Главная » Наши исследования » Научные

Кхуздул и праквендийский язык-1

Гном-полуэльф. Кхуздул и праэльфийский язык

1. История и родство с кхуздулом

Как отмечает Х.Фаускангер, некий «первичный, древний эльфийский язык» в текстах Толкина появился давно. Еще в 1915 г. в Qenya Lexicon говорилось, что слова в Qenya образовывались от «первичных корней». В Lhammas и Lhammasethen в схеме происхождения языков Арды есть праэльфийский (праквендийский) язык (Primitive Quendian, Primitive Elvish), относящийся к группе Оромейских языков (от Оромэ).

И, конечно есть Этимологии, где приведены не только праэльфийские корни, от которых образованы многие эльфийские слова, имена и названия, но и приведены собственно праэльфийские слова. Также сведения о праэльфийском языке можно найти и в других источниках. Теория происхождения праэльфийского языка от Оромэ соответствует текстам Толкина, где вала Оромэ нашел пробудившихся эльфов и учил их языку, вероятно валарину. В частности, Ламмас и Ламмасетен. Отсюда кхуздул может быть родственным праэльфийскому языку через общего предка – валарин. Если сравнивать кхуздул, валарин и праэльфийский, можно найти нечто общее, как в лексике, так и в грамматике. Конечно же, не все из праэльфийского может быть применимо к кхуздулу, ведь все же это разные языки. Но если есть что-то общее между кхуздулом и праэльфийским, праэльфийским и валарином, это может быть применимо к кхуздулу. Однако, позже Толкин решил что эльфы свои языки создали сами, без помощи Оромэ, а он их нашел спустя столетия после Пробуждения, как изложено в тексте "Квенди и Эльдар" (WJ). Это противоречит ранней версии о принадлежности языка к Оромейской семье и родству кхуздула с праэльфийским через валарин. Так что, я буду рассматривать источники и материалы по праэльфийскому, созданные в тот период, когда Толкин считал, что праэльфийский язык произошел от Оромэ, т.е. с 1937 до 1959г.  

2. Фонетика

Фонетическая система праэльфийского языка близка кхуздулу.  

Гласные: A, e, I, o, u, â, ê, î, ô, û, был также найден звук œ (wœ3dê – возможно аналог валаринского æ в Næhærra), дифтонги ai, au, ei, eu, iu, oi.Дифтонги возможно получались при ассимиляции слабых полугласных у с последующими согласными или перед долгими гласными, ayar-air, bew-beuro, beuyû, gey-geiâ, day-daiô, raw-râu, что возможно и в кхуздуле: aya – aimênu.

Возможно, таже был немой гласный звук «шва», как в семитских языках и возможно в кхуздуле, для которого были отдельные руны в Ангертас. В праэльфийском сокращение характеристической гласной обозначалось апострофом, как в адунаике – сокращение гласной а в префиксе an : an+barî=`nBarî. Известные примеры сокращенной гласной: B`rassē - baras, b`radil, b`randâ - barad, b`rekta - berek, b`rethâ - bereth, b`rittê - birht, d`rak – darak. Хотя возможно, что апостроф в праэльфийском просто показывал что «здесь была характеристическая гласная». Причем характеристическая гласная сохранялась в следующем слоге, как было и в адунаике (NAK – DA-NKA)  

Согласные: B, d, g, k, l, r, m, n, ph, t, s, p, z, Ň, th, kh, 3 (gh), y, w, насальная инфиксация давала mb, nd, ng, также возможно были v, kw, gw, ngw. В праэльфийском часто наблюдается скопление согласных в начале слова, что нехарактерно для кхуздула (как сказано в ), но характерно для Черного наречия. Однако большая часть скоплений гласных объясняется некоторыми пунктами грамматики: G- усилением (Gruk-ruku, glam-lam, grud-rud, groto-rot, gling-ling, glawar-lawar), y-инфиксацией (khyel-khel, kyar-kar, tyul-tulussê), S-усилением (slig-ligâ, slindi-lindâ, smag-mâgâ, skil-kil). Возможно, S-усиление присутствовало в черном наречии (skatha, snaga, skai), а G- усиление возможно было в кхуздуле в форме префикса ga- (ga-bil, ga-thol, ga-mil). Возможно, скопление согласных в начале слова было в валарине, отттуда – в праэльфийском и черном наречии, но в кхуздул не перешло.

Система корней праэльфийского языка напоминает систему корней адунаика, где основой корня являются согласные и характеристический гласный в первом слоге. Даже во многих корнях фигурируют отдельные согласные как часть корня (sel-d, akla-r, khô-n, glaw-r, khen-d-e, g-lam, g-rud), возможно как корни аффиксов, есть даже отдельный корень местоимений S-. С другой стороны, есть корни, состоящие из гласной (î, â, возможно могут добавляться в другой корень при словообразовании - kund-û, khen-d-e). Гласные во втором слоге праэльфийских корней обычно являются повторением характеристической гласной первого слога, есть множество корней образца 1а2а3, 1е2е3, 1о2о3, 1i2i3, 1u2u3, а12а – что также сходно с кхуздулом где есть много корней с одинаковыми гласными в обоих слогах слова (felek, kheled, khazad, gunud, sigin, kibil, zigil, sulûn, tumun, zaram, nala, nuluk(khizdîn), nulu(khizidûn), Baraz, tarag, Rakhas, bundu, buzun, aglâ(b), igli(shmêk)). Быть может, имела место нормализация второй гласной слова по характеристической гласной первого слога (что может быть видно при внедрении согласных в праэльфийский корень – GLAW-R – GLAWAR)?

Характеристические гласные, как кажется, не могли быть в кхуздуле, где все гласные слова, в том числе и в первом слоге, могли изменяться (khuzd-khazad-khizidûn, khizdîn) и корень давался как набор согласных. Но возможно, существуют некоторые классы корней с определенным диапазоном изменения гласной в первом слоге (например, kh-z-d с диапазоном u-а-i). Также и в праэльфийском языке в корнях могли изменяться в отдельных случаях и характеристические гласные, образуя другие корни и словоформы: nat-nut, domo-dumh, nowo-nauthe, ňgur-ngoroth, palap-plebi, mel-mâlô, gwin-gwen, uy-ay, wed-wœ3dê, ya-yen, wô – wa-noro, bal-bel, dem-dimbê, dimbâ, ting-tang, dyel-day-dô, domo-dem, karka – korka, gal-gil-gul, gawa-gowo. Из этого можно сделать вывод, что и в праэльфийском языке характеристический гласный может не иметь большого значения, лишь набор радикалов, как и в кхуздуле. Это также можно предположить в некоторых случаях и в адунаике – слова с одинаковыми радикалами, но с разными характеристическими гласными могут иметь похожее значение: niph-nuph, kalab-kulub, 3ir-ar. Однако, в праэльфийском есть корни с одинаковыми радикалами, но разными гласными с похожим хначением (ban, ben), что противоречит этой теории. Возможно, эти корни были привнесены извне или придуманы эльфами, не произошли от валаринских основ и потому не подходят под эту теорию. Слова в праэльфийском обычно оканчиваются на гласный, в особенности долгий. Это не кажется общим с кхуздулом, где слова обычно заканчиваются на согласный. Однако, в кхуздуле также есть такие слова как , что заканчиваются на гласный, так что это не обязательное правило. К тому же, при переходе от валарина к кхуздулу конечные гласные могли отпасть, как при переходе от праэльфийского к поздним эльфийским языкам. В праэльфийском также есть взаимодействие согласных корня при взаимодействии друг с другом (SED - esdê - ezdê), что сходно с тем. что наблюдается в адунаике (SAPAD – sabda, ASAD - azda) – озвончение первого согласного при сочетании. Возможно, это также является общим для родственного обоим этим языкам кхуздула, но могло быть привнесено влиянием аваллонийского (квенья).

3. Грамматика и словообразование

Праэльфийский язык – как отмечает Х.Февскангер – падежный язык, падежи образуются окончаниями или суффиксами, что отличает его от кхуздула с более сложной системой выражения зависимости, подобной системе склонений в адунаике. В грамматике праэльфийского можно выделить следующие виды словообразования:

1) Интенсификация префиксацией и суффиксацией характеристической гласной к корню. Префиксация характеристической гласной: YAN-AYAN, NÉD-ÉNED, RÉD-ERÉD, ÉRED, NAR-ANÁR, ÍNI-NÍ, LED-ÉLED, LAK-ÁLAK, LA – ALA, MÚ-UMU, NAK-ANAK, TAK-ATAKWÉ, TUB-UTUBNU, GÚ-UGU, LOP-OLOP, NÓ-ONO, RÓ-ORO, NÚ-UNU, ROM-ORÓM, SKAR-askarâ, SMAL-asmalê, ITHIL – THIL, INDIS - NDIS, ÓROK – ROK, DER-ENDERÓ, DEL – edelô, KWA – akwâ, RUKU - uruk- and urk(u).

Толкин называл это интенсифицирующим префиксом. В WJ:415 изменение KWA – akwâ названо удлинением или интенсификацией, усилением, используемом как наречие. Возможно, так образовывались наречия в праэльфийском? В результате получаются слова с тем же, или более ярко выраженным и значимым смыслом: «сияние» – «Луна», «огонь» – «Солнце», «женщина» - «невеста», Подобное очевидно также наблюдается и в кхуздуле – Uruk в Uruktharbun, Udush в Udushinbar – производное от dush в Buzundush, вероятно Azagh в Azaghâl, возможно aya в ai-mênu, azan в Azanul, хотя возможно структура слова была `Azan, судя по приведенному в РЕ 17 корню `ZN. Неизвестно правописание рунами слов Uruktharbun, Udushinbar, Azaghâl, ai-mênu, возможно их корни также были с участием гортанного взрыва (`) в начале слова или в кхуздуле ко всем словам с префиксированной гласной добавлялся в начало корня гортанный взрыв. Во всех перечисленных кхуздульских словах усиление префиксом начальной гласной могло также производить наречия – Uruk «ужасно», Udush «темно, черно», Azagh «военно, сильно», aya «сверху». Также наблюдается суффиксация характеристической гласной: OT-OTOS, OTOK, SOL-SOLOS, SPAL-SPALAS, PHAL-PHÁLAS, SIL-SILIP, GOR-GÓROM, ŇGAL(AM), ŇYAL(AM), NGYAL-AM, KHAR-KHARAP, LEP-LEPEN, LEPET, EL-ELED, KWEN(ED), PHER-PHEREN, TER-TEREN, TEL-TELES, THEL-THELES, KHYEL(ES), PEL(ES), AB-ABAR, BAR-BARÁD, BARATH, ŇGAN-ŇGANAD, ŇGOL-ŇGOLOD, POL-POLOD, AY-AYAR. Возможно, все эти формы можно объяснить суффиксацией корней различными суффиксами, как с гласными (-OS, -OK, -AS и т.д.), так и внедрением радикала суффикса в корень (KAL - AKLA – AKLA-R - KALAR) и восстановление в качестве слоговой гласной – характеристической. Возможно, это нормализация гласных корня к однородным, одинаковым гласным. В праэльфийском языке очень часто гласные в обоих слогах корня тождественны. Это же можно наблюдать и в кхуздуле: felek, kheled, khazad, buzun (Buzundush), baraz, zigil, kibil, sigin, gunud.

2) Изменение формы корня, вынос гласных в т.ч. характеристической в другое положение. KAL-AKLA, ANAD-ANDA, KOT-OKTA, ANAK- AN-KA, ULUG-ULGU, NAYKA-NAYAK, ÓLOS-olsa, OROK-ôrku, SED-ezdê, KHAN-AK – KHANKA, AKLA-R – KALAR, SOTO - ostô. Возможно, преобразование форм (1а2, 1а2а) в (а12а) это частный случай усиления префиксацией или суффиксацией корневой гласной с потерей характеристической гласной в первом слоге, что отмечал Толкин (WJ:363). Это возможно при наличии характеристической гласной в соседнем слоге. Подобное отмечено также в адунаике – где также характеристическая гласная в первом слоге может пропадать, если подобная ей находится в соседнем слоге (GIMIL - IGMIL - DA-GMIL), она как бы перемещается в другой, соседний слог. Опять нельзя не отметить схожесть в этом праэльфийского и адунаика. В кхуздуле также можно наблюдать изменение формы слова и перемещение возможной характеристической гласной в другое положение. В словах: Iglishmêk, aglâb, Uzbad, inbar – у которых возможны варианты gilishmêk, gаlâb, zubad, nibar. Также формы gundu от GUNUD, bundu.

3) Мутация, изменение радикалов корня. Мутация начального радикала: BEREK-MEREK, GAL-KAL, KOTH-GOTH, THUS-tausa, TIK-PIK, YEL – SEL-D, TIN-THIN, SLUS-SRUS, SPAL-PHAL, SPALAS-PHALAS, MBAW-mauy-Gothom-bauk, KHAL-SKAL, MEREK-BEREK, RIL-SIL-THIL-GIL, SED-ezde, BAN-MAN, PET-KWET. umu-ugu, DIL-NIL-NDIL, DUB-LUB, 3OR-GOR, 3Ú-GÚ, KEN-KHEN.

Также наблюдается и мутация других радикалов корня: Misk-mizd-mith, palap-plebi, SNAS-SNAT, TAM-TAN, TEN-tene, tenra, GOR-GOS-GOTH, KAYAN-KAYAR, KHIS-KHITH, KIL-KIR, LAD-LAT, LAB-LAM, LEB-LEM, MAT – MAD-LI, RIK(H)-rinki, KHOTH- KHOT, khotie, DO3-DOG-DOM, WED-wœ3dê, WA3 – wahte, wahta, wahse, WEG- we3ê, WIL-WIS, gat(h) – gatta. Быть может, мутация начального радикала и мутация других радикалов корня это два различных вида мутации. В мутации или чередовании начальных радикалов праэльфийских корней и слов можны выделить следующие чередования: M-B (Mb- M-B в BEREK-MEREK, MBAW-mauy-Gothom-bauk, BAN-MAN), G-K (GAL-KAL), T-Th (THUS-tausa, TIN-THIN), T-P (TIK-PIK), Y-S (YEL – SEL-D), L-R (SLUS-SRUS), P-Ph (SPAL-PHAL, SPALAS-PHALAS), Kh-K (KHAL-SKAL, KEN-KHEN), R-S-TH-G (RIL-SIL-THIL-GIL), P-KW (PET-KWET), M-G (umu-ugu), 3-G (3OR-GOR, 3Ú-GÚ), N-Nd (NIL-NDIL), L-D (DUB-LUB). В мутации или чередовании других радикалов корня можно найти следующие вариации: Sk-zd-th (Misk-mizd-mith), p-b (palap-plebi), S-T (SNAS-SNAT), M-N (TAM-TAN), R-S-TH (GOR-GOS-GOTH, KHIS-KHITH), N-R (KAYAN-KAYAR), L-R (KIL-KIR), D-T (LAD-LAT), B-M (LAB-LAM, LEB-LEM), T–D (MAT – MAD-LI), K-KH (RIK(H)-rinki), TH-T (gat(h) – gatta, KHOTH- KHOT, khotie), 3-G-M (DO3-DOG-DOM, WEG- we3ê), D-3(d) (WED-wœ3dê), 3– H (WA3 – wahte, wahta, wahse), L-S (WIL-WIS). Как видно, есть общие виды чередований – и в начале слова и в другом положении, но есть и различия. Возможно, некоторые виды мутаций срединных и конечных радикалов можно объяснить вхождением в корень разных суффиксов, ассимиляцией радикалов привзаимодейсвии с другими согласными. Некоторые виды мутаций начального радикала можно привязать к имеющимся в синдарине мутациям начального радикала, но некоторые туда совершенно не вписываются.  

Наблюдается в синдарине, также мутация начальных согласных слова возможна в валарине (telgun - delguma) и в кхуздуле ()

4) Геминация, удвоение согласных корня. LOKH – lokko, rat – ratta, ris – risse, ril – rille, silmarille, met – metta, ndul – ndulla, red – 3redda, kwet – kwetta, gas – gassa, gat(h) – gatta, karan – k`ranna, kwes – kwesse, bat – batta, BES-besse, birht-b`ritte, TUS – tussâ. Все случаи геминации в праэльфийском можно объяснить наличием суффикса с радикалом, схожим с последним радикалом корня (ratta – rat+-ta, risse – ris+-se, rille – ril+-le и т.д.). Но геминация была в адунаике, валарине (Ulubôz – Ullubôz, mâchan – machallâm, Ezel в Ibrîniðilpathânezel – Ezellôchâr, ulu - ullu, Næchærra, Oššai), возможно была в кхуздуле и черном наречии (Khazaddûm, Gollum), в семитских языках, что являются прародителями кхуздула и адунаика.

5) Насальная инфиксация радикалов корня. Насальная инфиксация начального радикала корня: BAR-MBAR, BAD-MBAD, BUD-MBUD, DAN-NDAN, DUL-NDUL, DING-TING, GLAM-ÑGALAM-ÑYALAM, . Насальная инфиксация других радикалов корня: PAT-pantâ, SWAD-swanda, RAD-randâ, RAK-ranku, STAB-stambê, STAG-stangâ, KWET-kwenta, LAK-LANK, KWIG-kwinga, DAT-DANT, BARAD-b`randa, LAS - lansro-ndo, LIW-liňwi, LOD-londê, LUG-lungâ, RIK(H)-rinki, ROY-ronyô, MBUD-mbundu, ondambundâ, KURUM-k`rumbê, RUD-rundâ, NIK(W)-ninkwi, PHIN-phinde, TAK-tankla, TUB-tumbu, TUG-tunga, WIG-wingê, YAT-yanta. Толкином прямо сказано, что насальная инфиксация кхуздулу не свойственна (см. «Отчет Лаудхема»), так что применить этот вариант словообразования в праэльфийском к гномьему языку нельзя. Возможно, что насальная инфиксация была просто вариантом мутации радикалов корня в праэльфийском, как в синдарине насальная мутация – лишь один из вариантов мутации начального согласного корня. Возможно это было и в валарине, но не подтверждено, хотя скорее всего это изменение привнесли сами эльфы, судя по отсутствию его в кхуздуле.

6) Усиление начального согласного корня (G-, S- ,-Y-) Y- усиление (EN-YEN), G- усиление (Gruk-ruku, glam-lam, grud-rud, groto-rot, gling-ling, glawar-lawar), S-усиление (slig-ligâ, slindi-lindâ, smag-mâgâ, skil-kil). 3-усиление: red – 3redda. Быть может, G- усиление сходно с возможным кхуздульским усилительным префиксом ga- (gabil «великий», gathol «крепость», gamil «древний»= ga-bil, ga-thol, ga-mil, быть может aglâb «Речь» = galâb = ga-lâb) и префиксом go- в нолдорине и языке смуглингов из Тал-Эльмара (Go-hilleg).  

7) Y, i-инфиксация (j-инфиксация) характеристической гласной и Y, префиксация начального радикала. Y-префиксация начального радикала корня: KHEL-KHYEL, KAR-KYAR, TYUL-tulusse. Y, i-инфиксация характеристической гласной: NAK-NAYKA, WAWA-WAIWA. Возможно, i-инфиксация характеристической гласной - подобие а-инфиксации характеристической гласной. Толкин отмечал, что i-инфиксация часто имеется в «недостаточных» образованиях. Возможно, это «ослабление, уменьшение» смысла слова. В кхуздуле i-инфиксацию можно предположить лишь в одном случае: felak – felek (*felaik с последующим стяжением гласных). Но это чрезвычайно гипотетично.

8) А-усиление характеристической гласной (а-инфиксация хар. гласной). KHIM-khaime, LIB-laibe, MIL-IK – Mailiko, tun – minitaun, RUK-Ňgwalarauko, rauk- , TUR-taura, SLIW-slaiwa, THUS-tausa, maikâ - mik. А-инфиксация корневой гласной вызывает образование дифтонгов ai, au в первом слоге корня. Это названо образованием прилагательных, большинство таких производных – прилагательные (maikâ, naukâ, slaiwâ, taurâ, thausâ, возможно rauk, Mailikô), но также образуются и абстрактные существительные (taun «холм», khaimê «населять»). Толкин объяснял, по примерам из Квенья, что А-инфиксация образует более интенсивные значения rauko «очень страшное создание» (*RUK); taura «очень могучий, всемогущий» (*TUR), или более продолжительные во времени Vaire «Вечнотекущая» (*WIR). А-инфиксация также присутствует в адунаике (см. «Отчет Лаудхема»), благодаря ей в адунаике образуются стяжением долгие гласные ô (au) и ê (ai). Точного подтверждения наличия а-инфиксации в кхуздуле нет, есть формы, которые могут быть похожи на образованные с её помощью: kheled, felek – *khilid, *filik (*khailaid, failaik с последующим стяжением гласных), salôn – sulûn (*salaun с заменой корневой гласной u-a в первом слоге и а-инфиксацией во втором), gathol - *guthul (*gathaul), Thorewilân (*thure, *thuri – *thaure, *thaurai). Однако, точных подтверждений подобных форм в кхуздуле нет.

9) Метатеза – изменения положения радикалов корня. Wahte-wath, LAD-DAL, EDEL-ELED, et-kele – ektele, SLIGNE-SLINGE, SYADNO-SYANDO. Возможно, Wahte-wath, et-kele – ektele, SLIGNE-SLINGE, SYADNO-SYANDO это частный случай ассимиляции радикалов корня при взаимодействии друг с другом (как SED - esdê - ezdê). Но словообразование новых корней путем изменения положения радикалов (LAD-DAL, EDEL-ELED) есть в арабском языке. В кхуздуле возможна метатеза в kibil, что похоже на синдарское celeb, возможно метатеза произошла при заимствовании слова из эльфийского языка, но также возможно что это слово - производная от другого слова (корня) kilib (корень KLB).

10) Объединение корней друг с другом, с аффиксами и их корнями. AT-ATAT, TAT, ATTA, WA-WAWA, kû – kukûwa, AKLA – AKLA-R - KALAR, GLAW-R - GLAWAR, KHEN-D-E, SEL-D, Lindân-d-lin, KHÓ-N, WA-N, NIK-W, MINIK-W, OR-NI, KUND-Ú, G-LAM – GLAM, G-RUD, NGAL+LAB=Ngalambê, SLIN-slindi-LIND, KHAN-AK – KHANKA, PHAL-PHALAS, SPAL-SPALAS, TAL-TALAT, OT-OTOS, OTOK, SOL-SOLOS, SPAL-SPALAS, PHAL-PHÁLAS, SIL-SILIP, GOR-GÓROM, KHAR-KHARAP, LEP-LEPEN, LEPET, EL-ELED, PHER-PHEREN, TER-TEREN, TEL-TELES, THEL-THELES, AB-ABAR, BAR-BARÁD, BARATH, ŇGAN-ŇGANAD, ŇGOL-ŇGOLOD, POL-POLOD, AY-AYAR. Усиление смысла путем повторения корня или слова два раза подряд (в праэльфийском AT-ATAT, WA-WAWA, kû – kukûwa) также наблюдается в адунаике (êphal êphalak – «очень очень далеко»), что наводит на мысль что это также могло быть в валарине и кхуздуле. В кхуздуле прямого подтверждения наличия подобных конструкций нет, но есть слово Buzundush «Черный корень, источник», где обе части слова могут иметь отношение к слову «темный, черный» (Buzun сходно с Burzum «Тьма» в черном наречии, а dush – с кхуздульским Udushinbar «Затененный рог», Dush-goi «Минас Моргул, Темный город?» в черном наречии и валаринским dušamanûðân «затененный, омраченный, искаженный»). Возможно, выражение значило «чернее тьмы, чернота тьмы» как олицетворение «сердца тьмы», «источника тьмы», с повторением подряд синонимов, слов одного смысла. Эти конструкции также широко распространены в восточных, полинезийских и африканских языках (боро-боро и т.д.). Это можно найти даже в английском (far far away – «очень очень далеко»). Внедрение радикалов аффиксов в корень слова (в праэльфийском AKLA-R - KALAR, GLAW-R – GLAWAR, G-LAM – GLAM, KHAN-AK – KHANKA, PHAL-PHALAS, SPAL-SPALAS, TAL-TALAT и т.д.) широко может быть подтверждено в кхуздуле и предполагается некоторыми исследователями (французами С.Гриньоном, А. Бантронсакдом). В частности это возможно в словах и корнях: kibil, zigil – kib+-il, zig+-il (праэльфийское LI «много», квенийское -li) (K-B+-L, Z-G+-L), kheled – khel+-ed (праэльфийское khelek, синдарское chel), khazad – khaz+-ad (Kh-Z+-D), gunud – gun-ud (G-N+-D, праэльфийское GON), azan – az+-an (`-Z+-N), felak – fel+-ak (эльфийское PhEL), sulûn, salôn = sul+-ûn, sal+-ôn (S-L+-N), duban – dub+-an (D-B+-N, сходно с праэльфийским TUB).  

11) Изменение характеристической гласной корня. nat-nut, domo-dumh, nowo-nauthe, ňgur-ngoroth, palap-plebi, mel-mâlô, gwin-gwen, uy-ay, wed-wœ3dê, ya-yen, wô – wa-noro, bal-bel, dem-dimbê, dimbâ, ting-tang, dyel-day-dô, domo-dem, karka – korka, gal-gil-gul, gawa-gowo. Несмотря на заявления о присутствии в праэльфийском характерной гласной (сундома), однако можно отметить несколько случаев корней с одинаковыми радикалами и общим смыслом, но разными корневыми гласными и формы одного корня также с разными корневыми гласными. Возможно, изменение корневой гласной также служило видом словообразования, когда от одного корня образовывался другой, с похожим смыслом. Это одновременно похоже на систему склонений кхуздула, где изменяются все гласные корня, в том числе и возможные характеристические в первом слоге. Но также и отлично от неё, т.к. в кхуздуле это склонение слов одного корня с одним смыслом (khuzd - khazad), а в праэльфийском это вид словообразования, образования корней друг от друга, с отличным значением (gal-gil-gul).

12) Префиксация и суффиксация аффиксами.

В праэльфийском языке, также как в кхуздуле и в других языках в словообразовании участвуют различные аффиксы, перечисленные ниже (см. вторую часть):
Категория: Научные | Добавил: Naugperedhel (06.10.2010) | Автор: Гном-полуэльф (Naugperedhel)
Просмотров: 1360 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]