Усыновление детей с диагнозом

Оглавление:

Можно ли усыновить ребенка с диагнозом эпилепсия?

Добрый день! Перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2013 г. N 117. В данном постановлении говорится о заболеваниях и травмах, приведших к инвалидности I группы.

С уважением, Самойлов М.Г.

Доброго времени суток!

Уважаемая Ольга, закон перечисляет болезни, при которых невозможно установление опеки:

ПЕРЕЧЕНЬ ЗАБОЛЕВАНИЙ, ПРИ НАЛИЧИИ КОТОРЫХ ЛИЦО НЕ МОЖЕТ УСЫНОВИТЬ (УДОЧЕРИТЬ) РЕБЕНКА, ПРИНЯТЬ ЕГО ПОД ОПЕКУ(ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО), ВЗЯТЬ В ПРИЕМНУЮ ИЛИ ПАТРОНАТНУЮ СЕМЬЮ

1. Туберкулез органов дыхания у лиц, относящихся к I и II группам диспансерного наблюдения.2. Инфекционные заболевания до прекращения диспансерного наблюдения в связи со стойкой ремиссией.3. Злокачественные новообразования любой локализации III и IV стадий, а также злокачественные новообразования любой локализации I и II стадий до проведения радикального лечения.4. Психические расстройства и расстройства поведения до прекращения диспансерного наблюдения.5. Наркомания, токсикомания, алкоголизм.6. Заболевания и травмы, приведшие к инвалидности I группы.

Т.к. эпилепсия относится к заболеваниям нервной системы, вполне возможно, что вам могут и отказать в усыновлении.

Даниил Желобанов

Накануне заключительного этапа усыновления московская пара обнаружила, что ребенка забрали другие люди.

Усыновление детей — важная государственная задача. Но не думайте, что по случаю участия в этом процессе вы становитесь такой уж важной персоной. До последнего момента вашу судьбу, вместе с судьбой ребенка, может круто изменить решение простого районного завотделом. Когда на государственную задачу накладываются внутриведомственные разборки, отдельные личности в счет не идут.

Впрочем, ладно: ведь усыновление — исключительно приятное занятие. Нам идея нравится, друзья — просто в восторге, все поголовно считают нас молодцами. Да и в опеке люди хорошие работают. Должны были две недели справку делать — сделали за тринадцать дней, да еще извинились. Из СЭС инспектор пришел квартиру проверять — дальше порога и не шагнул, а через пять дней документ уже был готов. Не жизнь — малина!

Сентябрь. Накопилась критическая масса бумаг — и можно приступать к поиску этого очень важного человека! Наша районная опека в Перово благополучно поставила нас на учет — и на этом общение закончилось. Казалось бы, к нашим услугам целая федеральная база данных. Вот только о здоровье детей там ничего не пишут. А мы хотели здорового ребенка. Дело не в том, что мы делим детей на «хороших» и «плохих», — просто заранее четко определили меру ответственности, на которую готовы. Понятно, что никто никаких гарантий не дает, и мы готовы к рискам. Однако априори обрекать себя на постоянные проблемы с медициной — это отдельный выбор, и он не наш.

Но здоровых детей в Москве мало, и родители для них чаще всего находятся еще до того, как те успевают попасть в базу. Надо ездить, искать. Месяц, другой. Декабрь. И вдруг нам сразу несколько знакомых говорят: езжайте на Пресню. На Пресне находится Филатовская больница, куда раньше свозили «отказников» чуть ли не со всей Москвы. Сейчас, конечно, и там тот же разговор: мол, мало детей совсем. Но еще есть. Короче, Пресня — это такой рай для усыновителя, езжайте туда и будет вам счастье.

При появлении «годного к усыновлению» ребенка сотрудник опеки звонит тем, кому дозвонится — например, просто случайно выбирает папку из стопки

Приехали, написали заявление о постановке на учет. На следующий день нам сухо сообщили, что детей мало, перед нами какие-то безумные очереди и вообще ничего пока не светит.

Мы поняли, что ставки на Москву делать глупо, и я отправился звонить дядьке в Кострому, чтоб он искал знакомых. Ведь в региональный дом ребенка тоже по-разному можно съездить. Например, проведешь ночь в дороге, а с утра тебе скажут, что того дитя, на которого ты писал заявку, накануне увезли. И другого не покажут: «здесь вам не магазин». Так что поддержка лишней не бывает. Стало ясно, что поиск ребенка вполне может затянуться до весны, а то и до лета.

В историях про усыновление любят искать мистический контекст. Здесь его немного, но есть. Через три дня мне позвонили из пресненской опеки и предложили подъехать. Мы живем в Перово, но именно в этот момент я случайно оказался именно на Пресненском валу, где до этого бывал в среднем раз в пару лет. Так совпало.

Кстати, чтоб вы знали: очередь на усыновление, конечно, существует. Но нигде в законах и регламентах не описано, как она должна работать. В ней полно «мертвых душ»: люди становятся на учет сразу в десятке районов, а потом, после усыновления, естественно, сниматься с учета не приезжают. Поэтому при появлении «годного к усыновлению» ребенка сотрудник опеки звонит тем, кому дозвонится — например, просто случайно выбирает папку из стопки. Те, кому звонили до меня, либо не отвечали, либо были в тот момент заняты чем-то более важным — работой, отпуском, ремонтом и т.д. Ждать, пока они освободятся, сотрудника опеки закон не обязывает. И она позвонила мне.

Вообще, я представлял себе это несколько иначе. То есть никак не представлял. Ни один из встреченных мной до этого детей не предлагал немедля решить, буду я жить с ним всю оставшуюся жизнь или нет. Наоборот, со всеми ними этот вопрос как-то был заранее, без меня, решен. Насколько я понимаю, даже будущим «биологическим» отцам не приходится принимать такое решение сразу. Их к этому готовят: жена животик растущий показывает, например, намекает. Ну, или, как в мелодраме, просто сообщают: «вот твое дитя». И, опять же, никакого решения принимать не надо — все плачут, танцуют, поют и титры.

А еще мы были наслышаны/начитаны, что, когда увидишь «своего» ребенка, тут же должно что-то такое произойти, и ты уже бежишь, как в той самой мелодраме, и плачешь, и вообще. И вот мы стоим и тупим: когда же? А она тоже на нас смотрит и руками шевелит под докторский рассказ о всяких латинских вещах (потому что отказника без «диагноза» не бывает: что-то обязательно пишут, хотя бы формально). На руки взяли — нет эффекта. Так и ушли.

На следующий день все изменилось. Мы как-то разом все решили, и вдруг все наладилось, все стало понятно и не важно. С 18 декабря, как получили направление, мы постоянно ездили в Филатовскую больницу. Эти три недели Настька росла у нас на глазах, почти каждый день проводя на руках по полчаса, а то и по часу. Настя — пока не «официальное» имя. Но назвать «официальное» имя нельзя — закон защищает тайну усыновления. Впрочем, мы ее иначе и не называем.

В новом году, 9 января, Настю выписали «под предварительную опеку» другим людям. Не родственникам и не знакомым. Без суда, просто постановлением муниципалитета

На второй же день мы спросили, можно ли забрать дочку домой поскорее — например, до усыновления пока оформить опеку. Нас заверили, что быстрее все равно не получится, но суд по усыновлению назначат скоро, тем более, что это чистая формальность.

По поводу нашей кандидатуры в качестве усыновителей никаких возражений ни у кого не было — да и с чего бы? Уже к 27 декабря мы подновили бумаги, получили в больнице документы, в том числе свидетельство о рождении, и отнесли заявление в Пресненский суд. Заседание назначили на 15 января — раньше у судьи, увы, времени не было.

На новогодних каникулах визиты в больницу запрещены, но мы с этим легко справились и продолжали ездить. Возили памперсы Настьке и конфеты сестричкам. После больницы катались по городу — покупали коляску, забирали в разных местах подарки для Настьки от наших друзей. До переезда дочки к нам оставалась какая-то неделя, максимум — десять дней.

В первый рабочий день нового года, 9 января, Настю выписали «под предварительную опеку» другим людям. Не родственникам и не знакомым. Без суда, просто постановлением муниципалитета. Причем даже не местного, а Текстильщиков, что на другом конце Москвы.

Оказалось, дело в том, что Настя родилась именно в Текстильщиках, и лишь через пять дней была переведена на Пресню. Кто в этой ситуации отвечает за устройство ребенка, закон внятно не регламентирует.

Изначально Текстильщики выдали этим вторым кандидатам в усыновители сопроводительное письмо для муниципалитета Пресни. Это было 27 декабря, когда наши документы уже были в суде. Суду предстояло принять окончательное решение по поводу взаимоотношений трех граждан России — нас и дочки. Опека, конечно, тоже была приглашена к участию в процессе, но лишь как «третье лицо». Естественно, новым кандидатам на Пресне не смогли сказать ничего утешительного — и, видимо, сказали не так, как следовало. Вышел скандал. Люди пошли жаловаться — я не очень понял, куда. Поминали Астахова, «Единую Россию» и управделами президента, но что конкретно, мы так и не выяснили — да это, в общем, и не важно.

Чтобы забрать ребенка, которого вы считаете уже своим, и поместить в другую семью, достаточно подписи руководителя одного из 23 тысяч российских муниципалитетов

Оспорить наши права никому и в голову не приходило. Документы в суд подавали мы, и забрать их никто, кроме нас, не может. Однако, поскольку те люди скандалили, а мы нет, нам предлагали «самый простой» способ: взять заявление из суда, отдать Настьку им, а нам подобрать другого ребенка — «еще и получше будет!». Наверное, это профессиональное: работники опеки и врачи не могут себе позволить относиться к детям, как к живым людям. Никаких нервов не хватит. Их можно понять.

Наш ответ был прост: мы практически ничего не знаем об этих людях. С философской точки зрения, ребенку все равно, кто его усыновит. И людей этих, конечно, жалко. Но ребенок — не продуктовый набор к празднику. Если эти люди готовы разлучить неизвестного им ребенка с теми, кто уже признал его своим, лишь потому, что «им срочно нужно», то таким людям вообще не стоит отдавать детей. Понятно, что рано или поздно они усыновят кого-то. Мы не можем защитить от них всех детей мира. Но по отношению к Настьке у нас уже есть обязательства.

В тот же день, 29 декабря, муниципалитет Текстильщиков решил, что судьбой девочки распоряжается все-таки он. И выпустил постановление о предварительной опеке.
Предварительная опека — очень полезная вещь. Она используется, скажем, если у ребенка умирают родители, но есть готовые его забрать родственники. Оформление «настоящей» опеки требует минимум месяца. И, чтобы ребенку этот месяц не проводить в детдоме, муниципалитет вправе выписать временную бумагу. Закон говорит, что это должно делаться «при необходимости». Что, как видим, очень легко превращается в «по желанию».

Более того, получается, что такую бумагу может выписать вообще любой муниципалитет: ведь относительно Текстильщиков закон, как уже упоминалось, не оговаривает четких полномочий. И выписать ее он может кому угодно. Чтобы забрать ребенка, которого вы считаете уже своим, и поместить в другую семью, достаточно подписи руководителя одного из 23 тысяч российских муниципалитетов.

. На вопрос, как можно было выписать ребенка без документов (уже две недели находящихся в суде), врач ответила: «Да я и сама их спрашиваю: как так? А они говорят: выписывай. Ну, я и выписала. А что я могу?». Глава Пресненского муниципалитета Геннадий Бабочкин 9 января заявил: «Да мы вообще не в курсе. Наверное, кто-то нарушает закон. У вас будет суд, и мы вас там поддержим. Но сейчас ничего предпринять не можем». Позже выяснилось, что бумагу от 29 декабря в муниципалитете, конечно, видели. В городском департаменте соцзащиты тоже сказали, что узнали об этом от нас, жутко удивились и пообещали разобраться. Позже они прислали в суд письмо, в котором сухо изложили факты, но позиции никакой не высказали. Заодно в письме указано, что те люди тоже подали иск об усыновлении — об этом в департаменте узнали из беседы с ними. Нас на разбирательство в департамент не пригласили.

Отсутствие свидетельства о рождении, по ее словам, «нормальная ситуация», дубликаты делаются быстро, опека с этим постоянно сталкивается и проблемы в этом нет

Не очень понятно, почему Настю увезли лишь 9 числа. Ведь опекун, как законный представитель, мог забрать девочку из больницы уже 29 декабря. Хоть в новогоднюю ночь, под бой курантов — никто бы ему не запретил. Более того, они были в больнице 29 декабря: в этот день они, если верить документам, впервые увидели девочку, когда ее осматривал приглашенный ими специалист. Тем не менее Настя оставалась в больнице, виделась с нами. Второй раз новые усыновители приехали через полторы недели — забирать принадлежащего им человека.

Юрист из аппарата детского омбудсмена Павла Астахова сказала, что дело уникальное, «резонансное». Правда, помощь ее ограничилась советом: идти в прокуратуру и ждать суда. На всякий случай мы отнесли заявления в обе прокуратуры — Пресненскую и Кузьминскую (она ведет район Текстильщики). Ответа от них пока нет.

Руководитель опеки Текстильщиков Галина Балашова по телефону рассказала, что узнала о существовании каких-то других усыновителей только 14 января, благодаря вот этому моему звонку. То, что на Пресне отказали ее кандидатам, она объяснила дурным характером руководства той опеки. Они, оказывается, в давней ссоре. А отсутствие свидетельства о рождении, по ее словам, «нормальная ситуация», дубликаты делаются быстро, опека с этим постоянно сталкивается и проблемы в этом нет.

Узнали мы кое-что новое и по поводу очереди. Оказалось, что те люди вставали на учет и на Пресне, причем раньше нас. Но затем сказали, что нашли ребенка в другом районе. Как выяснилось, от этого ребенка они отказались уже после подачи иска: то есть написали согласие на усыновление, собрали все документы, отнесли их в суд — и передумали. После чего опека Текстильщиков выдала им другого ребенка сразу на дом.

Сегодня у нас заседание суда. Надеюсь, решающее. Мы с женой не «накручиваем» себя. Мы делаем то, что должно, — то, что для нас предусмотрено законной процедурой. Факт назначения временных опекунов не отменяет права ребенка на усыновление. И здесь перед законом все равны. А суд учитывает морально-этические аспекты, его закон обязывает.

Суд состоится в 16.00. Потом я напишу, чем дело кончилось.

Имен временных опекунов и ребенка в тексте нет их защищает закон о тайне усыновления. Хотя о какой тайне можно говорить при таком количестве участников процесса, не совсем понятно. Иллюстрация случайная фотография случайной девочки. Сделанная неизвестно кем неизвестно когда.

UPD: Суд по делу Даниила Желобанова перенесли на 30 января. Openspace следит за ситуацией .

Чужих детей не бывает: Мифы об усыновлении в Украине

Разрушаем домыслы вокруг важного вопроса

Наталья Назаренко, директор по персоналу телеканала СТБ и мама «почти» троих детей. Почему «почти»? У Натальи есть двое своих детей и в данный момент ее семья занимается усыновлением третьего — мальчика Димы. Мы попросили ее поделиться с читателями WоMо мнением о самых распространенных мифах об усыновлении.

Усыновить ребенка – долгий и сложный процесс

Это не долго, не сложно. Миф, что это нереально. Это не правда. Мы ни на каком этапе не платили деньги. Ложь, что везде надо платить. Просто нужно начать это делать, а дальше все пойдет само собой.

Родители всем нюансам общения с усыновленным ребенком учатся сами

Есть специальные курсы, которые проходят в Киевском городском центре социальных служб для семьи, детей и молодежи. Это обучение и курс подготовки кандидатов в опекуны, приемных родителей и родителей-воспитателей. Я считаю, что такие курсы должны проходить не только будущие усыновители, но и пары, которые готовятся стать родителями. Курсы направлены на то, чтобы рассказать будущим родителям, с какими особенностями детей они будут сталкиваться, каким образом формировать устойчивую привязанность к ребенку, какие вообще виды привязанности есть и т.д. Также много времени уделяется тому, чтобы родитель был готов работать с травмами. Это важно. Потому что дети, которые находятся в учреждениях, как они называют, — это чаще всего дети из неблагополучных семей. Ребенок из благополучной семьи очень редко попадает в эту сферу, потому что у них почти всегда есть бабушки, дедушки, есть тети, дяди. Если что-то случается с родителями, вероятно, что его возьмут под опеку родственники. Он не перейдет в такое учреждение. А какие родители чаще всего у большинства детей из детдомов? Это люди, которые ведут асоциальный образ жизни. Соответственно, эти дети травмированы. Бывает, что они перенесли жестокое обращение в семье. Они могли жить на улице какое-то время. Нужно понимать и распознавать все эти нюансы. Даже есть мнение, что ребенку, который побывал в учреждении, нужно в два раза больше времени побыть в семье, чтобы прийти в норму. Это очень страшно, на самом деле. Малышу, которого мы берем, 4 года. Ему необходимо 8 лет, чтобы отойти, полностью забыть все и оправиться.

Попадая в семью, ребенок сразу становится счастливым, веселым и быстро адаптируется

Он сразу не адаптируется. Есть этапы адаптации, которые как раз проходят на курсах. Есть вещи, на которые нужно обращать внимание — на тревожные звоночки. Например, ребенок, который попадает в семью, начинает вести себя очень хорошо — он хочет понравиться. Он вежливый и ласковый. Если состояние, по мнению психологов, затягивается, это плохой звонок. Значит, ребенок не расслабляется у вас дома. Обычно это до двух месяцев длится такое хорошее поведение. А потом все-таки хорошо, если ребенок начинает вести себя, как чертенок. Если он начинает бедокурить, это чудесно. Это хороший знак — он расслабился.

Если у вас в отношениях с ребенком случится кризис, то вы останетесь один на один с этим

При этих же курсах, что описаны выше, есть чудесные психологи. Они рекомендуют, нет, они даже просят, чтобы родители не заводили себя и детей в глухой угол, а обращались к ним. Видите, что не можете справляться? Значит, нужно обращаться к психологам, чтобы разбирать эти ситуации. Не стесняться этого.

Достаточно одного желания взять ребенка из учреждения

Все хотят каких-то идеальных детей. Многие хотят усыновить ребенка. Но они не готовы к этому, на самом деле. Детдом – это детское учреждение, а не универмаг. После окончания курсов с будущими родителями работают психологи. Они дают свои рекомендации. В нашем случае было все достаточно понятно. Потому что мы знали о том, что нам нужен ребенок либо дети до пяти лет. Нашему младшему ребенку 5,5 лет. По совету психолога, усыновленные дети должны быть младше других детей в семье. Наш сын будет поводырем этому ребенку и быстрее его введет в семью.

Соцслужбам все равно, кто усыновляет детей, забирают – и хорошо

Курсы показали, что они очень внимательно смотрят на потенциальных усыновителей, отслеживают реакции, наблюдают. Мы отрабатывали практические истории, к примеру. Это помогло нам осознать, что мир многих детей не такой, каким он нам кажется. У детей был опыт выживания на улице. Опыт воровства. И важно, чтобы ребенок поверил, что его любят. Нужно формировать устойчивую привязанность. Чтобы ребенок понимал, кто его защитит, накормит и оденет. Таким образом, через практические вещи родители показывают, что они любят этого ребенка. А соцслужбы внимательно наблюдают за процессом.

У вас не будет (или будет совсем мало) единомышленников и друзей, которые будут понимать ваши проблемы

Это неправда. Как только мы начали продвигаться к вопросу об усыновлении, у нас сразу появилось много друзей в соцсетях. На курсах мы тоже всей группой обменялись телефонами. Мы следим друг за другом — кто на какой стадии. Между прочим, только когда я посещала курсы, со мной было 17 потенциальных родителей. А курсы проходят каждые два месяца. Так что одинокими вы точно не останетесь.

Усыновляют детей в основном бездетные пары

Это миф. Есть разные потребности. Бездетные пары чаще хотят усыновить маленьких детей. Это правда. Потому что они хотят пройти этот путь с самого начала. Они хотят здоровых детей — это правда. В большинстве своем в учреждениях — дети с диагнозами. Найти относительно здорового ребенка — для этого нужно время. У нас это осознанное решение. Мы были готовы к сложным диагнозам. Потому и быстро определились с малышом.

Биологический родитель может отобрать у вас ребенка

Это еще один миф, сформированный кинематографом и драматургией. У каждого ребенка есть свой социальный статус. У каждого есть социальная история и все понимают, где находятся его родители. Если мама находится в местах лишения свободы и она не отказывается от ребенка, то у нее по статусу — временное изъятие ребенка на этот период. Такой ребенок не попадает под усыновление. Он может попасть под опеку. Но будущие опекуны должны понимать, что мама, возможно, придет и заявит о своих правах. Будущий родитель или опекун знает. В базах же информация закрыта.

Об истории Натальи, ее карьере и о том почему ее семья решилась на такой ответственный шаг, читайте совсем скоро в рубрике WоMо-портрет.

Ребенок не игрушка. Дмитрий Ковалевич о проблемах, связанных с усыновлением детей ВИЧ-инфицированными

РИА Новости / Владимир Песня

Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал документ по борьбе с распространением ВИЧ, который предполагает снятие запрета на усыновление детей ВИЧ-инфицированными гражданами, а также введение «мер ответственности» за призывы отказываться от медицинского освидетельствования на вирус иммунодефицита человека — так называемое «ВИЧ-диссидентство» — антинаучные взгляды, отрицающие само существование заболевания.

Усыновление детей ВИЧ-инфицированными гражданами станет возможным после внесения изменений в перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка и принять его под опеку, взять в приемную или патронатную семью. Такая возможность будет у тех людей, которые принимают терапию и, как предполагается, их заболевание не может передаться окружающим.

На данный момент, помимо ВИЧ, в список заболеваний, не позволяющих усыновлять детей до прекращения диспансерного наблюдения, входят туберкулез, ряд прочих инфекционных заболеваний, наркомания и психические расстройства. В 2012 году было разрешено усыновлять детей людям с онкологическими заболеваниями I и II группы, если они получают соответствующее лечение.

Напомним, что в 2014 году Верховный суд РФ отказал в иске ВИЧ-инфицированному москвичу, который требовал разрешить усыновление. Аргументы адвоката истца: российский закон гарантирует отсутствие дискриминации для инфицированных граждан. Кроме того, учитывая специфику таких заболеваний, как ВИЧ и гепатит С, это дает их носителям возможность при соблюдении элементарных правил безопасности взять под опеку или усыновить ребенка, не создавая угрозу его здоровью.

В свою очередь представители Минздрава тогда уверяли суд, что отмена оспариваемой нормы будет противоречить Семейному кодексу РФ, который обязывает родителей заботиться о своих детях. Как заявила в суде специалист ведомства: «Носители ВИЧ умирают, не из-за СПИДа, как принято считать, а из-за развивающихся на фоне вируса иных заболеваний». По ее словам, никто не может предсказать, как будет мутировать вирус, и если заболевший родитель из-за него ослабеет, то о ребенке некому будет позаботиться.

Однако есть и иной прецедент: в 2010 году ВИЧ-инфицированная жительница Казани Светлана Изамбаева успешно оспорила в суде решение органов опеки об отказе ей в усыновлении ребенка.

Эта проблема нарастает в российском обществе по мере распространения самого заболевания.

В конце прошлого года руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский заявил на пресс-конференции, что в России зарегистрированы уже более миллиона ВИЧ-инфицированных. При этом Россия входит в топ-десять стран по количеству новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией.

Вопрос об усыновлении и угрозе заражения ВИЧ широко обсуждался в российских СМИ несколько лет назад, хотя и в другом контексте — речь тогда шла о возможности усыновить второго ребенка семьями, где уже присутствует ВИЧ-инфицированный ребенок (усыновленный ранее или родной).

Дело в том, что многие из ВИЧ-положительных матерей отказываются от своих детей еще в роддоме. После прохождения необходимого медицинского обследования эти дети попадают в дом ребенка. Из-за сложившихся в обществе стереотипов, немногие впоследствии решаются усыновить ребенка с таким диагнозом. Как правило, готовы усыновить такого ребенка те, у кого есть аналогичный диагноз и кто, соответственно, более-менее знаком с методами лечения и трудностями, с которыми придется столкнуться. Недавно член организации помощи женщинам, затронутым ВИЧ-инфекцией «Е.В.А.» Александра Волгина заявляла, что ВИЧ-положительные дети часто не усыновляются, а как раз ВИЧ-положительные родители могут являться более компетентными в воспитании таких детей.

Еще один аспект проблемы заключается в потенциальной опасности, которую представляют здоровые люди как раз для людей с пониженным иммунитетом (в том числе для ВИЧ-инфицированных детей), у которых даже относительно «легкие» инфекции протекают с серьезными осложнениями.

Таким образом, проект, подписанный Медведевым, может иметь положительные последствия для детей-сирот, у которых уже есть соответствующий диагноз. Что же касается здоровых детей или детей с иными заболеваниями, здесь все несколько сложнее: необходимы как определенные меры контроля, гарантирующие постоянное прохождение курса лечения приемными родителями, так и соблюдение целого ряда мер безопасности.

С одной стороны, данная инициатива направлена на то, чтобы стимулировать ВИЧ-инфицированных проходить курс лечения и найти свое семейное счастье, несмотря на заболевание (то есть, учитываются интересы потенциальных родителей). С другой стороны, интересы ребенка (в особенности относительно здорового) учитываются уже в меньшей степени. Если ВИЧ-инфицированный человек прекращает лечение, следует ли после этого «изымать ребенка», уже привыкшего к новым родителям?

В большинстве западных стран закон в целом не ограничивает усыновление детей ВИЧ-инфицированными родителями, однако в каждом отдельном случае опекунский совет или иной соответствующий орган принимает решение на основании информации о конкретной паре и конкретном ребенке. На Западе, как правило, практикуется индивидуальный подход, учитывая прогресс заболевания, возможности (в том числе материальные) осуществлять необходимые меры безопасности, физическую способность родителей ухаживать за ребенком, а также прогнозы лечащих врачей.

В США, например, глава Национального Центра по усыновлению Дениз Сент-Клер по поводу возможности усыновления ВИЧ-инфицированными родителями говорила так: «Нет четкого закона, запрещающего кому-то с диагнозом ВИЧ усыновлять детей. Однако усыновление — индивидуальный процесс и в каждой конкретной ситуации факторы могут быть разными. Мы хотим быть уверенными, что все делается в интересах ребенка».

Заключение о способности воспитывать ребенка и отсутствии потенциальной опасности для его здоровья должны, конечно, принимать специалисты, учитывая специфику каждого отдельного случая. Однако даже самые продвинутые технологии не в состоянии пока предвидеть течение заболевания, а, стало быть, потерю возможности ухода за ребенком.

В любом случае превалировать должны именно интересы ребенка, а не потенциального опекуна или приемных родителей. Все-таки, это не игрушка «на какое-то время».

Дмитрий Ковалевич

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Медицинские вопросы

Общие вопросы

Диагностика заболеваний

«Методы диагностики, система установки диагноза» — методический материал Школы приёмных родителей. О методах диагностики и установки диагноза детям, находящимися в домах ребёнка.

Распространенные заболевания

«Особенности состояния здоровья детей в домах ребенка» — методический материал Школы приёмных родителей. Приводятся наиболее часто устанавливаемые диагнозы, прогнозы реабилитации и компенсации. Статистика по диагностике.

Заболевания, связанные с развитием

Сломать жизнь за 20 минут — Представьте себе ситуацию: группа взрослых, которых ребенок пяти лет видит в первый раз, нависают над ним и задают странные вопросы. Представили? Испугался бы даже самый отважный. Видеоролик подготовлен «Группой волшебников»

«Особенности состояния детей в домах ребенка» — методический материал Школы приёмных родителей. Приводятся наиболее часто устанавливаемые диагнозы, прогнозы реабилитации и компенсации. Статистика по диагностике.

«Диагноз: один, без родителей». «Подскажите, у ваших деток тоже были ПЭП, гипотрофия, анемия и дисплазия суставов? Нам показали ребенка, отказаться от него мы уже просто не можем, потому что он наш. Но у него столько болезней и все нешуточные! Что делать?» Таких отчаянных вопросов будущих приемных родителей много и на конференции для приемных родителей и в школе приемных родителей проекта «К новой семье» НОБФ «Приют детства»

Заболевания, связанные с нарушением физического развития

«Особые дети»— Отказ от ребенка-инвалида происходит в первую очередь потому, что семья просто не представляет, как с таким ребенком жить дальше. Родители не могут понять и ценить реальных перспектив ребенка, и даже врачи не могут им в этом помочь. Для того, чтобы растить ребенка инвалида — семья должна в корне поменять свое отношение к прогрессу, к самому понятию — «успех».

Генетические заболевания

Передача «Я иду искать» (телеканал «Подмосковье») о воспитании и возвращении в семью детей с синдромом Дауна. В России люди очень мало знают о синдроме Дауна. Эту тему не принято обсуждать. А статистика удручающая: каждой 700-й ребенок рождается с данным генетическим отклонением. Врачи в роддомах не рассказывают матерям о том, что дети с синдромом Дауна не только жизнеспособны. Они растут и развиваются! Танцуют, пишут стихи, играют на музыкальных инструментах.

«Синдром Дауна: развенчание мифов». Люди с синдромом Дауна не являются его жертвами, они не «страдают» и не «поражены» этим синдромом. В «Даунсайд Ап» — фонде, который оказывает бесплатную поддержку семьям, государственным и некоммерческим учреждениям в обучении, воспитании и интеграции в общество детей с синдромом Дауна, обычно говорят — «дети с особенностями развития.

«Мечты солнечных детей» — первый фильм, снятый «солнечными» детьми. Одним прекрасным днем в помещении Фонда «Даунсайд Ап» собралось множеством детей и взрослых с синдромом Дауна. Маленькие были только актерами и держали в руках хлопушку, а те кто старше — стояли за камерами, режиссерским монитором, штативами света. В итоге получился фильм с минимальным монтажем.

«Медицинская генетика: чем она может помочь приемным родителям и детям» — информационно-справочный материал Школы приёмных родителей. Рассматриваются основы биологической наследственности, типы болезней, диагностика, предрасположенности, даются рекомендации.

Психические заболевания

«Тень казенного детства» — вводный материал о влиянии на психическое развитие ребенка содержания и воспитания его в сиротском учреждении. Дополнительно читайте статью в Комсомольской правде — Детей нужно любить, а не лечить

Дети с умственным отставанием в развитии.Подробнее про синдром Дауна. «Зачем он вам? Он же умственно отсталый, намучаетесь!» — как часто слышат такие слова молодые мамы в роддомах от «опытных» нянечек и медсестёр… То же самое слышат и пары, желающие взять малыша такого малыша из дома ребёнка или детского дома. Вот и получается, что дети такие – самые ненужные и одинокие из детей-сирот. Получив диагноз «умственная отсталость» в медицинской карте, они практически навсегда остаются с ним на всю жизнь, хотя далеко не всегда диагноз соответствует действительности.

«Умственная отсталость или заточение души» — Ощущение, восприятие и анализ – это стандартная схема мышления человека. Любое оценивание, призвано к систематизации знаний для лучшего их понимания и применения. Так наше стремление к гармонии соединяет все полученные знания в систему, в которой для всего есть своё место. Но, к сожалению, когда здоровая оценка перерастает в превышение полномочий и человек выбрасывает элементы, которые как ему кажется портят общую картину мира, человеческое стремление к порядку приобретает совсем не человеческие формы.

Инфекционные заболевания

«Фильм «Дети» Фильм раскрывает проблематику адекватной восприимчивости к ВИЧ-позитивным детям, возможности их усыновления. Съёмки проходили в настоящем детском доме для ВИЧ-позитивных детей. Фильм снят при поддержке фонда «АНТИСПИД» Елены Франчук, фонда «ЛЖВ» (Людей, живущих с ВИЧ), фонда Элтона Джона. Был отослан от Украины в конкурсную программу короткометражных фильмов на Каннский фестиваль.

«Дети со знаком «плюс» — Физическая или нравственная эпидемия? ВИЧ – вирус иммунодефицита человека. Опасно и неизлечимо. Пока… Серьёзная проблема. Человек – существо социальное. И решение любой проблемы — медицинской, политической или технической, — так или иначе, сводится к решению нравственной проблемы. А выбор способа решения проблемы – показатель цивилизованности человека, его готовности нести в мир добро.

«Есть ли жизнь после ВИЧ». Сегодня в России проживает более 400 тысяч людей с ВИЧ-инфекцией, и с каждым годом их число возрастает в среднем на 35-40 тысяч. Среди них есть и мужчины, и женщины, большинство из которых находятся в молодом (до 30 лет) возрасте. За последние 10 лет у ВИЧ-положительных родителей родилось более 41 тысячи детей. Благодаря современной медицине передачу вируса иммунодефицита человека от родителей детям удается предотвратить в 98,99 % случаев, однако, несмотря на это свыше двух тысяч детей, рожденных ВИЧ-положительными матерями, все же оказались инфицированными.

«Мифы о ВИЧ» — одно из главных препятствий на жизненном пути ВИЧ-инфицированных людей – стереотипы, прочно вросшие в общественное сознание (в наше с вами сознание). Давайте попробуем сформулировать, чего именно мы так сильно боимся, когда слышим это слово – «ВИЧ»? Уверена, если Вы дочитаете до конца этот материал, большинство Ваших страхов окажутся ветряными мельницами.

«Дети, рожденные от инфицированных матерей» Автор Крейдич Виктор Юрьевич — главный врач специализированного дома ребенка №7 г. Москвы. В статье рассказывается в простой и понятной форме о таких диагнозах как ВИЧ, гепатит С и В, сифилис. Очень важная и полезная информация, которую необходимо знать не только усыновителю, но и любому родителю

«Дети, рожденные от инфицированных матерей»— методический материал Школы приёмных родителей. Подробно рассматриваются возможные проблемы у таких детей, пути заражения, вероятность заражения ребёнка от матери и заболевания, даются рекомендации по диагностике.

Усыновление детей с диагнозом

Ситуация вот какая. у меня рак щитовидки, прооперирован.. Я так понимаю, что при наличии онкологических заболеваний опеку не разрешают. Можно ли как-то скрыть свой диагноз и могут ли это как-то проверить. На учет в онкологический диспансер я не вставала.

От вас требуется предоставить обходной лист с 9 врачами. Если вы НЕ стоите а учете у онколога, то все ок. Единственное, если ваш терапевт в поликлинике имеет какие-либо документы (скажем, вы вначале пути обращались к нему) то может не поставить вам свою печать. В этом случае идите к любому другому НЕчастному (государственному) терапевту.
Не переживайте, никто ничего не проверяет.
Удачи.

З.Ы. Вы только окончательно продумайте все в плане усыновления человечка, которого уже один раз оставила мама. Это я про ваш диагноз и таки возможное (ттт, конечно) продолжение болезни.

Спасибо за ответ. Как сказали мне мои врачи которые оперировали, что мне повезло очень с раком..на сколько такое вообще возможно.. люди с такой разновидностью рака живут даже дольше чем обычные люди, тк больше после операции следят за своим здоровьем. Эх, как же мне хочется дочку,а вот еще раз родить ребенка я уже наверное врядли решусь..

прежде всего здоровья вам. крепкого и надолго. рожать я бы тоже побоялась, так как беременность сами знаете что может спровоцировать! ну а если решитесь усыновить — то пожелаю Вам быстро найти СВОЮ дочку и счастливой жизни с дочуркой!

Да, вот в том то и дело, что врачи полагают, что беременности спровоцировали рост опухоли, хотя и кроме этого было кучипричин.. Сами врачи до сих пор не могут давать людям ответ почему у них рак..

я знаю, к сожалению, целый ряд случаев, когда женщины решились родить, и опухоль активизировалась (я не знаю грамотный термин) после беременности и родов(((. именно поэтому я так написала.

А вас разве там не ставят автоматически на учет после диагноза? если нет то хорошо;
насчет следить за здоровьем-конечно, это ваша обьязанность перед будущим ребенком хотя бы, я бы на вашем месте делала сканирование время от времени, ну хотя бы узи на худой конец-того места где была операция близлежащие лимфоузлы и места откуда любит вылезать рак, который у вас был, повторно; на бога надейся, а сам не плошай

Нет, автоматически не ставят на учет, мне на руки отдали все документы после операции. Про обследование знаю и буду естественно делать.

Ах, если бы все было так просто и было бы достаточно контролировать ту область, где был рак. У моей мамы был рак легкого, который очень успешно и вовремя прооперировали и прогнозы были более чем оптимистичные, а через несколько лет она скоропостижно (буквально за полгода) скончалась от неоперабельной опухоли мозга. Это называется «отдаленные метастазы» — они могут появиться где угодно и даже очень далеко от места первоначальной опухоли. Увы.

Единственный диагноз рака с хорошим прогнозом который я знаю..это папилярный..при нем идет только локальное поражение щитовидки и все. У остальных разновидностей рака прогноз плохой обычно Очень сочуствую по-поводу вашей мамы

моя мама после рака груди живет уже 7 лет.С этим видом рака я много знаю таких случаев, даже по 15-20 лет живут.

Ну так рак легких и дает метастазы в мозг

Я просто хотела сказать, что контролировать, как Вы сказали, ту область, откуда была удалена опухоль недостаточно, также, как и недостаточно контролировать те места, куда обычно дает метастазы конкретный вид опухоли. Хотя мама и умерла от опухоли мозга, но метастазы у нее были и в печени, и в почках, и в матке, и в пищеводе — нереально контролировать все — если не повезет, то очень легко что-нибудь упусить, а если опухоль решила дать метастазы куда только возможно, то и своевременная диагностика может не спасти.

Одна моя знакомая, к сожалению, в прошлом году умерла от рака, осталась 4-летняя девочка, которую она взяла в 2 года. Ребенок долго был в приюте, потому что не было родственников, а желающей взять девочку моей подруге опека не дала разрешения. Недавно девочку, к счастью, удочерили.
Я бы заранее озаботилась тем, с кем в случае чего останется ребенок, чтоб в приют-ДД не попал.

+100000 И (ИМХО) диагнозы тут нипричем. Любой родитель просто ОБЯЗАН заранее позаботиться о том, что будет с ребенком в случае, ттт, кончины родителей.

любой, конечно, но с диагнозом в сто раз лучше подумать надо

к счастью мой диагноз это не приговор

В стандартной ситуации (если семья благополучная), то при несчатном случае с родителямси детей забирают бабушки-дедушки-тети и дяди. Не могла бы представить, чтобы я отказалсь от своего племянника и отправить его по этапу в ДР

Я взяла девочку под опеку после операции по онкологии и ХТ. Естественно никто не дает гарантий ни к вашему здоровью, ник здоровью ребенка, ни к тому как сложится ваша совместная жизнь. Моя малявка в любом случае останется в нашей семье, она уже часть семьи. Заболеть может любой в теории, мы находимся в большей зоне риска, поэтому регулярные скриннинги и обследования — в обязаловку.

По поводу учета в онкодиспансере. Я оперировалась не в своем городе, и через пару месяцев узнала, что оказывается из больницы где я лежала выписки были отправлены по месту моей регистрации. Я сходила на разведку в диспансер и да, там была на меня заведена карта. Я решила вопрос по человечески в врачом, бесплатно.

Здоровья Вам и верного решения)

А какая у вас клиническая группа? Возможно, что если вы придете, и сдадите все анализы, то вас снимут тут же с учета?

рак заболевание непредсказуемое и мое личное убеждение что рак возникает из за стресса. я ТАК ПОНИМАЮ ЧТО вы не так давно пролечены, вы все равно еще в стрессе, нет нет а мысли приходят всякие когда кольнет не в том месте, усыновите ребенка ваш стресс только усилится и никому от этого лучше не будет, подождите хотя бы пять десять лет если возраст позволяет, нет рецидива, все хорошо усыновляйте, рожать ни в коем случае не рекомендую

не пролечена, а скорей прооперирована.. ТТТ что химию делать не надо.. про рожать я уж и сама думаю, что не стоит, ну и если мальчик опять будет..конечно деток очень люблю всех, но мечта именно о девочке

рак от стресса в основном, это точно, моей маме в онкоцентре на Бауманской так сказала врач,что у них 80 процентов больных после стрессов 1-2 летней давности.Как и у моей мамы был.(она жива уже 7 лет после этого)Но почему вы думаете,что усыновление-обязательно стресс?Может, у нее такой душевный подъем будет,что ей это продлит жизнь?

Ну что Вы такое пишите? У онкологии море причин — это и радиация, и токсины, и генетическая предрасположенность и многое другое, далеко не все известно ученым, но вот четкая взаимосвязь между радиацией, генетикой и возникновением злокачественных опухолей установлена наукой, а между стрессом и онкологией, если и есть связь, то это только один из множества факторов, чтобы стресс спровоцировал онкологию, должна быть, как минимум, генетическая предрасположенность к ней.

ну и зря вы так недоверительно по поводу стресса. Просто огромную роль он играет в провоцировании таких заболеваний, как рак, сахарный диабет и много — много других болячек.

Девочки это мое мнение, основанное на опыте. Работаю в онкогинекологическом отделении, когда разговариваю с пациентками то если получается очень доверительнаяч беседа, все имели в течении последнего года стрессовую ситуацию, муж ушел, на работе что то и тп, поэтому генетика генетикой но тут четкая взаимосвязь, незря говорят все болезни от нервом. Мои пациентки полностью восстанавливаются к нормальной жизни только лет через пять при условии отсутствия рецидива. И все равно никогда не забывают что у них был рак.

про стресс соглашусь. у меня аналогичный пример перед глазами. Но читала, что психологи говорят, что еще одна из причин — непрощенная сильнейшая обида на кого-либо (одна из сторон стресса).