Ст 201 ук рф сроки давности

Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

Сообщений [ 3 ]

1 Тема от участника razPutin 20-09-13 19:12:18 — несколько лет назад

  • razPutin
  • Гость

Тема: Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199.2 и 304 настоящего Кодекса признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

2. Если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

3. Если деяние, предусмотренное настоящей статьей либо иными статьями настоящей главы, причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, уголовное преследование осуществляется на общих основаниях.

2 Ответ от участника razPutin 20-09-13 19:20:22 — несколько лет назад

  • razPutin
  • Гость

Ответ: Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

Сейчас уже вступил в действие федеральный закон № 420-ФЗ от 07.12.2011 ″О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Более того, после заседания 21.12.2011 Совета по правам человека и развитию институтов гражданского общества при Президенте РФ (без участия самого Президента РФ Д. А. Медведева) и доклада в его рамках Т. Г. Морщаковой, активизировалось обсуждение темы амнистии по экономическим статьям.

Однако, даже в тексте, под которым собирает подписи об амнистии Бизнес-Солидарность, ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями в коммерческой организации», с которой начинается глава 23 раздела VIII «Преступления в сфере экономики» отсутствует.

При обсуждении амнистии, и при обсуждении гуманизации УК РФ и приведения его в соответствие с существующими реалиями, уже речь идет не только о главе 22 УК РФ, но и о главе 21 УК РФ, которая также входит в состав раздела VIII «Преступления в сфере экономики». Но при этом о главе 23 ″Преступления против службы в коммерческих и иных организациях» Раздела VIII «Преступления в сфере экономики» и о статье 201 УК РФ, которой начинается глава 23, ни одного слова, ни одного упоминания.

Напомню, что сейчас ст. 201 УК РФ (часть 2) предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, т. к. в 2008г. наказание по ней было ужесточено с пяти до десяти лет лишения свободы. Субъектом по ст. 201 УК РФ суд может рассматривать руководителя коммерческой организации. Согласно последней судебной практике (в том числе Мосгорсуда), к руководителю коммерческой организации, который могжет быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 201 УК РФ, относится единоличный исполнительный орган (председатель правления, генеральный директор), его заместители, члены коллегиального исполнительного органа, члены наблюдательного органа (Совета директоров, акционеры и дольщики организации), а также начальники управлений и/или отделов. Иначе говоря, любой, кого захочет назначить следователь и/или прокурор. При этом, как сказано ниже, не нужно заявления от организации, потерпевших также не требуется (гражданских истцов не надо), не нужно устанавливать ущерб (гражданские иски не заявляются), стоимостное выражение вида, характера вреда не требуется и т. д.

Статья 201 УК РФ набирает популярность всё больше. Там, где не проходят «в суде» 159, 160, 171, 172 и другие статьи из глав 21 и 22 УК РФ, т. к. «доказательная база по экономическим делам у правоохранителей хромает», в полный рост используется ст. 201 УК РФ. А суды выносят обвинительные приговоры с реальными немалыми сроками по ней, т. к. её ужесточили до 10 лет лишения свободы в 2008 году. Кроме того, ст. 201 УК РФ стала очень удобна для меры пресечения в виде ареста предпринимателя до суда, ведь суды в качестве » экономических преступлений» сейчас видят только статьи из ГЛАВЫ 22 УК РФ.

К сожалению, при обсуждении темы амнистии по экономическим преступлениям почему-то речь всегда идёт о статьях 22 главы УК РФ, статьи 23 главы УК РФ, которая начинается статьёй 201 УК РФ, опускаются в этих обсуждениях. В чём же причина игнорирования 23 главы УК РФ при обсуждении темы амнистии? 23 глава УК РФ, и в частности ст. 201 УК РФ которой она начинается, содержится в Особенной части и в разделе VIII Преступления в сфере экономики. Кроме того, в последнем третьем пакете президентских поправок в УК и УПК РФ, внесенном в июне 2011 года в целях либерализации уголовного и уголовно-процессуального законодательства, рассмотрение которых ГД РФ перенесено на осень, также, тема 23 главы УК РФ, и в частности ст. 201 УК РФ, обходится стороной (на сайте ГД РФ законопроект № 559740-5 ″ О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства Российской Федерации»). Президентский пакет поправок содержит много интересного, чтобы за ним пристально следить. Там присутствует новелла об освобождении от уголовной ответственности впервые совершившему преступление, в случае уплаты штрафа в пятикратном размере ущерба или извлеченного дохода. Правда это касается только преступлений, предусмотренных статьями только 22 главы УК РФ. Почему игнорируется 23 глава УК РФ в этом случае? Или это не относится к преступлениям в сфере экономики? А может это та законодательная коррупционная лазейка, чтобы сажать по 201 (до 10 лет) без ущерба, без потерпевших. Если же ущерб устанавливается по 201 УК РФ и лицо впервые привлекается к уголовной ответственности, то, исходя из предложенных поправок, а именно по новой статье 761 УК РФ » Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях экономической направленности», возможно для освобождения от уголовной ответственности заплатить в казну штраф в размере пятикратного размера установленного ущерба. А если ущерб не установлен, как это бывает обычно в » заказных делах», т. е. равен нулю, то, как известно по правилам умножения, ноль в пятикратном размере всё равно даёт ноль. Однако, в перечне статей УК РФ, по которым можно заплатить пятикратный штраф, в новой статье 761 УК РФ статья 201 УК РФ и вообще все статьи главы 23 УК РФ отсутствуют. Может быть это случайность? О том, что это не случайность, заставляет задуматься следующее наблюдение.

В новеллах о принудительных работах и ст. 201, и ст. 202, и ст. 205 УК РФ всплывают снова. Это означает, что об этих статьях помнят и знают, только хотят применять их по своему усмотрению, а не по закону.

Далее — в проекте предлагается внести изменения в ст. 15 УК РФ относительно категорий преступлений (небольшой, средней тяжести, тяжкие и т. д.). Предлагается к небольшой тяжести отнести преступления, предусматривающие наказание до трех лет, а не до двух, как сейчас. Тут возникает вопрос о корреляции со сроками давности по делам в зависимости от категории преступления. В настоящее время в УК РФ наблюдается раскорреляция только по преступлениям средней тяжести, срок наказания до пяти лет, а сроки давности до шести лет (небольшая тяжесть: срок наказания до 2-лет — срок давности 2 года; тяжкие — срок наказания до 10 лет — срок давности 10 лет). Вместо того, чтобы хотя бы устранить существующую раскорреляцию по статьям средней тяжести, например, установить сроки давности по средней тяжести 5 лет, согласно проекту поправок предлагается усугубить это расхождение, причем в другую сторону. Категория преступлений небольшой тяжести будет со сроком наказания до 3-х лет, но сроки давности у таких преступлений 2 года. Согласно такой логике, по преступлениям средней тяжести со сроком наказания до 5-ти лет, необходимо установить срок давности 4 года, вместо нынешних 6-ти лет. Однако, третий пакет поправок не включает никаких изменений в ст. 78 УК РФ «о сроках давности».

Возможно, кто-то и замечает эти несуразности, но по каким-то причинам они не исправляются. Невозможно поверить, что это всё просто ускользает из вида экспертов, консультантов, членов профильного комитета ГД РФ. А иначе — это «полицейское лобби»?

На данный момент в судах Москвы и, соответственно, в России может сложиться предельно опасная практика. Хотя в нашей стране «де-юре» не прецедентное право, но «де-факто» — прецедентное. Более чем очевидно, что все смотрят на то, каким образом именно в Москве работает правосудие, и каким образом суды в Москве применяют закон.

Также у правоохранительных органов (полиция, прокурорские работники) нашлась «законодательная лазейка», предоставляющая широкие возможности для «коррупционности», «закошмаривания» бизнеса. Речь о части 2 статьи 201 Главы 23 УК РФ (в действующей редакции до 10 лет лишения свободы, в редакции до 2008 г. — до 5 лет). Многочисленные изменения в плане либерализации, декриминализации и гуманизации уголовного законодательства в части экономических преступлений, проводимые Президентом РФ Д. А. Медведевым, касаются 22 Главы УК РФ (ст. 158-200 УК РФ). Почему-то никто не обращает внимания на 23 Главу УК РФ, хотя данная глава находится в Разделе VIII » Преступления в сфере экономики» УК РФ. Именно в 23 Главе присутствует ст. 201 УК РФ. Сейчас с помощью этой статьи без потерпевших, без ущерба, без стоимостного выражения вида и характера вреда, без заявления организации, чьи интересы нарушены, совершаются рейдерские захваты бизнеса предпринимателей, вышибают из предпринимателей деньги, и, в конечном счете, лишают свободы предпринимателей, их просто сажают. » Лазейка» не закрыта, а » беспредел» продолжает расцветать пышным цветом. Сейчас это становится всё более заметно. В судах нарабатывается практика применения статьи 201 УК РФ, причем с вопиющим нарушением уголовного закона, т. е. без потерпевших, без ущерба, без стоимостного выражения вида и характера вреда, без заявления организации, чьи интересы нарушены.

Дело в том, что сейчас любой руководитель любой организации (включая кредитные организации, страховые, брокерские компании, химические компании, торговые компании, производственные предприятия (молочные, животноводческие), ветеринарные клиники, да и вообще, любое ООО, ИП, ОАО), может быть признан виновным и осужден по части 2 статьи 201 УК РФ при ликвидации предприятия (добровольной или принудительной) или же лишении предприятия лицензии на определенный вид деятельности, или же самостоятельном отказе организации от какой-либо лицензии или специального разрешения, что, по мнению суда является тяжким последствием (как в деле моей супруги).

Наказание, предусмотренное по части 2 статьи 201 УК РФ, сейчас — до 10 лет лишения свободы (УК РФ в редакции до 25.12.2008 г. предусматривает санкцию — до 5 лет лишения свободы). Для этого, согласно позиции Генеральной прокуратуры РФ или Прокуратуры Москвы, утверждающих обвинительные заключения, составленные, а точнее, сфабрикованные Следственным комитетом при МВД РФ (сейчас департамент МВД РФ) или ГСУ ГУВД по Москве, достаточно, чтобы у этой организации была отозвана ранее выданная лицензия на осуществление какого-либо вида деятельности и/или организация была ликвидирована (даже без банкротства, т. е. когда все требования кредиторов удовлетворены в полном объёме в связи с достаточностью активов).

При этом игнорируется, что ликвидация организации происходит в соответствии с ГК РФ (в принудительном или добровольном порядке). Абсолютно не принимается во внимание факт отсутствия заявления от какого-либо юридического лица или физического лица (например, акционера) о причинении ущерба или вреда. В деле отсутствуют потерпевшие. Ущерб отсутствует. Стоимостное выражение, а также вид и характер вреда отсутствует. Тяжким последствием, по мнению прокуроров, является факт отзыва лицензии и/или ликвидации организации как структурной единицы банковской, страховой, химической, металлургической, ветеринарной, торговой или любой другой сферы экономики. В правовом смысле игнорируется, что отзыв лицензии и/или ликвидация кредитной организации или другой любой организации— является крайней мерой воздействия Банка России или другого лицензирующего органа в отношении кредитной организации или любой другой организации. Банк России как и другой лицензирующий орган применяет такие меры в соответствии с КоАП, на основании ГК РФ, ФЗ » О Центральном банке РФ (Банке России)», ФЗ «О банках и банковской деятельности». Таким образом, это лежит в плоскости применения Кодекса об административных правонарушениях, в плоскости административной ответственности. Силовые органы же умышленно допускают смешение видов и оснований административной и уголовной ответственности, а суды штампуют абсурдные решения.

Как же быть с рисками предпринимательской деятельности, которые несут на себе собственники (акционеры)? Отзыв лицензии (если она необходима для осуществления деятельности) и/или прекращение деятельности организации (принудительная или добровольная) — это именно те риски, которые в соответствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст.34) , ГК РФ, законом » Об акционерных обществах» относятся к рискам предпринимателей — собственников (акционеров).

Каким образом при этом ущемляются права государства? В лице какого конкретного органа государственной власти, представленной исполнительной, законодательной и судебной ветвями, выступает ущемленное в правах государство? Чьи конкретно, каких государственных органов нарушенные интересы и права защищают в суде государственные обвинители? Кто, то лицо, а именно его интересы должен представлять государственный обвинитель (прокурор), с которым согласно Конституции РФ, УК РФ и УПК РФ у обвиняемого (подсудимого) есть право примириться, т. к. преступления, предусмотренные ст. 201 УК РФ в редакции до 25.12.2008 года, относятся к преступлениям средней тяжести, по которым в порядке ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ возможно прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Потерпевших нет, примириться не с кем. Ни на один конкретный вопрос нет ответа в тексте обвинительного заключения, а в судебном заседании государственный обвинитель лишь отвечает, что потерпевших не установлено, государство не потерпело, ущерб не установлен, но совокупностью доказательств по делу вина руководителя организации установлена. Причём в качестве руководителя организации рассматривается на усмотрение правоохранителей и суда могут быть и генеральный директор (единоличный исполнительный орган), и его заместители, и члены коллегиального исполнительного органа, и члены Совета директоров и его председатель, и акционеры организации. Можно выбрать любого, что очень удобно в «заказных делах».

Отредактировал razPutin (20-09-13 19:21:29)

3 Ответ от участника razPutin 20-09-13 19:24:25 — несколько лет назад

  • razPutin
  • Гость

Ответ: Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

Применение нормы о злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК РФ) в судебной практике

Преступления в сфере экономики занимают важное место в структуре Особенной части УК РФ. Наряду с другими, в их число законодатель включил группу преступлений, видовым объектом которых являются интересы службы в коммерческих и иных организациях. Таким образом, в настоящее время в УК РФ дифференцирована ответственность должностных лиц (гл. 30 УК РФ) и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК РФ). С учетом новизны последних составов преступлений анализ складывающейся судебной практики по применению соответствующих норм представляется актуальным. В рамках данной статьи особое внимание будет уделено составу злоупотребления полномочиями, поскольку эта норма фактически является общей по отношению к другим нормам, предусмотренным гл. 23 УК РФ. Поэтому уяснение признаков данного преступления во многом влияет на правильность квалификации других общественно опасных деяний, указанных в гл. 23 УК РФ.
Итак, злоупотребление полномочиями выражается в использовании лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (п. 1 ст. 201 УК РФ).
Изучение судебной практики показывает, что при квалификации злоупотребления полномочиями у судов по ряду вопросов отсутствует единообразное понимание признаков названного преступления, что нередко приводит к его ошибочной уголовно-правовой оценке.
Так, субъектом указанного преступления может быть управленец, выполняющий соответствующие функции в коммерческой или иной (некоммерческой) организации, за исключением государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений (примечание 1 к ст. 201 УК РФ).
Одной из разновидностей коммерческих организаций является государственное или муниципальное унитарное предприятие. Об этом четко говорится в ст. 113 ГК РФ. Однако не все суды учитывают данное обстоятельство.
Так, по приговору Оренбургского районного суда наряду с другими преступлениями за должностной подлог была осуждена П. -старший бухгалтер расчетного отдела бухгалтерии государственного унитарного авиапредприятия. Признавая П. должностным лицом, суд сослался лишь на то, что она «имела в своем подчинении определенный круг лиц, руководила их деятельностью, организовала их работу, выполняла организационно-распорядительные функции»(1). Вопрос об организационно-правовой форме организации и ее влиянии на квалификацию преступления в приговоре не рассматривался. ***
Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда не согласилась с доводами адвокатов о том, что осужденные по п. 1 ст. 293 УК РФ директор и исполняющий обязанности директора котельной поселка, которая является структурным подразделением муниципального унитарного предприятия «Первоуральское управление тепловых сетей», не являются должностными лицами. Как отмечается в ее определении: «Учитывая организационно-правовую форму указанного предприятия, доводы жалоб и представления о том, что Коробейников и Овчинников не являются субъектами преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ, являются необоснованными»(2).
* **
Приморским районным судом г. Новороссийска Краснодарского края К. осужден по п. 1 ст. 285 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая заместителем директора по учебной части государственного унитарного предприятия Учебный комбинат
«Приморский» и являясь должностным лицом, злоупотребил своими должностными полномочиями из корыстной заинтересованности(3).
На аналогичные ошибки неоднократно обращал внимание Верховный Суд РФ(4).
Следует отметить, что некоторые специалисты не придают значения данному факту. Так, рассматривая совокупность коммерческого подкупа с другими преступлениями, В. Мазеин и П. Елисов приводят пример правильной, по их мнению, квалификации содеянного по ст. 292 УК РФ, в котором субъектом служебного подлога был признан В. — мастер Ржевских электрических сетей ОАО «Тверской энергетической системы»(5). В соответствии со ст. 292 УК РФ субъектами этого преступления могут быть лишь должностное лицо, а также государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами. Названные лица не могут осуществлять свои функции в коммерческих организациях, к числу которых относится ОАО «Тверская энергетическая система».
Судебная практика свидетельствует о неоднозначности квалификации действий лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, связанных с превышением предоставленных им полномочий.
Так, Л., работая в должности заведующего магазином ООО ЛТД «Автозил», имея умысел на извлечение выгоды для себя, без согласования своих действий с руководством ООО «Автозил» заключил с частным предпринимателем Г. договор от имени ООО «Автозил», по которому без предварительной оплаты получил продукцию, не оприходовал ее, продал неустановленным лицам, а полученные деньги потратил на личные нужды. Действия Л. были квалифицированы по п. 1 ст. 201 УК РФ, хотя в приговоре указано, что Л. признал себя виновным в превышении своих служебных полномочий(6).
***
В другом случае главный бухгалтер муниципального унитарного предприятия «Молочник» К. обвинялась в злоупотреблении полномочиями. Приобретя в одном из колхозов молоко, она незаконно с использованием своих служебных полномочий, не заключив с МУП договор на переработку молока, не оплатив в кассу МУП стоимость за данную услугу, дала указание работникам МУП переработать закупленное ей молоко, а затем отпустить его на принадлежащие ей торговые точки. Оправдывая К. по п. 1 ст. 201 УК РФ, суд указал: «Действия по поставке молока на МУП, а также по отдаче распоряжений об отпуске готовой продукции не могут входить в состав преступления, предусмотренного ст. 201 УК, поскольку данные функции управленческой деятельности должностными обязанностями главного бухгалтера не являлись, в связи с чем подсудимая не злоупотребляла своими полномочиями»(7).
Примерно также обстоит дело с решением этого вопроса в уголовно-правовой науке. «. Превышение полномочий является частным случаем злоупотребления полномочиями и отсутствие в законе специальной нормы не исключает возможности привлечения к уголовной ответственности по статье УК, предусматривающей норму общего характера, каковой в данном случае является ст. 201 УК»(8). Представляется, что нормы о злоупотреблении полномочиями и их превышении не могут соотноситься как общая и специальная. Законодатель не случайно предусматривает в гл. 30 УК ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» и ст. 286 «Превышение должностных полномочий», что показывает отличие названных преступлений, остается не ясным, почему применительно к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях данное обстоятельство предлагается не учитывать. Специалисты обоснованно отмечают, что отсутствие нормы о превышении полномочий — пробел уголовного законодательства и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК РФ(9). В подтверждение этого можно сослаться и на КоАП РФ, предусматривающий ответственность за совершение лицом, выполняющим управленческие функции в организации, сделок или иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий (ст. 14.22).
Одним из признаков субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является цель получения выгод для себя или других лиц. В аналогичной норме о злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) законодатель говорит о корыстной заинтересованности должностного лица. При этом в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР от
30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» разъясняется, что «злоупотреблением служебным положением из корыстной заинтересованности следует считать такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения государственных или общественных средств в свою собственность или собственность других лиц». Представляется, что данным разъяснением следует руководствоваться и при квалификации злоупотребления полномочиями, поскольку корыстная заинтересованность и цель извлечения выгод для себя или других лиц схожи. Таким образом, если лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило имущественную выгоду путем незаконного безвозмездного обращения имущества в свою собственность, то его действия образуют хищение чужого имущества. Обоснованность этого вывода подтверждается и судебной практикой.
Так, директор магазина ЗАО ВК «Омтор» А., используя свое служебное положение, неоднократно присваивала вверенные ей деньги и товарно-материальные ценности, которые тратила на личные нужды. С этой целью она не проводила по товарным отчетам накладные на поставку товара, составляла необоснованные акты списания и уценки товара. Органами предварительного следствия ее действия были квалифицированы по п. 2 ст. 201, п. 3 ст. 327 и п. 3 ст. 160 УК РФ. Однако суд исключил из обвинения А. ч. 2 ст. 201 УК, поскольку ее действия полностью охватываются п. 3 ст. 160 УК(10). В данном случае действия А. были дважды квалифицированы, хотя хищение имущества не может являться злоупотреблением полномочиями, предусмотренным ст. 201 УК РФ, поскольку предполагает безвозмездное изъятие чужого имущества. Одно и то же деяние не может одновременно оцениваться как злоупотребление полномочиями и хищение чужого имущества.
***
Борисоглебским городским судом В. осуждена по п. 1 ст. 201 УК РФ. Работая директором муниципального торгового коммерческого предприятия, В. для получения незаконных доходов передавала в аренду помещения магазина «Стройматериалы», входящего в состав предприятия, и прилегающую к нему землю без надлежащего оформления этих договоров; полученные от нанимателей деньги она в кассу не сдавала, а присваивала, причиняя тем самым существенный вред интересам организации и города. Органами следствия ее действия были квалифицированы как присвоение чужого имущества. С учетом этого президиум Воронежского областного суда своим постановлением приговор отменил и дело направил на новое судебное рассмотрение.
Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене данного постановления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила, отметив следующее. Учитывая, что, по смыслу закона, присвоение как форма хищения представляет собой действия виновного по изъятию вверенных ему товарно-материальных ценностей и обращению их в свою пользу, суд пришел к правильному выводу об отсутствии в содеянном В. состава данного преступления, поскольку она присваивала не средства, вверенные ей учредителями муниципального коммерческого предприятия, а денежные суммы, полученные от арендаторов (не являющихся работниками данного предприятия) и не поступавшие в кассу предприятия, т.е. не находившиеся в его собственности(11).
И в этом случае верность квалификации содеянного не вызывает сомнений.
Вместе с тем следует учитывать, что если совершаются два самостоятельных преступления, а именно злоупотребление полномочиями и хищение, то их следует квалифицировать по совокупности.
|Так, А. работал в должности начальника службы городской канализации МУП «Оренбургводоканал». Зная, что с одного из объектов была демонтирована и складирована на территории водозабора чугунная труба, он тайно похитил ее и использовал при прокладке канализационной трассы вдоль индивидуальных жилых домов. Для выполнения работ К. незаконно привлек технику и работников МУП, не осведомленных о его намерениях. Выполнив прокладку канализационной трассы общей протяженностью 460 м, К. получил от собственников домов денежные средства в размере 210 тыс. руб. Его действия были квалифицированы по совокупности таких преступлений, как кража (ст. 158 УК РФ) и злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ)(12).
В данном случае налицо злоупотребление полномочиями, выразившееся в использовании благодаря служебным полномочиям принадлежащей предприятию техники и труда работников без соответствующей оплаты этих услуг. Таким образом, была реализована цель извлечения материальной выгоды. Хищение путем кражи заключалось в противоправном, безвозмездном изъятии чугунной трубы.
Я., работая в должности президента регионального общественного благотворительного фонда «Евразия», используя свои служебные полномочия, не проводя собрание учредителей и участников фонда, оформила протокол об избрании нового состава правления, внеся в него фамилии своих близких знакомых, не уведомив об этом учредителей фонда. После этого, не проводя заседание правления, Я. оформила протокол заседания, в котором указала, что по вопросу о реализации здания административного корпуса с подвалом, принадлежащего на праве собственности фонду, всеми членами правления единогласно принято решение об отчуждении его ООО «Корпорация резервных фондов». Таким образом, она совершила заведомо невыгодную для фонда сделку купли-продажи принадлежащего ему здания по чрезвычайно заниженной стоимости, которая была ниже балансовой стоимости здания. Получив от покупателя здания деньги, Я. передала часть из них своему отцу в качестве «оплаты за аренду его автомобиля», а остальной суммой распорядилась по своему усмотрению. Действия Я. был и квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных п. 1 ст. 201 и п.. 3 ст. 160 УК РФ(13).
В приведенном случае необходимо обратить внимание на действия Я. по совершению заведомо незаконной сделки по продаже имущества. Суд оценил их как злоупотребление полномочиями, хотя такие действия больше соответствуют признакам превышения предоставленных полномочий. Однако, как отмечалось выше, такой состав преступления УК РФ неизвестен.
Наличие признаков субъективной стороны злоупотребления полномочиями входит в основание уголовной ответственности и является обязательным условием правильной квалификации этого общественно опасного деяния. Поэтому в приговоре суда должны найти отражение соответствующие доказательства. Наряду с умыслом и целью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц альтернативной целью виновного может быть нанесение вреда другим лицам. Таким образом, хотя бы одна из названных целей в приговоре суда должна быть установлена. Однако не все суды уделяют этому должное внимание.
Так, К., являясь временно исполняющим обязанности директора ГУП «Омскликероводка», используя свое служебное положение, приобрел для предприятия в ОАО «Сибакадембанк» два векселя на сумму 40 тыс. руб., которые в кассу не сдал. Затем он сдал вексели в банк, а полученные за них деньги присвоил себе. Кроме того, вопреки интересам ГУП, не приняв никаких мер по проверке подлинности векселя, действуя от имени ГУП, заключил с Н. договор купли-продажи векселя ТОО КБ «Сибирский купеческий банк» номиналом 500 тыс. руб. за 1 млн руб., согласно которому ГУП взяло на себя обязанность оплатить Н. указанную сумму частями. После этого К. принял вексель. При предъявлении векселя банк отказался его оплачивать, поскольку данный вексель банком не выпускался. Действия К. были квалифицированы по п. 3 ст. 160 и п. 1 ст. 201 УК РФ. Аргументируя квалификацию по п. 1 ст. 201 УК РФ, суд отметил, что подсудимый при заключении сделки действовал вопреки законным интересам организации, не исполнив добросовестно обязанности, возложенные на него при заключении таких сделок. К. умышленно не проверил сам и не поручил провести проверку уполномоченным работникам предприятия, не установив таким образом, имеется ли у предприятия реальная возможность получить денежные средства по данному векселю. Внешний вид векселя и его содержание, а также отсутствие у Н. акта приема-передачи, нежелание векселедержателя самому предъявить его к оплате при отсутствии для этого реальных препятствий объективно вызывали сомнения в том, что сделка для предприятия не будет убыточной(14).
Вместе с тем в приговоре следовало указать, какую цель преследовал подсудимый и в чем конкретно это выразилось. Приведенная судом аргументация однозначно не свидетельствует о том, что действия К. полностью подпадают под признаки злоупотребления полномочиями. Нередко в приговорах содержится лишь общая формулировка цели данного преступления без указания того, какие конкретно выгоды от преступления получил виновный и чем это подтверждается.
При привлечении к уголовной ответственности за преступления, предусмотренные гл. 23 УК РФ, необходимо учитывать, что если вред причинен исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, то уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия (примечание 2 к ст. 201 УК РФ). Данное примечание распространяется только на преступления указанной главы УК РФ. Поэтому уголовные дела о преступлениях лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях, предусмотренные в других главах УК РФ, возбуждаются на общих основаниях.
Так, суд первой инстанции отменил постановление следователя о возбуждении уголовного дела по подп. «в» п. 2 ст. 160 УК в отношении начальника ГКС «Павелецкая», являющейся структурным подразделением ООО «Мострансгаз». По мнению суда, дело не могло быть возбуждено без заявления и согласия руководителя коммерческой организации, которой причинен вред. Однако судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила данное постановление, указав, что по делам этой категории не требуется получения заявления либо согласия руководителя коммерческой организации, которой причинен вред, т.к. все формы собственности охраняются законом от хищения в равной степени(15).
Вместе с тем важно отметить, что ст. 23 УПК РФ, устанавливающая порядок уголовного преследования за преступления, предусмотренные гл. 23 УК РФ, значительно отличается от примечаний 2 и 3 к ст. 201 УК РФ. Обратимся к ее содержанию: «Если деяние, предусмотренное главой 23 Уголовного Кодекса Российской Федерации, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия». Во-первых, если в примечании 2 к ст. 201 УК говорится о порядке преследования в случаях, когда вред причинен только коммерческой организации, то соответствующая статья УПК распространяет его и на ситуации причинения вреда иным (некоммерческим) организациям. Во-вторых, по УК требуется заявление или согласие организации, а по УПК — руководителя организации.
***
Шнитенков Андрей Владимирович
Доцент кафедры уголовного права и криминологии Оренбургского института МПОА. Кандидат юридических наук, доцент. Специалист в области проблем ответственности за преступления против интересов службы.
Родился 28 августа 1974 г. в г. Оренбурге. В 1995 г. окончил Омскую высшую школу милиции МВД России. С 1998 г. занимается преподавательской деятельностью.
Автор более 45 научных работ: «Ответственность за преступления против интересов государственной службы, совершенные при отягчающих обстоятельствах» (Оренбург, 2000); «Множественность преступления; (Понятие, формы, значение)» (Оренбург, 2001); «Понятие должностного лица в уголовном праве» (Оренбург, 2002); «Ответственность за преступления против интересов государственной службы и интересов службы в коммерческих и иных организациях» (СПб., 2006) и др.
***
(1) Архив Оренбургского районного суда. 1999 г. Уголовное дело N 1 -53.
(2) Определение Судебной коллегии по уголовным делам от 5 сентября 2003 г. N 22-6361 // Свердловский областной суд (последнее посещение — 27 января 2005 г.).
(3) Постановление Президиума Краснодарского краевого суда от 23 декабря 2004 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 1. С. 30.
(4) См., напр.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 30 ноября 1999 г. по делу Пановой // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 11. С. 15.
(5) См.: Мазеин В., Елисов П. Практика применения ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп) // Право и экономика. 2005. N 9. С. 62.
(6) Архив Первомайского районного суда г. Омска. 1998 г. Уголовное дело N 1 -854.
(7) Архив Оренбургского районного суда, 2004 г. Уголовное дело N 1 -2.
(8) Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 297.
(9) См.: Пэрдейчик С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих и иных организаций. Волгоград, 2000. С. 39.
(10) Архив Центрального районного суда г. Омска. 2005 г. Уголовное дело N 1-102.
(11) Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 2.
(12) Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга. 2004 г. Уголовное дело N 1 -285.
(13) Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга. 2004 г. Уголовное дело N 1 -313.
(14) Архив Центрального районного суда г. Омска. 2005 г. Уголовное дело N 1-13.
(15) Обзор судебной практики за первый квартал 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6.

Сообщений [ 3 ]

Страниц 1

Вы должны войти или зарегистрироваться чтобы отвечать на сообщения

Тему просматривают: 1 гость

Срок давности по мошенничеству с кредитами в России?

Мой брат в 2005 г в ноябре взял в кредит автомобиль, продал его спустя 1 месяц, в банк ни одной проплаты сделано не было, сейчас коллекторское агенство грозится подать в суд и обратиться в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст 159. Подскажите, пожалуйста, не прошел ли срок исковой давности по кредиту и могут ли начать в его отношении уголовное дело о мошенничестве? Ведь прошло уже 6 лет.

Что надо предпринять в нашем случае?

Ответы юристов (6)

Банк может обратиться с заявлением в полицию о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ. Нормами ГК РФ установлено, что общий срок по долгам составляет 3 года, но если банк продал долг коллекторскому агенству, то возможно требование и по истечении этого периода.

Есть вопрос к юристу?

Общий срок исковой давности — три года (ст. 196 Гражданского кодекса РФ).

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения (п.п. 1, 2 ст. 200 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, трехлетний срок исковой давности в вашем случае начинает течь с момента, когда должен был быть возвращен кредит, а по процентам — с момента, когда заемщик должен был их уплачивать.

На мой взгляд, в действиях брата нет состава преступления, предусмотренного ст. 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество).

Мошенничество- это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Брат не приобретал права на денежные средства путем обмана или злоупотребления доверием.

Брату следует изучить условия кредитного договора. Если срок исковой давности прошел (из вашего вопроса это неясно), то в суде вам необходимо будет заявить о применении срока исковой давности. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ).

Если срок исковой давности не прошел, можно предположить, что суд удовлетворит иск банка (коллекторского агентства) и взыщет деньги с брата.

Перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления, т.е. продажа банком задолженности брата по кредитному договору никак не влияет на срок исковой давности (ст. 201 Гражданского кодекса РФ).

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения. Ваш кредит имел срок погашения. С этого срока считайте срок исковой давности — три года.

К уголовной ответственности могут привлечь Вашего брата по ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности». Злостное уклонение гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

По ст. 159 — Мошенничество дело также могут возбудить. Мошенничество — хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Чужое имущество в данном случае — деньги кредитной организации, обман — заключение кредитного догвора без намерения его исполнять (ни одного платежа сделано не было, залоговое имущество тут же продано). Указанные Вами обстоятельства пока не в пользу Вашего брата.

В Вашем случае имеет смысл предпринять меры по урегулированию вопроса о возврате кредита. При этом необходимо постараться максимально уменьшить штрафные санкции, если это возможно. С этой целью можно обратиться в суд с иском о расторжении кредитного договора, и снижать сумму задолженности уже через суд.

За мошеннические действия брата могут привлечь к уголовной ответственности, по ст.159 УК РФ , если не появятся основания для отказа в возбуждении уголовного дела в связи истечением сроков давности уголовного преследования (ст.24 УПК РФ, ст.78 УК РФ), и по ст.177 УК РФ тоже

Но кредитная история брата оставляет желать лучшего. Вряд ли он сможет воспользоваться следующим кредитом, странно что банк только что спохватился. И коллекторы не отстанут, если не остановить.

Уголовная ответственность за действия, который совершил Ваш родственник безусловно есть.

1) вступить в переговоры с банком, где попытаться предложить им график погашения долга;

2) не вступать в переговоры с коллекторским агентством- необходимо убедиться на каких условиях был передан Ваш долг;

3) возбудить уголовное дело может, только собственник «вещи-автомобиля», необходимо внимательно читать кредитный договор, кому принадлежал «автомобиль», если банку, то ст.159, часть зависит от суммы ущерба, если Вам то ст.177 соответственно, повторюсь , что уголовное правонарушение есть.

Срок исковой давности — ст.159 ч.4 У.К.Р.Ф.(и далее уголовный кодекс Р.Ф.)- особо крупный размер (примечания к ст.158 свыше миллиона рулей), относиться к категории тяжких ст.15 ч. 4 , срок давности по привлечению к уголовной ответственности ст.78 ч.1 п.1 «в» 10 лет — истекает в 2015 году —- это если брать в Вашем случае по максимуму.

Формально признаки состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ усматриваются, однако органы полиции не будут возбуждать уголовное дело по данному факту 100 процентов. Вашему брату необходимо определиться с позицией, почему он продал автомобиль, был ли у него умысел обмануть тем самым банк, собирался ли он платить кредит, почему он производил ежемесячные выплаты. Если грамотно ответить на все эти вопросы, то не будет состава преступления и тем самым уголовное дело не будет возбуждено.

Действия Вашего брата подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (преступление относится к категории небольшой тяжести). Срок давности два года. В связи с этим фактом сотрудники полиции неохотно будут проводить проверку по заявлению банка и решение всегда будет только одно — отказ в возбуждении уголовного дела.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.