфа (Naugperedhel). 

Эта версия была раньше доступна на сайте: http://forodrim.org/daeron/md_khuzdul.html, но позже была заменена окончательной версией и теперь этот текст в интернете доступен только на нашем сайте.

1)      Введение.

 Кхуздул, язык гномов, по естественным причинам трудно проанализировать, поскольку он использовался редко и почти никогда не использовался вне чисто внутреннего гномьего контекста. Вала Аулэ создал язык одновременно с созданием гномов и сделал его тяжелым и строгим, как и говорящие на нем. Эта строгость языка является вероятно фактором, способствующим тому, что этот язык ранее был практически таким же, как и в настоящее время (и что он использовался главным образом в ритуальном и архаичном использовании). Это также означает, что нет диалектных вариантов языка, гномы понимают друг друга, даже если они из совершенно разных географических регионов – если говорят друг с другом на кхуздуле.

 Произношение

 В кхуздуле есть пять классических гласных, a, e, i, o, u. Есть краткие и долгие варианты, вторые используются с диакритикой (^) сверху (циркумфлексом). Произношение гласных должно было быть похожим на произношение гласных в эльфийских языках и языках людей, но Толкин утверждает в примечании к рунам Даэрона, что были сокращенные гласные среднего ряда. Это показывает сходство с ивритом, с которым у кхуздула также проявляется много дополнительных сходных признаков (см. ниже главу "Структура"). Эти сокращенные гласные среднего ряда вероятно записывались, но не слышались в некоторых случаях между двумя согласными, по видимому стоящими рядом друг с другом. Иврит имеет очень точные правила по выражению этой гласной, когда она была непроизносимой (немой), но она всегда записывалась (символ называется шва и записывается в виде двух вертикально расположенных точек у предыдущих согласных). Слова, начинающиеся с гласных, вероятно, имеют гортанную смычку – относительно этого предположения смотрите ниже главу "Структура".

Согласные в основном такие же, как и в других языках и произношение их такое же, с одним исключением. В группах согласных с взрывными глухими согласными и последующим h произносится не фрикативно, как в эльфийских языкам, но с придыханием (аспирированно). Сочетания th, kh и вероятно ph (нет доказательств) - безусловно, совершенно отличные  от t, k и p фонемы, но они произносятся как взрывные и с резким выдохом (придыханием) (см. шведск. lathund, backhoppning, gaphals). Поэтому я предпочитаю типографские обозначения th, kh и ph ( th, kh и ph ) во избежание путаницы. Тем не менее есть сочетание gh, которое должно быть фрикативом (звонким велярным).

Что касается слогов и ударения,  не так много можно сказать об этом, но если вы хотите сравнения с семитскими языками - там, как правило, ударение падает на последний слог. Это может быть примененимо к кхуздулу, за исключением определенной группы существительных, в основной форме  имеющих долгий гласный в первом слоге и краткий во втором (второе склонение). Это кажется наиболее логично для подчеркивания первого слога и эти существительные могли быть похожими по произношению на часто встречающиеся существительные сеголатного типа иврита, у которых есть два е (на иврите seghól) в двух слогах, первый под ударением.

 

Структура:

 Кхуздул, как сказано выше, очень напоминает один из семитских языков и мне, когда я нуждался в доказательствах, было легко для завершения моего анализа делать аналогии с ними, в частности с ивритом. Начнем со слов (по крайней мере, просто существительным, прочие классы недостаточно представлены в имеющихся материалах). В кхуздуле они той же структуры, что и ивритские глаголы, то есть корень состоит лишь из двух или трех согласных, которые дополняются гласными для образования слов. Эти согласные называются радикалами, общими для слов с подобным значением. Как пример радикалов, обозначающих вещь или действие, что делают гномы - Kh-Z-D. Этот корень во множественном числе мы видим в таких словах как khazâd, Khazad-dûm и khuzdul (вероятно также в названии города Nulukkhizdîn). Слова определяются только после добавления гласных – в начале или конце слова, как окончание или приставка, или между радикалами корня.

Я уже упоминал, что мой анализ в некоторой части основан на правилах семитских языков, я теперь буду рассматривать важные элементы сходства кхуздула и семитских языков для того, чтобы они были источником моего метода реконструкции парадигм существительных в кхуздуле и для того, чтобы объяснить как надо интерпретировать парадигмы.

 

Гласные звуки среднего ряда (шва)

(В этой статье нет возможности воспроизвести фонетические символы, поэтому применяется стандартный символ SAMPA, Speech Assessment Methods Phonetic Alphabet для транскрипции шва - @)

В иврите писали сначала только согласные, но постепенно начали применяться знаки гласных. Является правилом, что все  согласные кроме конечных звуков (а иногда и они) сопровождались знаком гласного. Обычно гласные произносились в полную силу, но в некотором положении сокращались. Максимальная степень сокращения долготы - это шва примерно соответствующее слабому гласному среднему, фонетически нашему  @, иногда явно, иногда нет. В кхуздуле, вероятно, она почти никогда не произносилась, но есть вероятность, что она осталась. Возможным доказательством этой теории является слово Barazinbar «Красный рог».  Радикалы в конечной форме слова даны как M-B-R в форме корня, но в этом составном слове M и B находятся близко и диссимилируются в N и B. Это намекает на то, что возможно был краткий гласный звук между согласными, там где М и B находится слишком близко друг к другу, для того чтобы можно было произнести гласный среднего ряда между ними. *in@bar легче произносится чем *im@bar.

 

Гортанная смычка (`, alef)

И иврит, и арабский язык имеют четкую гортанную смычку в начале слова, что начинается с гласной. У неё есть различные варианты (глухие и звонкие) и они учитываются как радикалы, которые имеют свои собственные символы. В кхуздуле есть то же самое, когда определенное слово, что вроде бы всегда имеет два радикала, и начинается с гласной, но, кажется, строится по тому же способу, что и слова, имеющие три согласные, и другие слова, вроде бы имеющие один согласный, но напоминающие формы слов, что имеют два радикала (впрочем, трудно убедить себя, что имеются слова только с одним радикалом). Интересной в этом контексте является также теория, что даже скандинавский язык мог иметь одну особую руну для гортанной смычки, или по крайней мере, очень много ясно выраженных гортанных смычек в словах, что начинаются с гласной. Тогда возможно объяснить для древненорвежской поэзии аллитерацию слов, что начинаются с гласной, в сущности, вне зависимости от того какое это слово, первая, аллитерационная буква – это гортанная смычка. В парадигме я поэтому писал гортанную смычку как радикал со знаком (`) и он может, точно также как и в семитских языках, быть вторым или третьим радикалом (не имеется никаких гипотетических дооказательств наличия в кхуздуле гортанной смычки в качестве второго радикала).

 

Konstruktus (Сопряженная форма)

Владение выражается в иврите иначе чем в индоевропейских языках. Эта форма слова, что меняет его внешний вид, обозначает принадлежность, а не собственность, как родительный падеж во многих европейских языках. В иврите это – существительное, что является предметом собственности, в состоянии что называется status konstruktus, а затем следует обладающее существительное в исходной форме, status absolutus. В кхуздуле имеется хотя бы один явный пример такой же конструкции, т.е. фраза baruk khazâd, «гномьи топоры». Khazâd тут стоит  в обычной форме мн.ч. , status absolutus, в то время как baruk могло быть в форме status absolutus (согласно образцу shathûr, «облачная вершина») barûk, следовательно, с долгой û. В иврите часто встречается, что Konstruktus делает долготу гласной короче (т.е. сокращает), т.е. "bayit", "дом" -- "bet léhem", "хлебный дом (амбар)". 

Условия могут быть похожи в кхуздуле – barûk, status absolutus мн.ч., становится baruk в Konstruktus мн.ч. В парадигме я взял четыре формы: absolutus ед.ч., absolutus мн.ч., кonstruktus ед.ч., кonstruktus мн.ч.

 

Суффиксные формы.

В иврите имеются так называемые суффиксные формы, когда существительное получает добавление суффикса (к примеру, притяжательного местоимения, что в иврите является суффиксом). Это немного сокращенная форма от исходной формы существительных. Кхуздул, кажется, тоже имел особую форму с суффиксом или приставкой и она часто принимает вид  1u23 в первом склонении ед.ч. и 1а23 во втором склонении ед.ч. (касательно склонений и числового обозначения - см. ниже под введением раздел о существительных). В прочих склонениях и числах, кажется, чтобы образовать абсолютную форму (absolutus) долгая гласная сокращается до краткой и краткая гласная между вторым и третьим радикалом сокращается до непроизносимого шва. Эта форма, вероятно, такая же, что и форма, применяемая в первой части составных существительных с тире, к примеру Khazad-dûm (гномьи залы). Использование дефиса для прочих форм также является обычным в семитских языках, но имеет не совсем ту же функцию, что и в кхуздуле. Так как сокращение долгой гласной характерно и для составных форм, и для status konstruktus, в некоторых случаях эти две формы совпадают, но из контекста не должно быть трудным узнавание или произношение «топоры гномов»  (baruk khazâd) или топоры-гномьи (baruk-khazâd). Возможно, фразы могли произносится по-разному, в зависимости от того, есть в них дефис или нет.

 

2)      Обзор грамматики.

 Имя существительное.

Я выявил различные типы склонений существительных в кхуздуле и из этих примеров я поставил пять гипотетических и аналогично сконструированных склонений. В следующих пяти парадигмах я брал шаблон для каждого склонения с помощью корня слова, где я писал цифры вместо радикалов (например, 1 â 2 a 3). После каждой формы я давал один или несколько найденных примеров или гипотетические примеры по образованию.  Гипотетические, значит «основанный на логике», на том, что, как правило нежелательно для естественного языка, где правят психология языка и случай. Всё же, в кхуздуле должна быть подходящая логика, создавал его мастер по структурированию и  порядку – Аулэ.

 

Первое склонение (трехрадикальное слово)

Ед.ч. absolutus

1 u 2 3

прим. rûkhs (орк), *khuzd (гном)

Мн.ч. absolutus

1 a 2 â 3

прим. rakhâs (орки), khazâd (гномы)

Ед.ч. кonstruktus

1 u 2 3 u

прим. bundu ("head of", голова).
  [возможно, второе   u  корня - это окончание родительного падежа придаточных существительных, см. Аффиксы,  -u]

Мн.ч. кonstruktus

1 u 2 u 3

прим. nuluk ("? кого-то", мн.ч. ?)

Данные берутся из имеющихся источников. Эти два последних примера, в сущности,  разделены в названии местности: Bundushathûr  ("облачная голова") и  Nulukkhizidîn (?, "Nargothrond", возможно, дословно, «малых гномов»?).

 

Второе склонение (трехрадикальное слово):

Ед.ч. absolutus

1 â 2 a 3

прим. zâram (озеро), nâla' (течение, канал, путь (?))
  [отметьте, что третий радикал добавил я.]

Мн.ч. absolutus

1 a 2 û 3

прим. shathûr (облака)

Ед.ч. кonstruktus

1 a 2 a 3

прим. *zabad (хозяин, повелитель, см. в Аффиксах u-)

Мн.ч. кonstruktus

1 a 2 u 3

прим. baruk (топоры)

В конструктивой форме ед.ч. этого склонения нет примеров форм множественного числа, но наиболее естественным является сокращение долгой гласной (см. множественное число). 

 

Третье склонение (двухрадикальное слово, как вариант второго склонения):

Ед.ч. absolutus

1 â 2

прим. 'ân (река (?), из Gabilân, "Sirion")
  [отметьте, что первый радикал добавил я]

Мн.ч. absolutus

1 û 2

прим. dûm (залы), 'ûl (реки)
[отметьте, что первый радикал добавил я ]

Ед.ч. кonstruktus

1 a 2

прим. *dam (зал)

Мн.ч. кonstruktus

1 u 2

прим. *dum (залы)

Тут не имеется примеров форм кonstruktus, так что я предположил, что они следуют примерам  форм множественного числа второго склонения и просто сокращают долгие гласные.

 

Четвертое склонение (i-склонение, возможно, может применяться с уменьшительной функцией к словам прочих склонений):

Ед.ч. absolutus

1 i 2 a 3

прим. bizar (долина)

Мн.ч. absolutus

1 i 2 3 în

прим. khizdîn ((малых?)гномов) [см. Аффиксы, -ûn]

Ед.ч. кonstruktus

1 i 2 3 i

прим. 'igli (язык)
[отметьте, что первый радикал добавил я]

Мн.ч. кonstruktus

1 i 2 3 in

прим.*khizdin (малых гномов?)

Нет примеров конструктивных форм множественного  числа, но я здесь аналогично сократил долгие звуки. Для формы ед.ч. кonstruktus сокращение i может быть таким же, как и в Barazinbar (см. Прилагательные), то же думаю по слову iglishmêk сокращение первой гласной второй части составного слова в обоих случаях. Однако имеется так много различий между словами (1a2a3i и 1i23i; краткое а и долгое ê соответственно, и т.д.), поэтому нужно быть осторожным с выводами.


Пятое склонение (трехрадикальные слова, материалы):


Ед.ч. и мн.ч. absolutus

1 i 2 i 3

1 e 2 e 3

ex. kibil (серебро), kheled (стекло)

Ед.ч. и мн.ч konstr.

-отсутствует-

 

Это определенная группа существительных, что, кажется, обозначает различные типы  материалов, поэтому нет (подтвержденных) форм мн.ч.

 По форме и внешнему виду эти слова могут быть сравнимы с ивритскими, называемыми сеголатными ("seghól" = в иврите "е"). Что тоже склоняются отдельным способом, но однако не обозначают конкретно материал ("mélek" – король). Однако всегда исходная форма имеет внешний вид 1 e 2 e 3 i , в то время как в кхуздуле могут, в зависимости от набора гласных варьироваться гласные e и i; однако в кхуздуле должно быть двое одинаковых гласных в слове, или e или i, но не оба этих звука.

 

Аффиксы:

Вполне возможно что в кхуздуле, в дополнение к  изменению гласных, зависящего от значения слов, возможно, есть класс слов, изменяющихся с помощью суффиксов и приставок. Большинство аффиксов присоединяется к существительным определенных суффиксообразующих форм  1а23/1u23 (см. выше Суффиксные формы), но также есть и отдельные аффиксы, которые  являются  почти самостоятельными  словами, или, по крайней мере весьма продуктивными суффиксами / префиксами. Я составил ниже в алфавитном порядке список аффиксов, для которых нашел доказательства.

-âb

Присоединяется к суффиксформе. Значение суффикса неясно. Возможно, может обозначать коллективное множественное число, или  своего рода  противоположность уменьшительной форме. Зафиксировано только в слове 'aglab «разговорный язык» (отметьте, что гортанная смычка в качестве первого радикала добавлена мной). Радикалы * '-G-L  видимы  в подтвержденном термине 'iglishmêk, гномий язык жестов (*Sh-M-K должны иметь общее с символами или действиями; в измененной форме 12â3 после i, ср. Barazinbar, Прилагательные, ниже) и должны были обозначать язык, говор. Разница в гласных между  'iglishmêk и  'aglâb, приводит нас к мысли, что 4-е i -склонение применимо  к существительным других склонений и элемент Igli  будет словом 2-го склонения, *'âgal, которое в суффиксной форме  будет * 'аgal. (это также может быть существительным третьего склонения *'âb, но потом становится очень трудно объяснить по форме и смыслу состав aglâb, поэтому хорошо, что я отверг эту теорию).

[1 a 2 a 3] –âl

Это может быть агентивным окончанием, применяемым к глаголам, чтобы указывать на то, что выполняет глагол. Это опирается на предложенное значение из имени (прозвища?) 'Azaghâl ("воин")(отметьте, что один радикал добавлен мной). Корень  '-Z-Gh   тогда имел бы смысл «война», а окончание –âl  или целый шаблон [1 a 2 a 3] –âl мог обозначать того, кто выполняет действие глагола. К сожалению, имеющиеся формы не охватывают ничего кроме этих слов, и глаголы  мало и в неудобном виде представлены в доступных материалах, так что трудно сказать больше об этой форме. (Хотя она, безусловно, может происходить от отдельного слова, *'âl, но это слово будет тогда омонимом для слова "на", и может значительно  усложнить толкование слова Azaghal)

ma-

Префиксируется к суффиксформе. Вероятно, причастие совершенного вида. Единственный подтвержденный пример – это Mazarbul,  "относящееся к документам" (действительное -ul, «что относится к», см. ниже -ul). Это слово могло произойти от корня *Z-R-B, что относится к сохранению и документации. Тут причастие от существительного и не похоже, чтобы были столь резкие границы между частями речи. Удивительным здесь является то, что есть префикс иврита для производных глагольных форм, причастия совершенного вида "m@-", что почти идентично кхуздулу. (например, m@khatev = «написанный»).

 u-

Союз (?).Это маленькое слово, которое можно рассматривать как самостоятельное слово, должно быть, лучше всего переводится как "и", но оно, безусловно, применяется более часто, чем шведские союзы. Это можно рассматривать как как выражение запятой. Существует только один пример этого слова, но это делает его еще более интересным. Это надпись на саркофаге Балина   Balin Fundinul uzbad Khazad-dûmu  «Балин, сын Фундина и владыка Мории». Радикалы в слове «владыка» должны быть *Z-B-D , u- тем самым является префиксом. Полным объяснением могло бы быть следующее: «владыка» находится в  status konstruktus перед словом, к которому относится, согласно предполагаемому правилу.  Если слово «владыка» относится ко второму склонению, следовательно в исходной форме *zâbad и фраза «повелитель Мории» звучала бы *zabad Khazad-dûmu , если бы была отдельно. Но сейчас она продолжает представление Балина, который еще, кроме того, что был сыном Фундина, был еще и повелителем Мории, и, следовательно, это соответствует союзу. Слово с u-, очевидно, кроме того, может влиять на следующий слог, сокращая краткий гласный до непроизносимого шва, в то время как второй гласный остается неизменным, следовательно,  uzbad  (Хотя і-, кажется, имеет такое же влияние на гласные - 'iglishmêk, Barazinbar).Я основываю эту гипотезу в основном на иврите,  где «u» это "w@-/u-", (без гортанной смычки, но с слабым согласным w)  и очень часто используется в качестве префикса - посмотрите любую главу в Ветхом Завете (не в  "Библии 2000") и количество предложений, которые начинаются с "и"! Также ивритское  u- может сокращать в последующих слогах гласные до шва в некоторых случаях.

 -u

Это окончание, кажется, применяется к любому существительному, не затрагивая остальные слова. Судя по нескольким примерам, кажется есть что-то вроде дополнения в функции родительного падежа. В фразе uzbad Khazad-dûmu из надгробной эпитафии Балина, ведь Балин был повелителем Мории, т.е. окончание –u после Khazad-dûm имеет функцию дополнения, даже если слово, по-видимому, было в status konstruktus (см. выше, U-). В кхуздульском прозвище Финрода, Felakgundu, «тесатель пещер», стоит gundu «пещера», что является дополнением для существительного felak «тесатель», инструмента или человека. Исходная форма, следовательно, должна быть *gund и относиться к первому склонению. Тут труднее решить про предыдущее слово, felak, стоит ли оно в status konstruktus или status absolutus, т.к. оно является единственным подтвержденным существительным с видом 1e2a3. Возможно, это будет вариантом четвертого склонения. И третий пример окончания родительного падежа дополнения находится в боевом кличе гномов  Khazâd ai-mênu «гномы на вас». Mênu «вас», оканчивается на –u и кроме того довольно очевидно дополнение для предлога, для «гномов».

 -ul

Это окончание образует прилагательное, подобно шведскому "-(i)sk" (русск. -ий, -ский). Это окончание также находится на надгробной эпитафии Балина после имени собственного Фундин и функционирует как отчество (сын Фундина, Фундинский, Фундинов). Это окончание, по видимому, также может присоединяться к гномьим внутренним именам, что пришли из языка Северных людей, должна была быть возможность использования его для любых слов кхуздула. Само слово khuzdul также содержит этот суффикс: khuzd+-ul  и таким образом, означает, естественно, «гномье», то, что относится к гномам.

 -ûn

Добавляется как суффикс к суффиксформам. Это персонифицирующее окончание, что также кажется, добавляется к основе любого слова , что ему более подходит. Подтвержденный пример – Tharkûn ("человек с посохом", "Посошный" - Гендальф) и Nargûn («черная земля», "Черноземье" - Мордор). Само окончание можно перевести так, как лучше подходит в контексте – человек, земля и т.д. , и основа слова – вероятно просто корень, т.е. радикалы с довольно расплывчатым значением без соответствия определенной части речи, потому что есть примеры различных частей речи в переводе («посох» – существительное, «черный» – прилагательное, соответственно). Окончание  множественного числа четвертого склонения могло быть неверно трактовано мной и само кажется вариантом этой формы, но тогда есть опасность, что название города Nulukkhizdîn ("Нарготронд") станет еще более загадочным, чем оно есть. Кроме того, нет никаких форм множественного числа, подтвержденных в форме 1 a 2 3 ûn и очень возможно, что их нет, т.к. имена лиц и названия мест редко нуждаются в склонении по числам.

 

Прилагательные

Прилагательные, кажется, характеризуются і перед третьим радикалом или после него. Это доказывается имеющимися gabil ("великий"), gamil ("старый"?), sigin ("длинные", мн.ч.) и baraz(i), ("красный"). В дополнение к сходству между словами gamil и "gammal" (шведск. "старый" ) можно заметить, что слово «великий» gabil  в лексиконе встречается со со словом «крепость»  gathol, практически совпадающим с ивритским словом "великий", "gadhol". Также имеется слово «серебристый», что опять неясно, это zirak или zigilв названии местности zirak-zigil  («Серебряный пик»), пересмотренного позднее Толкином с «Серебряного пика»  до " Пика серебряного "). На этом позднем толковании я остановился, как на более вероятном, когда zirak был существительным, и подходил бы под шаблон четвертого склонения. Тогда Zigil будет прилагательным и будет согласоваться с имеющимся  sigin. То, что эти двое прилагательных переводятся в ед.ч. соответствуя  множественному числу, вероятно, указывает, что прилагательные не склоняются по числу в Кхуздуле.

Два цвета, что известны, baraz(i) (красный) и zigil (серебристый) имеют в сущности слабое сходство формы, а именно – у них одинаковы двое соответствующих гласных (а-а и соответственно, і-і), что все-таки сходно и что отличает их от прочих прилагательных (кроме sigin). Они могли бы стать своего рода сеголатными прилагательными (см. Существительное, пятое склонение), а также, как и  существительные обозначают относительно несклоняемые слова (материалы и соответственно, цвета). Но і кажется незаменимым в конструировании прилагательных, в том числе прилагательных цвета, как baraz с другой гласной в корне, иной чем і, дополняется ею же в конце и это вызывает тот же эффект, что и союз u- (см. выше, Аффиксы) – сокращает последующую краткую гласную до непроизносимого шва (*Barazimibar (*mibar является гипотетическим существительным четвертого склонения) > *Barazimbar > barazinbar; с диссимиляцией mb > nb, см. выше раздел "Структура"). Однако, надо учитывать возможность метатезы: Baraz *mibar > *Barazimbar. Это позволило бы иметь возможность применять слово iglishmêk; слова *`igal (четвертое склонение) и *shemek (пятое склонение) с помощью konstruktus становятся *`igl *shemek (ед.ч. конструктивного состояния четвертого склонения будет тогда  1i23, а не 1i23i) и после метатезы будет *`igleshmek. Тогда, по различным причинам, первая е будет і, и второе е  может удлиниться до ê: 'iglishmêk. Тем не менее, это совершенно надуманно.

Всё, что было сказано до сих пор, касалось прилагательных в определенном положении аттрибутива (определения), в качестве доказательства прилагательных в виде сказуемого, требуется находка целых предложений в имеющихся материалах, те, что едва ли существует в имеющемся лексиконе Кхуздула. Но поскольку, в кхуздуле, видимо, нет слова «быть», в любом случае делалось различие между прилагательными, выступающими в качестве аттрибутива и в качестве сказуемого, для всех, чтобы различать фразы "длинная борода" и "борода была длинной". Возможно, только во фразах с прилагательным в качестве сказуемого используется очень продуктивное окончание прилагательного –ul (см. выше Аффиксы).

 

Глагол

Глагол, что часто занимает наибольшее пространство грамматики, не наполняет в данном отчете даже 1/12. Причиной является, конечно, удивительно скудный охваченный материал, что имеется, прежде всего по полным предложениям. Глаголами являются felek (рубить камень), felak  (применять тесло, felak) и gunud (копать туннель). За исключением felak, гласные глаголов подобны между собой и можно было бы сделать выводы при большем количестве существующих доказательств, но сейчас это трудно, не в последнюю очередь через недостаток различных форм, одного и того же глагола. Тем не менее можно рассмотреть только слово felak, что, следовательно, отчасти существительное (вид тесла) и отчасти глагол (использовать felak). Корень F-L-K является очевидно тем же, что и в  felek и также может применяться для образования существительных, которые также могут применяться как глаголы, что показывает, что глагол отличается по контексту и синтаксису (порядку слов?), а не по отдельному внешнему виду. Свободные границы между классами слов позволяют кхуздулу казаться достаточно простым и функциональным языком, что касается комплектации глаголами, что является разумным, если представить себе, как и с какой целью он был создан.

3)      Заключение.

Всё, что тут изложено - является очень гипотетическими теориями или даже логическими догадками, но я думаю, мои догадки все-таки более-менее квалифицированные и слитные, благодаря опыту созданию языков и фундаментальных университетских исследований по библейскому ивриту. В усилиях по поиску подтвержденных примеров мне сильно помогли сетевая страница Хельге Февскангера о кхуздуле на Ардаламбион, так и в плане оформления и редактирования я чрезвычайно благодарен Гилдиру (Перу Линдбергу), мастеру Гильдии языков Братства Даэрона (Mellonath Daeron). Если есть замечания относительно моего анализа, я более чем готов принять их! Линдир, Магнус Эберг.

top
Категория: Переводы | Добавил: Naugperedhel (15.03.2010) | Автор: Магнус Оберг E W
Просмотров: 1660 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]