Изъятие недвижимого имущества для муниципальных нужд

Вопросы изъятия недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд

Конституция РФ устанавливает следующие гарантии права частной собственности: никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (пункт 3 статьи 35) (Статья 35 Конституции) .

Гражданский кодекс РФ также закрепляет принцип неприкосновенности собственности и предусматривает исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 235 ГК РФ (Статья 235 ГК РФ) принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, когда по основаниям, предусмотренным законом, производятся:

— обращение взыскания на имущество по обязательствам;

— отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу;

— отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка;

— выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных;

— отчуждение имущества в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 252 (Статья 252 ГК РФ) , пунктом 2 статьи 272 (Статья 272 ГК РФ) , статьями 282 (Статья 282 ГК РФ) , 285 (Статья 285 ГК РФ) , 293 (Статья 293 ГК РФ) ГК РФ.

На практике нередки случаи, когда при строительстве автодороги, реконструкции микрорайона, проведении трубопровода и т. д. недвижимое имущество, расположенное на соответствующем земельном участке, попадает под снос, а собственники и иные правообладатели этого имущества в принудительном порядке лишаются своего имущества.

Порядок изъятия имущества в пользу государства

Предметом настоящей статьи является выявление законного порядка принудительного изъятия недвижимого имущества у собственников, а также гарантии прав собственников в случае такого изъятия. При этом необходимо отметить, что в рассматриваемых случаях изъятие происходит не вследствие ненадлежащего поведения собственника (иного правообладателя), а, напротив, обусловлено лишь государственными или общественными интересами (подпункт 3 пункта 2 статьи 235 ГК РФ (Статья 235 ГК РФ) ).

Как отмечалось выше, основания изъятия имущества против воли собственника, перечисленные в пункте 2 статьи 235 ГК РФ, являются исчерпывающими. Следовательно, недвижимое имущество может быть отчуждено у собственника только при изъятии земельного участка, на котором это имущество расположено, в порядке статьи 239 ГК РФ (Статья 239 ГК РФ) . Земельный кодекс (далее — ЗК РФ) в статье 44 (Статья 44 ЗК РФ) также устанавливает возможность принудительного изъятия земельного участка для государственных нужд или муниципальных нужд. Причем в статье 55 ЗК РФ (Статья 55 ЗК РФ) содержится отсылочная норма о том, что порядок выкупа земельного участка для государственных или муниципальных нужд у его собственника; порядок определения выкупной цены земельного участка, выкупаемого для государственных или муниципальных нужд; порядок прекращения прав владения и пользования земельным участком при его изъятии для государственных или муниципальных нужд, права собственника земельного участка, подлежащего выкупу для государственных или муниципальных нужд, устанавливаются гражданским законодательством.

Для собственника изымаемого земельного участка и/или объектов недвижимого имущества, расположенных на нем, пункт 1 статьи 239 ГК РФ (Статья 239 ГК РФ) предусматривает следующие гарантии:

— имущество, расположенное на земельном участке при его изъятии, подлежит выкупу государством в соответствии со статьями 279—282 (Статья 279 ГК РФ) (Статья 280 ГК РФ) (Статья 281 ГК РФ) (Статья 282 ГК РФ) ГК РФ, что гарантирует право собственника на предварительное равноценное возмещение;

— государственный орган или орган местного самоуправления обязан доказать в суде, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на данное недвижимое имущество.

Несмотря на тот факт, что статьи 279—282 ГК РФ (Статья 279 ГК РФ) (Статья 280 ГК РФ) (Статья 281 ГК РФ) (Статья 282 ГК РФ) устанавливают порядок выкупа земельных участков при их изъятии, такой порядок применим и к выкупу недвижимого имущества, расположенного на соответствующем земельном участке. Следует обратить особое внимание на то, что этот порядок применим и в тех случаях, когда собственник недвижимого имущества не является собственником земельного участка.

Возникает вопрос — всегда ли при прекращении права собственности на недвижимое имущество в случае изъятия земельного участка необходимо судебное решение? Представляется, что обращение соответствующих органов в суд обязательно при несогласии собственника на выкуп. В том случае, если с собственником недвижимого имущества достигнуто соглашение о выкупе, последний может происходить в административном порядке. На возможность решения вопроса о выкупе в административном порядке указывает и статья 282 ГК РФ, в соответствии с которой только при несогласии собственника с решением об изъятии у него земельного участка, либо при недостижении с ним соглашения о выкупной цене или о других условиях выкупа может быть предъявлен иск о выкупе.

Неясными остаются вопросы о том, кто вправе принимать решение об изъятии земельного участка, кто вправе обращаться в суд с требованием о выкупе недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, а также кто правомочен непосредственно производить выкуп.

Ответы на эти вопросы неоднозначны, что обусловлено непоследовательностью самого законодателя. Так, согласно Конституции РФ принудительное отчуждение имущества, принадлежащего лицу на праве частной собственности, может быть произведено только для государственных нужд.

В то же время в статье 239 ГК РФ (Статья 239 ГК РФ) установлена возможность изъятия земельного участка, а следовательно, и недвижимого имущества на нем как для государственных, так и для муниципальных нужд, что находит свое подтверждение и в пункте 1 статьи 279 ГК РФ (Статья 279 ГК РФ) — земельный участок может быть изъят у собственника для государственных или муниципальных нужд путем выкупа. В зависимости от того, для чьих нужд изымается земля, выкуп осуществляется Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Тем не менее само решение об изъятии правомочны принимать в соответствии с пунктом 2 статьи 279 ГК РФ только федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ.

Итак, принудительное изъятие может осуществляться для государственных и/или муниципальных нужд. Решения об изъятии принимаются федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов РФ. Выкуп производится Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Существует мнение, что изъятие земельного участка и находящихся на нем объектов недвижимости для муниципальных нужд противоречит Конституции РФ. Органы местного самоуправления не обладают правом на принудительное изъятие земельных участков и отчуждение недвижимости на нем. Муниципальное образование может для собственных нужд выкупить земельный участок, принадлежащий на праве собственности гражданину или юридическому лицу, только при условии их согласия на выкуп. Тем не менее абзац второй пункта 1 статьи 239 ГК РФ предусматривает право органа местного самоуправления обращаться в суд с требованием об изъятии земельного участка и доказывать невозможность использования земельного участка без прекращения права собственности на недвижимое имущество на нем. Налицо явное противоречие — в соответствии с ГК РФ решения о выкупе орган местного самоуправления не принимает (пункт 2 статьи 279), а право на подачу иска об изъятии недвижимого имущества имеет.

Высказывается предположение, что в случае обращения в суд органа местного самоуправления с требованием об изъятии недвижимого имущества суды в удовлетворении подобных исковых требований должны отказать.

В целях разрешения указанного противоречия в случае необходимости изъятия земельного участка и расположенных на нем объектов недвижимости для муниципальных нужд представляется возможным обращение органа местного самоуправления в орган государственной власти субъекта РФ с требованием о соответствующем изъятии и обращении в суд.

Условия и порядок выкупа недвижимости

Порядок выкупа земельного участка, а также недвижимого имущества на нем для государственных и муниципальных нужд установлен в статьях 279—281 ГК РФ (Статья 279 ГК РФ) (Статья 280 ГК РФ) (Статья 281 ГК РФ) .

Решение об изъятии земельного участка в зависимости от того, для чьих нужд он изымается, принимается федеральными органами исполнительной власти — при изъятии участка для нужд Российской Федерации, и органами исполнительной власти субъектов РФ — при изъятии для нужд этого субъекта или муниципального образования.

Собственник земельного участка не позднее чем за год до предполагаемого изъятия должен быть уведомлен об этом в письменном виде. В обязательном уведомлении об изъятии видится дополнительная гарантия прав собственника — участок не может быть изъят без воли собственника в течение одного года с момента получения им такого уведомления. В этот период собственнику предлагается достичь соглашения о выкупной цене земельного участка и/или недвижимости. В случае несогласия собственника с предполагаемым изъятием он вправе обратиться в суд с требованием о признании решения недействительным в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ (Статья 197 АПК РФ) (главой 25 ГПК РФ (Статья 254 ГПК РФ) ), как не соответствующего закону и нарушающего его права и законные интересы.

Решение государственного органа об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок. В соответствии с Законом РФ от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ) (в редакции от 30.12.04) права на земельные участки подлежат регистрации в Едином государственном реестре прав не недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП). Органом, осуществляющим регистрацию прав на земельные участки, является Федеральная регистрационная служба в лице ее территориальных органов. Однако указанный Федеральный закон не устанавливает правил регистрации подобных решений. Представляется, что решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит регистрации в ЕГРП в качестве ограничения (обременения) земельного участка. Перечень ограничений(обременений) недвижимого имущества в данном законе является открытым. Ограничение (обременение) — это наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, ареста имущества и других). По своей же сути решение об изъятии земельного участка и является своего рода стесняющим правообладателя обстоятельством, то есть обременением.

Тем не менее существенным препятствием, ставящим под угрозу правомерность изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд, является то обстоятельство, что право на земельный участок возникло до вступления в силу Федерального закона № 122-ФЗ и не зарегистрировано по установленным в нем правилам. В этом случае государственная регистрация решения об изъятии земельного участка невозможна до соответствующего оформления прав на этот участок. Выкупная цена при изъятии (выкупе) земельного участка у собственника для государственных или муниципальных нужд, а также условия такого выкупа устанавливаются соглашением, заключаемым с собственником земельного участка. Выкупная цена земельного участка в соответствии со статьей 281 ГК РФ (Статья 281 ГК РФ) складывается из двух составляющих: (1) рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества; и (2) убытки, причиненные собственнику земельного участка, включая тот ущерб, который он несет в связи с досрочнымпрекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенная выгода. Рыночная стоимость земельного участка и объектов недвижимости на нем, подлежащих изъятию, определяется в соответствии с Законом РФ от 29.07.98 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности» (Федеральный закон от 29.07.1998 N 135-ФЗ) .

Возмещение убытков при выкупе изъятого имущества

Спорным является вопрос о выплате выкупной цены собственнику земельного участка и/или недвижимого имущества на этом участке в связи с его изъятием. В соответствии с пунктом 1 статьи 281 ГК РФ соглашение включает обязательство Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования уплатить выкупную цену за изымаемый участок. В то же время ЗК РФ в пункте 3 статьи 57 (Статья 57 ЗК РФ) допускает возможность возмещения убытков как соответствующими бюджетами, так и лицами, в пользу которых изымаются земельные участки.

Налицо противоречие: следуя положениям ЗК РФ, одну из составляющих выкупной цены (убытки) допускается выплачивать лицам, отличным от органов государственной власти и местного самоуправления, в то время как ГК РФ обязывает включать в соглашение обязательство соответствующих государственных органов или органов местного самоуправления по выплате выкупной цены, а значит, и убытков. Гражданский кодекс предусматривает применение правил о порядке выкупа для лиц, обладающих земельным участком на праве пожизненно наследуемого владения или постоянного бессрочного пользования (статья 282 ГК РФ) (Статья 282 ГК РФ) , по аналогии с собственниками — на основании статей 279—281 ГК РФ (Статья 279 ГК РФ) (Статья 280 ГК РФ) (Статья 281 ГК РФ) . Тем не менее Кодексом прямо не установлены право выкупа земельного участка у арендатора земельного участка и, соответственно, возмещение убытков арендатору, вызванных изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Указанный пробел восполняется Земельным кодексом, в статьях 46, 57, 63 которого предусмотрены гарантии прав, в том числе и арендаторов земельных участков, при изъятии последних для государственных или муниципальных нужд. Это положение тем более важно, что именно арендатор земельного участка может являться собственником недвижимого имущества на этом участке. На практике зачастую происходит таким образом, что подлежащий изъятию земельный участок находится в государственной или муниципальной собственности, а орган государственной власти при принятии соответствующего решения об изъятии зачастую «забывает» включить в решение положение об изъятии участка у арендатора, принимая решения лишь об изъятии недвижимого имущества на этом участке. Такое решение не соответствует закону и подлежит отмене.

Правомерность перехода права собственности на имущество

Гражданским кодексом установлено, что переход права собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации и возникает у покупателя только с момента такой регистрации. Следовательно, лицо, в чью пользу происходило изъятие земельного участка и объектов недвижимости, обязано зарегистрировать за собой право собственности на это имущество. В противном случае складывается ситуация, при которой земельный участок и/или объекты недвижимости остаются в собственности первоначального лица, в то время как полномочия по распоряжению этим имуществом осуществляются лицом, в пользу которого имущество изъято.

Таким образом, действующим законодательством предусмотрена, казалось бы, четкая схема принудительного прекращения права собственности на недвижимое имущество:

1. Федеральный орган исполнительной власти или орган исполнительной власти субъекта РФ принимает решение об изъятии земельного участка и о прекращении права собственности на недвижимое имущество на этом участке.

2. Собственник (правообладатель) уведомляется об изъятии земельного участка.

3. Решение регистрируется в Едином государственном реестре прав, о чем сообщается собственнику (правообладателю).

4. С собственником земельного участка заключается соглашение о выкупе земельного участка, а при недостижении такого соглашения выкуп происходит в судебном порядке.

5. Государственная регистрация прав на земельный участок и/или

недвижимое имущество на этом земельном участке осуществляется

лицом, в пользу которого происходило изъятие.

Однако в этой схеме прослеживается ряд несоответствий: противоречие земельного и гражданского законодательств относительно выплат собственнику (правообладателю) убытков; неопределенность роли органа местного самоуправления в принятии решения об изъятии земельного участка и т. д. Наличие таких несоответствий ставит под вопрос как правомерность изъятия земельного участка и недвижимого имущества на нем, так и гарантии собственника на равноценное возмещение стоимости изъятого имущества.

Кроме того, существенным нарушением прав собственников и правообладателей недвижимого имущества, изымаемого для государственных и муниципальных нужд, является нечеткое соблюдение государственными органами и органами местного самоуправления порядка изъятия, как, например, при несоблюдении требования о государственной регистрации решения об изъятии земельного участка.

По мнению редакционного совета, автор исследует весьма актуальные и интересные правовые вопросы. Однако изъятие имущества для государственных и общественных нужд представляет собой сложную юридическую конструкцию, каждый элемент которой трудно поддается однозначному толкованию. В частности, представляется слишком категоричным мнение автора о том, что не соответствует закону и подлежит отмене решение об изъятии недвижимого имущества на арендуемом земельном участке. Поскольку арендные отношения земельного участка, на котором расположен объект недвижимости, подлежащий изъятию, строятся на договорной основе, наряду с вопросом об изъятии недвижимого имущества, должен быть решен вопрос о прекращении правоотношений сторон по аренде земельного участка в установленном законом и договором порядке. Приглашаем заинтересованных авторов к дискуссии по затронутым в статье Е. Ю. Журбиной вопросам.

Е. Ю. Журбина, юрист юридической компании Legas, Москва

Изъятие недвижимого имущества для муниципальных нужд

Вопрос: В соответствии с законодательством РФ земельные участки и иное имущество, принадлежащее физическим или юридическим лицам, могут быть изъяты путем выкупа для государственных и муниципальных нужд.

В соответствии со ст. 57 ЗК РФ убытки (включая упущенную выгоду), причиненные землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков в случаях изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд, возмещаются указанным лицам в полном объеме за счет соответствующих бюджетов.

В соответствии с п. 2 ст. 281 ГК РФ в состав выкупной цены включаются:

— рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества;

— убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе в виде упущенной выгоды.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 262 убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд, включаются в плату за изымаемый земельный участок (выкупную цену), порядок определения которой регулируется гражданским законодательством.

Согласно позиции, изложенной в Письмах УФНС России по г. Москве (от 29.08.2008 N 20-12/082055, от 28.03.2007 N 20-12/031917), а также Минфина России (от 13.03.2008 N 03-03-06/4/15, от 05.12.2008 N 03-03-06/1/678, от 24.03.2011 N 03-03-06/1/171), средства, полученные организациями в качестве платы за изымаемый земельный участок, а также в погашение убытка (включая упущенную выгоду), полученного в результате изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд, рассматриваются для целей налогообложения прибыли как внереализационные доходы.

Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Московского округа от 27.10.2008 N КА-А40/9985-08, в котором суд обратил внимание на то, что средства в виде компенсаций за изъятие земельного участка в перечне, установленном п. 14 ч. 1 ст. 251 НК РФ, отсутствуют и исходя из буквального толкования данной нормы указанный перечень является исчерпывающим, отсутствие в нем спорных средств исключает отнесение их к средствам целевого финансирования.

Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 2019/09 средства, полученные организацией в виде компенсации убытков за изъятие земельного участка, не включаются в налоговую базу при исчислении налога на прибыль. В противном случае взимание с собственника земельного участка, изъятого для государственных нужд, налога на прибыль с суммы возмещения нарушало бы принцип полного возмещения, определенный законодателем для таких случаев.

Учитывается ли при исчислении налога на прибыль выкупная цена, выплачиваемая юридическим лицам в связи с изъятием и (или) временным занятием земельных участков для государственных (муниципальных) нужд?

Ответ: Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо по вопросу учета суммы возмещения за изъятие земельного участка путем выкупа для государственных и муниципальных нужд в составе доходов при исчислении налога на прибыль организаций и сообщает следующее.

Условия и порядок изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд отражены в ст. 55 Земельного кодекса Российской Федерации.

Отношения, связанные с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд путем выкупа, регулируются ст. ст. 279, 281 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Основания и порядок возмещения убытков собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков, причиненных изъятием земельных участков, установлены Правилами возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 N 262.

В соответствии с п. 2 ст. 281 ГК РФ при определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

Вопросы, относящиеся к определению выкупной цены изымаемых земельных участков, не регулируются Налоговым кодексом Российской Федерации (далее — НК РФ) и не относятся к компетенции Департамента.

Одновременно по вопросу о порядке учета суммы выкупной цены, полученной за изъятие земельного участка, для целей налогообложения налогом на прибыль организаций сообщаем следующее.

Согласно ст. ст. 247 и 248 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций являются выручка от реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав и внереализационные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов в порядке, установленном НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных НК РФ, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу — на безвозмездной основе.

Соответственно, порядок учета суммы компенсации, получаемой в связи с изъятием имущества для государственных и муниципальных нужд, обусловлен наличием факта передачи изымаемого имущества в государственную или муниципальную собственность.

Так, в случае изъятия объектов недвижимого имущества путем выкупа в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст. 239 ГК РФ) без перехода указанного имущества в государственную или муниципальную собственность сумма получаемой компенсации включается в состав внереализационных доходов.

Соответственно, переход права собственности на земельный участок, принадлежащий налогоплательщику, в связи с его изъятием путем выкупа для государственных и муниципальных нужд признается для целей налогообложения реализацией земельного участка.

Особенности определения расходов при реализации товаров и (или) имущественных прав определены ст. 268 НК РФ. В соответствии с пп. 2 ст. 268 НК РФ налогоплательщик вправе уменьшить доход от реализации земельного участка на расходы, связанные с приобретением указанного имущества.

Также сообщаем, что доходы, не учитываемые при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, определены в ст. 251 НК РФ. Данный перечень доходов является исчерпывающим.

Средства, полученные в качестве возмещения за изымаемый земельный участок, а также в погашение убытка (включая упущенную выгоду), полученного в результате изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд, в ст. 251 НК РФ не поименованы.

В соответствии со ст. 41 НК РФ доходом для целей налогообложения прибыли организаций признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с гл. 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ.

Учитывая положения ст. ст. 41 и 268 НК РФ, при изъятии земельного участка путем его выкупа для государственных и муниципальных нужд у налогоплательщика возникает доход от реализации, который учитывается при формировании налогооблагаемой прибыли в случае, если выкупная цена земельного участка превышает расходы, связанные с приобретением данного имущества.

Мнение Департамента, приведенное в настоящем письме, не содержит правовых норм или общих правил, конкретизирующих нормативные предписания, и не является нормативным правовым актом.

Директор Департамента налоговой
и таможенно-тарифной политики
И.В.ТРУНИН

Росреестр об изъятии земельных участков для государственных и муниципальных нужд

Консультируют специалисты Управления Росреестра по Оренбургской области:

Чем вызвана необходимость изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд?

У государства или муниципалитетов может возникнуть необходимость строительства крупных инфраструктурных объектов на земельных участках, находящихся в собственности граждан и компаний. Такие участки могут изыматься у собственников, если иного способа решения задачи нет. Эта процедура называется изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Пример — Сочи во время строительства олимпийских объектов. В качестве другого примера может служить необходимость строительства крупных автотранспортных магистралей и железнодорожных веток. Изъятие земельных участков для государственных нужд – процесс длительный и занимает по времени не менее полугода.

Условия изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд Земельные участки для государственных или муниципальных нужд изымаются при обязательном наличии одного из условий:

— для строительства или реконструкции объектов федерального, регионального или местного значения, предусмотренных документами территориального планирования и проектами планировки территории, но не позднее 3 лет от даты утверждения таких документов;

— для создания или расширения особо охраняемой природной территории;

— для выполнения международного договора;

— для выполнения работ, связанных с пользованием недрами;

— после признания аварийного состояния многоквартирного дома.

Единственной категорией земель, которая не может быть изъята, являются земли особо охраняемой природной территории, предоставленные федеральным госбюджетным учреждениям, осуществляющим управление такими природными территориями, «за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами».

Кто принимает решение об изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд?

Решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд может быть принято федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов федерации или органами местного самоуправления, причем решение об изъятии органы власти принимают не только по своей инициативе, но и по ходатайству субъектов естественных монополий, недропользователей и иных организаций (п. 4 ст. 56.3 Земельного кодекса РФ). Ходатайство может быть подано отношении одного или несколько участков. В ходатайстве об изъятии должна быть указана цель изъятия. Ходатайствующая организация должна оплатить все расходы по кадастровым работам и выплате возмещения за изымаемую недвижимость, что позволит сэкономить бюджетные средства (п. 1 ст. 56.7 Земельного кодекса РФ).

С чего начинается изъятие земельного участка для государственных и муниципальных нужд?

Изъятие земельного участка начинается с выявления лиц, которым он принадлежит. Для этих целей орган, принимающий решение об изъятии, направляет запрос в Росреестр, а если такой запрос не дал результатов – в архивы, органы государственной власти, органы местного самоуправления, в распоряжении которых могут находиться указанные сведения, а также предполагаемым правообладателям изымаемых земельных участков. Помимо этого, поиски собственников изымаемых участков ведутся посредствам размещения сообщений на своем официальном сайте и на городских информационных щитах не менее, чем за 60 дней до принятия решения об изъятии (ст. 56.5 Земельного кодекса РФ). Если правообладатели изымаемой недвижимости не были выявлены, уполномоченный орган должен обратиться в суд с заявлением о признании права собственности Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования на объекты недвижимого имущества, расположенные на изымаемых земельных участках (п. 10 ст. 56.5 Земельного кодекса РФ).

Как уведомляется правообладатель о решении об изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд ? В течение 10 дней после принятия решения об изъятии земельного участка уполномоченный орган доводит его до сведения заинтересованных лиц: размещает на своем официальном сайте и в печатных СМИ, направляет копию в Росреестр, правообладателям изымаемой недвижимости и в организацию, подавшую ходатайство об изъятии (п. 10 ст. 56.6 Земельного кодекса РФ). Правообладатель изымаемой недвижимости считается уведомленным о принятом решении об изъятии со дня получения его копии, со дня возврата отправителю заказного письма, или со дня направления письма на электронную почту (а если нет сведений о месте его проживания или адресе «электронки» — со дня опубликования решения об изъятии). Решение об изъятии действует в течение трех лет со дня его принятия и может быть обжаловано в суд (п. 13-14 ст. 56.6 Земельного кодекса РФ).

Соглашение об изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд Соглашение об изъятии недвижимости заключается с каждым правообладателем земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимого имущества. Если лицу принадлежат земельный участок и расположенный на нем объект недвижимого имущества, соглашение об изъятии недвижимости заключается в отношении всех принадлежащих данному лицу и подлежащих изъятию объектов недвижимого имущества (п. 2 ст. 56.9 Земельного кодекса РФ). При наличии согласия лиц, у которых изымаются земельные участки и расположенные на них объекты недвижимого имущества, в соглашении об изъятии недвижимости может быть предусмотрено предоставление им земельных участков или иных объектов недвижимости взамен изымаемых. К таким отношениям применяются правила гражданского законодательства о мене.

Принудительное изъятие земельного участка для государственных и муниципальных нужд О принудительном изъятии речь пойдет в том случае, если властям не удалось договориться мирным путём с собственником (правообладателем) о выкупе его земли. Тогда производится принудительное изъятие, но по решению суда. В этом случае сумма выкупа земельной собственности и находящихся на ней построек будет определяться судом при условии предварительного и равноценного возмещения. Это означает то, что за участок власти заплатят по рыночной цене. Иск в суд о принудительном изъятии орган власти может подать только через 90 дней после того, как собственник участка или его арендатор получит проект соглашения об изъятии земельного участка.

Цена земельного участка, изъятого для государственных и муниципальных нужд Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. На материальное возмещение при изъятии земельных участков могут претендовать не только их собственники, но и правообладатели, владеющим такими землями на правах аренды, безвозмездного пользования, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного (наследуемого) владения (п. 3 ст. 56.8 Земельного кодекса РФ). Выкупная цена изымаемого земельного участка определяется по результатам проведенной оценки (Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»). Размер возмещения определяется не позднее, чем за 60 дней до направления правообладателю земельного участка соглашения об изъятии недвижимости. В размер возмещения включаются:

• рыночная стоимость земельного участка или рыночная стоимость иных прав на земельный участок, подлежащих прекращению в связи с изъятием;

• убытки, причинённые изъятием земельного участка, или убытки в связи с невозможностью исполнения правообладателем обязательств перед третьими лицами (например, по договору аренды);

• упущенная выгода. Если на изымаемых участках расположен многоквартирный комплекс или иное здание, то правообладателям жилья предоставляется аналогичное помещение на основании договора социального найма.

Возмещение за изымаемые земельные участки и (или) расположенные на них объекты недвижимого имущества осуществляется за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы РФ или в случае, если решение об изъятии принято на основании ходатайства об изъятии, поданного организацией, за счет средств указанной организации. Законом конкретизированы и объекты, не подлежащие учёту при установлении размера возмещения. Так, правообладатель участка не сможет получить возмещение за строение на земельном участке, если оно не соответствует разрешённому использованию участка, или за убытки, возникшие в связи с невозможностью исполнения договора аренды участка, если такой договор был заключён после получения уведомления об изъятии земли (п. 8 ст. 56.8 ЗК РФ).

Государственная регистрация и кадастровый учет земельных участков, изъятых для государственных и муниципальных нужд Снятие с государственного кадастрового учета и прекращение государственной регистрации прав на исходные земельные участки, права на которые прекращаются в связи с их изъятием для государственных или муниципальных нужд, осуществляются только одновременно с осуществлением государственной регистрации прав на земельные участки, образованные на основании решения об изъятии недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд. Эта норма действует и в отношении земельных участков, права на которые у граждан или юридических лиц возникают на основании соглашения об изъятии недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд или решения суда о таком изъятии. Законодателем предусмотрены сроки для исключения по решению государственного регистратора прав из Единого государственного реестра недвижимости дополнительных сведений о решении об изъятии – по истечении трех лет со дня принятия решения об изъятии.

Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд

ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД

Т. В. Дамбиева, начальник отдела регистрации прав на земельные участки и по работе с крупными правообладателями Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Бурятия.

Правовое регулирование отношений по изъятию земельных участков для государственных и муниципальных нужд в нашем государстве развивалось соответственно политическим и экономическим преобразованиям в обществе. В советский период истории право государства на изъятие земельных участков у землепользователей вытекало из правомочий государства как собственника земли. Фактически происходило перераспределение земельных участков между землепользователями без перехода права собственности в интересах рационального использования земельных ресурсов. Рыночные преобразования в земельных отношениях изменили сущность этого института. Его содержание в настоящее время более приближено к институту принудительного изъятия земельных участков из частной собственности в пользу государства, закрепленного практически во всех правовых системах. Сравнительно-правовой анализ российского законодательства, регулирующего эти отношения, с дореволюционным законодательством и правовым регулированием этого вопроса в других странах позволяет выделить в этих отношениях общее и особенное, что, в свою очередь, может послужить стимулом для дальнейшего совершенствования законодательства в этой области. В настоящее время активно обсуждаются проблемы правового ограничения прав и свобод человека в современных условиях. Остается актуальным и выяснение правовой природы права государства на принудительное прекращение права частной собственности на земельные участки. В регулировании земельных отношений наблюдается тенденция к постепенному отказу от абсолютного характера права частной собственности на землю. Вместо неограниченности этого права провозглашается его ограниченность «общественными интересами», «социальной функцией» земли в целом . Ученые ряда зарубежных государств, пытаясь концептуально осмыслить перераспределение правомочий (ранее безраздельно принадлежавших собственнику земли) между собственником, землепользователем и государством, выдвинули теорию «разделенной» земельной собственности (не связывая ее с «расщеплением» земельной собственности в феодальный период истории). В связи с этим имеются попытки пересмотреть систему входящих в состав права собственности правомочий, в частности, рассматривая право государства на принудительный выкуп земли как правомочие распоряжения . Причинами возникновения теорий «разделенной» земельной собственности является отсутствие четкого разделения понятий «земля» как объекта права и «территория государства». Право территориального верховенства государства не следует связывать с правом государственной собственности на земельные участки. ——————————— См.: Земельное законодательство зарубежных стран. М., 1982. С. 352. Там же. С. 352 — 357.

При изъятии земельных участков, находящихся в частной собственности, государство реализует полномочия как публичная власть. «Право государства на принудительное отчуждение частной собственности естественным образом вытекает из примата политики над правом, силы над принципом», — отмечает У. Матеи, Необходимость введения такого института является выражением политической воли государства. В качестве примера проявления этой воли в регулировании земельных отношений можно привести п. 3 ст. 25 Земельного кодекса РФ, в соответствии с которым запрещается возврат земельных участков, которые были национализированы до 1 января 1991 г. в соответствии с законодательством, действовавшим на момент национализации земельных участков, а также компенсация их стоимости . ——————————— Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. N 282-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Могачева В. И. на нарушение его конституционных прав положениями части второй статьи 16 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий и пункта 3 статьи 25 Земельного кодекса Российской Федерации».

При рассмотрении института принудительного изъятия земли в публичных целях нельзя обойтись без анализа различия между частноправовыми (гражданскими) и публично-правовыми отношениями. Как отмечает В. А. Евстигнеев, сделки, в которых участвуют публичные образования, нередко имеют социальную составляющую (социальную направленность), не позволяющую причислить их к сугубо рыночным. Сделка — это частноправовое понятие, поскольку каждая сторона преследует в ней только свои интересы. Поэтому передачу частной земли в публичную собственность в порядке ее принудительного выкупа нельзя признавать сделкой, но многие ее общие черты позволяют считать ее квазисделкой . ——————————— Евстигнеев В. А. Собственность на землю в фокусе интересов // Журнал российского права. 2004. N 8.

Д. Б. Горохов, характеризуя отношения по поводу изъятия (выкупа) земли, делает вывод, что эти отношения формально не считаются сделками, так как здесь нет «автономии воли» в смысле ст. 2 ГК РФ, но по существу это сделки (квазисделки). Государство (в лице органов власти) при принудительном изъятии земельных участков распоряжается частными землями. В этом случае оно действует не в качестве собственника, а как публичная власть . ——————————— Горохов Д. Б. Правовое регулирование сделок с земельными участками: Автореф. канд. юрид. наук. М., 1998. С. 8, 9.

Европейские и латиноамериканские правоведы сходятся во мнении, что экспроприация являет собой институт публичного, а не частного права («административисты»). Согласно другой точке зрения принудительная экспроприация трактуется как «обязательное предоставление» частных лиц в пользу публичной власти («юспривативисты») . ——————————— Безбах В. В. Право собственности на землю в странах Латинской Америки. М., 1989. С. 32.

В нашем государстве нормы об изъятии земельных участков содержатся в гражданском и земельном законодательстве (ст. 279 — 283 ГК РФ, ст. 49, 55 ЗК РФ), поэтому указанные отношения можно отнести как гражданско-правовым, так и публично-правовым. В современный период право государства на принудительный выкуп земельных участков в зарубежном праве носит различные определения: «право государства на принудительное отчуждение частной собственности», «экспроприация в интересах общественной пользы», просто «изъятие» , «право отчуждения» , выкуп земельных участков для государственных и муниципальных нужд. В научной литературе в данном случае общепринято использовать понятие «экспроприация» . ——————————— Матеи У., Суханов Е. А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 275. Галятин М. Ю. США: Правовое регулирование использования земли. М., 1991. С. 40. Матеи У., Суханов Е. А. Указ соч. С. 275; Безбах В. В. Указ. соч. С. 33.

Несмотря на разнообразие понятий экспроприации в зарубежном праве, этот институт имеет следующие общие черты. У. Матеи отмечает, что несмотря на серьезные расхождения в структуре юридически значимых институциональных механизмов правовых систем, правовое регулирование ими вопросов принудительного прекращения собственности во многом обнаруживает сходство в плане основополагающих принципов. Все современные правовые системы закладывают два критерия: общеполезность и необходимость справедливой компенсации . ——————————— Матеи У., Суханов Е. А. Указ. соч. С. 278.

Следуя этим критериям, в качестве разновидности экспроприации в действующем российском законодательстве можно выделить, во-первых, изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд, во-вторых, — национализацию. Общим для данных способов возникновения и прекращения прав является принцип возмещения стоимости имущества, подлежащего изъятию. При этом возмещается не только стоимость имущества, но и убытки. Основания для национализации в законе конкретно не определены, но учитывая конституционные положения о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55 Конституции РФ), цели национализации находятся на более высоком уровне, чем при изъятии. Цели же изъятия земельных участков — разнообразные государственные и муниципальные нужды. В связи с этим правовая форма решения о национализации — это исключительно федеральный закон. Решение об изъятии земельного участка принимается исполнительным органом государственной власти или органом местного самоуправления. По мнению Ю. К. Толстого, закон о национализации оспариванию в порядке гражданского судопроизводства не подлежит, но суд может разрешать споры о возмещении причиненных собственнику убытков, в том числе об их размере, которые ему должны быть возмещены . Решение об изъятии может быть оспорено в принципе, включая решение вопроса о размере возмещения стоимости земельного участка и убытков. ——————————— Гражданское право / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., С. 365.

Институт принудительного прекращения права собственности в пользу государства в гражданском законодательстве именуется как «выкуп» земельного участка для государственных и муниципальных нужд (ст. 279 ГК РФ). В Земельном кодексе РФ это понятие сформулировано как «изъятие, в том числе выкуп» земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Смысл последней формулировки можно расценивать как желание законодателя рассматривать случаи изъятия более широко, чем выкуп. Складывается впечатление, что может быть изъятие земельного участка без выкупа. Порядок изъятия земельных участков не предусматривает возможность прекращения права частного собственника без условия возмещения его стоимости. С другой стороны, различие в формулировках лишь подчеркивает соответственно гражданско-правовую или административную природу этого института. Несмотря на различия в определениях понятий «изъятие» и «выкуп», содержание их идентично. Земельный участок может быть изъят только для государственных и муниципальных нужд. Таким образом, российское законодательство критерий общеполезности устанавливает как нужды государственные или муниципальные. В дореволюционном законодательстве поводом для экспроприации должен быть общественный интерес в сооружении, для которого предназначен земельный участок. Общественный интерес означал пользу для более или менее обширной группы населения, но не обязательно для всех жителей государства, например для строительства больницы или церкви . ——————————— Кассо Л. А. Русское поземельное право. М., 1906. С. 150.

В зарубежном законодательстве этот критерий формулируется с некоторыми отличительными особенностями в конкретных государствах. В Германии указанное понятие сформулировано как «общественное благо» , в США — как «общественно-полезные цели» , в Португалии и Турции — «общественные интересы», в Швеции — «важные общественные интересы», в Италии — «общие интересы», в Белоруссии — «общественная необходимость», в Испании — «общественная целесообразность или социальные интересы» . Как видим, в основе изъятия лежит общественный, а не государственный интерес. ——————————— Конституции государств Европы. М., 2001. Т. 1. С. 585. Галятин М. Ю. Указ. соч. С. 44. Конституции государств Европы. М., 2001. Т. 1. С. 306; Т. 2. С. 52, 111, 767; Т. 3. С. 232, 602.

Точное определение критерия общеполезности имеет важное значение, так как размытые формулировки позволяют трактовать их в ущерб частным собственникам. Например, во Франции правомерность экспроприации была закреплена в Декларации прав человека и гражданина 1789 г., определившей собственность священным и неприкосновенным правом, которое может быть отчуждено только в случае общественной необходимости (necesidad publica) за справедливое, предварительно уплаченное возмещение. Однако выдвинутый доктриной и закрепленный действующим законодательством принцип был переформулирован и звучит в настоящее время как ссылка, обосновывающая принудительную экспроприацию не «общественной необходимостью», а «общественной полезностью» (utilidad publica). Замена в названном условии одного слова другим оказалось заменой концепции, а не терминологии, как заметил по этому поводу французский юрист К. Валине. Экспроприация, производимая исходя из соображений «полезности», а не «необходимости», стала в руках государства гораздо более гибким инструментом политики экономического вмешательства. Так, первоначальная концепция отождествлялась исключительно с общественными работами (например, строительство путей сообщения), а позднее стала распространяться на разнообразные публичные нужды (например, научные, спортивные и др.) . ——————————— Безбах В. В. Право собственности на землю в странах Латинской Америки. М., 1989. С. 37.

В Соединенных Штатах Америки до начала XX в. под публичным использованием понималось непосредственное использование земли для целей удовлетворения общественных потребностей и интересов. Верховный Суд США в 1916 г. признал неадекватность данного понимания «публичного использования» для решения современных социальных и экономических общественных проблем и отказался от его узкого толкования. Практически, как считают американские ученые, это сделало сферу возможного государственного вмешательства еще более неопределенной. В настоящее время в общем праве США до сих пор отсутствует четкое определение права отчуждения. Аморфность правового понятия позволяет судебной системе быть свободной в выборе целесообразного решения конкретного дела и помогает беспрепятственно защищать интересы той или иной общественной группы . ——————————— Галятин М. Ю. Указ. соч. С. 44.

В Германии изъятие земельных участков возможно только в интересах общества. При этом такие цели должны быть определены в законе и быть вескими, поскольку на чашу весов положено другое социальное благо — право собственности. Целями изъятия могут быть: строительство объектов общего пользования (дороги, аэропорты, объекты промышленности, энергетики, транспорта и т. п.), объектов социального назначения (дома престарелых, школ, вузов, учреждений культуры и т. п.), сохранение облика городов и живописных местностей, обеспечение сохранности памятников природы и культуры, нужды безопасности и обороны, оптимизация границ земельных участков при проведении землеустройства, охрана природы, пресечение экологических правонарушений, недопущение нерационального использования земли выбытия земли из хозяйственного оборота . ——————————— Герасин С. И. Изъятие земельных участков в общественных интересах по законодательству Германии // Государство и право. 2005. N 2. С. 60 — 62.

У. Маттеи, исследовав применение принципа общеполезности в европейском праве, делает вывод: «Юридическая наука на современном этапе признает, что регулирование принудительного отчуждения имущества в значительной степени подвержено произволу властей при принятии ими соответствующих решений». И тут же подчеркивает: «Соблюдение официальной или формальной процедуры призвано превратить этот произвол в демократическую свободу усмотрения. Более оптимальным было бы ужесточение критерия общеполезности, в особенности если выгодоприобретателем в результате принудительного отчуждения имущества одного частного собственника становится другой частный собственник» . ——————————— Матеи У., Суханов Е. А. Указ. соч. С. 187 — 189.

Формулировка критерия общеполезности в российском законодательстве нуждается в исследовании. Н. А. Сыродоев считает, что целесообразно было бы вернуться к понятию «общественные нужды», так как понятие «государственные и муниципальные нужды» не всегда совпадают с действительными потребностями общества. Понятия «нужды» и «цели» часто употребляются в качестве синонимов, хотя это далеко не бесспорно. В ЗК РФ указываются такие цели использования земельных участков, как строительство дорог, разработка месторождений полезных ископаемых и т. д. Очень часто указанные виды деятельности осуществляются не государственными, а частными коммерческими организациями. Вряд ли такие случаи правомерно подводить под государственные нужды . ——————————— Сыродоев Н. А. Возникновение прав на землю // Государство и право. 2004. N 10. С. 69.

По мнению В. А. Евстигнеева, понятие «государственные и муниципальные нужды» может включать не только публичные потребности, но и частнохозяйственные интересы указанных органов как обычных собственников. Целью земельной операции могут быть денежные интересы соответствующего административно-территориального образования. Например, строительство кинотеатра или ипподрома для последующей сдачи его в аренду . ——————————— Евстигнеев В. А. Указ. соч.

Положительным фактом в процессе совершенствования правового регулирования отношений по изъятию земельных участков является принятие новой редакции п. 1 ст. 49 Земельного кодекса РФ, в котором установлен конкретный перечень объектов федерального, регионального и муниципального значения, для размещения которых допускается изъятие земельных участков (объекты федеральных энергетических систем и объекты энергетических систем регионального значения, объекты использования атомной энергии, объекты обороны и безопасности, объекты федерального транспорта, путей сообщения, информатики и связи и др.) . Тем не менее вопрос о критериях общеполезности при изъятии земельных участков для государственных и муниципальных нужд остается актуальным. ——————————— См.: Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. N 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса РФ» // СЗ РФ. 2005. N 1 (часть 1). Ст. 17.

Единственным критерием, применимым к идее справедливой компенсации в западной правовой доктрине, является понятие «рыночная цена» . Формы возмещения (в денежной форме или в натуре) в зарубежном законодательстве разнообразны. В западноевропейском праве нашли отражение и денежная компенсация, и выплата в натуре. Но на практике в большинстве случаев вопрос рассматривался под углом зрения уплаты в денежной форме. В Германии возмещение за произошедшую в результате изъятия потерю права ограничивается рыночной стоимостью земельного участка. Рыночная стоимость в данном случае — это цена, которая в момент проведения оценки могла бы быть получена за земельный участок в данных правовых условиях и при фактических свойствах с учетом свойств и положения земельного участка или прочих объектов оценки, не учитывая необычные или личные отношения. Компенсации подлежит прямой ущерб, но не упущенная выгода . ——————————— Матеи У. Указ. соч. С. 291. Герасин С. И. Указ. соч. С. 65.

Специфичной чертой «права отчуждения» в США являлось долгое отсутствие его конституционного закрепления. Это объясняется тем, что это право рассматривается как естественное и, следовательно, не нуждается в подобном закреплении. Принцип компенсации существовал в виде правового обычая. Позднее принцип возмездности был закреплен в Билле о правах, точнее, в V поправке к Конституции США, а также в Конституциях штатов . ——————————— Галятин М. Ю. Указ. соч. С. 41, 42.

В латиноамериканской доктрине не нашла детальной разработки идея наделения экспроприируемого собственника правом требования компенсации в натуре, известная как исключение в западноевропейском законодательстве. Содержание возмещения включает справедливо установленную цену отчуждаемого имущества (обычно способы ее установления указываются в законе на основе кадастровой оценки земельного участка), ущерб и убытки (уменьшение дохода, увеличение транспортных расходов и др.), проценты от дохода, приносимого отчужденным имуществом . ——————————— Безбах В. В. Указ. соч. С. 40.

Принцип возмещения стоимости изымаемого государством имущества закреплен и в российском законодательстве. Возмещение производится, во-первых, на условиях предварительной выплаты стоимости земельного участка (п. 2 ст. 55 ЗК РФ). Во-вторых, в отличие от немецкого законодательства, где выплачивается исключительно рыночная цена земельного участка, российское законодательство опирается на принцип полного возмещения. Выкупная цена включает в себя рыночную стоимость земельного участка, рыночную стоимость находящегося на участке недвижимого имущества, все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду (п. 2 ст. 281 ГК РФ). В-третьих, конкретная стоимость земельного участка определяется по соглашению сторон при достижении соглашения с собственником. При недостижении такого соглашения — на основании решения суда (п. 2 ст. 55 ЗК РФ). Четвертой особенностью является то, что возмещение может производиться как в денежной форме, так и в натуре — по соглашению с собственником ему может быть предоставлен другой земельный участок с зачетом его стоимости в выкупную цену (п. 3 ст. 281 ГК РФ). Установление порядка изъятия (выкупа) земельных участков для государственных и муниципальных нужд отнесено к полномочиям Российской Федерации (подп. 4 п. 1 ст. 9 ЗК РФ). В Германии процедуры изъятия могут быть определены в различных правовых актах, включая законы федеральных земель . ——————————— Герасин С. И. Указ. соч. С. 62.

При изъятии земельного участка для федеральных нужд решение об изъятии принимается федеральным органом исполнительной власти (п. 2 ст. 279 ГК РФ). Порядок подготовки таких решений определяется федеральным земельным законодательством (п. 2 ст. 279). В настоящее время порядок подготовки и принятия указанных решений федеральным законодательством не определен. В решении уполномоченного органа должны быть предусмотрены следующие условия: описание земельного участка, подлежащего изъятию (кадастровый номер, категория земель, местоположение, площадь), выкупная цена, включающая рыночную стоимость земельного участка и стоимость убытков, обязательство Российской Федерации в лице уполномоченного органа уплатить выкупную цену, сроки выплаты, наименование органа, уполномоченного подписать соглашение с собственником о выкупе земельного участка. После принятия решения государственного органа об изъятии (выкупе) земельного участка для государственных или муниципальных нужд указанное решение в соответствии с п. 3 ст. 279 ГК РФ подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на недвижимое имущество. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ (ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Гражданский кодекс РФ (ст. 131 и 164) предусматривает возможность регистрации прав, ограничений прав и сделок. В связи с этим возникает вопрос: какое регистрационное действие должна произвести Федеральная регистрационная служба и ее территориальные органы при предоставлении решения уполномоченного органа об изъятии земельного участка. Принятие решения об изъятии земельного участка может рассматриваться как ограничение (обременение) прав собственника, поэтому в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним вносится запись о прочих ограничениях (обременениях). Законодательство Германии предусматривает необходимость регистрации начала процедуры изъятия земельного участка в ведомстве поземельной книги (немецкий аналог российского органа, осуществляющего регистрацию прав). В поземельную книгу (реестр) вносятся сведения о начале и окончании этой процедуры. Кроме того, ведомство поземельной книги обязано уведомлять орган по изъятию обо всех записях, которые будут внесены в поземельную книгу. Таким образом, законодательство Российской Федерации, устанавливающее основания и порядок принудительного изъятия государством земельных участков, в целом базируется на общепризнанных принципах права, используемых в других правовых системах. Общим является использование таких фундаментальных принципов, как ограничение целей изъятия государственными и муниципальными нуждами, принцип справедливой компенсации стоимости земельного участка. Процедура изъятия закреплена федеральными законами и позволяет в определенной мере гарантировать защиту прав и законных интересов собственников земельных участков. В то же время основания и процедура изъятия земельных участков в Российской Федерации имеют свои особенности в части определения целей изъятия как «государственные и муниципальные нужды». В зарубежном законодательстве в данном случае, как правило, используется понятие «общественные нужды или цели». Ставить знак равенства между этими понятиями нельзя. В правовом государстве возможно совпадение содержания этих понятий, но нельзя исключать возможность злоупотребления правом со стороны государства, так как интересы общества могут идти вразрез с интересами аппарата государственной власти. В настоящее время бытует мнение, что в России нет ни государственно-правовых, ни общественных механизмов, способных удержать исполнительную власть в поле притяжения нашей в целом либерально-демократической Конституции, в случае если власть сочтет целесообразным пойти по пути ограничения основных прав и свобод . Эта же проблема может коснуться и вопросов принудительного отчуждения земельных участков у частных собственников. В связи с этим возникает необходимость рассмотрения вопроса об уточнении критерия общеполезности и замены его на понятие «общественные нужды». ——————————— Лапаева В. В. Конституция РФ об основаниях и пределах ограничения прав и свобод человека и гражданина // Законодательство и экономика. 2005. N 1.