Статья ук рф превышение пределов необходимой обороны

Превышения пределов необходимой обороны

В современном мире и обществе, иногда приходится не только отстаивать свои интересы, но и бороться за сохранность собственной жизни. Защищая свою жизнь, имущество, здоровье близких людей очень легко перешагнуть грань законности.
Актуальность проблемы превышения пределов необходимой самообороны заключается в размытой формулировке преступления и не всегда верной квалификации со стороны судов.

Согласно статистическим данным только 10% дел такого рода заканчиваются прекращением следствия или оправданием подсудимого. Это происходит от неправильного подхода к рассмотрению действий, обороняющегося лица.

Судебная практика признает правомерность защиты от нападения с ножом при помощи пистолета, с лопатой или ножовкой – при помощи охотничьего ружья, от безоружного – при помощи ловкости и силы кулаков. Но при этом главным фактором признания вины является значительное превышение обороны по отношению к нападению.

Суд, всесторонне не рассматривающий дело о превышении пределов необходимой обороны, а именно не учитывая время суток, место и обстоятельства при которых происходит нападение на обвиняемого, нарушает конституционное право граждан защищать свою жизнь, имущество и здоровье близких. Единственный выход из сложившейся ситуации это привлечение к рассмотрению дела опытного и грамотного адвоката по уголовным делам .

Превышение пределов необходимой обороны квалифицируется по статье 114 УК РФ, если оно повлекло за собой причинение вреда, здоровью нападавшего, тяжелой степени.

Согласно статье 114 УК РФ только умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое произошло в результате, превышения пределов самообороны, карается лишением или ограничением свободы на срок до 1 года.

Эксцесс обороны – это выход за пределы необходимой обороны. Данным понятием можно обозначить только очевидное и явное несоответствие защиты опасности и характеру посягательства.
Превышение необходимой обороны, повлекшее за собой смерть нападавшего, квалифицируется по статье 108 УК РФ и карается лишением или ограничением свободы на срок до 2 лет.
Если посягательство на жизнь или имущество гражданина, сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или иного лица, а так же с угрозой применения данного насилия, действия обороняющегося не могут быть расценены, как эксцесс обороны.

Для привлечения к уголовной ответственности по статьям 108 и 114 УК РФ, должен быть доказан момент умысла, а именно: осознание обороняющимся, того факта, что защита не соответствует степени опасности, т.е. осмысленное причинение тяжкого вреда нападающему или безразличное отношение к степени тяжести наносимого вреда. Так же обороняющийся в момент нападения должен предвидеть данный вред.

Следуя из вышесказанного, признаками эксцесса обороны являются:

  1. Несоразмерность средств защиты степени и характеру опасности посягательства;
  2. Резкое и явное несоответствие вреда, причиняемого обороняющимся;
  3. Умышленность действий;
  4. Характер действия нападающего;
  5. Степень опасности действий нападающего.

Для примера рассмотрим несколько ситуаций по превышению пределов необходимой обороны.

Гражданка И. находясь в гостях у гражданина Г., который спровоцировал скандал и пытался препятствовать ее уходу из квартиры, взяла на кухне два ножа и, полоснув одним из них Г. по руке, покинула квартиру. На несколько пролетов ниже гражданин Г. догнал гражданку И. и принялся ее душить, в результате чего она вынуждена была пырнуть его ножом в область груди. Гражданин Г. от полученного ранения скончался. Гражданка И. была осуждена по статье 108 УК РФ. Несмотря на то, что при рассмотрении дела были приняты во внимание физическая сила потерпевшего, его агрессивное поведение, гражданка И. осознавала, что взятые ею ножи и оказываемое сопротивление не соответствовали вреду, нанесенному ей гражданином Г.

Оправдательный приговор был вынесен гражданину Е., который препятствуя проникновения в свое жилище, сделал предупредительный выстрел в пол из имевшегося у него охотничьего ружья, а пуля срикошетив от пола попала в ногу нападавшего, в результате чего была произведена ампутация ноги. На лицо отсутствие умышленного причинения вреда нападавшему.

В случае гражданина М. дело о превышении пределов необходимой обороны закончилось лишением свободы. Гражданин М. возвращаясь с работы, был подвергнут нападению со стороны гражданина К., находившегося в нетрезвом состоянии. Преградив путь М., К. потребовал отдать ему деньги и мобильный телефон. М. в свою очередь схватил с земли палку и ударил ею нападавшего 3 раза. После первого удара К. уже находился в лежачем положении на земле и не мог продолжать преступные действия по отношению к М. Нанесенные К. повреждения повлекли за собой стойкую утрату трудоспособности, и были квалифицированны по статье 114 УК РФ.

Изнасилование считается таким преступлением, по которому не может быть признано превышение пределов необходимой обороны, поскольку обороняющаяся сторона не может нанести нападающему соответствующий его деяниям вред.

Согласно российскому законодательству оказывая сопротивление нападающему, обороняющаяся сторона должна заранее подумать, а не причиню ли я существенный вред нападающему. Получается, что защищая свою жизнь человек, может сам оказаться на скамье подсудимых, в качестве обвиняемого.

Достаточно неопределенные понятия превышения необходимой обороны дают поле деятельности для неправомерной квалификации преступления и вынесения неверных решений. Нанимая адвоката по уголовным делам, обвиняемый в эксцессе обороны, обеспечивает себе рассмотрение дела с учетом всех его обстоятельств, что гарантирует вынесение верного решения суда.

Vim vi repellere licet — силу можно отражать силой. Но при этом силы должны быть равнозначны.
С потерпевшего по делу, которое относится к статье 114 УК РФ не снимается ответственность за попытку или совершение преступления квалифицируемого по другим статьям, в результате которого ему и был причинен тяжкий вред здоровью.

Адвокат по уголовным делам Виктория Державина

Статья 114 УК РФ. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 114 УК РФ

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 114 УК РФ

1. В ч. 1 коммент. статьи предусмотрена УО за причинение вреда здоровью при эксцессе обороны, а в ч. 2 — при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. От описанного в ч. 1 и 2 ст. 108 данное преступление отличается объектом (им является здоровье, а не жизнь) и характером наступивших последствий (при эксцессе обороны таковым является причинение тяжкого вреда, а по ч. 2 — причинение тяжкого или средней тяжести вреда).

Следовательно, заголовок статьи не полностью соответствует ее содержанию. В действительности причинение вреда средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо, а УО за это наступает лишь в случае превышения мер по задержанию.

2. Субъективную сторону причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, составляет только умысел, что следует из текста ч. 1 и 2. Виды умысла — прямой или косвенный. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности УО не влечет. Если тяжкий вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, повлек за собой по неосторожности смерть посягающего или задерживаемого, содеянное надлежит квалифицировать только по ст. 114, поскольку неосторожное причинение смерти при превышении мер УО не влечет.

3. Деяния, указанные в ч. 1 и 2, относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 114 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Рассматриваемое преступление отличается от ст. 108 УК РФ по объекту (таковым является здоровье) и характеру наступивших последствий (тяжкий вред здоровью (ч. 1), тяжкий и средней тяжести вред здоровью (ч. 2).

2. Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, квалифицируется только по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

О ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Преступление, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предполагает, что виновный действовал, имея право на необходимую оборону, однако превысил ее пределы.

Право необходимой обороны — это прирожденное право любого гражданина. Оно обусловлено существованием самого человеческого общества. Кроме того, право на необходимую оборону является конституционным правом граждан. В статье 45 Конституции России закреплено право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом. Конституционное право детализируется в других отраслях законодательства, таких как уголовное, гражданское и административное.

Однако это право не может и не должно превращаться в самосуд и расправу над обидчиком. Оно имеет границы, обозначенные законом.

Действующую редакцию ст. 37 УК РФ можно интерпретировать следующим образом:

1. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным в случае, когда посягательство с его стороны было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. При защите от иного посягательства причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным лишь в том случае, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
3. Нельзя признавать содеянное превышением пределов необходимой обороны, если смерть или тяжкий вред здоровью посягающему были причинены вследствие неожиданности посягательства, когда оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Иначе говоря, в законе указано на то, что насилие, опасное для жизни обороняющегося или другого лица, или угроза применения такого насилия исключают уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью при подобных обстоятельствах всегда будет правомерно.

Понятие превышения пределов необходимой обороны остается для случаев, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы применения такого насилия.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны исключается и в случаях, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы таким насилием, если смерть или тяжкий вред посягающему были причинены в ответ на неожиданное посягательство с его стороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью и в тех случаях, когда это явно не соответствовало характеру и опасности посягательства.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 дается толкование явного несоответствия посягательства защите: «Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью».

Пленум правильно указал на то, что превышение пределов необходимой обороны — это явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, однако, к сожалению, не разъяснил, для кого превышение пределов необходимой обороны является явным и очевидным. Круг лиц, имеющих или могущих иметь отношение к оценке действий обороняющегося лица, достаточно велик. Например, это может быть: 1) правоприменитель, оценивающий действия обороняющегося; 2) любое третье лицо, ставшее свидетелем посягательства и обороны; 3) непосредственно сам обороняющийся. Представляется, что речь должна идти только об обороняющемся лице, ибо его действия подлежат оценке с точки зрения превышения пределов необходимой обороны. Именно субъективное отношение обороняющегося к деянию и последствиям своих действий в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью надлежит устанавливать в каждом конкретном случае.

Поэтому следует исходить из того, что в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 имеется в виду субъективное отношение к превышению пределов необходимой обороны именно обороняющегося лица.

В пункте 8 Постановления также отмечается, что «решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищающегося (количество посягавших и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы».

В литературе выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны: чрезмерная оборона и несвоевременная оборона.

Чрезмерная оборона, по нашему мнению, единственно возможный вид превышения пределов необходимой обороны.

В законе превышение пределов необходимой обороны связывается лишь с умышленными действиями, явно не соответствующими характеру и степени общественной опасности посягательства. Иными словами, закон признает превышением пределов необходимой обороны только те случаи, когда причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Общественная опасность в доктрине уголовного права трактуется как способность причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам. Характер общественной опасности раскрывается как качественная характеристика общественно опасного посягательства, в то время как степень общественной опасности признается его количественной характеристикой.

Помимо характера и степени общественной опасности посягательства следует учитывать такие обстоятельства, как возможности обороняющегося лица по отражению посягательства, обстановка происходящего, психологическое состояние защищающегося лица, подвергнутого внезапному посягательству.

Таким образом, при выяснении факта наличия чрезмерной защиты необходимо руководствоваться следующими тремя группами обстоятельств:

1) обстоятельствами, определяющими характер общественной опасности посягательства (объект посягательства);
2) обстоятельствами, определяющими степень общественной опасности посягательства (содержание и величина возможного или причиняемого вреда);

3) обстоятельствами, характеризующими обстановку происходящего, возможности лица по отражению посягательства, его психологическое состояние в момент защиты.

В каких же конкретных случаях оборона будет чрезмерной?

Представляется, что ответственность за превышение пределов необходимой обороны должна быть явлением исключительным, редким. Лишь в особых случаях обороняющееся лицо должно нести ответственность за превышение пределов необходимой обороны, поскольку все сомнения должны толковаться в пользу обороняющегося лица.

Явное, очевидное, резко выраженное превышение пределов необходимой обороны будет только в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью в ответ на посягательство небольшой тяжести при благоприятной обстановке защиты и нормальном психологическом состоянии обороняющегося лица.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью при отражении особо тяжкого посягательства должно всегда признаваться правомерным.

Следовательно, только при посягательстве средней тяжести и тяжком может возникать вопрос о превышении пределов необходимой обороны, решать который необходимо с учетом всех обстоятельств дела. Например, причинение смерти лицу, совершившему кражу, должно быть квалифицировано как превышение пределов необходимой обороны. В то же время причинение смерти виновному в грабеже может признаваться совершенным в состоянии необходимой обороны. Причинение смерти посягающему во время разбойного нападения всегда должно признаваться правомерным. Решающим фактором во всех этих случаях является способ посягательства, который должен учитываться наряду с другими обстоятельствами, имеющими значение для оценки происшедшего.

Обязательно должны учитываться возможности обороняющегося лица при отражении посягательства. Они зависят от возраста, пола, физической подготовки, состояния здоровья. Понятно, что малолетние, престарелые, женщины, калеки имеют мало шансов при отражении посягательства со стороны нормально физически развитого мужчины. Следовательно, они вправе при отражении посягательства прибегать к любым способам и средствам защиты.

Например, нередко осуждаются за превышение пределов необходимой обороны женщины в ситуации, когда они наносят смертельное ранение ножом или иным предметом своему мужу-извергу, на том основании, что обороняться можно было и не причиняя смертельного ранения. В подобных случаях весьма часто игнорируется соотношение сил обороняющегося и посягающего лица. Ведь именно физическое превосходство и дает возможность мужчинам измываться над женщинами. Поэтому применение женщинами ножа или других предметов в ряде случаев оправдано их недостаточной физической силой, требуемой для отражения посягательства.

Обстановка происходящего посягательства может быть благоприятной или неблагоприятной для обороняющегося лица. Под обстановкой в уголовном праве понимаются объективные условия, при которых происходит посягательство. По нашему мнению, понятием «обстановка» в данном контексте охватывается достаточно широкий круг обстоятельств, например таких, как место, время посягательства, количество посягающих и обороняющихся лиц, их вооруженность и т. д. Обстановка может оказать существенное влияние на характер ответных действий обороняющегося лица.

При неблагоприятной обстановке (несколько посягающих, посягающий вооружен, имело место внезапное нападение в темном переулке и т. д.) обороняющееся лицо имеет право на причинение любых последствий посягающему независимо от его намерений.

О психологическом состоянии обороняющегося лица необходимо сказать особо. Неожиданность посягательства, как правило, исключает уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, потому что обороняющийся в этом случае не может объективно оценить степень и характер опасности посягательства. Подвергшийся противоправному посягательству может испытывать и чаще всего испытывает в этот момент состояние сильнейшего стресса, не позволяющее ему адекватно оценивать происходящее. Данное обстоятельство в настоящее время нашло отражение в тексте закона.

Практически это означает, что в соответствии с законом лицо, подвергшееся внезапному нападению, не может нести уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, даже если причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью не вызывалось необходимостью.

Деяние считается совершенным в состоянии необходимой обороны, без превышения ее пределов, если обороняющееся лицо причинило посягающему:

по неосторожности любой вред, в том числе и смерть по неосторожности;

умышленно вред здоровью, не выходящий за пределы средней тяжести (причинение физической боли, удары, побои, умышленный легкий вред здоровью, умышленный вред здоровью средней тяжести, лишение свободы);

смерть или тяжкий вред здоровью, если это соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Наличие обстоятельств, предусмотренных пп. «а», «г», «д», «е», «ж», ч. 2 ст. 105 УК РФ, не исключает квалификацию содеянного как совершенного при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии необходимой обороны. Наличие иных отягчающих обстоятельств ч. 2 ст. 105 УК РФ не позволяет квалифицировать содеянное подобным образом, поскольку подразумевает отсутствие состояния необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного в состоянии аффекта, следует исходить из того, что преступление в состоянии аффекта совершается при отсутствии состояния необходимой обороны. При конкуренции данных составов преступлений виновный подлежит ответственности за преступление при превышении пределов необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания преступника, необходимо исходить из того, что задержание преступника не предполагает наличия состояния необходимой обороны.

Представляется, что защищающийся, если он для отражения общественно опасного посягательства использовал незаконно имеющееся у него оружие, подлежит уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, за исключением случаев, когда он добровольно сдал оружие органам власти или когда он приобрел и хранил его в состоянии крайней необходимости.

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 108 УК РФ

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 108 УК РФ

1. Упомянутые в коммент. статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с рассмотренным выше состоянием аффекта то общее, что и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (коммент. статья) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других лиц от противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти. Это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновным причиняется явно чрезмерный вред. Налицо как бы два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: а) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС СССР N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по коммент. статье; б) превысило ли при этом лицо пределы необходимой обороны. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 упомянутого Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты».

4.1. Если все же будет признано, что в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, виновный превысил пределы необходимого, то, поскольку по общему правилу при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается тому составу, признаки которого больше снижают санкцию, содеянное должно быть квалифицировано по коммент. статье, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Объект преступного посягательства — жизнь посягающего (ч. 1) или задерживаемого лица (ч. 2).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), отразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). При уяснении признаков превышения следует руководствоваться положениями ст. 37 и 38.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов необходимого, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

8.1. Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь УО по ч. 1 ст. 108.

9. Применительно к виду убийства, предусмотренного ч. 2 коммент. статьи, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем не представляется возможным.

11. Субъективная сторона убийства характеризуется виной в форме умысла (прямого или косвенного). Обязательный признак состава — специальная цель: защиты, отражения посягательства (ч. 1), доставления органам власти, пресечения возможности совершения новых преступлений (ч. 2).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

13. Деяние, описанное в ч. 1 коммент. статьи, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления: превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ).

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.