Коап рф ч1 ст108

Решение Хабаровского краевого суда от 15 февраля 2011 г. по делу N 21-62/2011 (ключевые темы: ст 108 ТК — охрана труда — административная ответственность — рабочее время — перерыв для отдыха и питания)

Решение Хабаровского краевого суда от 15 февраля 2011 г. по делу N 21-62/2011

Судья Хабаровского краевого суда Пилипчук С.В., рассмотрев жалобу защитника ОАО «Ургалуголь» — Морозова В.М. на решение судьи Кировского районного суда г.Хабаровска от 09 декабря 2010 года по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, в отношении ОАО «Ургалуголь»,

Постановлением начальника отдела охраны труда в производственной сфере государственной инспекции труда в Хабаровском крае Федеральной службы по труду и занятости N32/3/19 от 30 сентября 2010 года ОАО «Ургалуголь» назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 50 000 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, выразившегося в нарушении норм трудового законодательства, а именно нарушение ст.108 ТК РФ (л.д.6-10).

Решение м судьи Кировского районного суда г.Хабаровска от 09 декабря 2010 года постановление должностного лица оставлено без изменения.

Защитник ОАО «Ургалуголь» — Морозов В.М. обратился в Хабаровский краевой суд с жалобой, в которой просит решение судьи отменить, указав на его необоснованность и незаконность, а также на допущенные при рассмотрении дела процессуальные нарушения.

Изучив доводы жалобы, заслушав защитника ОАО «Ургалуголь» — Морозова В.М., представителя государственной инспекции труда Самойлова Н.Н., исследовав материалы дела, нахожу решение судьи подлежащим оставлению без изменения.

Частью 1 ст.5.27 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда.

Объективная сторона данного правонарушения выражается в действиях или бездействии, направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства о труде и об охране труда, а субъектом правонарушения выступает юридическое лицо или должностное лицо, допустившее правонарушение в сфере трудовых отношений, возникающих между работником и работодателем на основании трудового договора, заключение и исполнение которого не является для его сторон предпринимательской или иной экономической деятельностью, а относится к вопросам ее внутренней организации.

В соответствии со ст.108 Трудового кодекса Российской Федерации в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Время перерыва и его конкретная продолжительность устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка или по соглашению между работником и работодателем.

Материалами дела установлено, что инспекция труда при проверке соблюдения трудового законодательства ОАО «Ургалуголь» выявила, что в нарушение ст.108 ТК РФ, работникам на подземных работах не предоставляется перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более 2 часов и не мене 30 минут, который в рабочее время не включается. По результатам проверки составлен протокол об административном правонарушении и ОАО «Ургалуголь» привлечено к административной ответственности по ч.1 ст.5.27 КоАП РФ.

Факт нарушения требования ст. 108 ч.1 Трудового кодекса Российской Федерации, вина ОАО «Ургалуголь» в совершении инкриминируемого правонарушения подтверждаются собранными по делу доказательствами: предписанием от 24.06.2010г. (л.д.28-32), протоколом об административном правонарушении от 15.09.2010г. (л.д.11-16), трудовыми договорами (л.д.40-42), Правилами внутреннего трудового распорядка (л.д.17-22).

При таком положении ОАО «Ургалуголь» допустило нарушение требований ст. 108 Трудового кодекса РФ и обоснованно привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч.1 ст.5.27 КоАП РФ. Наказание назначено в соответствии с санкцией ч.1 ст.5.27 КоАП РФ и положениями ст.ст. 4.1 , 4.3 КоАП РФ.

Довод жалобы о допущенных нарушениях при проведении проверки, выразившихся в ее проведении в отсутствие законного представителя ОАО «Ургалуголь» необоснован, поскольку согласно приказа от 09.09.2010г. Попченко В.М. исполнял обязанности генерального директора ОАО «Ургалуголь», то есть являлся законным представителем юридического лица.

Доводы жалобы о рассмотрении дела судьей Кировского районного суда г.Хабаровска в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности не являются основанием к отмене оспариваемого решения, поскольку судом своевременно были приняты меры к его извещению, так почтовой связью направлена судебная повестка (л.д.53), затем факсимильной связью (л.д.55). При этом в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005г. N5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» разъяснено, что поскольку КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с извещением лица, привлекаемого к административной ответственности, оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено путем использования любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации соответствующим лицом.

Кроме того, 08.12.2010г. о времени и месте рассмотрения дела телефонограммой был извещен защитник ОАО «Ургалуголь» — Морозов В.М. (л.д. 56), каких либо ходатайств об отложении рассмотрения жалобы от ОАО, либо защитника материалы дела не содержат, в том числе и по основанию, связанному с временем прибытия поезда. Таким образом, судьей районного суда в соответствии с положениями ст.25.1 КоАП РФ дело обоснованно было рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Не истребование судом Устава ОАО, приказа о назначении директора и иных документов, указанных в жалобе, не является основанием к отмене судебного решения, поскольку виновность ОАО в совершении инкриминируемого правонарушения установлена на основании совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела и достаточных для обоснования выводов суда. Ссылка в жалобе на ряд нормативных актов, принятых ранее, до 30.06. 2006г., а также на то, что ОАО не предоставило перерывы в соответствии с ч. 3 ст. 108 ТК РФ, не освобождает ОАО «Ургалуголь» от ответственности, поскольку выводы инспектора труда и судьи районного суда основаны на требовании действующего законодательства.

Жалоба защитника ОАО «Ургалуголь» — Морозова В.М. не содержит доводов, опровергающих законность оспариваемого решения по делу об административном правонарушении, и оснований к отмене решения, предусмотренных ст. 30.7 КоАП РФ не имеется.

При рассмотрении дела об административном правонарушении судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

С учетом изложенного, руководствуясь п.1 ч.1 ст.30.7 , ст. 30.9 КоАП РФ,

Решение судьи Кировского районного суда г.Хабаровска от 09 декабря 2010 года по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.5.27 КоАП РФ, в отношении

ОАО «Ургалуголь» оставить без изменения, а жалобу защитника ОАО «Ургалуголь» — Морозова В.М. оставить без удовлетворения.

Судья Хабаровского краевого суда С.В. Пилипчук

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 301. Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей

1. Заведомо незаконное задержание —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. Заведомо незаконные заключение под стражу или содержание под стражей —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Комментарий к статье 301

Основным объектом данного преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности (конституционные свобода и неприкосновенность личности).

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в посягательстве на важнейшие конституционные права и свободы граждан. Тот факт, что лицо лишается свободы и личной неприкосновенности на основании незаконных решений органов, осуществляющих правосудие и предварительное расследование, увеличивает степень общественной опасности и позволяет рассматривать данное деяние как преступление именно против правосудия.

Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей не только причиняет существенный вред интересам и престижу правосудия и правоохранительных органов, но и посягает на гарантированную конституционную свободу и неприкосновенность личности.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, заключается в заведомо незаконном задержании.

Подобные меры процессуального принуждения предусмотрены как в уголовно-процессуальном (ст. ст. 91, 92 УПК РФ), так и в административном законодательстве (ст. 27.3 КоАП РФ). Исторически рассматриваемый состав преступления предусматривает уголовную ответственность именно за заведомо незаконное уголовно-процессуальное задержание.

Под задержанием подозреваемого согласно п. 11 ст. 5 УПК РФ подразумевается мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Основание задержания предусмотрено ст. 91 УПК РФ. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

О произведенном задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязаны сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство, которое с материалами дела должно быть представлено судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Порядок задержания подозреваемого предусмотрен ст. 92 УПК РФ.

В практической деятельности возможна ситуация, когда само задержание было произведено с соблюдением требований закона, но впоследствии подозреваемый не был своевременно освобожден. В данной ситуации также можно говорить о незаконном задержании.

На основании изложенного можно выделить следующие критерии незаконности задержания:

— отсутствие указанных в законе оснований для задержания;

— нарушение процессуального оформления задержания;

— задержание лица, подлежащего освобождению, свыше положенного срока.

Заведомо незаконное задержание — преступление с формальным составом.

В соответствии с вышеизложенным преступление будет окончено:

— в случае совершения задержания без достаточных к тому оснований — с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК РФ);

— в случае производства задержания при наличии законных оснований, но нарушении порядка, предусмотренного ст. 92 УПК РФ, — спустя 3 часа после фактического доставления подозреваемого в орган дознания, следователю или прокурору;

— в случае, когда подозреваемому не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не отложил окончательное принятие решения в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, преступление считается оконченным через 48 часов с момента фактического задержания.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Это следует из используемого в диспозиции термина «заведомо», который указывает на тот факт, что лицо до начала деяния ясно представляет незаконный характер своего действия и тем не менее желает его совершить. Лицо осознает общественную опасность содеянного, осознает, что действует незаконно (интеллектуальный момент), и желает совершить указанные действия (волевой момент).

Мотивы задержания могут быть различными и на квалификацию не влияют.

Субъекты незаконного задержания в основном перечислены в ч. 1 ст. 91 УПК РФ, устанавливающей перечень органов и лиц, правомочных производить задержание, — орган дознания, дознаватель, следователь. Поэтому, например, не является субъектом незаконного задержания участковый уполномоченный милиции, если ему не поручено проведение дознания.

Начальник органа дознания является субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, в том случае, если он действует как дознаватель в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 41 УПК РФ.

Если в соответствии с ч. 2 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа принял уголовное дело к своему производству и производит предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя (ст. 38 УПК РФ) и (или) руководителя следственной группы (ст. 163 УПК РФ), то он будет являться субъектом данного преступления.

В случаях, когда начальник места содержания подозреваемого в соответствии с ч. 3 ст. 94 УПК РФ не освободит по истечении 48 часов подозреваемого из мест содержания, он также будет являться субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока содержания под стражей не поступит в течение 48 часов с момента задержания.

Судья, который заведомо незаконно продлил срок задержания на основании п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, подлежит ответственности по ст. 305 «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» УК РФ.

При решении вопроса о наличии субъекта заведомо незаконного задержания необходимо точно устанавливать должностное положение лица на момент совершения деяния. Так, к примеру, отсутствие соответствующих приказов о возложении на лицо полномочий следователя, дознавателя может свидетельствовать об отсутствии субъекта преступления.

При отграничении заведомо незаконного задержания, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, от иных составов преступлений следует помнить, что заведомо незаконное задержание в качестве преступления имеет место, если: 1) посягательство осуществляется на интересы правосудия; 2) задержание обладает необходимыми признаками уголовно-процессуального задержания и производится без предусмотренного законом основания; 3) субъект наделен правом задержания; 4) субъектом осознается незаконность действий и они совершаются им умышленно.

Часть 2 ст. 301 УК РФ устанавливает ответственность за заведомо незаконные заключение под стражу или содержание под стражей.

В ч. 1 ст. 97 УПК РФ указаны основания заключения под стражу.

Порядок заключения под стражу предусмотрен ст. 108 УПК РФ.

Исходя из положений вышеназванных норм закона можно сделать вывод о том, что незаконным заключение под стражу будет в случаях, когда:

а) заключение под стражу применено к лицу, в отношении которого заведомо незаконно осуществляется уголовное преследование;

б) заключение под стражу осуществлено при отсутствии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 97 УПК РФ;

в) заключение под стражу применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое не предусмотрено наказание в виде лишения свободы свыше двух лет;

г) заключение под стражу избрано в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при отсутствии обстоятельств, перечисленных в п. п. 1 — 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ;

д) заключение под стражу применено в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести.

Из содержания ч. 3 ст. 108 УПК РФ следует, что при необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство.

Рассмотрев ходатайство и признав изложенные в нем доводы убедительными, судья выносит постановление об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (п. 1 ч. 7 ст. 108 УПК РФ), которое подлежит немедленному исполнению. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление (ч. 10 ст. 108 УПК РФ).

С учетом вышеизложенного и положений п. 29 ст. 5 УПК РФ, согласно которому применение меры пресечения — процессуальное действие, осуществляемое с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения, преступление в виде заведомо незаконного заключения под стражу следует считать оконченным с момента вынесения судьей постановления об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указанный вывод вытекает из Постановления Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П , в котором указано, что постановление о заключении под стражу даже в случаях, когда оно не приведено в исполнение, затрагивает права и свободы гражданина, нарушает неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека.

СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1764.

Субъективную сторону рассматриваемого преступления составляет прямой умысел, о чем свидетельствует указание законодателя на признак заведомости.

Мотивы совершения преступления на квалификацию влияния не оказывают, но могут учитываться при назначении наказания.

Если заключение под стражу было неумышленным (недобросовестное отношение к своим обязанностям, ошибочная оценка обстоятельств дела), то уголовная ответственность по ст. 301 УК РФ исключается. Но при наличии необходимых признаков возможна квалификация по ст. 293 «Халатность» УК РФ.

Уголовный кодекс РФ не указывает, кто может быть субъектом заведомо незаконного заключения под стражу. Но очевидно, что таким субъектом может быть то лицо, которое вправе произвести заключение под стражу.

Однако в соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Конкретизируя положение данной статьи Конституции РФ, УПК РФ в ч. 1 ст. 108 устанавливает, что заключение под стражу подозреваемого или обвиняемого в качестве меры пресечения применяется по судебному решению.

Следовательно, субъектом преступления может быть только судья. Дознаватели и следователи лишены права заключения под стражу, равно как и прокуроры лишены права санкционировать заключение под стражу.

В этой связи ст. 301 УК РФ в рассматриваемом случае следует признать специальной по отношению к общей норме (ст. 305 УК РФ), устанавливающей ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

Согласно п. 42 ст. 5 УПК РФ содержание под стражей — это пребывание лица, задержанного по подозрению в совершении преступления либо обвиняемого, к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу, в следственном изоляторе либо ином месте, определяемом федеральным законом.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ четко указывает сроки содержания под стражей в качестве меры пресечения, а также основания для ее отмены или изменения. Нарушение этих сроков, игнорирование оснований для отмены или изменения меры пресечения могут образовать состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 301 УК РФ.

Сроки содержания под стражей установлены ст. 109 УПК РФ.

Итак, избрание меры пресечения и продление срока содержания под стражей осуществляются в соответствии с ч. 3 ст. 108, ч. ч. 2, 3, п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ.

Если мера пресечения в виде заключения под стражу на основании ст. 100 УПК РФ была избрана в отношении подозреваемого, то не позднее десяти суток с момента ее применения ему должно быть предъявлено обвинение. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Отмена или изменение меры пресечения осуществляется в соответствии со ст. 110 УПК РФ.

Содержание под стражей будет признано незаконным, если эта мера пресечения продолжает применяться:

— после истечения установленного законом срока и при отсутствии его продления;

— после того, как она была отменена или изменена;

— после того, как в ней отпала необходимость;

— при отсутствии законных оснований для продления.

Заведомо незаконное содержание под стражей — преступление с формальным составом.

Момент окончания преступления будет различным в зависимости от обстоятельств:

а) в случае содержания под стражей, после того как отпали законные основания для этого, преступление окончено:

— с момента истечения установленного законом срока задержания;

— сразу после вынесения постановления о его отмене или изменении;

— сразу после того, как в нем отпала необходимость;

б) в случае незаконного содержания под стражей, связанного с необоснованным продлением срока, преступление будет оконченным с момента вынесения постановления о продлении срока содержания под стражей.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность деяния, понимает, что действует незаконно, и желает совершить указанные действия. Мотивы, которыми руководствуется виновный, могут быть различными и на квалификацию преступления не влияют.

Субъектом рассматриваемого состава преступления является начальник места содержания под стражей, который не освободил из-под стражи обвиняемого (подозреваемого) при наличии законных оснований для этого.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых являются: следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы; изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел; изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов Федеральной службы безопасности.

Местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых могут являться также учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с УПК РФ капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.

Действия дознавателя и следователя, которые заведомо незаконно возбудили перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей, следует квалифицировать по ст. 285 УК РФ.

Проанализированные выше составы преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 301 УК РФ, следует отличать от состава незаконного лишения свободы, предусмотренного ст. 127 УК РФ, прежде всего по субъекту — за последнее преступление может отвечать только частное лицо.

Квалифицирующим обстоятельством преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 301 УК РФ, является в соответствии с ч. 3 ст. 301 УК РФ наступление тяжких последствий. К таковым могут быть отнесены, например, длительное содержание под стражей невиновного человека, самоубийство подозреваемого (обвиняемого), а также его близких в качестве протеста по поводу незаконности примененных по отношению к нему мер, лишение его жизни другими задержанными или заключенными под стражу, наступление тяжкой болезни, в том числе психического заболевания, существенное нарушение конституционных прав граждан (жилищных, трудовых и т.п.), оставление членов семьи потерпевшего без кормильца и т.п.

Содеянное может быть квалифицировано по ч. 3 ст. 301 УК РФ только при наличии причинной связи между незаконными задержанием, заключением под стражу или незаконным содержанием под стражей и наступившими тяжкими последствиями.

Субъективная сторона квалифицированного состава преступления может характеризоваться виной в виде прямого или косвенного умысла, а также двумя формами вины.

Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ) с комментариями к статьям

Статья 15.3. Нарушение срока постановки на учет в налоговом органе

См. текст статьи в предыдущей редакции

Статья 15.3. Нарушение срока постановки на учет в налоговом органе

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 239-ФЗ в часть 1 статьи 15.3 настоящего Кодекса внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

1. Нарушение установленного срока подачи заявления о постановке на учет в налоговом органе —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятисот до одной тысячи рублей.

2. Нарушение установленного срока подачи заявления о постановке на учет в налоговом органе, сопряженное с ведением деятельности без постановки на учет в налоговом органе, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей.

Примечание. Административная ответственность, установленная в отношении должностных лиц в настоящей статье, статьях 15.4 — 15.9, 15.11 настоящего Кодекса, применяется к лицам, указанным в статье 2.4 настоящего Кодекса, за исключением граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

1. Установление ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах имеет свои особенности. Как следует из положений ст. 106, п. 1, 3 и 4 ст. 108 ч. 1 НК РФ, законодатель наделяет налоговую ответственность статусом самостоятельного вида ответственности, отграничивая ее от других видов ответственности, в том числе и от административной. Виды налоговых правонарушений и меры налоговой ответственности за них могут устанавливаться Налоговым кодексом. Вместе с тем за нарушение законодательства о налогах и сборах могут быть установлены помимо налоговой меры административной, уголовной и иной ответственности. Согласно п. 1 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законом. Исходя из смысла п. 3 и 4 ст. 108 НК РФ следует, что меры административной ответственности могут применяться лишь в отношении должностных лиц организаций, которые являются субъектами налоговой ответственности. Отдельные граждане, если они являются налогоплательщиками, за нарушение законодательства о налогах и сборах могут нести уголовную или налоговую ответственность, а организации (юридические лица) — только налоговую.
Как указывается в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (с изм. от 2 июня 2004 г.), при решении вопроса о соотношении положений КоАП РФ и ч. 1 НК РФ судам необходимо иметь в виду следующее:
статья 2 Федерального закона о введении КоАП РФ в действие признала утратившими силу лишь п. 4 ст. 91, ст. 124 и п. 3 ст. 126 НК РФ. Ответственность за административные правонарушения в области налогов установлена ст. 15.3 — 15.9 и 15.11 КоАП РФ. Субъектами ответственности согласно данным статьям являются должностные лица организаций;
поскольку в силу глав 15, 16 и 18 НК РФ в соответствующих случаях субъектами ответственности являются сами ор-ганизации, а не их должностные лица, привлечение последних к административной ответственности не исключает привле-чения организаций к ответственности, установленной НК РФ.
Таким образом, административная ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах (ст. 15.3 — 15.11 КоАП РФ) предполагает наложение наказания на должностных лиц организации, совершившей налоговое правонарушение, предусмотренное главой 16 ч. 1 НК РФ.
Следует обратить внимание, что субъектом административной ответственности в соответствии с указанными статьями являются лица, не признаваемые НК РФ налогоплательщиками. Соответственно граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут ответственность за совершенные правонарушения в области налогов и сборов в соответствии с НК РФ.
2. Объектом правонарушения, предусмотренного рассматриваемой статьей, являются отношения в области налогового контроля. Установлено правило, в соответствии с которым каждый налогоплательщик подлежит постановке на учет в налоговых органах (ст. 83 НК РФ), и соответственно обязанность налогоплательщика на такой учет встать (п. 1 ст. 23 НК РФ).
3. Статьей 83 НК РФ установлено, что организации и физические лица подлежат постановке на учет в налоговых органах соответственно по месту нахождения организации, месту нахождения ее обособленных подразделений, месту жительства физического лица, а также по месту нахождения принадлежащего им недвижимого имущества и транспортных средств и по иным основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом.
Особенности постановки на учет иностранных организаций установлены Приказами МНС России от 7 апреля 2000 г. N АП-3-06/124 и от 28 июля 2003 г. N БГ-3-09/426.
Порядок постановки на учет в территориальных органах государственных внебюджетных фондов (Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Фонда обязательного медицинского страхования РФ) определен Законом РФ от 28 июня 1991 г. N 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», Федеральным законом от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».
4. Необходимо учитывать, что ст. 27 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» предусмотрена ответственность за нарушение срока регистрации в орг
ане Пенсионного фонда Российской Фе-дерации. Как следует из информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 августа 2004 г. N 79, Высший Арбитражный Суд не усматривает конкуренции между указанной выше статьей Федерального закона и комментируемой статьей КоАП РФ.
5. Непостановка на учет в налоговые органы и органы Фонда социального страхования в указанные сроки составляет объективную сторону правонарушений, ответственность за которые предусмотрена рассматриваемой статьей. Порядок исчисления сроков определяется в соответствии со ст. 6.1 НК РФ, а в части, не урегулированной указанной статьей, — положениями главы 11 ГК РФ «Исчисление сроков».
6. Часть 1 комментируемой статьи представляет собой простой формальный состав — нарушение срока подачи заявле-ния о постановке на учет. В ч. 2 есть квалифицирующий признак — нарушение установленного срока подачи заявления, со-пряженное с ведением деятельности.
7. Субъектами правонарушения, предусмотренного данной статьей, являются руководители организаций-налогоплательщиков (включая филиалы и представительства) и организаций, являющихся страхователями по обязательному страхованию. Индивидуальные предприниматели, а также лица, занимающиеся частной практикой (частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты), несут ответственность в соответствии со ст. 116 НК РФ.
8. Субъективная сторона состава — совершение данных правонарушений умышленно или по неосторожности.
9. Дела о правонарушениях, предусмотренных данной статьей, рассматривают судьи (ч. 1 ст. 23.1).
Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица налоговых органов и органов го-сударственных внебюджетных фондов (п. 5 ч. 2 и ч. 5 ст. 28.3).

Статья 108 НК РФ. Общие условия привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения

СТ 108 НК РФ.

1. Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

2. Никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения.

3. Основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу.

4. Привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.

5. Привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора, страховых взносов) и пени.

6. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

7. Ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета.

Ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, несет соответствующий участник такого договора, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 108 Налогового кодекса

Комментируемая статья содержит нормы, определяющие общие условия привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения (налоговой ответственности).

Пункт 1 комментируемой статьи закрепляет важнейшие требования принципа законности применительно к деятельности налоговых органов по борьбе с нарушениями законодательства о налогах и сборах. Эти требования включают в себя, во-первых, наличие законных оснований для привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и, во-вторых, возможность привлечения к налоговой ответственности только в порядке, установленном законом. За совершение налоговых правонарушений нарушители могут быть привлечены к ответственности только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены исключительно Налоговым кодексом РФ.

Основанием привлечения к налоговой ответственности является наличие в противоправном деянии лица всех признаков состава налогового правонарушения, предусмотренных ст. 116 — 129.4 главы 16 Налогового кодекса РФ. Данное правило применимо и в отношении банков, нарушивших законодательство о налогах и сборах. Основанием привлечения банков к налоговой ответственности является наличие в противоправном деянии лица всех признаков состава правонарушения, предусмотренных ст. 132 — 135.2 главы 18 Налогового кодекса РФ. Пунктом 3 комментируемой статьи определено, что основанием для привлечения лица к налоговой ответственности является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в законную силу.

При наличии основания, необходимого и достаточного для привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения, применение налоговых санкций допустимо только в порядке, установленном главами 14 и 15 Налогового кодекса РФ.

Согласно пункту 2 комментируемой статьи никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения. Это положение является реализацией одного из общих принципов права — «nonbisinidem», известного еще римским юристам (никто не может нести ответственность дважды за одно и то же правонарушение). Принцип «nonbisinidem» установлен Конституцией РФ (ч. 1 ст. 50), а также закреплен нормами уголовного и административного права (ч. 2 ст. 6 Уголовного кодекса РФ и п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ соответственно). Указанный принцип применительно к налоговой ответственности исключает повторное привлечение к налоговой ответственности лица за одно и то же налоговое правонарушение, квалификацию одного и того же противоправного деяния по нескольким статьям Налогового кодекса РФ либо по статье Налогового кодекса РФ и статье КоАП РФ, предусматривающим ответственность за одинаковые по составам виды нарушений законодательства о налогах и сборах.

В ходе проверки конституционности положений Налогового кодекса РФ Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на невозможность квалификации налогового правонарушения одновременно по нескольким статьям НК РФ. Согласно п. 1 Определения Конституционного Суда РФ от 18 января 2001 года N 6-О «По запросу Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа о проверке конституционности пунктов 1 и 3 статьи 120 и пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации» положения п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 Налогового кодекса РФ, определяющие недостаточно разграниченные между собой составы налоговых правонарушений, не могут применяться одновременно в качестве основания привлечения к ответственности за совершение одних и тех же неправомерных действий, что не исключает возможности их самостоятельного применения на основе оценки судом фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом конституционно-правового смысла составов налоговых правонарушений, выявленного Конституционным Судом РФ.

Согласно пункту 3 ст. 108 Налогового кодекса РФ основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в законную силу. Данное правило отличается от общего правила об основаниях уголовной или административной ответственности. Например, в соответствии со ст. 8 Уголовного кодекса РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ.

Налоговый орган может выносить два вида решений, в которых устанавливается факт совершения налогового правонарушения. Первый вид решений предусмотрен правилами ст. 101 Налогового кодекса РФ. По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выносит решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В решении должно быть установлено:

1) что налоговое нарушение совершено лицом, в отношении которого был составлен акт налоговой проверки;

2) выявленное нарушение образует состав налогового правонарушения;

3) в материалах дела имеются все необходимые и достаточные основания для привлечения лица к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения (см. комментарий к ст. 101 Налогового кодекса РФ).

По правилам ст. 101.4 Налогового кодекса РФ при обнаружении фактов, свидетельствующих о нарушениях законодательства о налогах и сборах, ответственность за которые предусмотрена Налоговым кодексом РФ, составляется акт по установленной форме. Акт об обнаружении фактов, свидетельствующих о предусмотренных Налоговым кодексом РФ налоговых правонарушениях, составляет уполномоченное должностное лицо налогового органа, ведущее производство по делу о налоговом правонарушении. В акте должны быть указаны документально подтвержденные факты налогового правонарушения. Такой акт является вторым видом решений, в которых устанавливается факт совершения налогового правонарушения (см. комментарий к ст. 101.4 Налогового кодекса РФ).

Пункт 4 статьи 108 Налогового кодекса РФ устанавливает правило, в соответствии с которым привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами РФ. За нарушение законодательства о налогах и сборах организация привлекается к налоговой ответственности, а ее должностные лица могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности в зависимости от характера совершенного правонарушения. К уголовной ответственности должностные лица организации привлекаются, если в их деяниях есть признаки состава преступления, предусмотренного нормами Уголовного кодекса РФ:

— уклонения от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194);

— уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199);

— неисполнения обязанностей налогового агента (ст. 199.1);

— сокрытия денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 199.2).

Привлечение должностных лиц организации к административной ответственности возможно, если их деяния образуют состав административного правонарушения, предусмотренного главой 15 КоАП РФ (ст. 15.3 — 15.13). Так, например, организация за непредставление в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета несет налоговую ответственность в соответствии с п. 1 ст. 119 Налогового кодекса РФ. А должностные лица организации, виновные в нарушении срока представления налоговой декларации, несут административную ответственность по ст. 15.5 КоАП России.

Если налоговое правонарушение было совершено организацией в результате нарушения ее работником трудовой дисциплины, администрация (руководитель) организации может привлечь виновного работника к дисциплинарной ответственности. Основанием дисциплинарной ответственности является совершение должностным лицом дисциплинарного проступка. За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания, предусмотренные ст. 192 Трудового кодекса РФ.

Многие юристы-практики считают, что отсутствие законодательного закрепления в Налоговом кодексе РФ понятия должностного лица — явный пробел в законодательстве о налогах и сборах. Однако согласно п. 4 комментируемой статьи Налогового кодекса РФ должностные лица организации, являющейся субъектом налоговой ответственности, привлекаются не к налоговой ответственности, а при наличии соответствующих оснований — к административной, уголовной или дисциплинарной ответственности, предусмотренной законами РФ. Из этого следует, что правила привлечения должностных лиц к административной, уголовной и дисциплинарной ответственности определены соответственно административным, уголовным и трудовым законодательством РФ.

Примечание к ст. 2.4 КоАП РФ содержит официальное разъяснение, позволяющее определить статус должностного лица при наложении на него мер административной ответственности. Для привлечения к уголовной ответственности должностного лица за совершение налогового преступления необходимо, чтобы это лицо обладало признаками субъекта уголовной ответственности, указанными в соответствующей статье Уголовного кодекса РФ (ст. 194, 199, 199.1, 199.2). Меры дисциплинарной ответственности, установленные Трудовым кодексом РФ, применяются к нарушителям трудовой дисциплины независимо от того, является нарушитель должностным лицом или нет. Поэтому в Трудовом кодексе РФ не дается понятие должностного лица.

Правило пункта 5 ст. 108 Налогового кодекса РФ сформулировано исходя из особенности мер налоговой ответственности (налоговых санкций). Такая особенность налоговых санкций была отмечена Конституционным Судом РФ в Постановлении от 17 декабря 1996 года N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции». Конституционный Суд РФ определил, что взыскание штрафов носит не восстановительный, а карательный характер и является наказанием за налоговое правонарушение.

Согласно п. 5 ст. 108 Налогового кодекса РФ привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора) и пени. Пунктом 6 ст. 114 урегулирован порядок уплаты начисленных налоговых санкций. Сумма штрафа, взыскиваемого с налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента за налоговое правонарушение, повлекшее задолженность по налогу (сбору), подлежит перечислению со счетов соответственно налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента только после перечисления в полном объеме этой суммы задолженности и соответствующих пеней в очередности, установленной гражданским законодательством Российской Федерации.

В пункте 6 ст. 108 Налогового кодекса РФ сформулирован принцип презумпции невиновности в налоговом праве:

1. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке.

2. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения.

3. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Т.е. обязанность по сбору (получению), проверке и оценке фактических обстоятельств, доказывающих вину налогоплательщика в совершении налогового правонарушения, лежит на налоговых органах.

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В отличие от Налогового кодекса РФ принцип презумпции невиновности точнее сформулирован в административном и уголовно-процессуальном законодательстве РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Согласно ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Пункт 7 комментируемой статьи предусматривает, что ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета. Согласно ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 28 ноября 2011 года N 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» по договору инвестиционного товарищества двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и осуществлять совместную инвестиционную деятельность без образования юридического лица для извлечения прибыли.

Порядок исчисления сроков и перечисления налогов в бюджет уполномоченным управляющим товарищем идентичен общим правилам уплаты налогов налогоплательщиком.

Если срок уплаты налога истек и уполномоченный управляющий товарищ в бюджет его не перечислил, на сумму недоимки налоговый орган начислит пени по правилам ст. 75 Налогового кодекса РФ. Кроме того, налоговый орган может привлечь уполномоченного управляющего товарища к налоговой ответственности в виде штрафа за совершение налогового правонарушения, признаки которого предусмотрены ст. 122 или ст. 123 Налогового кодекса РФ.

Согласно абз. 2 п. 7 ст. 108 Налогового кодекса РФ ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, несет соответствующий участник такого договора, если иное не установлено Налоговым кодексом РФ. При неуплате налогов в рамках деятельности инвестиционного товарищества налоговый орган вправе взыскать недоимку, пени, штраф в принудительном порядке, установленном Налоговым кодексом РФ (п. 2 ст. 45, ст. 46, 47).