Алименты муратов

Можно ли взыскать алименты с момента развода, если заявление не было сразу подано?

добрый вечер! подскажите пожалуйста, если при разводе не было подано заявление на алименты на отца ребенка, каковы могут быть последствия для отца по истечении 2 лет с момента развода и может ли бывшая супруга подать на алименты с момента развода?

Ответы юристов (1)

До достижения ребенком совершеннолетия, то есть до 18 лет супруга может обратиться в суд за решением о взыскании алиментов. Каких-либо сроков, которые освобождали бы от обязанности содержать ребенка в законодательстве РФ не существует. Обязанность по оплате алиментов возникает с момента вступления решения суда в законную силу. Решение о взыскании алиментов может быть в форме судебного приказа или решения суда.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Общие положения об алиментных обязательствах, алиментное соглашение

Главная > Реферат >Государство и право

1 Общие положения об алиментных обязательствах, алиментное соглашение

2 Алиментные обязательства родителей и детей

3 Алиментные обязательства супругов, бывших супругов

4 Алиментные обязательства других членов семьи

Список использованной литературы

1 Общие положения об алиментных обязательствах, алиментное соглашение

Общими основаниями возникновения алиментных правоотношений является наличие между субъектами родственной или иной семейной связи; наличие предусмотренных законом или соглашением сторон условий (например, нуждаемости, нетрудоспособности получателя алиментов, наличия у плательщика необходимых средств для выплаты алиментов); решение суда о взыскании алиментов или соглашение сторон об их уплате 1 . Содержанием алиментного обязательства является обязанность плательщика алиментов по их уплате и право получателя алиментов на их получение.

Общие основания прекращения алиментных обязательств предусмотрены в статье 120 СК. Если обязательство возникло на основании соглашения между плательщиком и получателем алиментов, оно прекращается с истечением срока действия соглашения, смертью одной из сторон или по иным основаниям, предусмотренным этим соглашением. Стороны свободны установить в соглашении любые основания для прекращения алиментного обязательства, в частности изменение материального положения сторон, восстановление трудоспособности получателя алиментов, окончание им учебы, вступление в брак и т. д.

Если алименты взыскиваются по решению суда, их уплата автоматически прекращается со смертью получателя или плательщика алиментов. Строго личный характер алиментных обязательств делает правопреемство в них невозможным. Выплата алиментов несовершеннолетним детям прекращается с момента достижения ребенком совершеннолетия или приобретения им полной дееспособности до достижения совершеннолетня в результате эмансипации или вступления в брак. Алиментные обязательства в отношении несовершеннолетнего ребенка прекращаются также в результате усыновления этого ребенка. Обязательства по содержанию на основании решения суда совершеннолетних нетрудоспособных получателей алиментов прекращаются при восстановлении их трудоспособности или прекращении нуждаемости. В случаях, когда обязанность по уплате алиментов возлагается на лицо только если оно обладает достаточными средствами для предоставления содержания, алиментные обязательства прекращаются, если материальное положение этого лица ухудшается настолько, что оно не в состоянии далее выплачивать алименты. Алиментные обязательства бывших супругов прекращаются в случае вступления супруга, получающего алименты, в новый брак.

Алиментное соглашение заключаются между плательщиком и получателем алиментов. При недееспособности одного из них от его имени действует его законный представитель. Частично и ограниченно дееспособные лица заключают соглашения с согласия своего законного представителя.

Содержанием алиментного соглашения является определение условий, порядка и размера выплачиваемых алиментов.

Условия выплаты алиментов, предусмотренные соглашением, могут отличаться от установленных законом для алиментных обязательств между теми же субъектами. Способы и порядок уплаты алиментов по соглашению сторон определяются сторонами по их усмотрению.

Размер алиментов определяется соглашением сторон. Если получатель алиментов является дееспособным, стороны свободны установить любой размер алиментов. При установлении размера алиментов на содержание несовершеннолетнего или недееспособного совершеннолетнего лица действует то же ограничение, что и в отношении условий их предоставления. Размер алиментов может быть сколь угодно выше того, на который получатель алиментов мог бы претендовать по закону.

Соглашение об уплате алиментов заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой признание алиментного соглашения недействительным.

Изменение или прекращение алиментных соглашений возможно в любое время по взаимному соглашению сторон, и также должно производиться в нотариальной форме.

Алиментное соглашение может быть оспорено, если оно существенно нарушает интересы несовершеннолетнего или недееспособного получателя алиментов. Данное основание признания соглашения недействительным введено в целях дополнительной защиты недееспособных. Дееспособные лица сами заключают алиментные соглашения и несут ответственность за их содержание. Поэтому, если соглашение нарушает их интересы, они не вправе требовать признания его недействительным, а могут только предъявить иск о расторжении или изменении соглашения в судебном порядке. Недееспособные получатели алиментов находятся в гораздо более уязвимом положении, поскольку соглашения за них заключаются их законными представителями. Заключение соглашения через представителя не редкость в гражданском праве, и никакой дополнительной защиты для участников таких соглашений обычно не предусматривается. Однако алиментные соглашения обладают в этом смысле рядом особенностей. Представителями недееспособных в области семейных отношения чаще всего являются их родители (в отношении несовершеннолетних детей) или другие близкие родственники (в отношении совершеннолетних недееспособных лиц). Они, как правило, состоят в семейной связи не только с представляемым, но и с плательщиком алиментов, между ними часто существуют гораздо более тесные отношения, чем при обычных отношениях представительства. В результате нарушение интересов недееспособного получателя алиментов приобретает значительное распространение. Поэтому они нуждаются в дополнительной защите. Иск о признании такого соглашения недействительным может быть предъявлен в интересах недееспособного его законным представителем, органом опеки и попечительства или прокурором.

Признание недействительным соглашения об уплате алиментов действует с обратной силой и влечет аннулирование правовых последствий такого соглашения с момента его заключения. Однако, учитывая тот факт, что средства, полученные по алиментному соглашению, предназначаются на удовлетворение текущих потребностей их получателя, обратное взыскание алиментов в случае признания соглашения недействительным ограничено. Обратное взыскание возможно только в случае, если соглашение было заключено под влиянием обмана, угрозы или насилия со стороны получателя алиментов.

Поскольку в пункте 1 статьи 101 СК, содержащей общую отсылку к нормам ГК по вопросу о признании недействительными алиментных соглашений, в отношении применения исковой давности не сделано никаких исключений, следует считать, что исковая давность применятся к ним на общих основаниях. Оспоримые алиментные соглашения могут быть оспорены в течение одного года с момента, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания соглашения недействительным. Если соглашение было заключено под влиянием насилия или угрозы, то годичный срок начинает исчисляться с момента прекращения действия насилия или угрозы. При оспариваний соглашения, нарушающего интересы недееспособного получателя, сроком начала исчисления исковой давности следует признать момент, когда законный представитель, орган опеки и попечительства или прокурор узнали о нарушении прав недееспособного 2 .

2 Алиментные обязательства родителей и детей

Алиментные обязательства родителей и детей относятся к разряду алиментных обязательств первой очереди. Родители и дети обязаны предоставлять содержание друг другу независимо от наличия у них других родственников.

Обязанность родителей по предоставлению содержания несовершеннолетним детям возникает независимо от того, нуждаются дети в получении алиментов или нет.

Субъектом права на получение алиментов, а следовательно, и стороной алиментного соглашения всегда является сам ребенок. Если ребенок не достиг возраста 14 лет, соглашение от его имени заключается одним из родителей или опекуном. Ребенок от 14 до 18 лет, в соответствии со статьей 99 СК, заключает соглашения об уплате алиментов с согласия своего законного представителя, которым является его родитель или попечитель.

Если родители не предоставляют содержания своим детям и не заключают соглашение об уплате алиментов, средства на содержание детей взыскиваются в судебном порядке. При взыскании алиментов в судебном порядке размер алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, предусмотрен статьей 81

Виды заработка или дохода, которые учитываются при долевом определении размера алиментов, устанавливаются в “Перечне видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей”, утвержденном Правительством РФ 3 . Согласно этому перечню алименты удерживаются с сумм заработной платы, а также со всех видов доходов, получаемых как в рублях, так и в иностранной валюте. При этом в состав заработков и доходов включаются: основная заработная плата, все виды доплат и надбавок к пей, премии, входящие в систему оплаты труда, гонорары за произведения науки, литературы и искусства, дивиденды по акциям и доходы по другим ценным бумагам, пенсии, пособия, стипендии, доходы от занятия фермерской и предпринимательской деятельностью, суммы, выплачиваемые в качестве возмещения вреда при утрате трудоспособности, и ряд других доходов.

Кроме взыскания алиментов в долях к заработку или доходя родителя, Семейным кодексом предусмотрен и другой способ определения размера алиментов. В соответствии со статьей 83 СК, если алименты выплачиваются по решению суда возможно определение размера алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей, в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно. Размер суммы определяется судом исходя из материального и семейного положения сторон и других заслуживающих внимания обстоятельств. В твердой денежной сумме определяется и размер алиментов, выплачиваемых одним родителем другому, если с каждым из них остаются несовершеннолетние дети, которым родители обязаны платить алименты.

Алиментная обязанность родителей в отношении несовершеннолетних детей прекращается с момента достижения детьми совершеннолетия. Согласно статье 85 СК, родители обязаны содержать своих совершеннолетних детей, если они нетрудоспособны и нуждаются в помощи.

Совершеннолетние нетрудоспособные дети, а если они не дееспособны, — их опекуны, вправе заключить с родителем обязанным уплачивать алименты, соглашение о предоставлении содержания. При отсутствии такого соглашения алименты взыскиваются в судебном порядке.. Обязанность родителей содержать своих совершеннолетних нетрудоспособных детей является алиментной обязанностью первой очереди 4 .

В статье 87 СК указано, что совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся родителей. Родители вправе заключить со своими детьми соглашение о порядке и условиях предоставления им содержания. При отсутствии соглашения родители могут взыскать алименты в судебном порядке.

Основанием для возникновения этого алиментного обязательства являются наличие следующих юридических фактов: родственная связь между родителями и детьми: достижение детьми 18-летнего возраста; нетрудоспособность и нуждаемость родителей.

Взыскание алиментов в судебном порядке возможно только с совершеннолетних детей.

Совершеннолетние дети обязаны содержать родителей независимо от того, являются они сами трудоспособными и дееспособными или нет. Если они нетрудоспособны, алименты взыскиваются из их пенсии или иного дохода, а если они недееспособны, их интересы в процессе защищаются опекуном.

Нетрудоспособность н. нуждаемость родителей определяется так же, как и в отношении совершеннолетних детей.

Алименты взыскиваются в твердой денежной сумме, размер которой устанавливается судом исходя из материального и семейного положения и других заслуживающих внимания интересов родителей и детей. Дети также обязаны содержать нетрудоспособных родителей независимо от того, обладают они достаточными средствами или нет. Поэтому алиментные обязательства возникают, даже если дети сами находятся в тяжелом материальном положении. Но это обстоятельство учитывается при определении размера алиментов.

Обязанность детей содержать своих родителей является алиментной обязанностью первой очереди. Однако наличие иных лиц, обязанных содержать нетрудоспособных родителей, оказывает влияние на размер алиментов. Если у родителей помимо ответчика есть другие совершеннолетние дети, обязанные предоставлять им содержание, они в соответствии с пунктом 4 статьи 87 СК учитываются независимо от того, предъявлен к ним иск или нет. Потребовать алименты только от одного из детей или от нескольких из них и не обращаться за помощью к остальным является правом самих родителей.

Если судом будет установлено, что родители, требующие от детей алименты, в прошлом уклонялись от их содержания, дети освобождаются от обязанности по содержанию родителей. При этом родители необязательно должны быть осуждены за злостную неуплату алиментов. Достаточно доказать, что они без уважительных причин не предоставляли детям содержание в прошлом. Данная норма является санкцией, применяемой к родителям за невыполнение ими своих родительских обязанностей. По своей правовой природе она представляет собой меру ответственности и может применяться, только если родители действовали виновно. Сам термин “уклонение” всегда предполагает умышленную форму вины.

Дети также освобождаются от обязанностей по содержанию своих родителей, если последние были лишены родительских прав и их права не были восстановлены.

Статья 87 обзывает детей не только предоставлять содержание своим родителям, но и заботиться о них. В данном случае речь идет о личном уходе и иных видах помощи. Обязанность заботиться о ком-либо не может быть осуществлена принудительно. Никто не может быть обязан оказывать заботу по решению суда, поскольку в этом случае возникают отношения, настолько тесно связанные с личностью, что принудить к исполнению их невозможно. Однако оказание родителям помощи может быть учтено при взыскании алиментов. Например, если родитель, нуждающийся в постороннем уходе, обращается за алиментами к своим детям, тот из детей, который осуществляет за ним уход, вправе требовать уменьшения размера взыскиваемых с него алиментов 5 .

3 Алиментные обязательства супругов, бывших супругов

Семейное законодательство предусматривает обязанность супругов материально поддерживать друг друга в течение брака. Если супруги не предоставляют другу другу помощь и между ними не заключено соглашение об уплате алиментов, при наличии предусмотренных законом оснований супруг вправе обратиться в суд с иском о взыскании алиментов. Наличие зарегистрированного брака является необходимым основанием для взыскания алиментов.

Нуждаемость и нетрудоспособность супруга, требующего алименты, определяется так же, как и во всех иных алиментных обязательствах. Нс имеет значения, стал супруг нуждающимся и нетрудоспособным в период брака или до его заключения.

Размер алиментов, предоставляемых нетрудоспособному нуждающемуся супругу, определяется в соответствии с правилами статьи 91 СК.

Право на получение содержания от своего супруга имеет также жена в период беременности и в течение трех лет с момента рождения общего ребенка. Нуждаемость и нетрудоспособность в данном случае не упоминаются. Понятие нуждаемости в обычном значении этого слова в отношении беременной жены и жены, воспитывающей ребенка до трех лет, также, как правило, не применимо.

В Семейном кодексе предусмотрено право на алименты супруга, осуществляющего уход за общим ребенком-инвалидом. Право на алименты возникает, если супруг ухаживает за ребенком-инвалидом, не достигшим 18 лет, или за совершеннолетним ребенком — инвалидом первой группы с детства. Супруг, претендующий на алименты, как правило, является трудоспособным. Однако его возможности работать и получать доходы существенно ограничены из-за ухода за ребенком-инвалидом.

Размер алиментов определяется так же, как и в отношении нуждающегося нетрудоспособного супруга.

Супруги вправе включить положения об уплате алиментов в случае прекращения брака в брачный договор или заключить об этом отдельное алиментное соглашение в период брака или в момент развода. В таком соглашении они вправе решить вопросы предоставления содержания по своему усмотрению. В частности, возможно предусмотреть, что право на алименты будет иметь бывший супруг, который не правомочен требовать содержания в судебном порядке. 6

Обстоятельства, при которых возможно получение алиментов от бывшего супруга, на первый взгляд мало чем отличаются от обстоятельств, дающих право на алименты супругам, не расторгшим брак. И в том и в другом случае управомоченным лицом является нетрудоспособный нуждающийся супруг; жена в период беременности и в течение трех лет после рождения общего ребенка; нуждающийся супруг, осуществляющий уход за общим ребенком-инвалидом. Обязательства по предоставлению содержания бывшей жене в период беременности и до исполнения ребенку одного года и бывшему супругу, осуществляющему уход за ребенком-инвалидом, действительно не отличаются от алиментных обязательств, возникающих между супругами. Однако другие основания возникновения алиментных обязательств супругов и бывших супругов различны. Применительно к супругам, не расторгшим брак, не имеет значения, когда получатель алиментов стал нетрудоспособным, тогда как бывший супруг, по общему правилу, имеет право на алименты, только если он стал нетрудоспособным до расторжения брака или в течение одного года после расторжения брака. Это не означает, что возникновение нетрудоспособности должно быть связано с состоянием в браке или действиями другого супруга. Алименты — не средства, выплачиваемые в возмещение причиненного вреда.

Причины возникновения нетрудоспособности могут быть любыми. Исключение составляют только случаи, когда супруг стал нетрудоспособным в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими веществами или в результате совершения преступления.

Размер алиментов, взыскиваемых на содержание бывшего супруга, определяется так же, как в отношении супругов, продолжающих брачные отношения.

Непродолжительность пребывания супругов в браке в соответствии со статьей 92 СК может послужить и основанием для освобождения плательщика от уплаты алиментов или ограничения этой обязанности определенным сроком. Это правило не применимо в отношении супругов, не расторгших брак, поскольку их брак еще продолжается и не известно, сколько времени он продлится. При взыскании алиментов на бывшего супруга непродолжительность брака играет весьма существенную роль. Невозможно возложить на супруга, состоявшего в браке с получателем алиментов одни или два года, обязанность содержать его в течение десятилетий.

Суд вправе отказать во взыскании алиментов или взыскать их лишь на непродолжительное время в случае недостойного поведения в браке супруга, требующего алиментов. Недостойное поведение в этом случае трактуется так же, как и в отношении неразведенных супругов.

Алиментные отношения бывших супругов прекращаются при вступлении супруга, получающего алименты, в новый брак. С этого момента он вправе получать содержание от своего нового супруга. Однако статья 120 СК связывает прекращение права на алименты только с вступлением в зарегистрированный брак. Это может привести к существенному нарушению прав бывшего супруга, уплачивающего алименты. Недобросовестный получатель алиментов может умышленно не регистрировать брак в целях сохранения права на содержание. Поэтому к случаям, когда супруг, состоящий в фактических брачных отношениях, не регистрирует брак для того, чтобы продолжать получение алиментов от бывшего супруга, суд должен применять правила статьи 120 СК в порядке аналогии закона 7 .

4 Алиментные обязательства других членов семьи

Члены семьи, могут заключить между собой соглашение об уплате алиментов 8 . В этом случае размер, условия и порядок предоставления содержания будут определяться соглашением сторон. Круг лиц, имеющих право па взыскание алиментов в судебном порядке, весьма широк. Право на получение содержания имеют несовершеннолетние и совершеннолетние нетрудоспособные братья и сестры, внуки, дедушки и бабушки, фактические воспитатели, мачехи и отчимы.. Меньшая степень близости между плательщиком и получателем алиментов в алиментных правоотношениях других членов семьи влияет на характер возникающих между ними обязательств. Все они являются обязательствами второй очереди, то есть право на обращение за алиментами к этим лицам возникает только в случае невозможности получения содержания от алиментнообязанных лиц первой очереди: родителей, детей или супругов.

Дедушки, бабушки, внуки, братья и сестры обязаны предоставлять друг другу содержание независимо от того, жили они когда-либо одной семьей или нет. Их обязанность не зависит также и от того, получали ли они в прошлом содержание от плательщика алиментов.. Учитывая меньшую степень семейной близости этих лиц, алиментная обязанность возникает только в случае, если плательщик алиментов является трудоспособным. Нетрудоспособные братья и сестры не обязаны предоставлять содержание своим братьям и сестрам. Исключения составляют только дедушки и бабушки, которые обязаны предоставлять содержание своим внукам независимо от своей трудоспособности.

Алименты взыскиваются в твердой денежной сумме, выплачиваемой ежемесячно. Размер этой суммы определяется судом, исходя из материального и семейного положения и других заслуживающих внимания интересов сторон.

Статья 93 СК регулирует алиментные обязательства братьев и сестер. В соответствии с этой нормой право на получение алиментов имеют несовершеннолетние братья и сестры и совершеннолетние нетрудоспособные братья и сестры. Не имеет значения, являются они полнородными или неполнородными. Несовершеннолетние братья и сестры имеют право обратиться за содержанием к братьям и сестрам только в случае, если у них нет родителей или родители не способны их обеспечить.

Алиментная обязанность дедушке и бабушке по содержанию внуков предусмотрена статьей 94 СК. Право на алименты имеют несовершеннолетние внуки, не имеющие возможности получить содержание от своих родителей, и совершеннолетние нетрудоспособные нуждающиеся внуки, которые не могут получить содержание от своих родителей, детей, супругов или бывших супругов.

Нетрудоспособные нуждающиеся дедушка и бабушка, не способные получить содержание от своих детей, супругов или бывших супругов, в свою очередь вправе взыскать алименты со своих совершеннолетних трудоспособных внуков, обладающих достаточными средствами для предоставления содержания.

Нетрудоспособные нуждающиеся фактические воспитатели, не имеющие возможности получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей, супругов или бывших супругов, имеют право требовать содержания от своих совершеннолетних трудоспособных бывших воспитанников. Фактическими воспитателями называются лица, осуществляющие воспитание и содержание ребенка без назначения их его опекунами.

Фактические воспитанники обязаны содержать своих бывших фактических воспитателей независимо от того, обладают они сами достаточными средствами или нет.

Право на получение содержания от своих совершеннолетних трудоспособных пасынков и падчериц предоставлено также нетрудоспособным нуждающимся отчимам и мачехам которые не могут получить средства от своих совершеннолетних трудоспособных детей, супругов или бывших супругов Обязанность выплачивать алименты отчиму или мачехе возникает только в случае, если пасынок или падчерица обладают для этого необходимыми средствами. Отношения свойства, существующие между пасынком или падчерицей и отчимом или мачехой, сами по себе недостаточны для возникновения алиментного обязательства..

Семейный кодекс не предусматривает обязанность фактических воспитателей, мачех и отчимов, осуществляющих воспитание и содержание несовершеннолетних фактических воспитанников, пасынков и падчериц, выплачивать им алименты в принудительном порядке. 9

Список использованной литературы

Семейный кодекс Российской Федерации» от 29.12.1995г N 223-ФЗ принят ГД ФС РФ 08.12.1995г ред. от 30.06.2008 г

Антокольская М.В. «Семейное право» Учебник Изд. 2-е, перераб. и доп. М.-Юристъ 2008.г

Муратова С.А., Тарсамаева Н.Ю. «Семейное право» учебное пособие 2007г.

Крашенинников П. В. «Семейное право! Учебник М. «Статут» 2008г.

Кузнецова И.М. «Семейное право» учебник 2007 г.

1 Антокольская М.В. Семейное право. 2008г.

2 Муратова С.А., Тарсамаева Н.Ю. «Семейное право» учебное пособие

3 Утвержден постановлением Правительства РФ от 18 июля 1996 г. № 841// Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 31. Ст. 3743.

4Антокольская М.В. «Семейное право» Учебник

5 Крашенинников П. В. «Семейное право! Учебник

6 Кузнецова И.М. «Семейное право» учебник

7 Крашенинников П. В. «Семейное право! Учебник

9 Муратова С.А., Тарсамаева Н.Ю. «Семейное право» учебное пособие

Muratov Company

Здравствуйте! Юридическая компания «Muratov Company» создала для Вас социальную юридическую помощь.

Вступайте и получите качественную юридическую помощь по вопросам:

— семейные споры (составление брачного договора, расторжение брака, раздел имущества, алименты, споры о детях);

— вопросы наследования имущества
(принятие и оформление наследства,оспа ривание завещаний);

— трудовые споры (незаконное увольнение, невыплата заработной платы);

Консультация для Александр Муратов

Доброе утро, уважаемые Юристы! Меня зовут Александр Муратов.

Несколько лет назад я был разведён и, по решению суда, должен был платить алименты на 2х детей. Адвокат, который помогал нам в то время, добилась снижения суммы алиментов до 30% от всех видов доходов. Т.к. при разводе бывшая жена и её родственники пообещали мне забрать у меня всё нажитое имущество ( фактически заработанное мной за более чем 10 лет работы в море ) то было решено временно, до окончания дела по разделу имущества, выплачивать алименты не полностью ( в среднем ежемесячно выплачивалось 2500 гр. ), чтобы лишить бывшую супругу возможности тратить алименты на адвокатов и свой отдых за заграницей, а не на детей. Теперь у нас другой адвокат, но.

Моё место работы было известно бывшей супруге ( крюинговое агентство от которого я уходил в рейсы ), но я был уверен в том, что агентство не сможет предоставить никаких данных о зарплате и времени пребывания на борту, т.к. между сторонами при заключении контракта подписывался договор, по которому каждая из сторон обязуется не разглашать детали трудоустройства. Как же я ошибался! Под давлением Исполнительной службы директором крюинга были предоставлены копии контрактов ( 3х ), подписанных со мной с момента развода. А позже, компания, расположенная на Кипре, переслала в Одессу справки на английском языке в которых указывалось время моего пребывания на борту принадлежа­щих им судов ( дата прибытия и отбытия ) и месячная заработная плата ++++ USD/ месяц. При этом указывалось, что компания не имеет задолженности передо мной, тем подразумевается, что зарплату я получил полностью. Данные справки были также заверены директором крюинга в Одессе. Эти справки и стали источником, по которому была начислена задолженность по алиментам.

Что стало поводом для того, что бы Исполнительная служба с бывшей супругой выступила с иском в суде о том, чтобы мне запретили покидать территорию Украины, пока я не погашу задолженность. Их даже не смутило то, что поездки за границу являются неизбежной стороной моей профессии и, тем самым я буду лишён возможности работать и зарабатывать.

При этом свои иски они подавали регулярно, пока суд меня не » закрыл».

Так первый иск был подан за поданням 1го Суворовского отдела ДВС г.Одессы № 23139 от 12.08.10. Получено Суворовским районным судом 25.08.10 ( дело № 6-70/10 ), но суд отказал исполнителям- увидев в этом нарушение моих прав. Решение от 11.03.2011.

Второй был подан за поданням 1го Суворовского отдела ДВС г.Одессы № 10914 от 21.04.11. Получено Суворовским районным судом 20.05.11 ( дело № 6-52/11 ), и об этом я не знал до 7 ноября 2012 года, когда при очередном выезде на работу меня не пустили в самолёт. Даже повестку не получил- оказалось, что присутствие ответчика и истца по таким делам не обязательно. ( . ). А суд вынес своё решение 31.05.11.

Третий иск был подан за поданням 1го Суворовского отдела ДВС г.Одессы № 10914 от 21.04.11. Получено Суворовским районным судом 24.05.11 ( дело № 6-53/11 ) всего через несколько дней после второго . Причём исходящий номер и его дата была та же, как и на ходатайстве, послужившим для 2 го иска . Только штампы канцелярии суда указывали на то, что они поданы в разное время. По третьему иску суды 1й и аппеляционный отказали исполнителям.

Но никто ( или почти никто ) не знал, что по второму иску судья давно вынес решение. 31.05.11. Была аппеляция ( потом кассация и меня оставили без права выезда. При этом суд не волнует как я, не работая смогу погасить задолженность. При этом суд был так- же поставлен в известность о том, что я болен гепатитом Б и его лечение требует колоссальных денежных затрат. НО…

Ну и в четвёртый раз иск был подан за поданням 1го Суворовского отдела ДВС г.Одессы № 37232 от 21.09.12. Получено Суворовским районным судом 16.10.12 ( дело № 1527/16260/12 или 6/1527/496/12 ) об этом я тоже узнал случайно- потеряв доверие к своему адвокату я стал сам знакомиться с делом. И недавно ( 05.11.13 ) нашёл ещё одного » скелета». Суд принял решение оставить меня на территории Украины 22.10.12 и снова я даже повестки не получил. Да и вообще, зачем было меня «закрывать» второй раз, если я уже и так не выездной.

Сам вопрос- можете ли Вы дать правовую оценку действиям исполнителей- ведь получается что человека нельзя судить дважды за одно и то же, а в моём случае иски о моём невыезде подвались 4 раза ( . ). И 2 раза мнения судей разошлись. И что удивительно, когда меня не было на заседаниях, суд выносил решение против меня.

Ну и что Вы можете посоветовать в моей ситуации- получается что государство участвует в моём МОЛЧАЛИВОМ УБИЙСТВЕ. Деньги на погашение долга я заработать не могу, а по этому на работу выехать не смогу. Поэтому на дорогие лекарства я то же заработать не смогу, покупать мне эти лекарства государство не будет ( я уже писал 17.01.13 и 26.02.13 в МОЗ- они предпочли отмолчаться. ) , а значит мне придется тихонечко помирать. Это что, как не убийство. УЗАКОНЕНОЕ УБИЙСТВО.

Надеюсь на Ваш скорый и полезный ответ.

Спасибо. До свидания.

Комментарии

Здравствуйте,

Здравствуйте, Александр!
Ошибка была допущена изначально — при определении размера алиментов. В Вашем случае, целесообразно было определять алименты не в части от дохода, а в твердой денежной сумме. Как Вы понимаете, расчет задолженности в таком размере стал возможным только благодаря этому упущению.
Дело Ваше сильно запущено, по этому могу рекомендовать как можно скорее очно обратиться за правовой помощью с копиями всех документов, ведь каждый день задолженность увеличивается. Нужно устранять допущенные ошибки.
Мы можем дать оценку и действиям исполнителей, и судов. Но прежде, нужно видеть результат таких действий, документы.
Государство, в лице исполнителей и судей, не будет защищать Ваши права. Если Вы и дальше будете надеяться на их защиту, Вы погрязните в проблемах еще сильнее.
Звоните по нашим телефонам, поможем.

С уважением, адвокат. Одесский Центр Семейного Права.

Развод по-американски. Как вопрос алиментов решается в Штатах?

Российские мамы, разведясь с мужем, не всегда могут добиться от него алиментов на детей. А в США бывшие супруги часто содержат не только детей, но и своих отколовшихся половинок.

А как вопрос алиментов решается в Штатах?

Веская причина

Еще несколько лет в штате Нью–Йорк, например, чтобы развестись, нужно было признать одну из сторон виноватой, а другую – обиженной. Один из супругов должен был признаться в измене, в пьянстве, в избиениях…

Когда ничего такого не было на самом деле, кто-то один должен был взять на себя преступление перед семьей. И только в 2010 году там был принят закон о возможности развода «без чьей-либо вины», хотя вся остальная Америка уже давно это сделала.

Развод, где обе стороны не виноваты, опирается на две основные причины: люди «сто лет не живут вместе» (на самом деле не живут как минимум полтора года) или их разделяют непримиримые противоречия.

Впервые прогрессивный закон о разводе «без чьей-либо вины» был принят в штате Оклахома в 1953 году, а через 17 лет такой же подвиг совершил штат Калифорния. Тогда там губернатором был Рональд Рейган – будущий президент Америки. Не случайно, что к либерализации семейного законодательства приложил руку именно он. Рейган – единственный из всех 44 президентов США имел в биографии развод, что не помешало ему сделать первой леди страны свою вторую жену – Нэнси.

Эмансипация, однако!

Я не феминистка, поэтому меня не ужасает, когда женщина после развода получает от бывшего мужа алименты. А вот то, как мужчины воюют за деньги жен, удивляет. Клиентка моей знакомой адвокатессы, инженер по профессии, выплачивает мужу три тысячи долларов в месяц, буквально половину того, что она зарабатывает.

Детей они не нажили, и инженерше не понять, почему она должна кормить выросшего чужого ребенка – своего бывшего, который не работает и пока только собирается пойти учиться дизайну или бизнесу, чему конкретно, он еще не решил. Но недавно инженерше повезло: она раскопала страшный секрет. Оказывается, в доме бывшего мужа вот уже четыре месяца живет 22‑летняя девушка – начинающий дизайнер-модельер.

И все-таки во всеамериканском масштабе женщины-алиментщицы встречаются пока не часто, в 2010 году только 3% от всех разводящихся мужей получали выплаты от бывших жен, хотя, по оценкам экспертов, количество таких мужчин быстро растет.

Деньги дороже любви?

В большинстве штатов алименты выплачивают до тех пор, пока бывший супруг не женится или вновь не выйдет замуж. Но в штате Флорида, например, не так давно ограничили сроки выплат. Судья устанавливает срок, допустим в 2 года, так как считает, что этого времени достаточно, чтобы не работавшая в браке женщина после развода научилась добывать себе хлеб самостоятельно. Сумма алиментов зависит от того, каким был брак – долгим или не очень. Если вы прожили в браке меньше 11 лет, во Флориде это не считается долго. Сторонники ограниченного периода выплаты алиментов уверены, что эти выплаты «вредны» и часто тормозят начало новой жизни: женщины не выходят снова замуж и даже всячески поддерживают свое одинокое состояние, потому что деньги дороже любви. А финансово более благополучная половина, чтобы не платить алименты, идет на обман и порой на полный развал своей карьеры.

В общем, достаточно один раз сходить на сайт разводящихся и разведенных и почитать их истории, чтобы понять, все эти люди несчастливы.

Мужчины тоже плачут

Один пенсионер, 67 лет от роду, покинул штат Массачусетс, по законам которого он должен был платить бывшей жене, с которой прожил в браке 34 года, большие алименты. В 2009 году он потерял работу фармацевта, да так и не нашел новую, задолжал жене 20 тысяч, за что отсидел четыре дня в тюрьме, пока друзья и родственники не внесли за него недостачу.

После этого бывший муж ушел жить в индейскую резервацию, благо был на четверть чероки. Сейчас он сидит там и говорит: я уже старый, освободите меня от пожизненных алиментов бывшей жене, мы же с ней совершенно в равном положении.

Но в штате Массачусетс нет такого закона, чтобы старый бывший муж мог не платить алименты бывшей жене. А в некоторых других уже приняты законы, по которым выплата алиментов приостанавливается после достижения пенсионного возраста.

Кто в прибыли

Чем дольше длится развод, тем дороже он обходится. Половина супругов за это время объединяется в общем чувстве нелюбви к адвокатам. Адвокатов здесь называют пчелками, которые собирают мед с цветков развода, и чем дольше собирают, тем им лучше.

Средний срок, за который вас разведут, – от года до трех лет. Адвокат берет за такие дела, как за операцию на сердце, если случай сложный, а если простой – то как за аппендицит, что тоже немало.

Удивительное совпадение: из четырех знакомых мне адвокатов‑женщин, специализирующихся на бракоразводных делах, трое не замужем – никогда не были и не собираются. И я даже мысленно их не спрашиваю, почему…

Кинорежиссер Александр МУРАТОВ: «Я снимал видеоролики о зверствах российских солдат. Клянусь, там не было ни одного слова неправды»

«МНЕ СКАЗАЛИ: «ТАМ ВПЕРЕДИ ИДУТ КОНТРАКТНИКИ. ОНИ СНАЧАЛА УБИВАЮТ, А ПОТОМ УЖЕ СМОТРЯТ, КОГО УБИЛИ»

— Александр Игоревич, на круглом столе вы раскритиковали Национальную экспертную комиссию по вопросам защиты общественной морали.

— Ни в коем случае! В целом я поддерживаю и полностью одобряю работу этой комиссии. Без нее страна неизбежно погрузилась бы в пучину аморальности и безнравственного политического нигилизма, опасного во время нынешней фактической войны. Просто я бурно среагировал на пропагандистский ролик, показанный в качестве образца нашей контрпропаганды. В нем российская сторона стреляет из танка, а украинская в ответ забрасывает танк цветами. Разве уместен сейчас беззубый пацифизм? Я уверен, что такие вещи сейчас недопустимы. Говорю об этом не как теоретик информационной войны, а как опытный практик.

— Вы перед телекамерами сказали, что практический опыт пропагандистской работы приобрели в Республике Ичкерия во время первой российско-чеченской войны. Как вы там оказались?

— Совершенно случайно. Был приглашен богатыми «нефтяными» чеченцами снять фильм о депортации их народа в 1944 году. Им меня порекомендовал ук­ра­ин­ский диссидент Анатолий Лупинос, который полжизни провел в психбольницах и лагерях. Я прилетел в Грозный и целыми днями опрашивал чеченских стариков об ужасах сталинской депортации.

Они, рассказывая, рыдали, и я рыдал, слушая эти жуткие истории. А однажды услышал за окном гостиницы оглушительные взрывы. Это российские войска, «грачевцы», шли на Грозный. Там были самоходки типа нынешних «Градов», самолеты, несшие под крыльями ракеты. Кстати, чеченцев тогда погибло не так уж много, ведь они проживали в основном на окраинах и прятались в подвалах. Главными жертвами стали русские, украинцы и армяне, которые жили в центральной части города. За мной в гостиницу пришли чеченцы и окольными путями вывели из Грозного.

— Вы же не чеченец. Почему убежали от российских «освободителей»?

— Потому что мне чеченцы сказали: «Там впереди идут контрактники. Они сначала убивают, а потом уже смотрят, кого убили». Так это или не так, проверять не было охоты. Мы ушли в Семашки или Урус-Мартан — уже точно не помню… Но побывал и там, и там.

Потом, уже в горах, я сидел без дела, и, видя зверские бесчинства россиян, задыхался от праведного гнева. Мне было стыдно, что я бездействую, вот и предложил чеченцам свою помощь.

Меня отвезли на машине (правда, при всем доверии, с завязанными глазами) в какой-то населенный пункт, привели в под­вал. Там сидел очень спокойный человек, как мне показалось, с голубыми глазами. Я объяснил ему, что имею большой опыт пропагандистской работы еще со времен своего пребывания в УПА и после окончания повстанческой борьбы: писал стихи и песни антироссийского (вернее, антисоветского) содержания, потом распространял по Украине листовки такого же рода. К тому же я кинорежиссер и готов снимать прочеченские пропагандистские видеоролики. Он меня молча выслушал и тихо сказал: «Дайте ему денег!». Это была единственная фраза, которую я от него услышал. Впоследствии я догадался, что это был Джохар Дудаев.

— Вы работали с Мовлади Удуговым, возглавлявшим информационный центр «Имарата Кавказ»?

— Нет, я с ним даже не был знаком. Я имел дело с Шамилем Басаевым. Мне он очень нравился. Это был чрезвычайно храбрый, умный, интеллигентный и весьма образованный человек. И совсем не кровавый палач, как его изображала российская пропаганда. И вообще — что такое в этих условиях жестокость? На войне, как на войне! И разве чеченцы затеяли бойню?

У Шамиля была своя, можно сказать, автономная пропагандистская служба. И некоторое время я ее как бы возглавлял.

Конечно, я действовал не под своей фамилией, да к тому же красил голову, бороду и усы. Идеализировать чеченцев все же не стоит. Взгляните на политику их нынешнего лидера Рамзана Кадырова, и все станет понятно. Точнее — непонятно. Ук­раинцы, и далеко не только я, помогали че­ченцам, а сейчас целый их батальон вою­ет против нас. Верно считают французы, что ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Но тогда я четко знал: расправятся с Ичкерией, примутся за Украину. Что и случилось.

— Чем же вы помогали чеченцам?

— Главным образом довольно успешно разлагал российские войска. Как? Писал и большими тиражами распространял свои стихи. С точки зрения поэзии они были не ах, но действовали безотказно. Так же (в основном для заграницы) снимал видеоролики о зверствах российских солдат. Клянусь, там не было ни одного слова не­правды, хотя это, конечно, инсценировки. Нельзя же предположить, где и когда эти зверства совершатся. Вот и восстанавливали их по горячим следам.

— И долго вы тогда трудились на информационном фронте?

— Не очень. Потом меня ранило. На излете осколок мины рассек кожу и слегка по­­­вредил мышцы живота. Чеченцы через Ростов отправили меня в родной Киев.

— Простите за бестактный вопрос: вам удалось что-то в Чечне тогда заработать?

— Что вы! О каких деньгах могла идти речь? И бойцы УНА-УНСО тоже ничего не получали.

«С 15 ДО 17 ЛЕТ Я БЫЛ СВЯЗНЫМ УПА»

— А что вы почувствовали, когда отряд Басаева захватил больницу в Буден­новске?

— Понимаете, тут есть некоторая проб­лема. Скажу откровенно: лично мне такие вещи не нравятся. Чисто по-человечески мне неприятен терроризм как таковой, но че­ченцами, захватившими в заложники зри­телей мюзикла «Норд-Ост», двигала по-своему понимаемая жажда справедливости. К тому же они ведь шли на верную смерть.

А вот понять оголтелых «путинцев», которые ядовитыми газами убили не только чеченцев, но и своих граждан, я никогда не смогу. И если в Буденновске и правда действовали чеченцы, то все остальные взрывы стопроцентно совершались российскими спецслужбами. Их цинизм беспределен. Им абсолютно не жаль своих граждан. Да и плевать Путину на русскоязычных Донбасса, которые вследствие его «освободительной» миссии массово гибнут. Они ничтожные пешки в его грязной игре.

Между тем, что происходит сейчас на востоке Украины, и тем, что происходило в Чечне, огромная разница. В Чечне шла национально-освободительная война, пусть даже велась не вполне благородными методами, а у нас типичный сепаратизм, и любая область таким же образом завтра может заявить о независимости. Это так же непонятно и странно, как и отделение Крыма. Вот видите — у меня на стене огромная карта Крыма. Я же немного крымский татарин…

— И при этом считаете себя ук­ра­ин­ским националистом?

— Конечно! Я с 15 до 17 лет был связным УПА…

— Как же вы, харьковчанин, попали на Западную Украину?

— Снова-таки абсолютно случайно. У ме­ня все случайно. Мою жизнь точно характеризуют слова: «Воробей бешено мчался в клюве у коршуна». Тогда, в октябре 1950-го, я даже не слышал о Степане Бандере. Знал только, что есть молдавский город Бендеры.

Дело в том, что мы с моим другом Олегом Юхвидом (сыном автора знаменитой оперетты «Свадьба в Малиновке») как-то после сильного ливня полезли в огромный овраг неподалеку от нашего дома, заглянули под обнажившиеся корни какого-то пышного куста и обнаружили конец керамической глазированной трубы, почти вертикально ведущей вверх, к подвалу бывшего немецкого аптекарского склада. Мы, разумеется, полезли туда. И обнаружили в этом подвале покрытые воском запечатанные ящики с орлами и свастиками. В них мы нашли лекарства, которые, как выяснилось, пользовались на харьковском Благовещенском базаре большим спросом.

Однажды к нам подошел оптовый покупатель и сказал: «Якщо ви, хлопці, привезете це у Львів, грошей отримаєте удвічі більше». Он объяснил, куда пакет положить, где взять номерок от камеры хранения. Олег был семейный ребенок, а я нет. Мои родители давно разошлись. Мама вышла замуж и уехала в Запорожье, отца тоже не было в Харькове. Меня оставили под присмотром слепой бабушки, которую я не слушался, и мог ездить, куда и сколько хотел.

— Вы не понимали, что за такой «бизнес» грозит внушительный срок?

— Конечно, нет. Разве в таком возрасте думаешь о подобных вещах? Поначалу я да­же не догадывался, с кем и чем имею дело. Я отдавал чемоданчик с лекарствами во Львове, сдавал его в вокзальную камеру хранения, а номерок клал на площадку одной из колонн, что поддерживала крышу вокзала. И только потом, когда стал отвозить лекарства в Станислав (сейчас Ивано-Франковск), понял: тут что-то не чисто.

В один из приездов человека, через которого я передавал лекарства (маркера в бильярдной центральной гостиницы), жутко скрутил радикулит, и он поручил мне самому отвезти чемоданчик в лес. По пути меня ограбили и чуть не убили. Это долго рассказывать, к тому же все подробно описано в моем автобиографическом романе «Розчахнута брама». В конце концов, я (опять-таки случайно) оказался в уповском схроне.

— Почему же вояки УПА доверились східняку?

— Кто его знает… То ли сработал пароль, то ли они оказались не очень опытными подпольщиками. Это были остатки прежних отрядов: два-три настоящих оуновца, а остальные просто прятались, опасаясь высылки на урановые рудники в Желтые Воды или в лучшем случае на шахты Донбасса. У эмгэбистов была четкая разнарядка, и они хватали людей независимо от того, являлись они бандеровцами или нет. Моя «боївка», а вернее, «криївка» или «схрон», конечно, портила нервы «совєтам», изредка взрывая военные эшелоны, которые ходили горными узкоколейками еще австро-венгерских времен, но в основном люди здесь прятались от эмгэбистов.

Пропагандистская литература находилась в кованом сундуке командира, и он ее выдавал бойцам с большой опаской, справедливо боясь, что будут вырывать страницы для папирос-самокруток. Пожалуй, я, некурящий, один их честно читал. Вследст­вие чего и стал «свідомим» националистом. И немало хороших националистических сти­хов написал. Один из них чуть переделал и положил на музыку, назвав это весьма амбициозно «Марш УПА». Под эту песню мы входили в хутора и даже села, срывали красные флаги, вешали сине-желтые и задами возвращались в лес.

Начинался мой марш горькими, но спра­ведливыми словами: «Наші гори — це наші гори! Наше море — це наше море! Заберіть своє кляте щастя та залиште нам наше горе!», а заканчивался так: «…Рушниками гуляють півні і кричать про криваві зміни для Росії і України!».

— И долго вы штудировали оуновские материалы?

— Я не находился там постоянно, а изредка туда наезжал. А в основном ездил во Львов. Там был резидент СБ — «служби безпеки», которому я привозил деньги и письма со всей Украины и даже с Кубани. Моя, так сказать, «бандеровская» деятельность началась в октябре 1950 года в этом схроне и закончилась в нем же в апреле 1952 года.

«МОЙ ДЕД ДРУЖИЛ С НИКОЛАЕМ СКРЫПНИКОМ И ПОСЛЕ ЕГО САМОУБИЙСТВА ТОЖЕ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ, ТАК КАК НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ РЕПРЕССИРОВАЛИ ВСЮ ЕГО СЕМЬЮ»

— А что о тех рискованных поездках думал ваш отец, лауреат Сталинской премии?

— Долгое время он ничего об этом не знал. А когда узнал, предупредил, что если я попадусь, то пострадают все мои родственники, он в том числе. Отец не одобрял мои поступки, но у нас в то время были сложные отношения — он же со мной не жил. Но все же научил меня некоторым приемам конспирации, которые приобрел в немецком концлагере. Да к тому же, пожалуй, во всем Харькове только в нашей семье никто не плакал в связи со смертью Сталина.

Ведь мой дед был «боротьбистом», то есть украинским эсером с явным националистическим уклоном. Это при том, что наполовину крымский татарин. Пос­ле самоубийства Николая Скрыпника, с которым дед дружил, он последовал его примеру, так как не хотел, чтобы репрессировали всю семью. Дед занимал высокие должнос­ти в республиканском Совнархозе, и все благополучие семьи зиждилось на нем.

После его смерти мои отец и мать покинули институты и пошли работать. Мать — медсестрой, отец — рабочим на Харьковский тракторный завод. Там он стал «рабочим поэтом», а меня отправили на прокорм к прабабушке в подполтавское село Лищиновка, где я и жил с года до шести лет. Ког­да же приехал в Харьков, вско­ре началась война, и я с большущими приклю­чениями попал в самаркандский детский дом, где меня в 1942 году разыскала мать, чудом вы­рвавшаяся из окружения под Киевом. Она была фронтовой медсестрой.

В 1952-м, когда стало ясно, что борьба УПА совсем бесперспективна, наш отряд распустили. Как мне спустя много лет сказал последний командующий УПА Васыль Кук, «розпустили, щоб марно не тратити найкращі сили». Не думаю, что я относился к этим «найкращим силам», но все же внес свою (пусть и очень малую) лепту в украинскую национально-освободительную борьбу.

Отец посоветовал мне ехать в Москву, так как там украинский национализм никого не интересует. Так я оказался во ВГИКе. Сначала поступил на операторский факультет, но через год перешел на режиссерский.

— Вместе с вами учились будущие звезды советского кинематографа. С кем из них вы сблизились, вели творческие споры, водку пили?

— Мастерская Герасимова была режиссерско-актерской, и со мной на курсе учились будущие звезды советского кино Люся Гурченко, Зина Кириенко, Наташа Фатеева. А пил я водку от силы раз 10, и то по не­обходимости. В принципе, я непьющий, но трудно непьющему дружить с таким человеком, как Василий Шукшин. Вася был очень закрыт, но при всем этом со мной держался искренне и дружелюбно. Даже возил меня на свою родину в алтайское село Сростки. Еще мы по его инициативе разгружали бурый подмосковный уголь, чем зарабатывали неплохие деньги. Но Шук­шин свои деньги прогуливал, а я клал на книжку. В связи с этим он меня подначивал: «Я знаю лучший способ хранить деньги». — «Какой?» — «Закапывать в землю!». И хохотал.

— Вы, убежденный украинский националист, могли дружить со стопроцентным москалем?

— А почему я должен русских ненавидеть? Одно дело власть и совсем другое — народ. Вернее, лучшие представители народа. Такие очень русские люди, как Шукшин и мой близкий друг режиссер Эдуард Бочаров, были замечательными и так же, как я, всегда шли против власти и безмозглой толпы. И уж точно не кричали бы в шовинистическом угаре: «Крым наш!».

После «Калины красной» многие решили, что Шукшин когда-то был зеком. На самом деле, биография у него абсолютно правильная, в институте Вася возглавлял факультетскую комсомольскую организацию, а до ВГИКа работал учителем младших классов, потом работником райкома комсомола.

— Кажется, я понимаю, чем вы покорили Киру Георгиевну… Неукротимым бойцовским характером!

— Да нет. Просто я не дурак и она не дура. По-видимому, это нас и свело.

— Хотя началась хрущевская оттепель, браки с иностранками, даже из соцлагеря, вроде бы не очень приветствовались…

— Какие-то проблемы действительно возникали. Но мать Киры состояла в ЦК Румынской компартии, была заместителем министра здравоохранения, и все вскоре решилось. Нам даже дали отдельную комнату в общежитии, что было почти невероятно.

«ЕСЛИ БЫ МЫ НЕ РАССТАЛИСЬ С КИРОЙ, ВРЯД ЛИ БЫ ОНА СТАЛА ТОЙ МУРАТОВОЙ, КАКОЙ ЯВЛЯЕТСЯ СЕЙЧАС»

— В отличие от многих распавшихся кинематографических браков, вы друг о друге никогда ничего плохого не говорили.

— Естественно. Как я могу о Кире отзываться плохо, если она чрезвычайно одаренный человек? А наш развод. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Во всяком случае, ей. Если бы мы не расстались, вряд ли бы она стала той Кирой Муратовой, какой является теперь. Я при моем достаточно агрессивном характере все-таки давил на нее и не давал снимать так, как ей присуще.

После нашего расставания Кира по инерции сняла два прекрасных реалистических фильма — «Короткие встречи» и «Долгие проводы», которые, как это ни странно, не принесли ей тогда ни славы, ни денег. Более того — за замечательные «Долгие проводы» (на мой взгляд, это ее лучший фильм) Киру буквально размазали по стенке. Это была чудовищная несправед­ливость! Но мировая кинематографическая общественность признала и восславила другую Муратову, которая, работая дальше со мной, не смогла бы состояться.

Вы только не подумайте, что я такой уж кондовый реалист. «Суровый Дант не презирал сонета». У меня были изысканные фильмы — «Маленький школьный оркестр», сейчас очень высоко оцененный бонтонной московской кинокритикой, и «Умеете ли вы жить?», который Сергей Параджанов считал урбанистическим вариантом украинского поэтического кино.

К слову, «Маленький школьный оркестр» был абсолютно безосновательно обвинен в «проповеди битничества и пессимизма» и положен на полку, а картина «Умеете ли вы жить?» попала в то же закрытое постановление ЦК КПУ, что и Кирины «Долгие проводы», — за «абстрактный гуманизм» и за то, что «действие могло происходить в любой стране независимо от ее политического строя». Это надо же! В такое теперь даже трудно поверить.

Правда, я успел получить постановочное вознаграждение, а Кира нет. И мне Цент­ра­­льное телевидение дало возможность снять сериал «Старая крепость», а Кира ос­та­­лась без работы и вынуждена была согласиться на должность студийного библиотекаря. Разумеется, я ей платил приличные алименты на нашу общую дочь, но разве для по-настоящему творческого человека это жизнь? Но судьба была к ней справед­лива и возместила все сторицей.

— Признайтесь, вы не только патриотические стихи тогда писа­ли, но и посвященные Кире Георгиевне?

— Не уверен. У меня столь­ко стихов. Думаете, я все помню?

— Патриотические у вас получаются лучше?

— По-видимому. Я главным обра­зом их писал, ког­да меня распирал благородный гнев. Учась во ВГИКе, изготавливал листовки и переправлял в Украину. В них было мно­го моих язвительных и горьких стихов.

В нынешние времена, когда начались жуткие события в Крыму, а потом и на Донбассе, я стал писать и посылать туда массу стихотворных пропагандистских материалов. Уверен, что какое-то, пусть и небольшое, действие они возымели. Тут не место их цитировать, но гарантирую, для информационной войны они совсем не плохи. Я их распространял и на Майдане, и даже какие-то отправлял своим друзьям в Россию, а они распространяли их среди знакомых. Кто-то из них, прочитав мои стишки, матюкался, довольно многим они нравились, и они их в свою очередь тоже распространяли. Это зависит от гражданской позиции: московская и питерская интеллигенция резко разделилась по отношению к Путину и развязанной им войне…

— Кстати, на ранее упомянутом круглом столе вы говорили, что предлагали помощь, причем бескорыстную, нашим нынешним бойцам идеологического фронта. К кому, если не секрет, обращались?

— Вот этого я точно не скажу! И не потому, что кого-то боюсь. Я вообще никого никогда не боялся. Просто не хочу настраивать против себя этих людей в надежде, что они опомнятся и все же используют мой богатейший опыт. Мне действительно не нужны ни должности, ни деньги. А в это власть имущие не верят. Ведь недаром членам нового люстрационно-антикоррупционного органа они будут платить огромные зарплаты, вероятно, для того, чтобы у тех не возникало соблазна брать с люстрируемых коррупционеров взятки.

Все прогнило до такой степени, что истин­но порядочных людей у нас почти не ос­талось. Да еще занимающиеся антипутинской пропагандой в этом вопросе весьма безграмотны, и никакого толку от их усилий не будет. Они, может, опытные и умные, но в каких-то других делах.

Руководить кинематографом, который как вид искусства является мощ­ным средством воздействия на массы, недавно поставили «свободовца» Филиппа Ильенко. Я был уверен, что в ус­ло­виях информационной войны он резко повернет курс на создание высококлассных пропагандистских фильмов, но Ильенко практически стал про­­должателем линии своей предшест­венницы регионалки Ека­­терины Копыловой, стремившейся свес­ти патриотическую тему в нашем кино к минимуму. Она поощряла совсем другую тему: «Скоріш тікайте, хлопці та дівчата, з цієї жахливої країни за кордон!».

А Ильенко, добившись через парламент (когда такое было?!) для весьма сомнительного фильма своего дяди дополнительных 14 миллионов (при том, что уже истрачено столько же), безвольно продолжает политику Копыловой. Вот мы вскоре и увидим целую серию малохудожественных и к тому же абсолютно бесполезных картин. Может, они станут зарабатывать деньги? Нет! У нас мало кинотеатров, и у большинства их владельцев нет никакого желания прокатывать украинское кино.

Ведь американское приносит куда большую прибыль.

Я не уверен, что нашему кинематографу сейчас, когда нет денег, когда идет война, нужны такие фильмы, пусть даже вызывающие у определенной категории зрителей интерес весьма низменного свойства. Недавно выпустили в прокат картину Марины Горбач «Люби меня». Она рассказывает о том, как поехал в секс-тур турок и влюбился в украинскую проститутку. Причем Турция показана раем на земле, а Украина грязным болотом.

Не спорю, у нас все не так уж хорошо. Но зачем же топтать себя и сечь, как пресло­вутая унтер-офицерская вдова? Мне эта кар­тина по ее художественному качеству не нравится, но я бы промолчал, если бы она не содержала (как и киноальманах «Украина, гуд­бай!») прямого призыва к молодежи поскорее бежать из Украины куда глаза глядят.

— А правда, что вы по поводу ситуации в кинематографе год назад написали письмо младшему сыну Януковича?

— Ну и что? Он мне через общих знакомых ответил, что ни к Копыловой, ни к дерибану киноденег никакого отношения не имеет. Хотя это явно не соответствовало действительности. Ведь Копылова неоднократно хвасталась, что он шефствует над ней. Вряд ли она могла себе позволить присваивать все деньги, которые ей отмусоливали с фильмов.

Случай с фиктивным финансированием российского фильма «В субботу» пролил свет на ее темные дела. В СБУ даже было заведено уголовное дело на Копылову, благополучно прикрытое генпрокурором Пшонкой по просьбе тогдашнего главы СБУ генерала Игоря Калинина, к которому по этому поводу обратился младший Янукович. Я видел по телевизору, как люди, во время революции ворвавшиеся в кабинет Пшонки, нашли на его столе это дело с резолюцией: «Прекратить!».

— Как же вы настолько расхрабрились, что написали сыну Януковича резкое письмо?

— А чего мне бояться? Я уже прожил поч­ти 80 лет. От того, проживу я на два года больше или на два меньше, ничего не изме­нится. А вот наличие элементарной чест­нос­ти и маломальского патриотизма в Ук­ра­ине меня по-прежнему очень волнует. Вот и «пручаюсь» как могу. Правда, пока с минимальным успехом.