Ст 3 закон об адвокатской деятельности и адвокатуре

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» о страховании риска ответственности адвоката

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» О СТРАХОВАНИИ РИСКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ АДВОКАТА

Г. К. Шаров, первый вице-президент Федерального союза адвокатов, член Совета Федеральной палаты адвокатов, вице-президент Международного союза (содружества) адвокатов, директор адвокатской конторы «СантаЛекс» Московской городской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук.

Статья 19. Страхование риска ответственности адвоката

Комментарий к статье 19

1. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (п. 2 ст. 7). В Законе говорится о корпоративной (дисциплинарной) и гражданско-правовой (имущественной) ответственности адвоката. Кодекс профессиональной этики адвоката регулирует вопросы дисциплинарной ответственности адвоката перед адвокатской палатой. Пункт 4 ст. 20 Кодекса определяет, что такая ответственность адвоката наступает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед доверителем по конкретному соглашению об оказании юридической помощи или обязанностей перед адвокатской палатой (необоснованный отказ от принятия поручения по делу). Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с Кодексом этики. В пункте 2 ст. 25 Кодекса профессиональной этики установлено, что совет адвокатской палаты субъекта Федерации при принятии решения по дисциплинарному производству помимо применения мер дисциплинарной ответственности может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности. Однако обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю, вправе только суд. Решение совета, обязывающее адвоката возместить такой ущерб доверителю, выходит за пределы компетенции совета и носит для адвоката скорее рекомендательный, чем обязательный характер. Гражданский кодекс РФ (далее — ГК РФ) определяет условия гражданско-правовой ответственности, во-первых, за нарушение обязательств (гл. 25), во-вторых, вследствие причинения вреда, когда потерпевший и причинитель вреда, как правило, не состоят в договорных отношениях (гл. 59). Гражданско-правовая ответственность адвоката в связи с его профессиональной деятельностью, адвокатским статусом и принадлежностью к адвокатскому образованию перед доверителем, адвокатским образованием, адвокатской палатой и третьими лицами может наступить как за нарушение обязательств (договорная), так и за причинение вреда (деликтная). Например, договорная перед доверителем по договору об оказании юридической помощи, или деликтная перед адвокатским образованием или судом, если, выполняя свои профессиональные обязанности, адвокат причинит им имущественный вред. Деликтом (противоправным действием или бездействием), как правило, является любое нарушение чужого субъективного права, повлекшее причинение вреда другому лицу, которое порождает обязанность возместить этот вред. При посягательстве на нематериальные блага гражданина, а также в иных случаях, предусмотренных законом, возможна обязанность компенсации морального вреда. В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует кроме общих норм гражданского законодательства руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной. Общими условиями деликтной ответственности, как правило, являются: противоправность поведения причинителя вреда, наступление вреда и его причинная связь с поведением причинителя вреда, а также вина причинителя вреда (умысел или неосторожность). Наличие всех этих условий требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Вред, как правило, подлежит возмещению в полном объеме (включая моральный вред в случаях, предусмотренных законом) и чаще всего возмещается в виде компенсации убытков (ст. 15 ГК РФ). Ограничить объем возмещения вреда может только закон. Нарушение гражданско-правовых обязательств (чаще всего договорных) может повлечь для нарушителя обязанность возместить причиненные потерпевшему убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду). Такая ответственность применяется независимо от того, предусмотрена она договором или отраслевым законодательством, регулирующим данное обязательство. Именно такая ответственность возникает у сторон гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи, и именно об этой профессиональной имущественной ответственности адвоката говорится в Законе об адвокатуре. Адвокат, как и любой гражданин, отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК РФ). Адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката. 2. Закон об адвокатуре устанавливает, что любую юридическую помощь любому лицу (включая бесплатную для граждан и помощь по назначению) адвокат оказывает на основе гражданско-правовых договоров. Например, договор на осуществление защиты по назначению в уголовном судопроизводстве является разновидностью договора в пользу третьего лица, сторонами которого являются адвокат и государство в лице уполномоченных органов и должностных лиц (дознавателя, следователя, прокурора или суда), которые действуют как законные представители государства на основании полномочий, предоставленных им Уголовно-процессуальным кодексом РФ (далее — УПК РФ). Это возмездный договор с оплатой по установленным тарифам за счет средств бюджета, заключение которого обязательно для адвоката (подробнее см. комментарий к ст. 26 Закона об адвокатуре). Поскольку профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей. 3. Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к таким существенным условиям размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения. Однако, если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (ст. 15 ГК РФ). Поэтому применительно к ст. 432 ГК РФ условия о размере и характере ответственности адвоката не должны относиться к существенным условиям договора. Размер и характер ответственности адвоката определяются в соответствии с ГК РФ. Убытки подлежат возмещению в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 15 ГК РФ). При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условия об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК РФ). Целесообразно законодательно предусмотреть ограничение имущественной ответственности адвоката, но пока закон не ограничивает размер ответственности адвокатов за нарушение обязательств по договорам об оказании юридической помощи. Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств. Адвокат, а не доверитель заинтересован закрепить в договоре условия об ограничении размера и характере своей ответственности, в случае если неосторожным нарушением обязательств по договору будет причинен ущерб доверителю. Примером такого ограничения ответственности может служить ст. 777 ГК РФ, которая применительно к договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ предоставляет возможность установить в этих договорах ответственность исполнителя перед заказчиком только за реальный ущерб (без упущенной выгоды) в пределах стоимости работ по договору и даже в пределах стоимости лишь той работы, в которой выявлены недостатки. 4. Пункт 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть, кроме размера ответственности, также и характер ответственности адвоката. Ни ГК РФ, ни законодательство о страховании не содержат термин «характер ответственности». В юридической литературе этот термин употребляется только применительно к понятиям «солидарная» и «субсидиарная ответственность». Представляется, что под характером ответственности следует понимать любые условия ответственности, кроме ее размера. Например, условия об устранении или ограничении ответственности за убытки в виде неполученных доходов (упущенной выгоды), условия ответственности двух и более адвокатов, принявших исполнение поручения (солидарная, субсидиарная, долевая). 5. Исключением из общего правила о внедоговорном характере деликтных обязательств является ответственность, предусмотренная ст. 1095 ГК РФ за причинение вреда вследствие недостатков оказанной услуги только в потребительских целях (а не для использования в предпринимательской деятельности). В соответствии с этой статьей вред, причиненный гражданину либо юридическому лицу вследствие недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины и от того, состоял потерпевший с ним в договорных отношениях или нет. Такой вред подлежит возмещению в течение десяти лет со дня оказания услуги, а в ряде случаев — независимо от времени причинения вреда (ст. 1097 ГК РФ), и соглашение об ограничении размера ответственности до причинения вреда ничтожно (ст. 400 ГК РФ). Эта норма появилась в ГК РФ вслед за Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей» и применяется исключительно в случаях оказания услуги в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Закон о защите прав потребителей в первоначальной редакции называл субъектом ответственности только предпринимателей, но в действующей редакции распространил ответственность на любых лиц, оказывающих возмездные услуги. Закон о защите прав потребителей определяет потребителя как гражданина, имеющего намерение заказать либо заказывающего, приобретающего или использующего услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Представляется, что юридическая помощь, оказываемая адвокатами, не должна относиться к потребительским услугам. Это подтверждается правом адвоката и доверителя устанавливать размер (а значит, и ограничивать его) ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения (подп. 5 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре). 6. Общими условиями возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, являются: факт нарушения обязательства; наличие убытков; причинная связь между убытками и нарушением обязательств; а также вина нарушителя обязательств (умысел или неосторожность), если законом или договором не предусмотрены иные основания ответственности (ст. 401 ГК РФ). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Заявляя требования о возмещении убытков в связи с нарушением адвокатом условий договора об оказании юридической помощи, доверитель должен доказать: — факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи; — наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера; — прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом своего обязательства. Отсутствие вины должно доказываться адвокатом. 7. ГК РФ к существенным условиям договора, без соглашения по которому он считается незаключенным, относит, прежде всего, условия о предмете договора (ст. 432). Закон об адвокатуре (п. 4 ст. 25) к существенным условиям договора об оказании юридической помощи также относит предмет поручения. Предметом договора на оказание юридической помощи является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности, которые могут иметь или не иметь материальный результат. Иными словами, предметом договора об оказании юридической помощи является не результат, а действия, направленные на достижение результата. ГК РФ устанавливает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется, если соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут договориться об иных условиях. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон (ст. 421). Круг обязанностей адвоката по договору об оказании юридической помощи может выходить за рамки обязанностей, прописанных в тексте самого договора. Обязанность адвоката совершить определенные действия может возникнуть только после наступления результата от других его действий. В зависимости от вида юридической помощи значительная часть обязанностей адвоката может содержаться в законах и иных правовых актах (например, в Законе об адвокатуре или в процессуальном законодательстве). Кодекс профессиональной этики адвоката является не правовым, а корпоративным нормативным актом, и нарушение установленных им норм влечет не имущественную, а дисциплинарную ответственность адвоката. Но в определенных случаях отдельные нормы Кодекса могут применяться как обычаи делового оборота. Таким образом, нет и, как правило, не может быть исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение или ненадлежащее исполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Является или не является совершение определенных действий (бездействий) обязанностью адвоката по конкретному соглашению об оказании юридической помощи — вопрос, который должен быть предметом доказывания заинтересованным лицом. 8. Прямая причинная связь между убытками доверителя и неисполнением или ненадлежащим исполнением адвокатом своих обязанностей по соглашению об оказании юридической помощи является наиболее труднодоказуемой. Как правило, результат по судебному делу зависит от множества факторов. Даже если адвокат не исполнит своих обязательств, суд обязан вынести законный и обоснованный (ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, далее — ГПК РФ), а по уголовному делу еще и справедливый вердикт (ст. 297 УПК РФ). Вступившее в законную силу судебное решение или приговор презюмируются законными и обоснованными, пока они не отменены или не изменены в установленном порядке. Поэтому пропуск срока подачи кассационной жалобы, неявка в судебное заседание и т. п. далеко не всегда могут быть причиной убытков доверителя. Например, чтобы доказать, что ошибка адвоката привела к ошибочному решению, это решение должно быть отменено по причинам, в которых виновен адвокат, и вынесено новое решение в интересах доверителя. В этом случае убытки доверителя могут быть связаны с задержкой принятия законного судебного решения, а также с оплатой гонорара адвокату, нарушившему свои обязательства. А. А. Федонкин в интервью журналу «Адвокат» (2004 г., N 2) говорил о возможности адвоката заключать с доверителями договоры с имущественной ответственностью адвоката за результат по делу и приводит пример, что таким результатом может быть удовлетворение или отказ в удовлетворении иска. В связи с этим утверждением необходимо отметить следующее. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», отметил, что не подлежат удовлетворению требования исполнителя о выплате вознаграждения, если истец обосновывает их условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности). Такая позиция объясняется тем, что зависимость гонорара от будущего решения государственного органа по существу является договором пари (ст. 1062 ГК РФ) и поэтому не подлежит судебной защите. 9. Закон об адвокатуре впервые в истории российской (советской и постсоветской) адвокатуры предусмотрел страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвоката за нарушение условий соглашения об оказании юридической помощи. Подпункт 6 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, которым предусматривается обязанность адвоката страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, вступает в силу с 1 января 2007 г. До этого времени адвокат вправе осуществлять добровольное страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности. Любое страхование призвано защитить в первую очередь интересы страхователя и облегчить ему бремя возможной имущественной ответственности. Адвокат, застраховавший свою профессиональную имущественную ответственность (в порядке добровольного или обязательного страхования) в пользу доверителя, в случае, когда страховое возмещение недостаточно, для того чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и подлежащим возмещению размером ущерба (ст. 1072 ГК РФ). 10. В отношении частнопрактикующих нотариусов Основы законодательства о нотариате также устанавливают обязательное страхование их профессиональной деятельности. Нотариус не вправе выполнять свои обязанности без заключения договора страхования. Страхование деятельности нотариусов организуют региональные и Федеральная нотариальные палаты. В отношении адвокатских палат Закон об адвокатуре, к сожалению, не предусматривает обязанность организовать страхование профессиональной имущественной ответственности адвокатов. 11. Средства, переводимые адвокатом на страхование профессиональной ответственности, отчисляются из получаемого вознаграждения (подп. 3 п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре). Представляется, что эту норму закона не следует толковать буквально. Она продиктована тем, что адвокат, как правило, не может заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме адвокатской. Законодатель исходит из того, что у адвоката единственным источником средств существования, следовательно и средств на страхование профессиональной ответственности, является получаемое им вознаграждение за осуществление адвокатской деятельности. Применительно к налогу на доходы физических лиц и единому социальному налогу средства, отчисляемые на страхование профессиональной ответственности, уменьшают налоговую базу этих налогов независимо от формы страхования — обязательной или добровольной. 12. Комментируемая статья устанавливает, что адвокат осуществляет страхование риска своей профессиональной ответственности в соответствии с федеральным законом. Что означает фраза «в соответствии с федеральным законом»? Для добровольного страхования достаточно существующего законодательства. Например, Министерство финансов РФ, не дожидаясь какого-то специального федерального закона, выдало лицензию ОАО «Московская страховая компания» на страхование риска профессиональной имущественной ответственности адвокатов . ——————————— Страхование профессиональной ответственности адвокатов: будущее начинается сегодня // Адвокат. 2004. N 2.

Для обязательного страхования Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ст. 3) указал, что условия и порядок обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. Далее в указанной статье приводится внушительный перечень положений, которые должен определять такой федеральный закон. Но поскольку обязательное страхование риска профессиональной ответственности адвокатов относится к особой форме обязательного страхования — негосударственному обязательному страхованию, то условия такого страхования в значительной степени определяются сторонами в договоре страхования . ——————————— Комментарий к страховому законодательству. М.: Юристъ, 2002.

В соответствии с п. 3 ст. 936 ГК РФ при обязательном страховании объекты, подлежащие обязательному страхованию, риски, от которых они должны быть застрахованы, и минимальные размеры страховых сумм определяются законом. Понятие объектов страхования и рисков, от которых они страхуются, определены Законом об организации страхового дела (ст. 4 и 9). Объектами имущественного страхования могут быть, в частности, имущественные интересы, связанные с обязанностью возместить причиненный другим лицам вред (страхование гражданской ответственности). Страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Закон об адвокатуре в комментируемой статье устанавливает объекты страхования и риски, от которых они страхуются. Объектом страхования являются имущественные интересы адвоката, связанные с его обязанностью возместить причиненный доверителю вред в случае нарушения адвокатом условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи. Риск, от которого страхуется объект, — это предполагаемое нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи, на случай наступления которого проводится страхование. Таким образом, единственным условием введения обязательного для адвоката страхования риска его профессиональной имущественной ответственности, которое пока не определено законом, является минимальный размер страховой суммы. Для его определения достаточно принять соответствующее дополнение к Закону об адвокатуре. Так, в Основах законодательства о нотариате установлено обязательное страхование профессиональной ответственности нотариусов. В Основах не указывается, что страхование осуществляется «в соответствии с федеральным законом», но определяется, что страховая сумма не может быть менее 100-кратного установленного законом минимального размера оплаты труда. Нотариус действует от имени Российской Федерации и в соответствии с Конституцией РФ призван путем совершения нотариальных действий обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Деятельность нотариуса не менее, если не более, общественно значима и ответственна, чем адвокатская. Убытки от профессиональных ошибок нотариуса могут быть не меньше, чем от ошибок адвоката. Поэтому минимальный размер страховой суммы при страховании профессиональной ответственности адвокатов вряд ли должен быть выше минимального размера страховой суммы, установленного для нотариусов. 13. Страхование гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору Закон об организации страхового дела (ст. 32.9) называет самостоятельным видом имущественного страхования. Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается только в случаях, предусмотренных законом. По договору страхования риска ответственности адвоката за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя — адвоката, и обязательное страхование адвоката осуществляется только за его счет. Адвокатское образование или палата не могут быть страхователями риска профессиональной ответственности адвоката, поскольку они не являются стороной договора об оказании юридической помощи. Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным только в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность — выгодоприобретателя (ст. 932 ГК РФ). Если адвокат уклонится от заключения договора обязательного страхования, то суммы, которые он таким образом неосновательно сбережет, взыскиваются по иску органов государственного страхового надзора в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы в соответствии со ст. 395 ГК РФ процентов (ст. 937 ГК РФ). 14. Страховщиками могут быть только юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида (ст. 938 ГК РФ). При заключении договора страхования адвокат обязан сообщить страховщику известные адвокату обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику (ст. 944 ГК РФ). Страховая сумма — предельная сумма, которую страховщик обязуется выплатить в качестве страхового возмещения. Под страховой премией понимается сумма страховых взносов за страхование, которую страхователь обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, установленные договором страхования (ст. 947, 954 ГК РФ). Заместитель генерального директора ОАО «Московская страховая компания» А. А. Федонкин высказал мнение, что по его расчетам адвокат, ведущий дела о разделе совместного имущества супругов, должен ежегодно страховать свою ответственность на сумму около 200 тыс. долл. При этом, вероятно, страховая премия составит не менее 2 тыс. долл. в год. А для адвокатов, ведущих дела бизнеса, страховая сумма и страховая премия при такой логике кратно возрастут. Представляется, что подобный подход к оценке рисков и размерам страховых сумм вызван, с одной стороны, коммерческими интересами страховых компаний, а с другой — незнанием специфики адвокатской деятельности. ГК РФ в ст. 968 предусматривает, что граждане могут страховать свои риски гражданской ответственности по договорам на взаимной основе путем объединения в обществах взаимного страхования необходимых для этого средств. Такие общества осуществляют страхование имущественных интересов своих членов и являются некоммерческими (бесприбыльными) организациями. Особенности правового положения этих обществ и условия их деятельности определяются законом о взаимном страховании (который пока не принят). Страхование обществами взаимного страхования имущества и имущественных интересов своих членов осуществляется, как правило, непосредственно на основании членства. Обязательное страхование путем объединения в общества взаимного страхования допускается только в случаях, предусмотренных законом о взаимном страховании. Во многих странах общества взаимного страхования широко и успешно используются при страховании профессиональных рисков адвокатов. До введения обязательного страхования адвокатов остается не так много времени. Принятие закона о взаимном страховании, предусматривающего возможность обязательного страхования рисков гражданской ответственности адвокатов по договорам на оказание юридической помощи с определением (как и для нотариусов) минимальной страховой суммы в размере 100-кратного установленного законом минимального размера оплаты труда, было бы оптимальным решением вопроса обязательного страхования адвокатов. Если бы закон о взаимном страховании разрешил адвокатам создавать в субъектах Федерации общества взаимного страхования в форме основанного на членстве некоммерческого партнерства, имущество, переданное адвокатами такому обществу, становилось бы его собственностью, и адвокат был бы вправе участвовать в управлении делами и получать информацию о деятельности общества. При прекращении адвокатского статуса адвокат мог бы выйти из партнерства и получить часть стоимости имущества общества в пределах переданного в его собственность, за исключением членских взносов (ст. 8 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-ФЗ ст 3 (ред. от 29.07.2017)

Статья 3. Адвокатура и государство

1. Адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.

2. Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.

3. В целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры, осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также при необходимости выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи.

4. Каждому адвокату гарантируется социальное обеспечение, предусмотренное для граждан Конституцией Российской Федерации.

Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре

Статья 4. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре

1. Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

(в ред. Федерального закона от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

2. Принятый в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом, кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности.

(п. 2 введен Федеральным законом от 20.12.2004 N 163-ФЗ)

Похожие главы из других книг

5. Организация адвокатской деятельности и адвокатуры в Российской Федерации

5. Организация адвокатской деятельности и адвокатуры в Российской Федерации Организация адвокатской деятельности – это правовая и организационная форма объединения адвокатов в соответствующую структуру для эффективного осуществления своих задач. С помощью

ЛЕКЦИЯ № 4. Организация адвокатской деятельности

ЛЕКЦИЯ № 4. Организация адвокатской деятельности 1. Организация адвокатской деятельности и адвокатуры в Российской ФедерацииОрганизация адвокатской деятельности – это правовая и организационная форма объединения адвокатов в соответствующую структуру для

Федеральный закон «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Федеральный закон «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» Федеральный закон «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ(ред. от

Статья 3. Законодательство о градостроительной деятельности

Статья 3. Законодательство о градостроительной деятельности 1. Законодательство о градостроительной деятельности состоит из настоящего Кодекса, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации Принят Государственной Думой 26 апреля 2002 годаОдобрен Советом Федерации 15 мая 2002 года(в ред. Федеральных законов от 28.10.2003 N 134-ФЗ,от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 20.12.2004 N 163-ФЗ,от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 23.07.2008 N

Глава 4. ОРГАНИЗАЦИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЫ

Глава 4. ОРГАНИЗАЦИЯ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЫ Статья 20. Формы адвокатских образований 1. Формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация.2. Адвокат вправе в соответствии с

Статья 31. Совет адвокатской палаты

Статья 31. Совет адвокатской палаты 1. Совет адвокатской палаты является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты.2. Совет избирается собранием (конференцией) адвокатов тайным голосованием в количестве не более 15 человек из состава членов адвокатской

Статья 34. Имущество адвокатской палаты

Статья 34. Имущество адвокатской палаты 1. Имущество адвокатской палаты формируется за счет отчислений, осуществляемых адвокатами на общие нужды адвокатской палаты, грантов и благотворительной помощи (пожертвований), поступающих от юридических и физических лиц в

Значение адвокатской тайны

Значение адвокатской тайны Адвокатская тайна — это один из тех вопросов адвокатской деятельности, который привлекает большое внимание, по поводу, которого усиленно спорят, о котором много писали и пишут. Нет, кажется, ни одного крупного старого юриста-теоретика в

Законодательство об адвокатской тайне

Законодательство об адвокатской тайне Вопрос об адвокатской тайне регламентируется в законе, устанавливающем обязанность адвоката хранить тайну, или устраняющем адвокатскую тайну из процесса или, наконец, в установлении санкции за разглашение тайны.В дореволюционном

Вопрос 7. Модернизация законодательства об адвокатуре в начале XXI в. (после принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Вопрос 7. Модернизация законодательства об адвокатуре в начале XXI в. (после принятия Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Закон об адвокатуре провозгласил адвокатуру профессиональным сообществом

Вопрос 8. Законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Вопрос 8. Законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации об адвокатской деятельности и адвокатуре. Согласно п. «л» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ адвокатура отнесена к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ. Конкретизируя

Вопрос 10. Свобода и независимость адвокатской деятельности как условие справедливого правосудия в России. Корпоративное самоуправление в адвокатуре. Пределы вмешательства органов государственной власти в деятельность адвокатуры.

Вопрос 10. Свобода и независимость адвокатской деятельности как условие справедливого правосудия в России. Корпоративное самоуправление в адвокатуре. Пределы вмешательства органов государственной власти в деятельность адвокатуры. Справедливое правосудие в

Вопрос 11. Международные стандарты регулирования адвокатуры и адвокатской деятельности.

Вопрос 11. Международные стандарты регулирования адвокатуры и адвокатской деятельности. Следует выделить две основные группы правовых источников, содержащих международные стандарты в области адвокатуры.Первая группа – это различные международные договоры общего

Вопрос 13. Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и соответствующими процессуальными законами.

Вопрос 13. Полномочия и обязанности адвоката в соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката и соответствующими процессуальными законами. Полномочия адвоката,

Вопрос 34. Этика адвоката при общении со СМИ, реклама адвокатской деятельности. Условия и ограничения.

Вопрос 34. Этика адвоката при общении со СМИ, реклама адвокатской деятельности. Условия и ограничения. Федеральная палата адвокатов подготовила рекомендации адвокатам по взаимодействию со СМИ, согласно которым адвокату не рекомендуется отказывать журналистам в

Ст 3 закон об адвокатской деятельности и адвокатуре

Обсудить материал и почитать отзывы на него можно здесь

Новый Закон об адвокатуре: попытка анализа основных нововведений и проблем

Как известно, основным (и, пожалуй, единственным) нормативным правовым актом, регулировавшим правоотношения в сфере адвокатской деятельности, до недавнего времени являлось Положение «Об адвокатуре РСФСР», утв. Законом РСФСР от 20.11.1980 (далее по тексту- Положение об адвокатуре РСФСР)
Необходимо отметить, что нормы, содержащиеся в Положении, принимавшемся еще во времена существования СССР, безнадежно устарели, и не отвечали современным требованиям, предъявляемым к основному правовому институту, обеспечивающему гарантированную Конституцией РФ квалифицированную юридическую помощь (п. 1 ст. 48 Конституции РФ). В связи с этим в недрах Государственной Думы РФ долгое время «блуждали» законопроекты, призванные упорядочить правоотношения в сфере адвокатской деятельности (причем количество указанных законопроектов превышало несколько десятков). Однако, принятие нового закона об адвокатуре в силу различных причин постоянно откладывалось.
Ситуация изменилась буквально месяц назад, когда многострадальный проект был все же принят и получил статус федерального закона (Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», опубликован в выпуске Российской газеты от 5 июня 2002 г. №100, далее по тексту- «Закон об адвокатуре»). Новый акт вызвал значительный поток эмоций, причем по большей части со стороны юристов, не имеющих статуса адвоката. Кроме того, акт содержит несколько положений, способных повлечь значительные изменения действующего процессуального законодательства. Статья представляет собой попытку анализа основных нововведений, а также проблем, связанных с вступлением в силу нового акта.

Принципиальные положения Закона об адвокатуре. Основные проблемы, связанные с вступлением в силу нового Закона.

Законом определяются правовые основы деятельности адвокатуры, взаимодействия органов самоуправления адвокатов с государственными органами, должностными лицами и гражданами, гарантируются их независимость как профессиональных некоммерческих организаций.
Основными новеллами являются нормативное определение адвокатской деятельности и адвокатуры; гарантии независимости адвоката и гарантии адвокатской деятельности; расширение прав адвоката при оказании юридической помощи, предоставление ему возможности самостоятельно собирать необходимые сведения и предметы, которые могут быть признаны доказательствами в соответствии с законодательством РФ; регламентация условий приобретения, приостановления и прекращения статуса адвоката; признание права адвоката на выбор формы организации своей деятельности; расширение возможностей граждан РФ получать бесплатную юридическую помощь; определение органов адвокатского самоуправления и их основных функций.
Новый федеральный закон вступил в силу 1 июля 2002 года, за исключением положения об обязанности адвоката осуществлять страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности, которое вступает в силу с 1 января 2007 года.

В целом Закон об адвокатуре носит несомненно прогрессивный характер (по сравнению с пока что действующим Положением Об адвокатуре в РСФСР). В частности, детально урегулированы вопросы, связанные со статусом адвокатских объединений. К примеру, Положение об адвокатуре не содержало правил о регистрации коллегий адвокатов в качестве юридических лиц, — в связи с этим в ряде субъектов РФ в качестве юридических лиц коллегии не регистрировались вообще; Сахалинская областная коллегия адвокатов была зарегистрирована в соответствии с нормами ФЗ «О некоммерческих организациях» в Управлении юстиции только в начале 2001 г. Законодатель отошел от старой «советской» формы оказания юридической помощи через «юридические консультации», не являвшиеся юридическими лицами и в связи с этим не выступавшие полноправными участниками правоотношений в сфере юридических услуг. После вступления в силу нового Закона основной формой осуществления адвокатской деятельности будут являться адвокатские кабинеты, адвокатские коллегии (не имеют ничего общего с ныне существующими коллегиями адвокатов) и адвокатские бюро. Справедливости ради надо отметить, что в новом Законе все же оставлены нормы о юридических консультациях, однако эти формирования также не имеют ничего общего с юридическими консультациями, образованными в соответствии с нормами Положения об адвокатуре в РСФСР. Обо всех формах адвокатских образований будет сказано чуть ниже.

Тем не менее, с сожалением вынужден отметить, что отдельные нормы сформулированы недостаточно корректно. Кроме того, новый Закон содержит ряд сомнительных положений, наличие которых может отрицательно сказаться на достижении главной цели принятого акта, а именно, — обеспечении каждому гражданину права на получение квалифицированной юридической помощи. Хочу подчеркнуть, что акт обладает всеми «симптомами» федеральных законов, принимаемых наспех в последнее время- расплывчатость формулировок, хаотичность и непоследовательность изложения, непродуманность последующего правоприменения и проч.

Наибольшую панику в ряде СМИ вызвало нововведение, касающееся монопольного права адвокатов на представление интересов организаций в судебных органах, содержащееся в п.4 ст.2 Закона [1] . В соответствии с указанной нормой, представителями организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления в гражданском и административном судопроизводстве, судопроизводстве по делам об административных правонарушениях могут выступать только адвокаты, за исключением случаев, когда эти функции выполняют работники, состоящие в штате указанных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления, если иное не установлено федеральным законом.
Тем не менее, страсти по этому вопросу быстро улеглись, т.к. соответствующие изменения в процессуальное законодательство внесены не были, а формулировка «если иное не установлено федеральным законом» фактически означает неприменение п.4 ст.2 Закона, в силу того, что нормами ГПК РСФСР и АПК РФ установлена возможность иметь в качестве представителей любых дееспособных физических лиц. Однако, вопрос этот отнюдь не утратил своей актуальности. 14 июня с.г. в Государственной Думе РФ прошел 3-е чтение законопроект нового Арбитражного процессуального кодекса РФ, п.5 ст.59 которого дублирует норму ст.2 Закона об адвокатуре. Прохождение законопроекта в 3-ем чтении фактически означает, что новый АПК будет принят в указанной редакции, скорее всего, осенью с.г., после возвращения депутатов Совета Федерации из отпусков. Кроме того, готовится к рассмотрению проект нового Гражданского процессуального кодекса РФ. Совершенно очевидно, что и этот акт будет приниматься с учетом все той же ст.2 Закона об адвокатуре.

Остановимся на причинах, побудивших законодателя произвести столь радикальное преобразование действующего процессуального законодательства. Безусловно, что становление новой судебной системы в рамках осуществляемой судебной реформы, а также провозглашение Российской Федерации правовым государством требует наличия в обществе союза профессиональных и надлежащим образом подготовленных юристов, которые могли бы осуществлять квалифицированную защиту интересов граждан и организаций. При этом даже «юристы-неадвокаты» в свое время высказывали сожаления по поводу отмены в 1998 системы лицензирования юридической деятельности (в связи с принятием 25.09.1998 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» №158-ФЗ).
Не вызывает сомнений, что меры по «монополизации» гражданского судопроизводства представителями адвокатского сообщества направлены именно на достижение целей обеспечения предоставления квалифицированной юридической помощи и недопущение в процессуальные правоотношения «случайных» людей. Тем не менее, вызывает существенные опасения скорость, с которой происходят такие изменения. Как справедливо отмечают многие практикующие юристы (и адвокаты в том числе), адвокатура в настоящее время просто не в состоянии будет «обслужить» такое огромное количество юридических лиц. Кроме того, в ряде случаев для решения тех или иных вопросов необходимо участие специалистов-правоведов узкого профиля, обладающих специфическими познаниями в той или иной области (между тем, адвокаты предполагаются именно как специалисты-универсалы, которые обязаны оказать правовую помощь по любому вопросу, возникшему у клиента, т.е. не обладают приведенными качествами).
Необходимо отметить, что огромное количество организаций по указанным выше причинам пользуется услугами именно «юристов-неадвокатов», которые просто физически не могут (а может быть, и не хотят) в приемлемые сроки получить статус адвоката. В результате эти организации вполне могут оказаться без надлежащей правовой поддержки, что в свою очередь может повлечь непоправимые последствия. Естественно, не в лучшем положении окажутся и те самые юристы, не имеющие адвокатской корочки. В результате, уже сейчас в сети Интернет появляются сомнительные предложения устроить за приемлемую плату желающих в какую-нибудь «якутскую» коллегию адвокатов, чтобы обойти грядущие изменения АПК. Также в настоящее время в среде «юристов-неадвокатов» уже обсуждаются иные способы обхода норм будущего АПК и Закона об адвокатуре (например, заключение срочных трудовых договоров с клиентами на время оказания правовых услуг).
В общем, остается лишь слабая надежда, что закон о введении в действие нового АПК разрешит указанную проблему, установив специальный (более продолжительный) срок для вступления в силу злополучного пункта 5 ст.59 АПК РФ, который позволит участникам правоотношений определиться со своими последующими действиями. Впрочем, принимая во внимание «революционное правосознание» законодателя, надежда эта скорее всего умрет вместе с принятием нового Кодекса.
Хочу отметить, что правила пп.4 п.3 ст.2 Закона об адвокатуре вызывают и иные серьезные замечания. Как справедливо отмечает Н. Подольская [2] , распространение спорной нормы только на представление интересов организаций вызывает большие сомнения. Как уже упоминалось выше, основной целью введения института «исключительного адвокатского представительства» выступает обеспечение надлежащей правовой защиты интересов участников общественных отношений. Между тем юридические лица, в отличие от граждан, имеют гораздо большие возможности (как финансового, так и организационного характера) по поиску и привлечению лиц, способных оказать им должную правовую поддержку (примечательно также, что при буквальном толковании п.1 ст.48 Конституции РФ ее действие распространяется только на граждан). Поэтому представляется, что нормы, гарантирующие предоставление квалифицированной и качественной юридической помощи должны распространяться в первую очередь на физических лиц и лишь затем- на лиц юридических. В связи с этим распространение нововведения только на отношения, участниками которых выступают организации, представляется по крайней мере нелогичным.
Возникают вполне оправданные опасения, что включение в текст Закона пп.4 п.3 ст.2 было вызвано отнюдь не заботой о праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи, а вполне реальными меркантильными соображениями, продиктованными адвокатским лобби.

Изложенная проблема, на мой взгляд, является наиболее болезненной. Уже сейчас возникают мнения относительно неконституционности пп.4 п.3 ст.2 Закона об адвокатуре- в части навязывания «коммерческим» юристам статуса адвоката. Согласно высказанному мнению, эта норма противоречит п.1 ст.37 Конституции РФ: Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
Тем не менее, недостатки Закона этой проблемой не исчерпываются. Так, определенные вопросы вызывают нормы о страховании профессиональной ответственности адвокатов. Правда, нормы, предусматривающие такое страхование, вступают в силу лишь с 1-го января 2007 г., но все же и в настоящее время неясно, каким образом будет осуществляться страхование и какие события смогут выступать в качестве страхового случая (ведь ни один квалифицированный юрист в условиях российской судебной системы не может давать 100%-тные гарантии выигрыша того или иного дела). По всей видимости, здесь имеет место лишь бездумное копирование норм «цивилизованных» правовых систем.
Еще одной, и весьма существенной, проблемой является неопределенность правового статуса одной из форм адвокатских образований- адвокатского бюро. На этой проблеме я остановлюсь позднее, при непосредственном рассмотрении структуры новой адвокатской системы.
Таким образом, несмотря на всю прогрессивность и востребованность нового Закона, этот акт обладает весьма существенными недостатками. Как и абсолютное большинство федеральных законов «новой волны», носящих фундаментальный характер (таких как новые Налоговый кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Уголовно-процессуальный кодекс, Трудовой кодекс и т.п.), Закон об адвокатуре принимался без надлежащего, тщательнейшего анализа существующих правоотношений и последующих потенциальных проблем правоприменения.

Система адвокатуры в России согласно новому Закону об адвокатуре.

Определение адвокатуры приведено в п.1 ст.3 Закона об адвокатуре: адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.
В целом система адвокатуры претерпела ряд принципиальных изменений. Основная тенденция, прослеживаемая в нормах нового Закона- упорядочение системы адвокатуры, а также разграничение предметов ведения между адвокатскими формированиями различных уровней.
В частности, в отличие от Положения об адвокатуре в РСФСР, в новом акте предусмотрено образование общегосударственного адвокатского органа- Федеральной адвокатской палаты РФ, основной функцией которой является представление интересов адвокатского сообщества с государственными органами и третьими лицами, координации деятельности адвокатских палат, а также обеспечение высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи. Федеральная адвокатская палата РФ (ФАП РФ) является некоммерческой организацией и подлежит государственной регистрации в соответствии с установленным порядком. Необходимо отметить, что строгой иерархии в отношениях между ФАП РФ и Адвокатскими палатами субъектов РФ не наблюдается; основной функцией ФАП РФ по отношению к региональным адвокатским палатам, как уже упоминалось выше, является координация их действий (п.2 ст.35 Закона об адвокатуре). Высшим органом управления ФАП РФ является Всероссийский съезд адвокатов, в компетенцию которого входит решение важнейших внутренних вопросов Палаты (таких как утверждение Устава, сметы расходов Палаты, формирование иных органов Палаты и т.п.). Наиболее интересным вопросом, входящим в компетенцию Всероссийского съезда адвокатов ФАП РФ, является, на мой взгляд, принятие кодекса профессиональной этики адвоката, обязательного для исполнения каждым адвокатом (справедливости ради следует отметить, что нарушение положений указанного кодекса для адвоката никакой ответственности не влечет). Коллегиальным исполнительным органом ФАП РФ выступает Совет, осуществляющий непосредственные функции Палаты, а также избирающий из своего состава Президента Палаты. Совет избирается Всероссийским съездом адвокатов в количестве 36 человек. Наконец, ФАП РФ имеет в своем составе также Ревизионную комиссию, призванную осуществлять контроль за использованием имущества ФАП РФ.

Основным структурным звеном системы адвокатуры в РФ будет являться Адвокатская палата субъекта РФ (далее по тексту – АП), призванным заменить привычные региональные коллегии адвокатов. В отличие от Положения об адвокатуре в РСФСР, Закон не допускает образование на территории одного субъекта РФ нескольких Палат, а также формирование межрегиональных Палат (к примеру, в настоящее время в пределах Сахалинской области осуществляют деятельность целых 3 коллегии- 2 региональных и одна «межреспубликанская»). Тем не менее, адвокаты всех ныне существующих коллегий могут без сдачи квалификационных экзаменов войти в состав вновь образуемых АП. Открытие структурных подразделений, филиалов и представительств АП одного субъекта РФ на территории другого не допускается.
В соответствии с п.1 ст.29 Закона АП является негосударственной некоммерческой организацией, основанной на обязательном членстве адвокатов одного субъекта Российской Федерации. АП обладает статусом юридического лица и отвечает всем установленным для юридических лиц признакам. Примечательно, что АП, равно как и ФАП РФ, не вправе заниматься адвокатской деятельностью. Основные задачи АП аналогичны задачам ФАП РФ, основное различие состоит лишь в территории, на которую распространяется компетенция АП.
В составе АП действуют следующие органы: Собрание (конференция) адвокатов; Совет адвокатской палаты; Президент адвокатской палаты; Ревизионная и Квалификационная комиссии. Функции первых 4-х органов в целом идентичны функциям ФАП РФ, поэтому подробно останавливаться на них я не буду. В компетенцию Квалификационной комиссии АП входит прием квалификационных экзаменов у лиц, претендующих на присвоение статуса адвоката, а также рассмотрение жалоб на действия (бездействие) адвокатов. Следует отметить, что образование квалификационной комиссии является существенным и прогрессивным нововведением Закона об адвокатуре. В соответствии с Положением об адвокатуре в РСФСР, для получения статуса адвоката претенденту не требовалось подтверждать свои знания путем сдачи квалификационного экзамена; основанием для приема в адвокатуру являлась лишь подача соответствующего заявления при наличии высшего юридического образование и стажа работы по юридической специальности не менее 2-х лет. В соответствии с п.1 ст.12 Закона, присвоение статуса адвоката также производится по решению Квалификационной комиссии АП.
Наконец, основным звеном системы адвокатуры будут являться т.н. «адвокатские образования», в задачи которых и будет входить непосредственное оказание юридической помощи гражданам и организациям. В связи с этим на них следует остановиться более подробно.

Формы адвокатских образований.

Под формами адвокатских образований следует понимать способ непосредственного осуществления адвокатской деятельности конкретными лицами. В соответствии с п.1 ст.20 Закона об адвокатуре, формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. При этом адвокат вправе самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Об избранной форме адвокатского образования и месте осуществления адвокатской деятельности адвокат обязан уведомить совет адвокатской палаты в порядке, установленном Законом.

Адвокат, принявший решение осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально, учреждает адвокатский кабинет, который не обладает статусом юридического лица. При этом такие лица вправе осуществлять адвокатскую деятельность в жилых помещениях, занимаемых по договорам найма- в этом случае требуется согласие наймодателя и всех совершеннолетних лиц, проживающих в этом помещении.

Прогрессивной формой адвокатских образований следует признать коллегию адвокатов (не имеет ничего общего с ныне существующими коллегиями адвокатов). Указанное образование обладает статусом юридического лица и регистрируется в качестве некоммерческой организации. Примечательно, что коллегия адвокатов (в отличие от АП субъекта РФ) вправе открывать филиалы и представительства на всей территории РФ. Учредителями коллегии могут выступать двое и более лиц, обладающих статусом адвоката. Имущество, внесенное учредителями коллегии адвокатов в качестве вкладов, принадлежит ей на праве собственности. Члены коллегии адвокатов не отвечают по ее обязательствам, коллегия адвокатов не отвечает по обязательствам своих членов.
Таким образом, коллегия адвокатов обладает всеми признаками юридического лица. Тем не менее, в правоотношениях между коллегией и клиентами имеется интересная особенность: соглашение (договор) об оказании юридической помощи заключается между конкретным адвокатом-исполнителем и клиентом. Следовательно, коллегия адвокатов в этом случае не выступает в качестве самостоятельного субъекта отношений (точнее сказать, она просто не принимает участия в правоотношениях с клиентами). Более того, п.16 ст.22 Закона предусмотрено, что ничто в нормах, регулирующих деятельность коллегий адвокатов, не может рассматриваться как ограничение независимости адвоката при исполнении им поручения доверителя, а также его личной профессиональной ответственности перед последним.
Несмотря на то, что на первый взгляд данная позиция кажется довольно логичной, думается, что она далеко несовершенна. В отношениях с крупными корпоративными клиентами основной проблемой выступает ответственность в случае оказания некачественных услуг перед такими клиентами. При соблюдении установленной в Законе конструкции, коллегия фактически выбывает из цепи обязательств «клиент-исполнитель». Поэтому в любом случае ответственным перед клиентом остается конкретный адвокат, который и исполнял поручение. Между тем, при таком положении дел теряется сам смысл образования юридического лица. Ведь коллегия создается не ради того, чтобы гордо именоваться самостоятельным субъектом права. Основной смысл учреждения юридического лица- способность от своего имени приобретать права и обязанности, из которой вытекает другое свойство юридического лица- способность отвечать по своим обязательствам принадлежащим ему имуществом. Таким образом, задача коллегии адвокатов, как адвокатского образования, при таком положении дел сводится лишь к организационному обеспечению дел ее членов (грубо говоря, коллегия создается лишь для закупки бумаги и авторучек для адвокатов). Глубоко сомневаюсь, что воля законодателя была направлена именно на этот результат. Выход видится во внесении соответствующих изменений в нормы ст. 22 Закона. На мой взгляд, разумно было бы ввести лишь субсидиарную ответственность адвоката по обязательствам, вытекающим из оказания им юридических услуг; основное же бремя ответственности должна нести все же коллегия адвокатов (возможно, целесообразно было бы даже ввести минимальный размер уставного капитала коллегии, который гарантировал бы интересы ее кредиторов).
Еще одной не совсем понятной особенностью коллегии адвокатов является наличие сразу двух учредительных документов- учредительного договора и устава. Отечественному законодательству уже знакома такая «двойственность» (речь идет о нормах законодательства, регулирующего деятельность обществ с ограниченной ответственностью), однако разумного объяснения причин такого решения законодателя не находится (что также верно и в отношении норм ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Следующей формой адвокатских образований является адвокатское бюро, учреждаемое двумя или более адвокатами.
В соответствии со ст.23 Закона об адвокатуре, адвокаты, учредившие адвокатское бюро, заключают между собой партнерский договор в простой письменной форме. По партнерскому договору адвокаты-партнеры обязуются соединить свои усилия для оказания юридической помощи от имени всех партнеров. Анализ приведенной нормы, а также иных правил, установленных ст.23 Закона, позволяет придти к выводу, что взаимоотношения между участниками (партнерами) адвокатского бюро построены на основе правил гл. 55 Гражданского кодекса РФ (норм ГК РФ, регулирующих деятельность по договору простого товарищества). В частности, по отношению к адвокатскому бюро применяются привычные правила гл.55 ГК РФ о порядке ведения дел участниками партнерского договора, о прекращении партнерского договора вследствие выхода одного из его участников (т.е. приостановления либо прекращения статуса адвоката одного из участников договора), о солидарной ответственности бывших участников по обязательствам, возникшим до расторжения договора, либо выхода из него в одностороннем порядке и т.п. Все это позволяет придти к выводу, что под адвокатским бюро понимается формирование, не имеющее статус юридического лица и создающееся в целях объединения усилий нескольких адвокатов в целях осуществления адвокатской деятельности.
Однако, ст.23 Закона об адвокатуре содержит несколько совершенно неразумных и некорректных норм, порождающих массу вопросов, связанных с определением статуса адвокатского бюро. В частности, п.2 ст.23 Закона установлено, что к отношениям, связанным с учреждением и деятельностью адвокатского бюро, применяются нормы, регулирующие деятельность коллегий адвокатов, из чего можно сделать вывод, что адвокатское бюро обладает статусом юридического лица. Кроме того, согласно п.11 ст.23 Закона, адвокатское бюро может быть преобразовано в коллегию адвокатов, а в соответствии с п.12 ст.23 и ликвидировано. Между тем, правила о реорганизации и ликвидации применяются только в отношении юридических лиц! Следовательно, при дальнейшем рассмотрении норм ст.23 Закона об адвокатуре можно придти к выводу, что адвокатское бюро все же является юридическим лицом.
Таким образом, налицо противоречие между нормами, регулирующими деятельность адвокатских бюро. С одной стороны, законодатель применяет конструкцию, согласно которой адвокатское бюро является аналогом гражданско-правового образования в форме простого товарищества, а с другой- придает этому образованию статус юридического лица. Такой подход (придание бюро статуса юридического лица) является по крайней мере неразумным. Во-первых, единственным существенным отличием адвокатского бюро от адвокатской коллегии и является, по смыслу норм Закона, различие в статусах этих образований (одно выступает самостоятельным субъектом права, другое же представляет собой лишь объединение усилий и средств лиц, заключивших партнерский договор; все остальные отличия крайне незначительны). Во-вторых, если признать адвокатское бюро самостоятельным юридическим лицом, то для его учреждения понадобится сразу 3 документа, составленных учредителями (учредительный договор, устав и партнерский договор), чему также не удается найти разумного объяснения.
Таким образом, при составлении ст.23 Закона об адвокатуре был допущен существенный дефект юридической техники, в результате чего статусу адвокатского бюро была придана недопустимая двусмысленность. Выход видится только в немедленном внесении соответствующих изменений в нормы Закона.

Наконец, последней формой адвокатских образований является юридическая консультация. Необходимо отметить, что юридическая консультация по новому Закону не имеет ничего общего с привычными юридическими консультациями, образованными в соответствии с правилами Положения об адвокатуре в РСФСР.
Согласно п.2 ст.24 Закона, юридическая консультация является некоммерческой организацией, созданной в форме учреждения. Правом на учреждение юридической консультации, в отличие от всех иных форм адвокатских образований, обладает адвокатская палата субъекта РФ. При этом юридическая консультация создается лишь по представлению органа государственной власти соответствующего субъекта РФ, в случае, если на территории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатских образованиях, расположенных на территории данного судебного района, составляет менее двух на одного федерального судью. Таким образом, учреждение юридической консультации является вынужденной мерой и направлено, прежде всего, на обеспечение соблюдения интересов населения.
Следует отметить, что вопросы, связанные с порядком и условиями материально-технического обеспечения юридической консультации, выделением служебных и жилых помещений для адвокатов, направленных для работы в юридической консультации, а также с оказанием финансовой помощи адвокатской палате для содержания юридической консультации, регулируются законами и иными нормативными правовыми актами субъекта РФ (т.е. ожидать учреждения такой консультации в «нуждающемся» районе можно сколь угодно долго).

Резюмируя изложенное, можно придти к выводу, что законодатель при включении в Закон об адвокатуре норм, регулирующих формы адвокатских образований, учел все наиболее «жизнеспособные» и оправданные формы осуществления деятельности субъектами гражданских правоотношений. При анализе норм Закона об адвокатуре и Гражданского кодекса РФ можно провести условные параллели между установленными Законом об адвокатуре нормами о деятельности адвокатских кабинетов, коллегий адвокатов, адвокатских бюро и юридических консультаций и содержащимися в ГК РФ правилами о деятельности индивидуальных предпринимателей, коммерческих организаций, товарищей по договору о совместной деятельности и учреждений [3] .

В заключение анализа норм, содержащихся в положениях нового Закона об адвокатуре, хотелось бы отметить следующее.
О важности принятого федерального закона говорить не приходится. Безусловно, что новый Закон об адвокатуре имеет важнейшее значение в рамках становления гражданского общества и формирования цивилизованного правового поля в пределах нашего государства. Поэтому не будет преувеличением сказать, что новый Закон стоит по своему значению на одной ступени с такими актами, как ФКЗ «О судебной системе РФ», ФКЗ «Об арбитражных судах РФ», Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и т.д. Новый Закон выводит на новую ступень развитие отечественной адвокатуры и содержит ряд принципиальнейших положений, имеющих решающее значение для определения России в качестве правового государства.
Тем не менее, качество нового акта вызывает серьезнейшие опасения. Как я уже упоминал, в Государственной Думе находилось несколько десятков различных проектов закона об адвокатуре, при этом первые из них появились вскоре после распада СССР. За такой огромный промежуток времени безусловно можно было бы принять практически идеальный акт, тщательным образом проанализировав существующие правоотношения, последующее правоприменение, а также скомпилировав наиболее удачные положения всех законопроектов. Уже сейчас очевидно, что такая работа не была проведена. Закон об адвокатуре носит непродуманный и небрежный характер, содержит в себе изъяны как технического, так и принципиального характера. Совершенно ясно, что акт был принят «на скорую руку», в целях показать «рвение и усердную работу» отечественных законодателей.
Вместе с тем, Закон об адвокатуре принят и вступил в силу 1-го июля с.г. Остается надеяться, что необходимые корректировки в ближайшем времени все же будут внесены. Ну а пока, додумывать мысли законодателя остается лицам, ради которых он в основном принимался- адвокатам.

[1] См., например, «Без права на защиту», Н. Подольская // газета ЭЖ-Юрист, №20(224), май 2002 г.; статья «Сенсационное изменение Закона об адвокатуре — с 1 июля текущего года юридических лиц в судах могут представлять либо их штатные работники либо адвокаты. Рынок юруслуг страны может быть поделен заново»- опубликована на популярном сайте юридической тематики pravoman.ru

[2] Указ. соч.
[3] Отмечу, что эти параллели носят очень приблизительный характер, в силу особого характера осуществляемой адвокатской деятельности (адвокатская деятельность по своей сущности и в соответствии с нормами Закона не является предпринимательской). Тем не менее, очевидно, что законодатель при разработке положений Закона руководствовался проверенными временем гражданско-правовыми конструкциями.

Обсудить материал и почитать отзывы на него можно здесь