139 статья ук рф практика

Незаконное проникновение в жилище: судебная практика. Ответственность за незаконное проникновение в жилище

Какие наказания предусмотрены за незаконное проникновение в жилище? Подобного рода правонарушение случается очень часто. Только, несмотря на законы, не всегда оно наказывается. В судебной практике иногда встречаются ситуации, когда незаконное проникновение в жилище вообще игнорируется. Но об этом немного позже. Что положено за наше сегодняшнее нарушение? Чего ждать при вторжении на чужую территорию?

Понятие жилища

Что такое жилище? Без понимания данного определения нельзя продолжать обсуждение сегодняшней темы. Ведь незаконное проникновение в жилище подразумевает вторжение на ту или иную территорию. О какой именно идет речь?

Под жилищем принято понимать любое пригодное для проживания место. Это то, где живет гражданин. Независимо от того, кому принадлежит недвижимость. Жилищем может быть, к примеру, квартира родственников или личная, съемное жилье или служебное.

Получается, любое место, где живет гражданин — это его жилище. И каждый имеет право на неприкосновенность оного. В противном случае зачастую нарушителю положено соответствующее наказание. Но какое?

Уголовный кодекс

Согласно УК, незаконное проникновение в жилище наказуемо уголовно. Правда, в разных случаях положено применение разнообразных, отличающихся друг от друга, мер. Чтобы точно знать, как законодательно защитить свое жилье, требуется обратиться к статье 139 УК РФ. Она отвечает за нарушения в виде незаконного проникновения в жилище.

В первой части рассматривается самая простая ситуация — когда кто-то против вашей воли вторгается на вашу территорию. Здесь можно отделаться самым обычным штрафом. Но в разных размерах. Иногда имеет место возмещение морального ущерба, но это решение принимается судом и в статье никак не учитывается.

Штраф, выписанный за незаконное проникновение в жилище (УК РФ), составит до 40 000 рублей. Выплаты могут быть также выражены в виде любого дохода нарушителя (например, зарплаты) за период не более 3 месяцев. В принципе, не слишком серьезное наказание.

На пути к исправлению

Но это еще не все. Ведь в части 1 статьи 139 УК РФ также указывается, что при незаконном проникновении в жилище против воли проживающего могут быть назначены разнообразные типы общественных работ. Штраф в этом случае не выписывается, подсудимый будет «отрабатывать» наказание определенный период времени.

Обязательные работы в таком случае способны длиться до 15 суток. Эта норма установлена законодательно. То есть за незаконное проникновение в чье-то жилище можно выполнять обязательные работы на протяжении 360 часов максимум. И после этого быть свободным.

Исправительные работы также назначаются судом в подобной ситуации. Максимальный срок здесь способен достигать 12 месяцев. Тоже не самое жесткое наказание, имеющееся в УК. Незаконное проникновение в жилище, как уже было сказано, явление не столь редкое. И за него иногда положено мириться с более серьезными последствиями.

Арест также имеет законную силу в данном случае. В суде очень часто встречается именно такое наказание за незаконное проникновение в жилище. Правда, срок ареста при подобном нарушении не слишком длинный.

Максимум, который положен согласно законодательству, это 3 месяца. Если кто-то незаконно вторгся на вашу территорию, вы имеете право обратиться в суд и потребовать ареста виновника происшествия. Максимально на 3 месяца. Точный срок будет установлен в ходе судебного разбирательства. При наличии отягощающих обстоятельств, конечно же, он может быть увеличен. Такая практика встречается часто.

Угрозы с насилием

Ответственность за незаконное проникновение в жилище неизбежна. Более жесткие меры наказаний предусмотрены в части 2 ст. 139 УК РФ. Здесь речь идет о деянии, совершенном с угрозами применения или непосредственным осуществлением насилия.

В данном случае все еще можно «отделаться» штрафом. Только размер его возрастет значительно — до 200 000 рублей. Или же он выписывается в размере дохода обвиняемого в преступлении за 1,5 года. В принципе, тоже терпимо.

На деле подобного рода санкции применяются редко. Чаще всего при угрозах или непосредственном насилии, сопровождающих незаконное проникновение в жилище, стараются обращаться к более серьезным мерам «воспитания». Каким именно?

Средняя степень

Например, принудительные и исправительные работы. Они при подобном раскладе тоже имеют место. Правда, в отличие от обычного незаконного проникновения, срок наказания возрастает.

Теперь принуждение к общественным работам способно составить 2 года максимум. Точно такой же срок устанавливается и для исправительных. Определенные обстоятельства способны повлиять на решение суда. В некоторых случаях данные сроки уменьшаются. Но и увеличиваться они тоже способны — при наличии отягощающих обстоятельств.

Обратите внимание — арест также не исключен. Только при применении насилия или угроз при проникновении в чужое жилье он будет больше, чем при обычном «вторжении». Подобное деяние наказывается арестом не более чем на 24 месяца. Вполне распространенная мера за незаконное проникновение в жилище. Судебная практика указывает на то, что дополнительно (не опираясь на статью 139 УК РФ) с нарушителя взыскивается моральный ущерб. Приблизительно в размере 200 000 рублей. Это средний показатель, который запрашивают потерпевшие. Суд самостоятельно назначает возмещение морального ущерба или удовлетворяет запрос истца в тех или иных случаях.

Использование служебного положения в своих корыстных целях недопустимо. Но если такое произошло для вторжения на чужую территорию, стоит ждать серьезного наказания. Какого именно? Решит суд.

Чаще всего виновника увольняют. Можно сказать, отнимают должность. Кроме этого, законом предусмотрено наложение ограничений на ведение деятельности определенного характера, а также на возможность занимать высокопоставленные (руководящие) должности.

Но не навсегда. Ограничения тоже имеют место. Минимум — 2 года, максимум — 5. Так что за незаконное проникновение в жилище с использованием своего служебного положения или полномочий можно фактически лишиться на долгий срок привычной работы. Хороший повод поразмыслить над действиями, прежде чем вторгаться в чей-то дом.

Высшая степень

Попытка незаконного проникновения в жилище (а также непосредственное осуществление данного нарушения) с использованием служебного положения — страшное дело. В суде оно будет наказываться по высшему разряду. Нередко вместо указанной меры назначается выплата штрафа (до 300 тысяч рублей или в виде дохода обвиняемого за срок, не превышающий 2 лет).

Принудительные работы и лишение свободы — вполне актуальные меры борьбы с правонарушителями. В данном случае стоит надеяться, что на подсудимого максимум наложат подобные ограничения продолжительностью до 2 лет. Иногда даже меньше.

В действительности же чаще всего виновного арестовывают на 4 месяца. Это предел, который положен, согласно статье 139 УК РФ. Незаконное проникновение в жилище с использованием служебного положения редко заканчивается долгим тюремным заключением. Если виновный не занимал высокопоставленную должность, то минимальный срок задержания (из практики) составляет 15 суток.

Не для всех

Теперь нам известно, что гласит относительно нашего сегодняшнего вопроса УК. Незаконное проникновение в жилище в реальной жизни встречается куда чаще, чем вы могли бы подумать. Но не все дела рассматриваются в суде. В тени обычно остаются заявления, где непосредственными участниками становятся родственники. Самый распространенный случай — визит родителей в жилище детей. Без приглашения. Своеобразное навязывание и посягательство на личное пространство. Особо обострены данные ситуации в молодых семьях. А пика они достигают при появлении маленьких детей.

В таких случаях законодательно защитить себя и свою семью, свой дом почти невозможно. Разве что родственники буквально снимают дверь с петель и выламывают замки. Действовать придется полностью самостоятельно. Вы имеете полное право не пускать никого в свое жилище. Даже если непосредственные собственники квартиры (дома) — ваши родители или иные родственники.

В настоящее время молодые семьи уже не обращаются в суд из-за подобного рода поведения семейства. Такое незаконное проникновение в жилище носит, скорее, социальный характер. Поэтому идти в судебные органы, если вам буквально не выламывают дверь, бесполезно. Вместо этого просто учтите — вы можете не открывать. А если в ваш адрес следуют угрозы и насилие, старайтесь это зафиксировать. В таком случае еще можно рассчитывать на судебное разбирательство.

Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища

СТ 139 УК РФ.

1. Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем
лица, —
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до
трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом
на срок до трех месяцев.

2. То же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы
или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами
на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы
на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные
лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо
лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на
срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Примечание. Под жилищем в настоящей статье, а также в других статьях настоящего Кодекса
понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями,
жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное
для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие
в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

Комментарий к Ст. 139 Уголовного кодекса

1. Объективная сторона преступления характеризуется незаконным проникновением в жилище, совершенным против воли проживающего в последнем лица, т.е. совершенным в нарушение установленного законодательством порядка физическим (личным) либо техническим (с использованием специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации) вторжением в пределы жилища, как с открытым игнорированием воли проживающего в нем лица, так и обманным образом или же тайно. Понятие «жилище» раскрывается в примечании к статье.

2. Кража, грабеж или разбой, совершенные с незаконным проникновением в жилище (п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 162 УК), квалифицируются по соответствующим статьям гл. 21 УК и квалификации по совокупности со ст. 139 УК не требуют. Однако незаконное проникновение в жилище, связанное с совершением иных преступлений (например, убийства, изнасилования), квалифицируется по совокупности с такими преступлениями.

3. Преступление признается оконченным с момента получения доступа или фактического доступа в пределы жилища независимо от продолжительности такого доступа.

4. Квалифицированный состав преступления (ч. 2) предусматривает ответственность за совершение деяния с применением насилия или угрозой его применения. Охватывается комментируемой статьей угроза применения насилия любой степени тяжести, а также насилие, заключающееся в побоях либо повлекшее умышленное причинение легкого вреда здоровью.

139 статья ук рф практика

Судебный участок Ключевского района Алтайского края

судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ, рассмотренным в 1 квартале 2014г.

с. Ключи 30 мая 2014 года

В соответствии с планом работы судебного участка Ключевского района Алтайского края на 1 полугодие 2014 года проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ, рассмотренных мировым судьей судебного участка Ключевского района в 1 квартале 2014г.

Цель обобщения — изучение судебной практики по рассмотрению уголовных дел указанной категории и особенностей назначения наказания.

В ходе составления обобщения изучены рассмотренные в первом квартале 2014г. уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ.

В качестве информационно — правовой базы проводимого анализа были использованы: Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, статистические отчеты о работе судебного участка по рассмотрению уголовных дел.

Данное преступление относится к преступлениям формальным составом и считается оконченным с момента проникновения в жилище. Способ проникновения в жилище для квалификации основного состава рассматриваемого преступления значения не имеет. Он может быть открытым или тайным, совершенным в присутствии в жилище проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие, включать как непосредственное проникновение человека в жилище, так и контролирование жилища изнутри с помощью специальных технических средств.

В то же время использование обмана, злоупотребления доверием для проникновения в жилище не образует рассматриваемого состава преступления, поскольку в этих случаях лицо проникает в жилище по воле проживающего в нем лица, хотя оно и находилось в заблуждении относительно тех или иных обстоятельств.

С субъективной стороны преступление характеризуется виной в виде прямого умысла .

Субъектом преступления предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ является любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Согласно ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст.139 УК РФ, подсудны мировым судьям.

В 1 квартале 2014 году мировым судьей судебного участка рассмотрено по ч. 1 ст.139 УК РФ — 7 дел. Осуждено 7 лиц. Случаев прекращения производства в связи с примирением сторон не имелось.

Приговор по статье 139 УК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища)

Приговор Мирового судьи судебного участка № 285 района Ивановское города Москвы по части 1 статьи 139 УК РФ «Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

24 ноября 2017 года город Москва

Мировой судья судебного участка № 285 района Ивановское города Москвы Н.К.Т., при секретаре С.Н.А., с участием государственного обвинителя помощника прокурора Перовской межрайонной прокуратуры города Москвы П.В.В., подсудимого К.Д.Н., защитника, в лице адвоката А.В.Р., представившей удостоверение адвоката, выданное ГУ МЮ РФ по г. Москве и ордер адвоката от 24 ноября 2017 года, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

К.Д.Н., ****, ранее судимого:

— 31 октября 2013 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожден 21 августа 2014 года по отбытию наказания;

— 17 ноября 2015 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в», ст. 119 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,10 декабря 2015 года на основании апелляционного постановления Московского городского суда приговор изменен и назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 19 ноября 2016 года освобожден из ФКУ ИК № 5 УФСИН России по Белгородской области условно-досрочно по постановлению Свердловского районного суда г. Белгорода от 08 ноября 2016 года на оставшийся не отбытый срок 8 месяцев и 1 день,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ,

К.Д.Н. совершил нарушение неприкосновенности жилища, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

Так, он (К.Д.Н.), в точное не установленное следствием время, в период с 23 час. 00 мин. 08 июня 2017 года до 06 час. 20 мин. 09 июня 2017 года, достоверно зная об отсутствии законных оснований у него для проникновения в квартиру, находящуюся на втором этаже дома, расположенного по адресу: ****, и принадлежащую ранее знакомой ему Татевосян С.Ю., постоянно зарегистрированной в указанной квартире, действуя умышленно, с целью совершения незаконного проникновения в указанное жилище, разбил оконное стекло в одной из комнат указанной двухкомнатной квартиры, после чего незаконно, против воли Татевосян С.Ю., проник в квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, где находился до 08 час. 07 мин. 09 июня 2017 года, то есть до момента пресечения преступных действий Ковригина Д.Н. сотрудниками правоохранительных органов. Своими преступными действиями, выразившимися в незаконном проникновении в жилище, Ковригин Д.Н. нарушил предусмотренное ст. 25 Конституции РФ право Татевосян С.Ю. на неприкосновенность жилища и причинил последней моральный вред.

Подсудимый Ковригин Д.Н. в судебном заседании согласился с предъявленным обвинением, просил о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в особом порядке. При этом подсудимый пояснил, что ходатайство им заявлено добровольно, вину признает полностью, раскаивается в содеянном.

Защитник подсудимого А.В.Р. поддержала заявленное подсудимым ходатайство.

Государственный обвинитель П.В.В. не возражал против применения особого порядка судебного разбирательства.

Суд, учитывая мнение участников процесса, заявления потерпевшей, в котором она не возражала против рассмотрения дела в особом порядке, в телефонограмме просила рассмотреть уголовное дело в ее отсутствие, считает возможным постановить приговор по настоящему делу без проведения судебного разбирательства, поскольку соответствующее ходатайство подсудимым заявлено добровольно, после консультации с защитником, и подсудимый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства.

Суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый Ковригин Д.Н. обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Суд квалифицирует действия подсудимого К.Д.Н. по ч. 1 ст. 139 УК РФ, так как он совершил нарушение неприкосновенности жилища, то есть незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

При назначении наказания, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ принимает во внимание характер и степень общественной опасности содеянного, и данные о личности виновного.

К.Д.Н. имеет хронические заболевания гепатит В,С, перенес операции по состоянию здоровья, имеет малолетнего сына Даниила 2003 года рождения, имеет на иждивении мать пенсионера с тяжелым состоянием здоровья, состоит на учете в психоневрологическом диспансере, находится под наблюдением с 1992 года, с 2002 года на АДН с диагнозом: ****; на учете в наркологическом диспансере состоит с 13 августа 2015 года с диагнозом: психические и поведенческие расстройства, вызванные употребление алкоголя, синдром зависимости от алкоголя 2 стадии. Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № 1185-6 от 21 июня 2017 года в период инкриминируемых деяний у К.Д.Н. не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время К.Д.Н. может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, понимать характер и значение уголовного судопроизводства, своего процессуального положения, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. В применении принудительных мер медицинского характера К.Д.Н. не нуждается. С учетом наличия у К.Д.Н. синдрома зависимости от психоактивных веществ ему целесообразно прохождение лечения, медицинской реабилитации в медицинских организациях системы здравоохранения: противопоказаний к лечению нет.

К.Д.Н. судим 31 октября 2013 года Перовским районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожден 21 августа 2014 года по отбытию наказания; 17 ноября 2015 года Перовский районным судом г. Москвы по ст. 158 ч. 2 п. «в», ст. 119 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, 10 декабря 2015 года на основании апелляционного постановления Московского городского суда приговор изменен и назначено наказание в виде 1 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 19 ноября 2016 года освобожден из ФКУ ИК № 5 УФСИН России по Белгородской области условно-досрочно по постановлению Свердловского районного суда г. Белгорода от 08 ноября 2016 года на оставшийся не отбытый срок 8 месяцев 1 день.

Таким образом, с учетом требований ч. 1 ст. 18 УК РФ, в действиях подсудимого усматривается рецидив преступлений, что в силу ст. 63 УК РФ, суд признает обстоятельством, отягчающим наказание.

В связи с тем, что предыдущие судимости не сняты и не погашены, а Ковригиным Д.Н. совершено умышленное преступление в период условно-досрочного освобождения, суд считает необходимым условно-досрочное освобождение Ковригину Д.Н. отменить.

Также суд принимает во внимание, что Ковригин Д.Н. совершил преступления небольшой тяжести, вину признал полностью, в содеянном раскаялся, чистосердечное признание, заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, имеет ряд хронических заболеваний, имеет малолетнего ребенка, наличие на иждивении матери пенсионера с тяжелым состоянием здоровья, указанные обстоятельства суд, руководствуясь положениями ст. 61 УК РФ, признает смягчающими.

С учетом тяжести содеянного, личности подсудимого и всех обстоятельств по делу, суд считает возможным назначить подсудимому наказание в виде исправительных работ.

В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ, в связи с тем, что Ковригин Д.Н., являясь условно-досрочно освобожденным от наказания на неотбытый срок 8 месяцев 1 день, совершил умышленное преступление, наказание ему назначается по правилам ст. 70 УК РФ, с учетом пункта «в» части 1 статьи 71 УК РФ, предусматривающего порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний, согласно которому при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений одному дню лишения свободы соответствуют три дня исправительных работ.

В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ суд назначает отбывание наказания в исправительной колонии строго режима, поскольку подсудимый ранее отбывал наказание в виде лишения свободы и в его действиях имеется рецидив преступлений.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ к наказанию, назначенному К.Д.Н., суд не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

Признать К.Д.Н., ****, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, и назначить ему наказание в виде исправительных работ сроком 6 (шесть) месяцев с удержанием из заработка 10 % в доход государства.

На основании ст. 79 ч. 7 УК РФ К.Д.Н. условно-досрочное освобождение отменить.

На основании ст. 70 УК РФ, п. «в» ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по апелляционному постановления Московского городского суда от 10 декабря 2015 года к наказанию, назначенному по настоящему приговору, окончательно назначить К.Д.Н. к отбытию наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Избрать в отношении К.Д.Н. меру пресечения в виде заключения под стражу. Ковригина Д.Н. взять под стражу в зале суда.

Срок отбывания наказания осужденному К.Д.Н. исчислять с 24 ноября 2017 года. В срок отбывания наказания зачесть период фактического задержания и содержания под стражей с 31 октября 2016 года по 23 ноября 2017 года.

Приговор по статье 139 УК РФ (Нарушение неприкосновенности жилища) может быть обжалован в апелляционном порядке в Перовский районный суд г. Москвы через судебный участок № 285 района Ивановское города Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

139 статья ук рф практика

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

АР
М181 Малахова, В. Ю. (Вероника Юрьевна).
Уголовно-правовая охрана неприкосновенности жилища в
Российской Федерации :Автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12
.00.08 — Уголовное право и криминология ; Уголовно-
исполнительное право /В. Ю. Малахова ; Науч. рук. С. И.
Никулин. -М.,2001. -24 с.-Библиогр. : с. 24.3. ссылок
70,00 руб. Материал(ы):

    Уголовно-правовая охрана неприкосновенности жилища в Российской Федерации.
    Малахова, В. Ю.

Малахова, В. Ю.
Уголовно-правовая охрана неприкосновенности жилища в Российской Федерации :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Актуальность темы исследования. Важной задачей современного правового государства является защита : прав и свобод человека и гражданина. Во главу угла она поставлена в таких международно-правовых документах ООН, как Всеобщая декларация прав человека 1948 г ., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г ., Международный пакт о социально-экономических правах 1966 г . Первостепенная роль отведена этой задаче в Конвенции Совета Европы «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г .

Общепризнанно, что само по себе провозглашение идеи о приоритете прав человека мало что значит без надежного обеспечения, а также их защиты правовыми средствами. Как известно, для защиты прав, свобод и законных интересов личности используются методы различных отраслей права, в том числе уголовного права. В полной мере это относится и к такому личному естественному праву человека, каковым является право на неприкосновенность жилища, относящееся по своему содержанию к социально-экономическим правам, гарантирующим гражданину независимость и свободу. Данное право, как известно, закреплено в ст.25 Конституции РФ, провозглашающей, что «никто не имеет права без законного основания войти в жилище против воли проживающих в нем лиц».

С учетом этого конституционного положения в уголовном законодательстве предусматривается ответственность за нарушение неприкосновенности жилища граждан (ст. 139 УК РФ). При этом важно отметить, что по сравнению с Уголовным кодексом РСФСР 1960 г . норма об ответственности за указанное преступное посягательство существенно изменена. В ряду других причин это делает актуальным

всестороннее рассмотрение признаков состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, и практики применения этой статьи.

Весьма показательно, что по официальным данным Минюста России в 1999 г . в целом за преступления, посягающие на конституционные права и свободы человека и гражданина, осуждено около 600 человек, из них почти треть (31 %) — по ст. 139 УК РФ.

Особую актуальность проблема защиты граждан от незаконного проникновения в жилище приобрела в связи с ратификацией Российской Федерацией в 1999 г . Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней. В то же время вопросу уголовно-правовой защиты неприкосновенности жилища в отечественной теории уголовного права пока не уделено достаточно внимания. По данной проблеме на базе ранее действовавшего российского уголовного законодательства подготовлена и защищена всего одна диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Вместе с тем анализ показывает, что в последние годы число посягательств на неприкосновенность жилища граждан заметно увеличилось. Это обстоятельство также требует научного осмысления и обусловливает всестороннее рассмотрение состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, так как правильное применение этой статьи невозможно без соответствующих теоретических рекомендаций.

Исходя из всех названных обстоятельств предпринята попытка провести диссертационное исследование по проблеме уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности жилища, уделив при этом особое внимание выявлению возможных пробелов в уголовно-правовой защите этого конституционного права гражданина.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является всесторонний анализ проблемы уголовно-правового обеспечения права на неприкосновенность жилища как

важнейшего естественного права человека и одновременно конституционного права гражданина с учетом положений современного российского законодательства, материалов следственной и судебной практики, зарубежного нормативного материала.

Для реализации поставленной цели в процессе диссертационного исследования предполагается решить следующие задачи:

1. На основе обобщения общетеоретических и философских источников выявить социально-правовую природу субъективного права, обеспечению (защите) которого служит норма, содержащаяся в ст. 139 УК РФ.

2. Учитывая принципиальную значимость понятия «жилище» в правовом аспекте, формализовать его (предложить дефиницию) как существенный элемент состава преступления, предусмотренного в указанной статье УК РФ.

3. Провести детальный анализ признаков состава преступления «нарушение неприкосновенности жилища», отграничив его от смежных составов преступлений и выявив наиболее характерные трудности, встречающиеся в практике применения ст. 139 УК РФ.

4. Установить, насколько эффективна защита конституционного права граждан на неприкосновенность жилища при помощи данной статьи Уголовного кодекса.

5. Разработать предложения по дальнейшему совершенствованию диспозиции и санкции указанной ст. 139 УК РФ.

Объект и предмет исследования. В качестве объекта диссертационного исследования выступает предусмотренная Конституцией РФ неприкосновенность жилища как субъективное право гражданина. Предметом исследования является уголовно-правовая норма, предусмотренная ст. 139 УК РФ, непосредственным образом связанная с обеспечением неприкосновенности жилища граждан, а также

правоприменительная практика, в которой указанная норма Уголовного кодекса нашла свою реализацию.

Методологическая основа и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования образуют положения философии и социологии права, согласно которым права человека, включая право на неприкосновенность жилища, являются важнейшей социальной ценностью, а также логико-юридический, исторический, сравнительно-правовой и социологический методы исследования.

Базовыми для формулирования положений и выводов по исследуемой проблеме стали международно-правовые документы, в частности Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г ., Всеобщая декларация прав человека 1948 г ., иные акты международного характера.

Нормативной основой для написания диссертации послужили Конституция РФ, нормативные предписания в сфере уголовного и иных отраслей российского права. Исследование проведено с учетом относящихся к его объекту и предмету положений отечественного дореволюционного и советского уголовного законодательства, постановлений Пленумов Верховного Суда СССР, Верховного Суда РСФСР и Российской Федерации, а также зарубежного уголовного и иного законодательства.

В диссертационном исследовании широко использованы положения отечественной теории права, касающиеся института прав человека. В этой связи автором диссертации использованы работы С.С.Алексеева, Н.В.Витрука, Б.Л.Назарова, А.Ю.Кабалкина, Д.А.Керимова, В.В.Лазарева, Е.А.Лукашевой, Н.С.Малеина, Г.В.Мальцева, Р.О.Халфиной, В.М. Чхиквадзе и ряда других ученых.

Диссертационное исследование опирается на положения науки уголовного права, с учетом которых автором предпринята попытка конкретизировать объект преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ, углубить анализ признаков объективной и субъективной сторон преступного посягательства на неприкосновенность жилища, а также субъекта этого преступления. В этих целях в диссертации использованы труды Я.М. Брайнина, Г.Н. Борзенкова, С.В. Бородина, Н.И. Загородникова, В.А. Владимирова, С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева, Ю.И. Ляпунова, Б.С. Никифорова, А.В. Наумова, А.Б. Сахарова, Г.М. Миньковского, А.Э. Жалинского, П.Ф. Гришанина и ряда других криминалистов.

Кроме того, проведенный автором диссертации теоретический анализ проблемы обеспечения неприкосновенности жилища осуществлен с использованием трудов специалистов в области иных отраслей права: Л.О. Красавчиковой, И.В. Матвиенко, И.Л. Петрухина, М.А. Пешкова.

В ходе диссертационного исследования применялись такие конкретно-социологические методы, как статистический анализ, интервьюирование, изучение уголовных дел и так называемых отказных материалов. Автором диссертации изучена официальная судебная статистика и ведомственная статистика МВД России, отражающие соответствующие показатели за период с 1997 г . по 2000 г .; проведен опрос 240 судьей и работников правоохранительных органов (прокурорские работники, следователи, работники уголовного розыска), а также 250 граждан; изучены уголовные дела, рассмотренные судами г. Москвы и Московской области, и материалы по отказу от возбуждения уголовного дела (в общей сложности — 122).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что оно является по сути дела первой попыткой

монографического анализа проблемы уголовно-правовой защиты неприкосновенности жилища граждан на основе ст. 139 Уголовного кодекса РФ 1996г. До настоящего времени фактически единственной работой подобного характера по данной проблематике является защищенная Р.И. Расуловым в 1989 г , кандидатская диссертация «Уголовная ответственность за преступления, связанные с проникновением в жилище».

На защиту выносятся следующие теоретические положения, нашедшие свое обоснование в диссертации:

1. Степень общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, в целом правильно оценена законодателем. Вместе с тем, учитывая особенность объекта посягательства на неприкосновенность жилища, а также тенденцию расширения дел частного обвинения в проекте принятого Государственной Думой в первом чтении Уголовно-процессуального кодекса РФ, уголовные дела о нарушении неприкосновенности жилища (ч.ч.1, 2 ст.139 УК РФ) предлагается отнести к делам частного обвинения, возбуждаемым не иначе как по жалобе потерпевшего или его законного представителя.

2. В целях более эффективной защиты права на неприкосновенность жилища целесообразно расширение объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ, предусмотрев ответственность за отказ выполнить требование законно проживающего в жилище лица покинуть его.

3. Правильное применение ст.139 УК РФ невозможно без точного определения понятия «жилище». Поэтому необходимо дополнить эту статью Кодекса примечанием, в котором раскрывается ключевое для состава анализируемого преступления понятие — «жилище». Под таковым предлагается понимать «всякое находящееся в собственности или ином

вещном праве помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания или нахождения граждан, в котором ими может осуществляться комплекс жизненно важных функций».

4. Исторический и сравнительно-правовой анализ опыта конструирования уголовно-правовой нормы об ответственности за посягательство на неприкосновенность жилища показывает, что ст.139 УК РФ целесообразно дополнить следующими квалифицирующими признаками (отягчающими обстоятельствами), отражающими повышенную степень общественной опасности посягательства:

— в ночное время, если при этом был нарушен покой находящихся в жилище людей;

— группой лиц по предварительному сговору;

— с применением оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

5. Требуется некоторая корректировка структуры ст.139 УК РФ и санкций за нарушение неприкосновенности жилища, охватываемое ч.ч.2 и 3 данной статьи, с учетом включения в состав этого преступления ряда новых квалифицирующих признаков.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что сформулированные в нем положения и выводы могут быть использованы как в правоприменительной деятельности органов внутренних дел и других правоохранительных органов, так и для совершенствования уголовного законодательства Российской Федерации, а также при проведении научных исследований по проблеме обеспечения и защиты конституционных прав и свобод граждан.

Материалы диссертации могут использоваться в учебном процессе юридических образовательных учреждений системы МВД России и других вузов при преподавании курса Особенной части

уголовного права, а также в процессе служебной подготовки сотрудников

органов внутренних дел.

Апробация результатов диссертационного исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного права Московской академии МВД России. Основные результаты диссертационного исследования обсуждены и одобрены на заседании кафедры уголовного права МА МВД России, а также изложены автором на межвузовских научно-практических конференциях, состоявшихся в МА МВД России в 1998 и 1999 гг., и отражены в двух опубликованных научных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав,, насчитывающих восемь параграфов, и заключения. Работа оформлена в соответствии с требованиями ВАК Российской Федерации.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель, задачи и методологическая основа диссертационного исследования, отражается его научная новизна и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту, указываются формы апробации результатов исследования.

Глава первая «Обеспечение неприкосновенности жилища как социально-правовая проблема» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Неприкосновенность жилища как субъективное право граждан» автор обосновывает положение о том, что правильное понимание смысла и содержания права на неприкосновенность жилища достижимо при условии, если учитывать не только соответствующие правовые нормы, но и обычаи, традиции и, кроме того, практику правоохранительных органов.

Право на неприкосновенность жилища является весьма многогранным по своей сути и имеет фундаментальное значение для человека, его семьи, в целом для гражданского общества и правового

государства. В связи с этим выводом в параграфе раскрывается социально-правовая сущность права на неприкосновенность жилища как одного из субъективных прав человека. Субъективный характер данного конституционного права состоит в том, что оно принадлежат не просто всем людям вообще, но и каждому человеку (гражданину) в отдельности. В этой связи рассматривается вопрос о субъекте — обладателе права на неприкосновенность жилища.

С учетом оценки значимости конституционного права на неприкосновенность жилища автор диссертации приходит к выводу, что в тех случаях, когда другие способы защиты этого права не возможны или не дают желаемого результата, должна быть обеспечена эффективная уголовно-правовая его защита.

На основе анализа практики применения ст. 139 УК РФ «Нарушение неприкосновенности жилища» и так называемых «отказных» материалов формулируется вывод, что исследуемая уголовно-правовая норма недостаточно эффективно обеспечивает защиту конституционного права на неприкосновенность жилища. Причины этого, по мнению диссертанта, заключаются, прежде всего, в том, что общественная опасность преступного посягательства на неприкосновенность жилища недооценивается как практическими работниками, так и гражданами. Не исключено, что именно в силу данной причины .рассматриваемому преступлению присущ достаточно высокий уровень латентности.

Всесторонне проанализировав причины сложившегося положения, автор диссертации приходит к выводу о целесообразности отнесения преступлений, предусмотренных ч.ч.1 и 2 ст. 139 УК РФ к категории тех, которые возбуждаются по жалобе потерпевшего. В связи с этим высказывается мнение, что многие из трудностей, которые встречаются на практике при применении исследуемой уголовно-правовой нормы, отпадут. Так, гораздо менее остро перед правоприменителями будет

стоять задача по установлению в действиях лица, сопряженных с проникновением в жилище, признаков состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, и отграничению этих действий от явно малозначительного деяния, охватываемого ч.2 ст. 14 УК РФ. Иными словами, прерогативой самого потерпевшего станет вывод о причинении существенного вреда его законным интересам в результате действий вторгшегося в его жилище лица (так называемые дела частного обвинения).

В этом же параграфе в первом приближении затрагивается проблема совершенствования ст. 139 УК РФ. В этой связи ставится вопрос о целесообразности расширения диспозиции уголовно-правовой нормы, содержащейся в названной статье, путем указания на такой способ нарушения неприкосновенности жилища, как неоставление жилища по требованию проживающего в нем человека.

Кроме того, автор обосновывает вывод о явной необходимости дополнения ст. 139 Уголовного кодекса примечанием, в котором бы раскрывалось понятие «жилище», так как оно является существенным элементом исследуемой уголовно-правовой нормы. Наличие такого определения, безусловно, позволит более правильно применять данную статью Кодекса и унифицировать правоприменительную практику.

Согласно данным, полученным диссертантом в результате изучения уголовных дел, возбужденных по ст.139 УК РФ, преступные Деяния, предусмотренные ч.ч.1 и 2 этой статьи, в 90% случаев совершаются на почве бытовых ссор лицами мужского пола, находящимися в нетрезвом состоянии. Выявлено также, что все уголовные дела, оказавшиеся в поле зрения автора диссертации, возбужденные по ч.3 ст.139 УК РФ

впоследствии были прекращены по п.2 ст.5 УПК РСФСР.

Во втором параграфе первой главы диссертации рассматриваются исторические аспекты правового обеспечения неприкосновенности жилища по российскому законодательству и праву. Анализируются источники, в которых отражено возникновение нормы об ответственности за нарушение неприкосновенности жилища в уголовном праве России, а также положения иных отраслей права, связанные с обеспечением неприкосновенности жилища граждан.

В российском уголовном праве специальные постановления об ответственности за нарушение неприкосновенности жилища впервые появились в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г . (ст.2110). В ней предусматривалось наказание за вторжение в чужое жилище «в пьянстве» или с намерением оскорбить или потревожить хозяина. Из Уложения о наказаниях в редакции 1866 г . эта статья была исключена ввиду того, что она «охватывалась» ст. 142 Уложения, которая устанавливала ответственность как за насильственное вторжение в чужое жилище с намерением оскорбить или потревожить хозяина, так и за неоставление чужого помещения по просьбе хозяина. При этом как правомерное действие рассматривалось насильственное удаление хозяином из своего жилища лица, пребывание которого в нем он более не желает, если даже это лицо проникло в жилище по воле хозяина.

Норма об ответственности за нарушение неприкосновенности жилища существенно изменилось в Уложении о наказаниях 1875 г . Во-первых, согласно ст.511 Уложения преступным являлось умышленное вторжение «в чужое здание или иное помещение, а равно в огороженное место», во-вторых, отягчающими обстоятельствами (квалифицирующими признаками) признавалось насилие над личностью, повреждение или устранение преград, препятствующих доступу в здание (иное помещение), а также вторжение в жилище ночью, двумя или более лицами, не образующими преступного сообщества, или хотя бы одним,

но вооруженным человеком. В таком виде норма об ответственности за нарушение неприкосновенности жилища без изменений просуществовала в России до 1917 г .

В послереволюционный период отечественной истории на уровне конституционного регулирования положение о неприкосновенности жилища впервые нашло свое отражение в ст. 128 Конституции СССР 1936г. Однако защита этого права нормами уголовного законодательства обеспечена не была.

Норма об уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности жилища граждан вводится законодателем лишь в 1960 г . с принятием Уголовного кодекса (ст.136 УК РСФСР). Согласно ей наказание в виде лишения свободы на срок до одного года или исправительных работ на тот же срок, штрафа или увольнения от должности предусматривалось за «незаконный обыск, незаконное выселение или иные незаконные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан». Вплоть до принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г . названная статья УК РСФСР не менялась в содержательном плане и не выглядела сколько-нибудь актуальной с точки зрения ее практического применения. Лишь присоединение России к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950г. и работа над новым Уголовным кодексом РФ обусловили совершенствование уголовно-правовой нормы об ответственности за нарушение неприкосновенности жилища.

В третьем параграфе первой главы диссертации исследуется вопрос о понятии неприкосновенности жилища и защите этого права в зарубежном законодательстве. Рассматриваются нормативные предписания уголовного законодательства США, Германии, Испании, Франции, Польши, Литвы, Южной Кореи, Украины, Беларуси, Казахстана, Узбекистана относительно ответственности за нарушение

неприкосновенности жилища и производится их сопоставительный анализ. Обращается внимание на то, что зарубежное законодательство в этой части весьма сходно с российским, порой — далеко небезупречно, поскольку имеет целый ряд характерных недостатков. Наряду, с этим основной акцент в диссертации делается на рассмотрении тех положений зарубежного уголовного законодательства, которые отражают его преимущества с точки зрения более надежной защиты права на неприкосновенность жилища как важнейшего субъективного права человека и гражданина. К таковым диссертант, в частности, относит установление ответственности как за неправомерное вторжение в чужое жилище, так и неоставление его по требованию владельца, указание в законе на специального субъекта данного преступления (представителя власти), а также установление повышенной ответственности, за групповой, насильственный и вооруженный способы нарушения неприкосновенности жилища.

Глава вторая «Ответственность за посягательство на неприкосновенность жилища по Уголовному кодексу РФ 1996 г .» состоит из пяти параграфов.

Первый параграф этой главы посвящен рассмотрению проблемы объекта преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ. Под ним понимаются общественные отношения, связанные с осуществлением конституционного права человека и гражданина на неприкосновенность своего жилища. Для предметного исследования объекта преступного нарушения неприкосновенности жилища автор диссертации обращается к характеристике права на жилище в его конституционном и гражданскоправовом аспектах. При этом руководствуясь положениями доктрины отечественного уголовного права, в тесной связи с анализом объекта преступного посягательства рассматривается вопрос относительно предмета преступления.

Традиционно под предметом преступления в науке уголовного права понимаются вещи материального мира (вещества, материализованные субстанции), воздействуя на которые виновное лицо причиняет вред объекту уголовно-правовой охраны, т.е. совершает преступное посягательство на него. Вместе с тем в последнее время в уголовном праве понятие «предмет преступления» стало получать расширительную трактовку и включает в себя не только собственно вещи материального мира, но и право на что-нибудь (например, право на имущество в составах мошенничества и вымогательства), сведения о чем-либо (например, сведения, составляющие государственную тайну в составе государственной измены), услуги имущественного характера (например, в составе получения взятки). В этой связи в диссертации обосновывается вывод, что само по себе «жилище» вряд ли может быть отнесено к предмету, преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ, в его традиционном понимании. Поскольку именовать жилище вещью не вполне корректно, то, скорее, этот признак состава преступного посягательства на неприкосновенность жилища логичнее было бы отнести к объективной стороне преступления, характеризуя тем самым место его совершения. Однако, по мнению автора диссертации, современная более широкая трактовка понятия «предмет преступления» с большим основанием позволяет отнести понятие «жилище» в составе анализируемого преступления именно к этому факультативному признаку, традиционно рассматриваемому в связи с анализом объекта преступного посягательства.

С учетом этого вывода в параграфе всесторонне анализируется понятие «жилище». Отмечается, что как имеющее единое содержание, т.е. универсальное для различных отраслей российского права, такое понятие отсутствует. Оно используется, но четко не определено ни в конституционном, ни в жилищном, ни в гражданском, ни в уголовно-

процессуальном законодательстве. До недавнего времени понятие «жилище не было нормативно закреплено и в уголовном (материальном) законодательстве. Это представляется особенно отрицательным, так как жилое помещение признается в УК РФ не только специфическим местом совершения квалифицированных форм хищений чужого имущества, но и выступает признаком ряда других составов преступлений, в том числе нарушения неприкосновенности жилища. В то же время интерпретация понятия «жилище» как признака объективной стороны хищений чужого имущества, содержащаяся в постановлениях Пленума Верховного Суда СССР, не вполне отвечает потребностям квалификации посягательств на неприкосновенность жилища.

Бесспорно, исчерпывающий перечень того, что следует считать жилищем, в законодательстве предусмотреть не возможно. Однако в диссертации последовательно проводится идея о том, что. с. учетом значимости защиты конституционного права на неприкосновенность жилища соответствующее определение этого понятия , должно содержаться непосредственно в Уголовном кодексе РФ. При этом, по мнению диссертанта, исходя из принятых в Уголовном кодексе приемов законодательной техники, определение «жилище» целесообразно поместить в ст.139 УК РФ в виде примечания следующего содержания: «Примечание. Под жилищем в настоящей статье Кодекса понимается всякое, находящиеся в собственности или ином вещном, праве помещение, предназначенное для постоянного или временного: проживания или нахождения граждан, в котором ими может осуществляться, комплекс жизненно важных функций».

Как известно, к выводу о том, что именно в примечании, к ст.139 УК РФ целесообразно изложить понятие жилища, пришел и законодатель (см.: Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи

ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 21 февраля 2001 г . №26-ФЗ — Российская газета, 2001, 23 марта).

Предлагаемое в диссертации понятие «жилище» базируется на признаках социального назначения жилья, его главной функции — обеспечивать — хозяйственно-бытовые потребности человека. Кроме помещений жилого фонда это определение охватывает гостиницы, общежития, комнаты в домах отдыха и другие изолированные помещения, в которых человек проживает, т.е. находится временно или постоянно, осуществляя комплекс жизненных функций, требующих условий, адекватных понятиям «дом», «пристанище».

Как показывает анализ примечания к ст. 139 УК РФ в соответствии с Федеральным законом от 21 февраля 2001 г . № 26-ФЗ, оно практически полностью совпадает с предлагаемой в диссертации новеллой, несколько отличаясь от нее лишь в редакционном отношении. Вместе с тем законодательное определение жилища, изложенное в примечании к названной статье, имеет не узко прикладное, а универсальное значение, т.е. должно использоваться не только при квалификации нарушений неприкосновенности жилища граждан, но и всех других преступлений, предусматривающих его в качестве признака своего состава.

Основываясь из предложенном в диссертации понятии жилища, автор приходит к выводу, что не может влечь применения ст. 139 УК РФ незаконное проникновение лица на огороженную территорию, прилегающую к жилому помещению и находящуюся в собственности или ином вещном праве (например, на приусадебный участок), а равно в строение (помещение), которое не образует с жилищем единого комплекса. Не исключено, что такого рода деликты при соответствующих условиях могут квалифицироваться как административные правонарушения.

Во втором параграфе главы второй диссертации предметно исследуются признаки объективной стороны состава нарушения неприкосновенности жилища. Данное преступление, по мнению диссертанта, имеет формальный состав, поэтому оно признается оконченным вне зависимости от наступления каких-либо общественно опасных последствий. Фактически вредные последствия, вызванные незаконным проникновением в жилище, могут состоять в причинение законно проживающим (находящимся) в жилище гражданам материального вреда (например, повреждение двери, уничтожение ставней на окнах) или морального вреда (например, ознакомление, со сведениями, составляющими семейную тайну). Однако причиненные вредные последствия должны учитываться судом лишь при назначении наказания по ст. 139 УК РФ, но не при квалификации преступления.

На основе изучения практики применения данной статьи УК, в диссертации отмечается, что действие в виде незаконного проникновения в жилище как обязательный признак объективной стороны этого преступления необходимо оценивать под углом зрения степени их общественной опасности. Не исключено, что в некоторых случаях содеянное лишь формально будет содержать состав преступного деяния, а на самом деле являться явно малозначительным деянием в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Исследуя возможные формы нарушения неприкосновенности жилища, диссертант приходит к выводу о необходимости расширения объективной стороны состава преступления, предусмотренного 4.1 ст. 139 УК РФ. В целях наиболее полной охраны этого конституционного права, объективная сторона состава исследуемого преступления должна включать как незаконное проникновение (вторжение) в чужое жилище, так и «незаконное присутствие» в нем против воли проживающего лица

или, иными словами, неоставление жилища по требованию проживающего.

Кроме того, в диссертации обосновывается предложение о том, что для повышения эффективности защиты права граждан на неприкосновенность жилища в ч.2 и ч.3 ст.139 УК РФ целесообразно включить такие квалифицирующие признаки, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору», «в ночное время, если при этом нарушен покой проживающих в жилище граждан», а также «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия».

В этом же, параграфе рассматривается вопрос о нормативном регулирований законного проникновения в жилище граждан сотрудниками спецслужб и правоохранительных органов. Отмечается, что согласно действующему законодательству для проникновения в жилище не всегда требуется судебное решение, что противоречит положениям ст.25 Конституции РФ. В связи с этим имеется потребность в установлении четких оснований для проникновения представителей власти в жилище, исчерпывающе определив в федеральных законах случаи, когда для этого требуется судебное решение.

Как известно, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении № 13 от 24 декабря 1993 г . «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» конкретно не решил вопрос, когда вхождение в жилище должно производиться только по судебному решению, а когда с санкции прокурора или вообще без таковой. Пленум не разъяснил также, какова процедура рассмотрения в судах материалов, обосновывающих необходимость вхождения в жилище, коль скоро в законе такая процедура не прописана.

К судебному решению, по мнению автора диссертации, наследует прибегать в чрезвычайных (безотлагательных) ситуациях, а также в следующих случаях: когда преследуемое в связи с совершением преступления лицо скрылось в жилище, когда из жилища раздается крик о помощи, когда имеется обоснованное подозрение, что в жилище совершается преступление или в нем производится стрельба, при неотложной необходимости проведения в жилище осмотра места происшествия. В этих случаях, достаточен последующий судебный контроль.

Вместе с тем судебное решение необходимо в ситуации, когда сотрудники органов дознания намерены проникнуть в жилище с целью обнаружения писем, дневников, других частных бумаг, предметов, могущих быть вещественными доказательствами по уголовному делу, для установки аудио-, кино-, видеоаппаратуры или обследования жилища в’ оперативно-розыскном порядке.

В третьем параграфе второй главы исследуются признаки субъекта преступления, предусмотренного ст.139 УК РФ. При этом констатируется, что по ч.ч. 1 и 2 данной статьи ответственности подлежит физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет, которое незаконно проникло в жилище против воли проживающего в нем человека. В то же время ч.3 ст.139 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное проникновение в жилище, если виновное лицо использовало при этом свое служебное положение.

Таким образом, в последнем случае неприкосновенность жилища должна быть нарушена так называемым специальным субъектом преступления. Именно его характеристике в диссертации отведено основное место.

Четвертый параграф данной главы посвящен анализу субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.139

УК РФ. Полемизируя с отдельными авторами, диссертант приходит к выводу, что нарушение неприкосновенности жилища может быть совершено только с умышленной формой вины, поскольку неосторожное посягательство на данное конституционное право не мыслимо по самой своей сути.

В этом параграфе затрагиваются также вопросы совершенствования структуры ст. 139 УК РФ, а также уточнения санкций за преступные деяния, предусмотренные ею. При этом используется метод сравнительного анализа, при котором в расчет берутся санкции за аналогичное преступление по нормам уголовного законодательства зарубежных государств и дореволюционного российского уголовного законодательства. В результате диссертант приходит к выводу о целесообразности корректировки санкций за действия, предусмотренные ч.ч 2 и 3 ст.139 УК РФ в предлагаемой им редакции.

Явная несоразмерность санкций степени тяжести преступного посягательства на неприкосновенность жилища, совершаемого лицом с применением насилия или угрозы его применения (ч.2 ст.139 УК РФ) и использованием в процессе этого посягательства своего служебного положения (ч.3 ст.139 УК РФ), особенно наглядна при сравнении с санкцией за воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ч.2 ст. 141 УК РФ). В то время как в последнем случае законодатель предусматривает наказание в виде лишения свободы, на срок до пяти лет, по ч.2 ст.139 УК РФ в максимальном пределе оно составляет два года, а по ч.3 этой статьи – три года лишения свободы.

С учетом этого, а также положений и выводов, изложенных в предыдущих параграфах главы второй диссертации, предлагается следующая редакция ст. 139 УК РФ:

«Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища граждан

1. Незаконное проникновение в жилище, а равно незаконное неоставление жилища по требованию проживающих в нем граждан, —

наказываются штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. То же деяние, совершенное:

а) с применением насилия или угрозой его применения;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия или в ночное время, если при этом был нарушен покой проживающих в жилище граждан, —

наказываются штрафом в размере от пятисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти месяцев до одного года,

либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет».

Пятый параграф главы второй диссертации посвящен вопросам отграничения преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ, от смежных преступлений. К ним в первую очередь автор относит преступления, предусмотренные ст. 127, 158, 161, 162, 203, 213 285, 286 Уголовного кодекса РФ. Разграничение нарушения неприкосновенности жилища и смежных составов преступлений предлагается проводить преимущественно по объективным признакам, хотя в целом ряде случаев необходимо прибегать к соотношению субъективных (субъективная сторона, субъект) признаков смежных составов.

В заключении работы сформулированы выводы и предложения, отражающие основные положения диссертационного исследования, наиболее значимые из которых изложены в настоящем автореферате.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы его автором в следующих работах:

1. Законное проникновение в жилище против воли проживающих в нем граждан. // Межвузовский сборник трудов адъюнктов и соискателей «Проблемы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел». М.: МА МВД России. 1998. Ч.1 (0,4 п.л.).

2. Неприкосновенность жилища: декларация или реальность. //Межвузовский сборник трудов адъюнктов и соискателей «Проблемы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел». М.: МА МВД России. 1999. Ч.2 (0,4 п.л.).