Коап ст 29

Статья 8.29. Уничтожение мест обитания животных

СТ 8.29 КоАП РФ

Уничтожение (разорение) муравейников, гнезд, нор или других мест обитания животных —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от трехсот до пятисот рублей.

Комментарий к Ст. 8.29 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Объектом правонарушения являются общественные отношения, связанные с охраной животного мира как элемента окружающей среды. Предметом правонарушения являются места обитания животных.

2. Объективная сторона правонарушения представляет собой действия по уничтожению (разорению) муравейников, гнезд, нор или других мест обитания животных.

3. Субъектами правонарушения могут быть граждане, должностные лица и юридические лица.

4. Субъективная сторона правонарушения характеризуется умыслом или неосторожностью.

5. Протоколы о правонарушениях составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции) (п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ), а также органы, уполномоченные в области использования, охраны и защиты лесного фонда (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

6. Дела об административных правонарушениях рассматривают должностные лица органов, осуществляющих федеральный государственный лесной надзор (лесную охрану), и соответствующих органов исполнительной власти субъектов РФ (в пределах своей компетенции в соответствии с лесным законодательством — ст. ст. 23.24 и 23.24.1 КоАП РФ); органов, осуществляющих функции по контролю в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения (ст. 23.25 КоАП РФ).

Статья 29.9 КоАП РФ. Виды постановлений и определений по делу об административном правонарушении (действующая редакция)

1. По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление:

1) о назначении административного наказания;

2) о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

1.1. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении выносится в случае:

1) наличия хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьей 24.5 настоящего Кодекса;

2) объявления устного замечания в соответствии со статьей 2.9 настоящего Кодекса;

3) прекращения производства по делу и передачи материалов дела прокурору, в орган предварительного следствия или в орган дознания в случае, если в действиях (бездействии) содержатся признаки преступления;

4) освобождения лица от административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьями 6.8, 6.9, частями 2, 4 и 6 статьи 14.5, статьями 14.32, 15.11, частями 1 и 2 статьи 16.2, статьями 19.7.13, 19.15.1, 19.15.2, 19.28 и частью 2 статьи 20.20 настоящего Кодекса, в соответствии с примечаниями к указанным статьям.

2. По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении выносится определение:

1) о передаче дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным назначать административные наказания иного вида или размера либо применять иные меры воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации;

2) о передаче дела на рассмотрение по подведомственности, если выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 29.9 КоАП РФ

1. Частью 1 комментируемой статьи определен исчерпывающий перечень обстоятельств, при наличии которых выносится постановление о прекращении производства по делу. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении при наличии хотя бы одного из обстоятельств, исключающих производство по делу (см. комментарий к ст. 24.5 КоАП), может быть вынесено органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело, до передачи дела на рассмотрение — в соответствии со ст. 28.9 КоАП, либо по результатам рассмотрения дела — согласно п. 2 ч. 1 комментируемой статьи.

2. В соответствии со ст. 2.9 КоАП при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

3. За исключением административных наказаний в виде предупреждения, а также в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 28.6, ч. 2 ст. 3.10 КоАП, — административного штрафа и административного выдворения, назначение которых отнесено к ведению должностных лиц органов административной юрисдикции (см. п. 1 комментария к ст. 29.8), — все иные виды административных наказаний, указанные в ст. 3.6 — 3.9, 3.11 КоАП, могут быть назначены только судьей.

О протоколе об административном правонарушении и иных материалах дела см. п. 1 комментария к ст. 29.6.

4. По смыслу п. 1 ч. 2 комментируемой статьи орган, должностное лицо, не уполномоченные назначать административное наказание данного вида, должны передать дело судье, в орган, должностному лицу, к ведению которых отнесено назначение данного вида административного наказания.

О правовых критериях исчисления размера административного штрафа см. комментарий к ст. 3.5.

Административный штраф в случаях, определенных ч. 1 ст. 28.6 КоАП, может быть наложен уполномоченным должностным лицом на месте совершения административного правонарушения без составления протокола об административном правонарушении (см. комментарий к указанной статье).

5. Дела об административных правонарушениях рассматриваются судьями (мировыми судьями), органами, должностными лицами в пределах компетенции, установленной ст. 23.1 — 23.63 КоАП. Если по результатам рассмотрения дела выяснится, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассмотревших его судьи, органа, должностного лица, выносится определение о передаче дела по подведомственности — судье, органу, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело. Судья, орган, должностное лицо в соответствии с п. 1 ст. 29.1 КоАП должны выяснить, относится ли к их компетенции рассмотрение данного дела при подготовке к его рассмотрению, однако вынесение определения о передаче дела на рассмотрение по подведомственности возможно только после рассмотрения дела.

Согласно п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 по результатам рассмотрения дела судья арбитражного суда выносит решение, а не постановление, предусмотренное рассматриваемой статьей КоАП (о корреляции процессуального законодательства при рассмотрении дел об административных правонарушениях см. п. 1 комментария к ст. 29.1).

Кодекс Республики Беларусь об Административных Правонарушениях
Статья 12.29. Нарушение порядка вывоза товаров из Республики Беларусь

1. Нарушение установленного порядка вывоза из Республики Беларусь бывших в употреблении технологического оборудования, транспортных средств, машин и механизмов, узлов и агрегатов, а также полуфабрикатов, заготовок или иных изделий из цветных металлов, лома и отходов черных и цветных металлов, а равно покушение на такой вывоз –

влекут наложение штрафа в размере до тридцати базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации, на индивидуального предпринимателя – до ста базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации, а на юридическое лицо – до трехсот базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации.

2. Те же деяния, совершенные повторно в течение одного года после наложения административного взыскания за такое же нарушение, –

влекут наложение штрафа в размере от тридцати до пятидесяти базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации, на индивидуального предпринимателя – от тридцати до ста пятидесяти базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации, а на юридическое лицо – до пятисот базовых величин с конфискацией предмета административного правонарушения или без конфискации.

Как не потерять имущество при пересечении линии соприкосновения с зоной АТО?

Поводом для написания этой статьи послужило обращение за правовой помощью одного дончанина, в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении, а материалы были переданы в суд за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст.204-3 ч.1 КоАП.

Кодекс Украины об административных правонарушениях (далее-КоАП) был дополнен ст. 204-3 Законом Украины от 17.07.2015 р. N 649-VIII. Самое страшное, что санкцией этой статьи предусмотрена конфискация товара.

Разбираясь в его деле, мы установили, что сейчас в реестре судебных решений тысячи постановлений, когда привлекают к ответственности за нарушение порядка перемещения товаров в район или из района проведения антитеррористической операции (далее – зоны АТО), установленное ст. 204-3 КоАП.

В своих постановлениях суды ссылаются в том числе на п. 9 Постановления Кабинета Министров Украины от 1 марта 2017 № 99 «Об утверждении Порядка перемещения товаров в район или из района проведения антитеррористической операции», согласно которому, физические лица осуществляют перемещение товаров в ручной клади и / или сопровождаемом багаже автомобильным транспортом по перечню и объемам (стоимость, вес, количество), которые утверждаются МТОТ.

Для того, чтобы не лишиться своего имущества, помните, что при пересечении линии разграничения можно перевозить товары, суммарная фактурная стоимость которых не превышает эквивалент 10000 гривен и суммарный вес которых не превышает 75 кг на одного человека (п. 4 Приказа Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц от 24.03.2017 N 39 «Об утверждении Перечня и объемов товаров, разрешенных для перемещения к / с гуманитарно-логистических центров и через линию соприкосновения»).

Таким образом, если эта норма нарушена по весу или стоимости, вас могут привлечь к ответственности, не только наложив штраф, но и конфисковав товар.

Что же нужно делать, чтобы не попасть в эту ситуацию?

Во-первых, иметь с собой документы, подтверждающие стоимость товара. Это очень важно. Привожу цитату из одного решения суда: «Поскольку в протоколе об административном правонарушении ничем не подтверждена стоимость товара на сумму, превышающую 10000 грн., а в суд предоставлена соответствующая накладная о стоимости товаров, не превышает установленного эквивалента, то административное производство в отношении ЛИЦА_1 подлежит закрытию».

Во-вторых, если вы путешествуете не один, разложите товар так, чтобы на каждого человека было товара не более, чем на сумму в 10 тыс. гривен.

В-третьих, физические лица, следующие через линию соприкосновения с неконтролируемой территории к гуманитарно-логистических центров, имеют право перемещать личные вещи в соответствии с Перечнем, который установлен Приказом № 39. Если вы везете товар для личного использования, везде, где только можно, уберите признаки «новизны» товара, ценники и т.п., чтобы можно было утверждать, что это личные вещи.

В случае, если на вас составляют протокол об административном правонарушении:

  1. Успокойтесь.
  2. Всегда имейте у себя под рукой номер телефона адвоката. Когда на составляются административные материалы, каждый имеет право на правовую помощь. Отказать в использовании этого права вам не могут. Если все же отказали – зафиксируете отказ, например, впишите в протокол, что вам отказали в получении правовой помощи. Такая запись даст дополнительные шансы избежать ответственности в суде.
  3. Если вы считаете, что вы не совершили административного правонарушения, прямо пишите в протоколе, что вы не согласны, фразу «пояснения на отдельном листе прилагаются к протоколу». Места в протоколе недостаточно, чтобы написать пояснения, поэтому используйте данные вам права, в том числе право давать пояснения.
  4. Обязательно впишите в протокол или в пояснения к нему (если выполнен п. 3 и вы указали, что прилагаете пояснения на отдельном листе), что это имущество третьего лица. Это позволит в будущем избежать конфискации в суде. Конечно, если вы сможете это доказать. Так, в постановлении от 26 мая 2017 судья Новоайдарского районного суда Луганской области пришел к выводу, что: «оснований для конфискации обнаруженных в ЛИЦО_1 товарно-материальных ценностей не усматривается, учитывая положения ст. 29 Кодекса Украины об административных правонарушениях, поскольку указанные товарно-материальные ценности не являются собственностью ЛИЦО_1».
  5. Не оставляйте незаполненных полей в протоколе, собственноручно ставьте прочерки, чтобы в будущем в протокол не вписали не существующих свидетелей, или иную информацию.
  6. Ни при каких обстоятельствах не поддавайтесь на уговоры и не вписывайте завышенную стоимость товара.
  7. Требуйте копию протокола. Они обязаны ее предоставить.
  8. После передачи материалов в суд, защищайтесь. Лучше с помощью профессионала. Если на этапе составления административных материалов будут выполнены рекомендации, будет намного больше шансов избежать ответственности, поскольку адвокат проверит, насколько административные материалы соответствуют требованиям закона, не составлен ли протокол об административном правонарушении в отношении составлен с нарушением требований ст. 256 КоАП, законно ли была определена стоимость товара, не были ли допущены другие нарушения.

Надеемся, эта статья оказалась полезной, а адвокаты адвокатского бюро «Елены Прядко» всегда к вашим услугам.

Обсуждение КоАП: таможенникам — другую подведомственность, аудиторам — страдания

2 февраля рабочая группа при Комитете ГД по конституционному законодательству и госстроительству обсуждала две главы нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП): о правонарушениях в области финансов, налогов и сборов, а также в области таможенного дела. Однако главной темой обсуждения и на этот раз стали основные проблемы нового КоАПнесоразмерность санкций, неустановленная подведомственность составов и непримиримые противоречия бизнеса и государства.

Возвращение «старых» санкций

В ходе обсуждения гл. 29 проекта нового КоАП («Административное правонарушение в области финансов, налогов и сборов, а также страховых взносов») первым делом возник вопрос ужесточения санкций. Как сообщил Сурен Киракозов, замруководителя аппарата Комитета ГД по бюджету и налогам, «размер административных штрафов в гл. 29 был значительно увеличен, причем в некоторых случаях до 10 раз». Так, например, по ст. 29.1 «Нецелевое использование бюджетных средств» на должностных лиц накладывается штраф в размере от 100 до 200 000 руб., притом что по действующей редакции КоАП за это же правонарушение они бы заплатили от 20 до 50 000 руб. «Предлагаем сократить или обосновать такое увеличение», – заявил Киракозов.

Поддержала его и Ирина Зайко, замначальника Главного контрольного управления г. Москвы. По ее словам, нецелевое использование свыше 1,5 млн бюджетных средств – уголовное деяние, штраф за которое (от 100 до 300 000 руб.) соизмерим с административным наказанием, которое предлагается в новом КоАП. Владимир Плигин, соавтор проекта кодекса, председатель Комитета ГД по конституционному законодательству и госстроительству, в ответ на это замечание призвал коллег не связывать размеры административных и уголовных санкций, поскольку «последствия привлечения к уголовной ответственности по своей тяжести определяются не столько размером штрафа, сколько сопрягающими последствиями привлечения к уголовной ответственности». Тем не менее, продолжил Плигин, санкции по ст. 29.1 в отношении должностных лиц уменьшатся до сегодняшних размеров.

Замечания к несоразмерности административного наказания в отношении должностных лиц возникли у Сурена Киракозова и в отношении ст. 29.2 «Невозврат или несвоевременный возврат бюджетного кредита«. В результате обсуждений Владимир Плигин сообщил, что размер административных наказаний во всей гл. 29 останется на уровне, прописанном в действующей редакции КоАП, однако обратил внимание коллег, что по ст. 29.2 на стадии разработки «говорилось о том, что современные санкции в сфере невозврата бюджетного кредита фактически не выполняют своего превентивного действия».

Альтернативная подведомственность

В процессе обсуждения гл. 29 Ирина Зайко обратила внимание своих коллег на неопределенную подведомственность некоторых вопросов. По многим составам нарушений в финансово-бюджетной сфере в качестве административного наказания прописаны одновременно административный штраф и дисквалификация должностных лиц. «В действующей редакции КоАП дисквалификацию рассматривает суд, куда дело передается по решению должностного лица, если он сам не может назначить штраф или если стоит вопрос о дисквалификации, – сейчас же подразумевается, что эти дела рассматривает только суд, даже если нарушение малозначительное или не тянет на дисквалификацию», – пояснила Зайко. Она предложила сохранить действующий порядок, чтобы лишний раз не нагружать суды.

Поддержал такую позицию и судья Верховного суда Анатолий Першутов. По его словам, цель разработчиков нового КоАП передать все дела по ст. 29 в суды нечетко прослеживается в главах проекта. «Если будет воспринята идея о том, чтобы сохранить в проекте подход альтернативной подведомственности, который закреплен в действующем КоАП, то я бы попросил не забыть прописать соответствующие изменения в гл. 46 о порядке оспаривания действий административного органа», – заявил Першутов.

Поддержал Першутов идею альтернативной подведомственности и по статьям гл. 31 «Административные правонарушения в области таможенного дела». По мнению судьи, оспаривания постановлений органов таможенной службы в отношении правонарушений, совершенных юридическими, должностными лицами, а также индивидуальными предпринимателями (ИП), относится к подведомственности арбитражных судов. «Этому должно корреспондировать и возможность арбитражных судов рассматривать дела и о привлечении к административной ответственности юридических, должностных лиц и ИП по этим правонарушениям, но в ст. 43.4, регламентирующей подведомственность, к арбитражным судам относится только один состав правонарушений в части нарушения таможенных правил, остальные отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции», – возмущался Першутов.

Если же не исправить эту норму в новом КоАП, то правоприменители столкнутся с «парадоксальной ситуацией»: «Рассматривать применение таможенных правил по жалобам юридических, должностных лиц и индивидуальных предпринимателей на постановление Федеральной таможенной службы будут арбитражные суды, а рассматривать правильность применения этих же самых норм при привлечении к административной ответственности этих же лиц будут суды общей юрисдикции», – подчеркнул судья.

Поэтому он предложил передать арбитражным судам все правонарушения, касающиеся юридических и должностных лиц, а также индивидуальных предпринимателей, дела же в отношении граждан отдать в ведение судов общей юрисдикции. Такую позицию поддержало и бизнес-сообщество в лице Александра Косова из Агентства стратегических инициатив: «Правило, которое позволяет не направлять материалы дела в арбитражные суды, дает таможенным органам выбор, который в общем-то осуществляется в нарушении прав участников этих правоотношений».

«Замочили» аудиторов

Поспорили представители бизнеса и государства также на почве ст. 29.29 «Грубое нарушение законодательства об аудиторской деятельности». Александр Кузнецов, Аудиторская палата Санкт-Петербурга, настаивал на том, что статья, впервые появившаяся в КоАП, неприменима для аудиторского сообщества. «Аудиторская деятельность – саморегулируемая и базируется на принципах аттестации, стандартизации и контроля, а санкции за возможные нарушения заложены в двух законах, которыми в основном регулируется аудиторская деятельность – ФЗ № 315 «О саморегулируемых организациях» и ФЗ 307 «Об аудиторской деятельности», – отмечал Кузнецов. Далее он отметил, что саморегулируемая организация (СРО) может сама принимать решение о приостановке членства гражданина, исходя из норм закона, а применять к ней санкции по КоАП нельзя.

Поддержал коллегу и Александр Трубанов, председатель центрального совета аудиторской палаты России: «При конструировании этой статьи нарушены некоторые основополагающие принципы права – нет преступления без его указания в законе, а здесь государство пытается установить ответственность за нарушение правил, которые оно не устанавливало». По словам Трубанова, государство установило саморегулирование в области аудита, а формулировками этой статьи пытается заместить собой данный институт. «Если он не всегда срабатывает, его надо укреплять и обеспечить, чтобы механизмы саморегулирования работали, а не пытаться заместить», – отметил экперт.

«Впрочем, если речь идет о выдаче заведомо ложного аудиторского заключения, – продолжал Трубанов, – то нельзя говорить об административном правонарушении, поскольку в таком случае требуется криминализация, поскольку правонарушение связано с еще более тяжким деянием – составлением неправомерной, заведомо ложной бухгалтерской финансовой отчетности».

Между тем, представители государства с такой позицией аудиторов не согласились. Алексей Мельничук, начальник отдела Росфиннадзора, утверждал, что в ФЗ № 307 прописано 4 вида мер дисциплинарного воздействия: предупреждение, предписание об устранении, предписание о приостановки деятельности организации до полугода и исключение из СРО. «В основном все меры носят репутационный характер, не более того, а составы ст. 29.29 совпадают с составам в ФЗ № 307 в качестве оснований для воздействия на аудиторов», – заявил Мельничук.

«Это и называется «мочить бизнес», – оценил идею Росфиннадзора представитель Союза аудиторов и бухгалтеров. «Ст. 20 ФЗ № 307 включает в себя и штрафы, и приостановление деятельности и исключение из профессии, более того, наш союз, куда входят и представители Минфина, может рассмотреть вопрос об ужесточении взносов, и тогда СРО просто примут эти поправки», – заявил он. Его поддержал и Александр Трубанов: «Никто не спорит, что механизмы, чтобы избавляться от недобросовестных аудиторов, нужны, но в рамках существующего закона у Росфиннадзора полномочий достаточно».

Впрочем, к финальному варианту редакции ст. 29.29 новой версии КоАП члены рабочей группы так и не пришли. Владимир Плигин сообщил, что при рассмотрении законопроекта в первом чтении статья все же будет присутствовать в кодексе, однако ко второму чтению депутат обещал учесть все высказанные замечания и провести дополнительное обсуждение проблемы с аудиторским сообществом.

С текстом законопроекта № 957581-6 «Кодекс РФ об административных правонарушениях» можно ознакомиться здесь.

Одна для всех: статья против митингов и уличных развлечений в России

Четвертого июля Тверской суд Москвы оштрафовал на 10 тысяч рублей уличного музыканта Ивана Харьковского. Несколькими днями ранее такому же наказанию подвергся виолончелист Семен Лашкин – его дело получило большой резонанс. Они оба обвиняются в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.2.2 КоАП «Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка». Но дела музыкантов – далеко не самые абсурдные в правоприменительной практике по этой статье.

В декабре 2015 года В.О. Лапшина предлагала прохожим сфотографироваться с ручными голубями в центре Москвы и тем самым, как считает суд, «организовала не являющееся публичным мероприятием массовое одновременное пребывание граждан в количестве примерно 20 человек. создавая тем самым помеху движению пешеходов и проходу граждан к объектам социальной инфраструктуры». Действия Лапшиной В.О. квалифицированы по ч. 1 ст. 20.2.2 КоАП РФ. Суд первой инстанции обязал женщину выплатить штраф. Вторая инстанция, Мосгорсуд в лице судьи Ореховой, оставила это решение в силе.

«Помеху движению пешеходов» создавал и неназванный в постановлении Самарского областного суда №4 а-908/2014 человек, решивший размяться. «Как усматривается из материалов дела *** 06.04.2014 года принимал участие в организованном массовом общественном мероприятии (зарядка), что создало помехи для движения пешеходов […] доводы заявителя об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, которые судебными инстанциями были исследованы в полном объеме. Данное поведение *** свидетельствует о его желании избежать административной ответственности за совершенное правонарушение, то есть является способом защиты».

Гражданина Белоруссии А.Н. Кузьмина задержали в июне 2015 года за то, что он пел песни в костюме Нептуна, «создав тем самым помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры, расположенным в пешеходной зоне».

В подобной ситуации уже оказывались чтецы, гусляры, кришнаиты и барабанщики. И все они непременно «создавали помехи движению пешеходов и доступу граждан к объектам социальной инфраструктуры».

Московский юрист Григорий Вайпан работает в Институте права и публичной политики. Он занимается мониторингом правоприменения по статье 20.2.2 КоАП и выступал одним из защитников по делу Семена Лашкина.

– ​По этой статье – 20.2.2 – можно сейчас и нас задержать, пока мы общаемся, и вообще кого угодно?

– Да, так и есть. Текст статьи написан таким образом, что под состав правонарушения попадает практически любое действие, совершенное в публичном пространстве. Если обратиться к постановлению по делу виолончелиста Семена Лашкина, которого задержали в центре Москвы, полный текст которого мы получили сегодня, можно увидеть, что по сути конституирующими признаками правонарушения являются три обстоятельства: он позвонил друзьям, пригласил их погулять; он сидел на улице Никольская, рядом с кафе и ресторанами, то есть объектами социальной инфраструктуры по логике суда; и третье – вокруг него стояли прохожие. Этих трех факторов, по мнению Тверского районного суда, достаточно для того, чтобы человека признать виновным по статье 20.2.2. И это, конечно, всерьез как-то комментировать трудно, потому что это уже полный абсурд.

– ​А почему это происходит? Размытые формулировки?

– Это статья, которая появились в Кодексе об административных правонарушениях, для того чтобы бороться с политическими протестами, с оппозицией, но, поскольку политические протесты могут принимать различные формы, так сложно определить состав правонарушения. Поэтому под статью 20.2.2 стали подпадать все подряд. Конституционный суд России уже обращался к трактовке статьи 20.2.2, и он, пока в формате отказного определения, дал общеобязательное истолкование этой нормы. Конституционный суд говорит, что должны присутствовать обязательно как минимум два элемента для того, чтобы имелся состав правонарушения по статье 20.2.2. Во-первых, у массового мероприятия, которое организуется, должна быть заранее определенная цель, а участники должны исповедовать некий единый замысел. И второй элемент – должны присутствовать явно выраженные негативные последствия, они перечислены в статье 20.2.2: помехи движению пешеходов, помехи движению транспорта, нарушение санитарных норм и правил. Все это там перечислено. Проблема в том, что позиция Конституционного суда на сегодняшний день совершенно очевидно игнорируется судами общей юрисдикции, которые понимают эти критерии сугубо формально. То есть даже мы сейчас с вами в формате проведения интервью уже создаем толпу, и по логике Тверского районного суда это уже создает помехи движению пешеходов.

– ​Но даже в определении Конституционного суда есть какая-то неясность. Толпа туристов все равно собралась с определенной целью – посмотреть город, и они будут, наверное, мешать – фотографироваться с селфи-палкой, например.

– Совершенно верно! С моей точки зрения, статьи 20.2.2 вообще не должно быть! Потому что любые нарушения общественного порядка, которые этой статьей призваны наказываться, они подпадают, так или иначе, под другие нормы Кодекса об административных правонарушениях. Если люди мусорят в общественном месте, это будет подпадать под статью о нарушении санитарных норм и правил. У нас есть статья о мелком хулиганстве. В контексте уличных музыкантов, например, актуальны статьи региональных кодексов об административных правонарушениях, о нарушении тишины и покоя граждан в ночное время. Все эти нормы уже есть в законодательстве, и потребности в дополнительных нормах, которые запрещали бы еще раз то, что и так запрещено, нет. То есть эта статья, в принципе, заведомо не имеет смысла. Как говорит Европейский суд по правам человека, эта статья не имеет под собой легитимной цели. Тут надо оговориться, что в общественном пространстве, в том числе согласно правовым позициям ЕСПЧ, должен действовать принцип: если нас не устраивает поведение другого человека, мы вольны покинуть то место, где это происходит, например, какой-то музыкальный перформанс. Нас никто не заставляет слушать виолончелиста на улице Никольской, мы можем пройти дальше. Этим общественное пространство отличается от личного пространства. От жилища, например.

– ​А что теперь музыкантам делать? Не собираться?

– Хороший вопрос. Мы считаем, что такого рода исполнение музыкальных произведений, и не только музыкальных, вообще исполнение художественных произведений на улицах Москвы, на площадях, в парках, оно само по себе защищается правовой системой. Наша конституция содержит статью 29 – о свободе выражения мнения, свободе слова, и она содержит статью 44 – о свободе творчества, в том числе свободе художественного творчества. Соответственно, любые ограничения, которые вводятся законами, должны быть строго соразмерными, должны преследовать легитимную цель. Музыкальное исполнение, особенно спонтанное, на которое не продаются билеты и которое не является в строгом смысле массовым мероприятием, в принципе правом регулироваться не должно.

– ​А вот по факту, если сейчас кто-нибудь еще захочет выйти на Никольскую, вы что посоветуете? Не выходить?

– Тут, к сожалению, нужно констатировать, что такого рода задержания музыкантов, которые имели место в последние две недели, создают то, что ЕСПЧ называет «охлаждающим эффектом». Достаточно одного задержания, чтобы музыканты уже по доброй воле сами не захотели бы выходить ни на улицу Никольская, ни на улицу Арбат, ни на какие-то другие улицы. И это вполне естественный эффект, и вполне закономерно, что музыканты не захотят жертвовать своей свободой, подвергаться риску задержания на срок до трех часов, риску изъятия их музыкальных инструментов, которые представляют для них большую материальную и нематериальную ценность. Поэтому эффект, который эта норма окажет на поведение музыкантов, поведение граждан, совершенно понятный. Другое дело, что такие ограничения являются необоснованными.

– ​У вас свой ответ на вопрос «зачем?» Зачем задерживать парня, который сидит и играет на виолончели?

– Ну, знаете, ответ простой, на самом деле. Это деградация, превратное понимание нормы на низовом уровне. Норма создавалась в Госдуме в 2012 году, она создавалась под одни цели, но норма права, выпущенная в свободное плавание, всегда начинает жить своей жизнью. Законодатель, фиксируя ту или иную норму в законе, всегда должен предвидеть последствия, к которым приведет та или иная формулировка. В данном случае мы имеем случай недобросовестного толкования положений, которые просто предрасполагают к тому, чтобы быть истолкованными превратно. То, что придумывалось под политические цели, на низовом уровне превратилось в окошмаривание простых людей.

– ​Вы общались с московскими чиновниками. Какая у них позиция?

– В субботу проходила дискуссия о городских музыкантах. Позиция тех официальных лиц, которые выступали, сводится к тому, что Москва заинтересована в том, чтобы общественные пространства использовались представителями творческих профессий, но все это должно быть четко регламентировано. Должны быть регламентированы места для выступлений, время для выступлений, жанр выступления. Тут есть два принципиальных возражения. Первое возражение состоит в цензурировании контента, если можно так выразиться. Очень странно, что в парках, которые принадлежат нам всем как жителям Москвы, вводится какая-то дифференциация по признаку содержания исполняемых творческих произведений. И во-вторых, те правила, которые разрабатываются московскими властями, при всей их логичности, содержат один важный недостаток. Они не учитывают в принципе такого фактора исполнения уличными музыкантами своих произведений, как спонтанность. Случай Семена Лашкина – это как раз тот случай, когда человек, который не зарабатывает себе на жизнь исполнением музыкальных произведений, выходит на улицу поиграть просто потому, что он классный музыкант и он таким образом хочет провести досуг. Модель, с которой мы столкнулись, этого фактора не учитывает. Все, что не вписывается в режим лицензирования, получения предварительных разрешений и согласований, объявляется выходящим за рамки правового режима.