Запрос в конституционный суд пример

Запросы судов в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации (Кокотов А.Н.)

Дата размещения статьи: 14.04.2015

Часть 4 ст. 125 Конституции РФ определяет, что Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом. О каком порядке здесь идет речь — порядке проверки Конституционным Судом РФ конституционности закона или порядке применения закона в конкретном судебном деле? Грамматический анализ данного положения (учет обычных правил расставления запятых) позволяет сделать выбор в пользу первого варианта. При этом в указанной статье Конституции применительно к иным видам конституционного судопроизводства не называется вид акта, их устанавливающий.
Порядок проверки Конституционным Судом РФ конституционности законов по жалобам граждан и по запросам судов, как и иных видов конституционного судопроизводства, установлен Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». Урегулирование очерченных отношений, как и статуса Конституционного Суда РФ, порядка его деятельности, в целом федеральным конституционным законом вытекает из ч. 3 ст. 118 Конституции РФ, получившей конкретизацию в ч. 2 ст. 18 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». С учетом отмеченного следует заключить, что понятие «федеральный закон» в ч. 4 ст. 125 Конституции РФ использовано в его широком смысле как обозначающее не вид закона, а закон федерального уровня .
———————————
Избранный на основе грамматического толкования вариант понимания ч. 4 ст. 125 Конституции РФ все же не исключает возможности иного ее прочтения, в том числе исходящего из того, что в ней говорится о порядке применения закона уполномоченным органом в конкретном деле. В системе действующего регулирования это процессуальные кодексы (ГПК, АПК, УПК). Системное толкование Конституции порой может вести к извлечению из нее смыслов, отличающихся от тех, что диктуются первичным приложением к ней обычных грамматических правил. Окончательное же толкование остается за Конституционным Судом РФ.

Порядок проверки Конституционным Судом РФ конституционности законов по запросам судов как процессуальное выражение последующего конкретного конституционно-судебного нормоконтроля установлен положениями главы XIII ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», другими статьями этого закона. В соответствии с п. 3.1 ст. 3 названного Закона Конституционный Суд по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле. Что касается законов, уже примененных в судебных делах, то они составляют предмет конституционно-судебного контроля, осуществляемого по жалобам граждан. До внесения Федеральным конституционным законом от 3 ноября 2010 г. N 7-ФКЗ изменений в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» суды могли направлять запросы в Конституционный Суд о конституционности законов, не только подлежащих применению, но и примененных в соответствующих судебных делах.
———————————
О разных аспектах конституционно-судебной проверки законов по запросам судов см., например: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М., 1998. С. 296 — 306; Анишина В.И. Запрос суда в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности закона: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2001; Пунтус С.А. Проверка конституционности законов по запросам судов: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004; Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс. М., 2010. С. 482 — 492; Комментарий к Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» / Под ред. Г.А. Гаджиева. М., 2012. С. 570 — 586 (авторы комментария — Т.Г. Морщакова и М.А. Филатова); Нарутто С.В., Несмеянова С.Э., Шугрина Е.С. Конституционный судебный процесс. М., 2014. С. 258 — 264.

Рассмотрение дел по запросам судов — постоянное и значимое направление деятельности Конституционного Суда РФ, обеспечивающее его взаимодействие в сфере конституционного судопроизводства с иными судами, входящими в судебную систему Российской Федерации. За период с 1995 г. по настоящее время Конституционный Суд рассмотрел по запросам судов в порядке ч. 4 ст. 125 Конституции более 400 дел. Принимаемые Конституционным Судом РФ по итогам проверки конституционности законов по запросам судов решения, как и в иных конституционно-судебных процедурах, являются обязательными и окончательными, позволяя освобождать законодательную систему от действия неконституционных актов (норм), выявлять конституционный смысл проверяемых положений, предотвращать вынесение судебных решений вопреки конституционным требованиям.
Суд принимает решение о направлении запроса в Конституционный Суд самостоятельно. Мнение сторон и вышестоящих судебных инстанций по поводу направления судом запроса не имеет правового значения . Принявший названное решение суд приостанавливает производство по рассматриваемому им делу. После этого он не вправе продолжать рассмотрение данного дела, не отозвав предварительно свой запрос из Конституционного Суда. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» говорится, что о необходимости обращения в Конституционный Суд с запросом суд выносит мотивированное определение (постановление); сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа (п. 3). При рассмотрении судебных дел с участием присяжных заседателей запрос в Конституционный Суд оформляется единоличным постановлением председательствующего по делу судьи, поскольку предметом такого обращения является вопрос о праве, а не о фактических обстоятельствах дела .
———————————
См.: Анишина В.И. Указ. соч. С. 23.
Российская газета. 1995. 28 декабря.
Витрук Н.В. Конституционное правосудие. М., 1998. С. 312.

Основанием для направления судом запроса в Конституционный Суд является его мнение о неконституционности закона, которое должно быть мотивировано в запросе. При этом запрос суда не может сводиться к постановке перед Конституционным Судом вопроса о конституционно-правовом истолковании подлежащего применению закона. Исходя из презумпции конституционности закона и того, что окончательное решение о его соответствии или несоответствии Конституции вправе принять лишь Конституционный Суд, мотивированную позицию суда о неконституционности подлежащего применению закона следует оценивать как обнаруженную им неопределенность в вопросе о соответствии закона Конституции РФ.
Обязан ли суд, придя к выводу о неконституционности подлежащего применению закона, обратиться с запросом в Конституционный Суд, или он вправе сделать это? Может ли суд в описанной ситуации вынести свое решение непосредственно на основании норм Конституции РФ, имея в виду ее прямое действие (ч. 1 ст. 15, ст. 18, ч. 2 ст. 120), без обращения с запросом в Конституционный Суд?
———————————
Об этом см.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 301 — 303.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ (Постановление от 16 июня 1998 г. N 19-П ) обращение суда с запросом в Конституционный Суд на основании ч. 4 ст. 125 Конституции не может рассматриваться только как его право — суд обязан обратиться с таким запросом. Думается все же, что в настоящее время для Конституционного Суда не исключена возможность смягчения изложенной позиции за счет ее ограничительного истолкования. Смягчение может выражаться в том, что суд, находящий подлежащий применению закон неконституционным, вправе разрешить дело на основе акта с большей юридической силой или Конституции без обращения с запросом в Конституционный Суд, если придет к выводу, что нормы Конституции, иных актов и исследованные им фактические обстоятельства необходимы и достаточны для вынесения законного и обоснованного решения. В иных случаях, когда суд находит подлежащий применению закон неконституционным, он обязан приостановить производство по делу и обратиться с запросом в Конституционный Суд.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 25. Ст. 3004.

Основанием для обращения иного суда в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности подлежащего применению закона может являться не только позиция суда о его неконституционности, но и необходимость подтверждения его конституционности. Указанная необходимость может определяться установлением тем же Европейским судом по правам человека факта нарушения прав граждан упомянутым законом. Такое признание выводит данный закон из-под презумпции конституционности действующего законодательства и требует внесения определенности в вопрос о его конституционности перед применением. Согласно части второй ст. 101 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» суд при пересмотре в случаях, установленных процессуальным законодательством, дела в связи с принятием межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в котором констатируется нарушение в Российской Федерации прав и свобод человека при применении закона либо отдельных его положений, придя к выводу, что вопрос о возможности применения соответствующего закона может быть решен только после подтверждения его соответствия Конституции, обращается с запросом в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности этого закона .
———————————
По данному вопросу см. также: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. N 27-П // СЗ РФ. 2013. N 50. Ст. 6670.

Если с запросами в Конституционный Суд о проверке конституционности законов в порядке абстрактного нормоконтроля со стороны судебной системы вправе обращаться лишь Верховный Суд РФ (ч. 2 ст. 125 Конституции РФ) , то с запросами о проверке конституционности подлежащих применению в судебных делах законов могут обращаться любые суды РФ, учрежденные в соответствии с Конституцией РФ и ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Кстати, Конституционный Суд, исходя из возможности соединения в одном производстве дел по обращениям, касающимся одного и того же предмета (ст. 48 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»), соединяет дела, инициированные судами в порядке абстрактного и конкретного нормоконтроля . Впрочем, в названном случае он соединяет в одном производстве также запросы судов и жалобы граждан .
———————————
Таким правомочием наделен Пленум Верховного Суда РФ (п. 3 ч. 3 ст. 5 ФКЗ от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс»).
См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 18 марта 2004 г. N 6-П // СЗ РФ. 2004. N 13. Ст. 1251.
См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 ноября 2003 г. N 17-П // СЗ РФ. 2003. N 47. Ст. 4586.

Правомочие по обращению в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности подлежащего применению закона принадлежит судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Вместе с тем сохраняется неясность в вопросе о принадлежности такого правомочия конституционным, уставным судам субъектов РФ. Дело в том, что законами, которые эти суды применяют в рассматриваемых ими делах, являются, строго говоря, только конституции (уставы) соответствующих субъектов РФ и законы, устанавливающие статус и порядок деятельности данных судов. Однако конституции (уставы) субъектов РФ для конституционных, уставных судов субъектов РФ — объект охраны, а не предмет запросов в Конституционный Суд РФ . Что касается законов, устанавливающих статус и порядок деятельности конституционных, уставных судов субъектов РФ, то последние не оспаривали указанные законы в Конституционном Суде РФ.
———————————
Сказанное не распространяется на другие суды, которые правомочны обращаться в Конституционный Суд РФ с запросами о проверке конституционности конституций (уставов) субъектов РФ. См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002 г. N 71-О по запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности положения п. 1 ст. 16 Устава Санкт-Петербурга // СПС «КонсультантПлюс».

Можно ли говорить о том, что названные суды применяют в процессе отправления ими конституционного (уставного) правосудия и иные законы, — вопрос, требующий дополнительного анализа. На практике предметом запросов указанных судов в Конституционный Суд РФ становились законы Российской Федерации , федеральные законы , причем разной отраслевой направленности. До настоящего времени все обращения названных судов в Конституционный Суд завершались принятием последним отказных определений. Однако Конституционный Суд в таких случаях ни разу не обосновывал свой отказ тем, что заявитель является ненадлежащим.
———————————
См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1999 г. N 188-О. Документ официально опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс».
См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 423-О // СЗ РФ. 2004. N 5. Ст. 405.

Правомочием по обращению с запросом в Конституционный Суд РФ не обладают третейские суды, относящиеся к числу так называемых квазисудебных органов. Конституционный Суд в Определении от 13 апреля 2000 г. N 45-О отказал в принятии к рассмотрению запроса Независимого арбитражного (третейского) суда при Торгово-промышленной палате Ставропольского края на том основании, что третейские суды не входят в судебную систему РФ.
Надо полагать, что таким правомочием не обладают и квалификационные коллегии судей (Высшая квалификационная коллегия судей РФ, квалификационные коллегии судей субъектов РФ). Они являются органами судейского сообщества, а не судами и принимают решения не в порядке отправления правосудия. Конституционный Суд отказал в принятии запроса ВККС РФ о проверке конституционности ряда положений двух федеральных законов (Определение от 19 мая 2009 г. N 490-О-О) . Однако в данном случае Конституционный Суд не мотивировал свой отказ тем, что ВККС РФ является ненадлежащим заявителем, поскольку не является судом. Интересно, что в другом случае ВККС РФ обратилась в Конституционный Суд не с запросом, а с жалобой (Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 1418-О-О). И на этот раз в своей отказной аргументации Конституционный Суд не использовал прямое указание на ненадлежащий статус заявителя . Приведенные решения не означают, что Конституционный Суд исходит из отнесения ВККС РФ к субъектам обращения в Конституционный Суд с запросами в порядке ч. 4 ст. 125 Конституции. Точнее сказать, что он пока не сформулировал свою позицию по данному вопросу.
———————————
ВКС РФ. 2009. N 6.
ВКС РФ. 2010. N 2.

Термин «суд» подразумевает любые судебные инстанции, представленные в соответствии с действующим законодательством как судьями единолично, так и коллегиальными судебными составами. При этом судья, участвующий в рассмотрении дела в судебном составе, не правомочен единолично направлять запрос в Конституционный Суд (Определение Конституционного Суда от 2 марта 2000 г. N 35-О).
Суд в коллегиальном составе и судья единолично наделены правомочием обращения в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности законов, подлежащих применению в рассматриваемых ими при отправлении правосудия делах. В Определении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 134-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности части второй ст. 238 УПК РФ указано, что ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» относит к допустимым лишь запрос, решение о направлении которого принято в процессуальных стадиях рассмотрения конкретного дела. «Рассматриваемым делом» является такое дело, которое принято к производству, по которому проводятся процессуальные действия, причем возможность их проведения не утрачена и не блокируется процедурными нормами . Любое иное дело, находящееся в производстве суда, в том числе приостановленное производством, не может быть расценено как рассматриваемое.
———————————
ВКС РФ. 2004. N 5.
По мнению В.И. Анишиной, запрос может быть направлен в любой стадии производства, кроме стадии досудебной подготовки в гражданском и арбитражном судопроизводстве. См.: Анишина В.И. Указ. соч. С. 9.

Распространяется ли понятие «суд» по смыслу ч. 4 ст. 125 Конституции РФ на судей, санкционирующих проведение оперативно-розыскных мероприятий? Согласно позиции Конституционного Суда РФ судебное санкционирование оперативно-розыскных мероприятий — это не судебное разбирательство и даже не подготовительные действия к судебному заседанию. В данных правоотношениях еще нет сторон, а проверяемое лицо — не участник процесса и знать о нем не должен. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, ибо в противном случае негласные по своему характеру оперативно-розыскные мероприятия стали бы просто невозможны, а сама оперативно-розыскная деятельность утратила бы смысл (Определение от 14 июля 1998 г. N 86-О ). В данном случае судья рассматривает не конкретное судебное дело, а материалы уполномоченного органа, ходатайствующего о проведении оперативно-розыскного мероприятия. С учетом отмеченного вряд ли можно говорить о правомочии судьи, санкционирующего оперативно-розыскное мероприятие, приостанавливать названную процедуру с целью направления запроса в Конституционный Суд.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 34. Ст. 4368.

Вместе с тем в Определении от 14 июля 1998 г. N 86-О Конституционный Суд указал, что если лицо, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия, узнало об этом и полагает, что его права и законные интересы ущемлены, то оно имеет право на обжалование и судебную защиту в порядке административного судопроизводства. Суд при рассмотрении такого обращения правомочен обращаться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности подлежащего применению им закона.
Представляется, что правомочие на обращение в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности подлежащего применению закона отсутствует и у суда, принимающего решение о мерах по обеспечению иска в гражданском и арбитражном процессе (ст. 139 — 146 ГПК РФ, ст. 90 — 100 АПК РФ). Однако оно появляется у суда, рассматривающего жалобу на судебное определение об обеспечении иска.
Предметом запроса в Конституционный Суд РФ со стороны суда на основании ч. 4 ст. 125 Конституции РФ является закон, подлежащий применению им в конкретном деле, о чем уже говорилось выше. Следовательно, предметом запроса не могут быть положения закона, на которых суд не основывает итоговое решение по делу или принимаемые в ходе производства по нему процессуальные решения и действия. Это, к примеру, законодательные положения, которые предполагаются судом к их исключительно попутному упоминанию в судебном решении (дополнительная и необязательная аргументация).
Хотя не исключено применение судами утративших силу законов в силу эффекта их «переживания», однако предметом судебного запроса в Конституционный Суд могут являться только действующие законы федерального уровня и законы субъектов РФ. Если суд столкнется с необходимостью применения утратившего силу закона, с его точки зрения неконституционного, то он должен либо применить иной акт, либо, если это невозможно, ставить перед Конституционным Судом вопрос о неконституционности подлежащего применению регулирования как пробельного. Вместе с тем граждане, их объединения вправе обжаловать в Конституционном Суде утратившие силу законы, если они продолжают применяться к правоотношениям, возникшим в период их действия.
На территории Российской Федерации судами могут применяться законы иностранных государств (например, по делам о наследстве). Однако проверка их конституционности не относится к компетенции Конституционного Суда РФ. Иное означало бы выход Российской Федерации за пределы своих суверенных прав. В рамках конкретного нормоконтроля по запросам судов могут проверяться законы, которые не входят в предмет абстрактного нормоконтроля (законы субъектов РФ, принимаемые ими по предметам собственного ведения в соответствии со ст. 73 Конституции РФ) .
———————————
В действующей системе законодательства выделить такие законы, обособив их от законов субъектов РФ, принимаемых по вопросам совместного ведения РФ и субъектов РФ, весьма затруднительно.

Обычно законы рассматривают как вид нормативных правовых актов. Однако в форме закона могут приниматься не только нормативные, но и индивидуальные акты (например, федеральный закон об учреждении или упразднении конкретного суда, закон субъекта РФ о роспуске представительного органа конкретного муниципального образования). Вывод о конституционном допущении возможности принятия индивидуальных законов сделан Конституционным Судом РФ в Постановлении от 16 октября 1997 г. N 14-П . Названное обстоятельство порождает определенные трудности в понимании термина «закон» в тексте Конституции. Так, не ясно, охватываются ли индивидуальные законы термином «закон», используемым в ч. 4 ст. 125 Конституции? Могут ли эти законы проверяться Конституционным Судом РФ на предмет их конституционности по запросам судов и жалобам граждан?
———————————
СЗ РФ. 1997. N 42. Ст. 4902.

О предпочтительности позиции, согласно которой под законом в ч. 4 ст. 125 Конституции понимается нормативный правовой акт, свидетельствует использование формулы «законы и иные нормативные правовые акты» в ряде ее статей (п. «а» ч. 1 ст. 72, ч. 2, 4, 5 ст. 76, п. «б» ч. 2 ст. 125). К тому же индивидуальные законы (индивидуальные положения нормативных законов) могут быть в процессе отправления правосудия судами предметом обжалования, опротестования и, как следствие, судебной проверки, доказательствами по делу, но, как правило, не основой для правоприменения. Такую основу составляют Конституция и нормативные законы, в соответствии с которыми изданы законы индивидуальные. Другое дело, что границу между индивидуальным и нормативным регулированием, в том числе облекаемым в законодательную форму, не всегда легко провести.
Вместе с тем нельзя однозначно утверждать, что индивидуальные законы (индивидуальные положения нормативных законов) не могут проверяться Конституционным Судом по запросам судов (жалобам граждан) с точки зрения относимости их принятия к компетенции соответствующего законодателя, выбора для них надлежащего вида акта, порядка их принятия, опубликования и введения в действие .
———————————
Проверка конституционности по названным параметрам может осуществляться в отношении актов, принятых после вступления в силу Конституции РФ. Кроме того, проверка конституционности по порядку принятия, опубликования и введения в действие может осуществляться лишь в отношении акта в целом.

Думается, что проверка Конституционным Судом актов по порядку принятия предполагает также и проверку конституционности индивидуальных положений нормативных законов с точки зрения того, надлежащим ли образом они гарантируют введение таких законов в действие и их дальнейшее применение, исполнение, использование. От качества указанных переходных положений, обеспечивающих не только формальное введение в действие новых актов, но и содержательный переход от одних правовых моделей к другим, зависит сохранение стабильности правового регулирования, баланса разных групп общественных интересов. Конечно, сами по себе переходные положения могут оцениваться на предмет их конституционности в указанном аспекте только до момента их полной реализации.
Однако, как представляется, проверка конституционности «запускаемого» ими регулирования требует учета содержания переходных положений и после реализации последних. По данному вопросу интересно Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2014 г. N 1567-О, несмотря на то что оно принято в порядке абстрактного нормоконтроля. В нем Конституционный Суд пришел к выводу об отсутствии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции РФ ряда положений ст. 2 Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» с точки зрения обеспечения ими перехода к надлежащему и полноценному функционированию вновь образуемого Верховного Суда РФ.
Это положения об установлении переходного периода сроком на шесть месяцев, в течение которого Высший Арбитражный Суд РФ упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию Верховного Суда РФ, о создании Специальной квалификационной коллегии по отбору кандидатов на должности судей первоначального состава Верховного Суда РФ, ее полномочиях и т.п. Сделанный Конституционным Судом вывод об отсутствии неопределенности в вопросе о соответствии Конституции названных положений означает, что при другом их содержании он мог бы прийти к иному выводу, в том числе — к выводу об их неконституционности. Вместе с тем в данном решении Конституционный Суд РФ, именуя названные положения переходными, воздержался от характеристики их в качестве положений индивидуальных.
Понятие «закон» не охватывает подзаконные акты. Последние иногда включаются в понятие «законодательство», но традиционно рассматриваются как акты, принимаемые на основе и в развитие законов. Вместе с тем Конституционный Суд толкует содержащееся в ч. 4 ст. 125 Конституции понятие «закон» расширительно, распространяя его на отдельные виды подзаконных актов .
———————————
Об этом подробнее см., например: Князев С.Д. Конституционная жалоба в Российской Федерации: законодательная модель и судебная интерпретация // Журнал конституционного правосудия. 2011. N 1. С. 25 — 32.

Так, в Постановлении от 27 января 2004 г. N 1-П Суд высказал позицию, согласно которой нормативный акт Правительства РФ может быть проверен в порядке конституционного судопроизводства в связи с конкретным делом в случае, если такой акт принят во исполнение полномочия, возложенного на Правительство РФ непосредственно федеральным законом, по вопросу, не получившему содержательной регламентации в этом законе, и именно на основании такого уполномочия Правительство РФ непосредственно осуществило правовое регулирование соответствующих отношений; в иных случаях проверка этого акта осуществляется судами общей юрисдикции в порядке производства по делам о признании нормативных правовых актов противоречащими федеральному закону. Исходя из названной позиции, Конституционный Суд, например, проверил конституционность подп. «б» п. 4 Постановления Правительства РФ «Об утверждении порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия» по запросу Верховного Суда Республики Татарстан .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 5. Ст. 403.
Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2009 г. N 8-П // ВКС РФ. 2009. N 3.

Еще один пример подобного расширительного толкования — приравнивание Конституционным Судом РФ постановлений Государственной Думы Федерального Собрания РФ об амнистии, принимаемых в соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 103 Конституции, к закону. И, как следствие, обоснование возможности проверки конституционности названных постановлений по жалобам граждан и по запросам судов (Постановление от 5 июля 2001 г. N 11-П ).
———————————
СЗ РФ. 2001. N 29. Ст. 3059.

Жалоба в Конституционный Суд РФ от 19 июля 2012 г.

В Конституционный Суд

Сенатская площадь д.1.

Заявитель: Аракчеев Сергей Владимирович 6.07.1981 г.р., осуждённый Северо-Кавказским Окружным Военным Судом по ст. 105 часть 2 УК РФ к 15 годам лишения свободы.

Отбывающий наказание по адресу 391846, Рязанская обл, г. Скопин, мкр. Октябрьский ФБУ ИК-3

Адрес почтового контакта: Рязанская область, г. Скопин, мкр. Октябрьский ФБУ ИК-3, 7 отряд, индекс 391846

Представитель заявителя: адвокат Аграновский Дмитрий Владимирович, действующий на основании соглашения и доверенности, Московская коллегия адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры»

Адрес: 123056 г.Москва пер.Красина д.15 офис 1.

Тел. 8-903-746-98-94, 8-903-969-06-83 (секр.), 8(499)134-68-16 (факс).

Оспариваемый акт: статья 8 (восемь) Федерального Закона от 31.05.2001 №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Опубликован: Первоначальная редакция в Российской Газете от 5.06.2001.

Орган, принявший оспариваемый акт: Государственная Дума
Федерального Собрания Российской Федерации

Адрес: город Москва, Охотный ряд, д.1.

ЖАЛОБА

на нарушение конституционных прав и свобод гражданина России в соответствии со ст. ст. 96, 97, п 4 ст. 40 Федерального Конституционного закона » О Конституционном Суде Российской Федерации».

В соответствии со ст. 125 Конституции Российской Федерации Конституционный Суд РФ, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан РФ проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле, в порядке, установленном Федеральным законом.

Ст. 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусматривает право граждан, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, на обращение с индивидуальной жалобой в Конституционный Суд РФ на нарушение их конституционных прав и свобод.

В соответствии со ст. 36 Федерального конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации закон.

В соответствии со ст. 74 Федерального конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд принимает решение по делу, оценивая, как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов.

Поводом моего обращения в Конституционный Суд Российской Федерации является неопределенность в том, соответствует ли Конституции Российской Федерации статья 8 (восемь) Федерального Закона от 31.05.2001 №73-ФЗ «О Государственной судебно-экспертной деятельности», в части разрешения ею в виду РЕЛИГИОЗНЫХ УБЕЖДЕНИЙ производить только НАРУЖНОЕ исследование предоставленного на экспертизу комиссии судебно-медицинских экспертов криминального трупа.

12.05.2003 старший следователь СО военной прокуратуры ОГВ(с) подполковник Хорошун С.А. в рамках уголовного дела №34/00/0005/-03Д вынес Постановление руководствуясь ст.ст.195, 199, 200 и 207 УПК РФ о назначении повторной комиссионной медицинской судебной экспертизы трупов Янгулбаева С.С., Джамбекова А.А., Хасанова Н.У., поручив производство судебной экспертизы эксперту Шатровскому Николаю Алексеевичу. (Официальная копия в приложениях 1;2;3)

20.05.2003 экспертами Н. Шатровским и Д. Зарубиным даны заключения комиссии судебно-медицинских экспертов (экспертиза эксгумированного трупа) №05/4/03 Джамбекова А.А., №05/5/03 Янгулбаева С.С., №05/6/03 Хасанова Н.У. (Официальная копия в приложениях 4;5;6)

Стороной защиты на протяжении трех судебных процессов в Северо-Кавказском Окружном военном суде заявлялись ходатайства о проведении эксгумации и назначении повторной судебно-медицинской экспертизы трупов.

Во время третьего судебного процесса, уже без присяжных заседателей, 17.08.2007 заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы эксгумированного трупа, которое судья Цыбульник В.Е. оставил без удовлетворения. (Приложение 7)

Приговором Северо-Кавказского Окружного военного Суда данные судебно-медицинские признаны законными и легли в основу обвинения стр.20-22. (Официальная копия представлялась Конституционному Суде неоднократно в предыдущих обращениях).

В Кассационных жалобах защитников Дулимова А.Г., Аграновского Д.В., Рогозина Д.О. и моих в Верховный Суд Российской Федерации обжаловались незаконность, необоснованность, и даже неадекватность узаконенных приговором экспертиз! (Приложение 8, стр. 26-37)

В Кассационном Определении Верховного Суда Российской Федерации от 28.08.2008 №5-64/04 изложены доводы, обосновывающие позицию Верховного Суда РФ (страница 8, второй абзац): «Оценив данные заключения в совокупности с другими доказательствами, суд правомерно признал их научными и обоснованными, не вызывающими сомнений в достоверности.» (Приложение 9)

30.01.2012 года защитником Аграновским Д.В. на имя Генерального Прокурора Российской Федерации Чайки Ю.Я. подано Ходатайство о возобновлении производства по уголовному делу в виду новых обстоятельств, на листах 20-28 изложена позиция защиты по вопросу обоснованности, законности и научности экспертиз. (Приложение 10)

В ответе Генеральной Прокуратуры Российской Федерации от 11.03.2012 №4уж09/42/0004-08/109 бланк БА 1189455 на ходатайство защитника Аграновского Д.В. от 30.01.2012 видна изложенная позиция Генеральной Прокуратуры РФ (лист 2, второй абзац): «В частности, произведенным осмотром трупов, в том числе в ходе их эксгумации, и заключениями судебно-медицинских экспертов установлено, что все огнестрельные ранения являются прижизненными». (Приложение 11)

Экспертизы (поил.4;5;6) трупов Джамбекова, Хасанова, Янгулбаева не содержат никакого исследования, изучение материалов дела и наружный осмотр исследованиями назвать нельзя, это просто осмотр и изучение. Исследовательская часть ВВИДУ РЕЛИГИОЗНЫХ УБЕЖДЕНИЙ сокращена до двух листов крупным шрифтом, и то подменено осмотром и изучением, отсутствует ИССЛЕДОВАНИЕ внутренних полостей трупов, внутренних органов, отсутствует изъятие самых главных вещественных доказательств — ПУЛЬ, взятие крови и трупного материала на лабораторное гистологическое и химическое исследование, а выводы не содержат научного обоснования!

Таким образом, как экспертиза (приложение 12) трупа Кулькова от 24.01.2007 — обоснованная, полная и научная, так и экспертизы от 12.05.2003 года (поил4;5;6), необоснованные, ненаучные, надуманные, проведенные без изъятия пуль, без исследования трупного материала, органов, мозга и др., считаются, согласно ст. 8 ФЗ-73 от 31.05.2003 года «О Государственной судебно-экспертной деятельности» ст.ст.204 ч.1 п.9 и 10 УПК РФ — полностью законными и обоснованными!

Понимание и применение норм обжалуемого закона ст.8 №73-ФЗ об экспертной деятельности правоприменителем видно из ответов на обращения в Суд первой инстанции, Верховный Суд РФ (приложение 9), Генеральную прокуратуру РФ (приложение 11), основанны на измышлениях и личных мнениях отдельных должностных лиц ,позволяющих себе двойное толкование и применение норм, дискредитирующих меня по:

— религиозному убеждению (ВСКРЫТИЕ и исследование не проводилось, пули не доставались в виду РЕЛИГИОЗНЫХ УБЕЖДЕНИЙ), потерпевшими, прокурорами, судьями и экспертами, причиняя мне физические и моральные страдания, нечеловеческие испытания и финансовые издержки по доказыванию своей непричастности к преступлению, так как гражданам других вероисповеданий проводят полное, всестороннее исследование;

— по социальному статусу военнослужащий лейтенант ВВ МВД РФ, ведь только для меня созданы военной прокуратурой, военным судом, военной судебной медициной условия двойного понимания и применения, расширенного толкования обжалуемых норм;

— национальному признаку, так как в отношении других национальностей во всех регионах, кроме Чеченской Республики, проводят полное исследование, ВСКРЫТИЕ и лабораторное исследование, изъятие пуль как вещественных доказательств, показывая полную и объективную картину повреждений, основанную на полных, всеобъемных исследованиях.

Кроме того, в Санкт-Петербурге и Подмосковье проводят вскрытие всех криминальных трупов, в том числе и мусульман! В Чеченской Республике, исходя из дела в отношении меня, ВСКРЫВАЮТ только когда нужно следствию.

Невозможность выполнения требований Федерального Закона ст.8 ФЗ-73 «О Государственно судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в отдельной Чеченской Республике для русского человека, гражданина России, военнослужащего, защищавшего Россию от взрывных устройств, готового отдать жизнь за Родину, откликнувшегося на зов Отечества и Президента о наведении Конституционного строя в этом регионе, неконституционно и предательски преступно.

Данная дискриминация меня по религиозному, социальному, и национальному признаку, неконкретность закона, регулирующего действия эксперта, следователя и суда, позволяющего двойное толкование, нарушает мои Конституционные права, а обжалуемый закон ст.8 №73-ФЗ «О Государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», позволяющий данные действия и двойное применение, не соответствует Конституции Российской Федерации, а именно:

— ст.2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являються высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»;

— ч.2 ст.4 Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации и Федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации»;

— ст.6 Конституции РФ: «Каждый Гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности предусмотренные Конституцией Российской Федерации»;

— ст.19 п.2 «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, места жительства, убеждений. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности»;

— п.2 ст.50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона;

— Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод провозглашает принцип верховенства права.

В свою очередь, требования правовой определенности образует «один из основополагающих» аспектов принципа верховенства права (решение Европейского Суда по делу Брумареску против Болгарии от 28 октября 1999г. пар.61) и является его необходимым следствием и условием реализации.

Принцип правовой определенности устанавливает требования к качеству соответствующего закона. Закон должен быть доступен для заинтересованного лица, сформулирован с достаточной степенью точности и конкретности и не противоречить принципу верховенства права (решение Европейского Суда от 24 апреля 1990г пар27 по делу Круслин против Франции).

Принцип правовой определенности предполагает стабильность правового регулирования и существующих правоотношений. Это, как и точность, и конкретность правовых норм, необходимо для того, чтобы участники соответствующих отношений могли в разумных пределах предвидеть соответствие, либо несоответствие Федеральному Закону действий всех участников правоотношений.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией, говорится в статье 17 Конституции РФ.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, говорится в статье 18 Конституции РФ: «Они определяют смысл, содержание и применение законов деятельность законодательной и исполнительной власти, и обеспечиваются правосудием».

На основании всего изложенного и руководствуясь нормами ст. 96 Федерального Конституционного Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»

ПРОШУ СУД:

1. Признать несоответствующими статьям 2, 4, 15, 17, 18, 19, 45, 48, 50, 123 Конституции Российской Федерации статью 8 (восемь) Федерального Закона от 31.05.2001 №73-ФЗ «О Государственной судебно -экспертной деятельности в Российской Федерации» в части ее расширенного толкования и применения, отсутствия ссылок на четкое выполнение профильных инструкций, приказов и подзаконных актов всеми правоприменителями во всех субъектах Российской Федерации независимо от вероисповедания.

Разъяснить правоприменителю, как необходимо понимать требования обжалуемого закона.

На основании ст. 40 пункта 4 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» требую принятия Конституционным Судом Российской Федерации решения по вопросу соответствия данной жалобы требованиям настоящего Федерального Конституционного Закона.

2. Прошу освободить меня от изготовления копий всех материалов в трех экземплярах и разрешаю расшитие официальных копий документов.

3. Затребовать все необходимые дополнительные документы из Верховного Суда РФ и Генеральной Прокуратуры РФ.

ПРИЛАГАЮ:

4, 5, 6. Официальные копии судебно-медицинских экспертиз на _____листах.

9. Касационное Определение Верховного Суда Российской Федерации (официальная копия предоставлялась Конституционному Суду в предыдущих обращениях) от 28 августа 2007 года.

10. Ходатайство о возобновления производства по делу Генеральному Прокурору РФ от 30 января 2012 года на _____листах.

11. Ответ Генеральной Прокуратуры от 11.03.2012 года на ____листах.

12. Экспертиза трупа Кулькова Ю.А. от 24 января 2007 года на ____листах.

13. Обжалуемый закон ст.8 №73-ФЗ от 31.05.2001 года «О Государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» на ____листах.

14. Доверенность адвокату Аграновскому ДВ на представление моих интересов в Конституционном Суде РФ на ____листе.

15. Квитанция об уплате госпошлины на ___листе.