Денежное довольствие в ркка

Размер окладов денежного содержания командного состава РККА

Одновременно с демобилизацией старой армии советское правительство отменило прибавки к денежному содержанию и единовременные денежные пособия офицерам, военным чиновникам и духовенству, как в армии, так и на флоте. Квартирные деньги и деньги за наем прислуги, выплачивавшихся семьям офицеров, военных чиновников, врачей и духовенства так же отменялись. На членов этих семей было распространено положение, установленное для семей солдат. Была отменена выплата походных и полевых порционов и фуражных денег. Отменялись также усиленные и гвардейские оклады денежного содержания. К началу Гражданской войны солдаты получали 50 рублей деньгами и натуральное довольствие, а комсостав – оклады, установленные в 1918 году по семи разрядной сетке, а еще было введено путевое довольствие военнослужащих.

В годы Гражданской войны была проведена первая реформа денежного довольствия военнослужащих. Она заключалась, во-первых, в том, вводились два тарифа: строевой и административный. По-строевому, более высокому выплачивались оклады офицерам войскового звена, занимавших строевые должности. Во-вторых, оклады подразделялись на основные и боевые. Боевые полагались военнослужащим воинских частей, расположенных во фронтовой полосе. После окончания Гражданской войны в 1923 году были введены два тарифа: один – для военнослужащих срочной службы, другой – для комсостава (среднего, старшего и высшего). Оклады зависели не только от разряда должности, но и места расквартирования воинской части, поскольку было установлено два территориальных пояса.

С июля 1929 года денежное содержание состояло из категорийного (основного) и должностного (дополнительного) окладов.

Приказом РВСР СССР 1933 г. № 130 было введено первое Положение о денежном довольствии. С введением в 1935 году персональных воинских званий (лейтенант, старший лейтенант и т. д.) вместо окладов по категориям были установлены единые штатно-должностные оклады. Денежное довольствие военнослужащих было окончательно отделено от заработной платы рабочих и служащих.

В 1935 году вводится процентная надбавка за выслугу лет на должностях комсостава в размере от 5% до 25%. Эта надбавка модернизируясь выплачивается поныне.

В 1938 году СНК СССР установил новые штатно-должностные оклады содержания. В основе схемы по основным типовым должностям лежала вводимая 31 разрядная сетка тарифная сетка с окладами от 550 рублей по первому разряду и до 3200 рублей по тридцать первому.

В 1940 году в перечне расходов воинских частей появился наградной фонд для выдачи наград в денежном выражении и приобретения ценных подарков личному составу.

Наконец, в эти годы, особенно предвоенные размер должностных окладов все больше ставился в зависимости от рода войск и технической оснащенности воинских частей.

Избирательное право в Древней Руси
В Древней Руси была развита прямая демократия в виде вечевых собраний, что свидетельствовало о борьбе народа за экономическую и политическую независимость от княжеской власти. Первый период развития вече совпадает по вр .

Признаки зарубежных федераций
Суверенитет. Субъекты не обладают полным суверенитетом Вопрос о конституциях субъектов. Вопрос о конституциях штатов решается по-разному. В одних странах наряду с федеральной конституцией есть и конституция субъектов, В .

Оплата воинского труда

Денежное содержание советских военнослужащих

В России воинский труд всегда оплачивался весьма скудно. Люди далекие от армии никогда не могли и представить себе, насколько мало вознаграждается труд людей, носящих погоны. Всегда считалось, что военные получают очень много. Однако это не так.

Еще до революции 1917 года офицеры получали просто нищенское содержание. Генерал Зайончковский П.А. в своей книге «Самодержавие и русская армия на рубеже XIX — XX столетий» приводит такие данные — поручик армии (старший лейтенант) получал в 1913 году 40 руб. в месяц. Для сравнения — средняя зарплата заводского рабочего составляла 35 руб., зарплата квалифицированного рабочего составляла от 80 до 200 руб.

Еще хуже обстояло дело с жалованьем солдата. Без финансовой помощи из дому даже в гвардии солдат просто голодал. Граф Игнатьев в книге «Пятьдесят лет в строю» пишет, что он, будучи офицером лейб-гвардии Кавалергардского полка, был вынужден всю свою офицерскую зарплату тратить на добавочное питание солдат своего эскадрона, а жить на собственные средства (он происходил из одной из знатных и богатых семей России).

В Красной, а позднее Советской Армии положение с оплатой воинского труда было едва ли многим лучше. Считалось, что солдат находится на полном государственном обеспечении и деньги ему вроде, как и не к чему. В первые годы советской власти основной упор в поощрении воинского труда делался на моральные факторы (благодарности, почетные грамоты, фотография на фоне развернутого боевого знамени части, занесение на Доску Почета, занесение в Книгу Почета части, слеты отличников РККА, приемы отличившихся командиров в Кремле и т.п.).

К середине тридцатых годов положение несколько меняется. К моральным поощрениям добавляются и материальные. Автор встречает в праздничных приказах наркома обороны такие виды поощрений: наградить годовым (полугодовым, трехмесячным, месячным, полумесячным) окладом денежного содержания, наградить охотничьим ружьем, наградить личным автомобилем. Однако подобные поощрения чаще касаются лиц высшего командного состава, полярных летчиков, летчиков-испытателей.

В годы Великой Отечественной войны деньги и денежное содержание в значительной мере утратили свое значение. С одной стороны на фронте негде было что-то купить и солдаты, офицеры отправляли обычно свое денежное содержание в тыл своим семьям (собственно отправлялся финансовый документ под названием «денежный аттестат», а члены семьи в местном военкомате уже получали жалованье своего мужа, отца). Но и в тылу эти деньги также не играли существенной роли в жизни семей военнослужащих. Любых денег хватало с избытком, чтобы выкупить пайковой хлеб по карточкам и никаких денег не хватало, чтобы купить что-либо в коммерческом магазине или на рынке. Моя мать вспоминала, что денег, присылаемых ежемесячно отцом (майор, командир стрелкового батальона) хватало, чтобы купить на рынке 3-4 литра молока или 1-2 буханки черного хлеба.

С окончанием войны положение с финансовым обеспечением военнослужащих значительно улучшилось. В сравнении с мизерной зарплатой рабочих и служащих и полным отсутствием таковой у колхозников даже зарплата сверхсрочнослужащего сержанта представлялась весьма значительной. Именно в первые послевоенные годы и родился миф о невероятно высокой зарплате военных да еще притом, что армия их одевает.

Теперь конкретные цифры. В 1966-88 годах денежное довольствие солдат и сержантов определялось несколькими тарифными разрядами по занимаемой должности. Звание от рядового до старшины на размер денежного довольствия не влияло. Солдат получал в месяц 3 рубля (Для понимания размеров этой суммы — пачка сигарет «Прима» 14 коп., бутылка водки 2р.87коп., батон сдобного хлеба 22 коп., килограмм вареной колбасы 2р.20коп., бутылка пива 37 коп., килограмм картошки -10 коп.).

Кроме того солдату выдавалось в месяц 80 коп. на сигареты. При службе за границей табачные деньги не выдавались (взамен выдавалось 12 пачек сигарет в месяц), а денежное довольствие увеличивалось вдвое — 6 руб. и выдавалось в местной валюте (для сравнения — в Чехословакии банка крабов 2 руб, бутылка пива 17 коп., бутылка Coca-Cola 8 коп., литр молока 10 коп.).

Сержанты в зависимости от должности получали от 8 до 30 руб. в месяц.

Курсанты военных училищ на первом курсе 8-50, на втором 10-80, на последующих 15-80.

К этому денежному довольствию добавлялось вознаграждение за квалификацию (так называемая надбавка за классность). Специалисту 3 класса надбавки не было. Специалист 2 класса получал добавочно к жалованью 5 рублей, 1 класса 10 рублей.

При следовании в отпуск и обратно, в командировку, и других поездках взамен продовольственного пайка выдавались так называемые продпутевые деньги в размере 1 руб.30 коп. на сутки. При нахождении вне части (где невозможно питание из войсковой кухни) взамен пайка выдавалась его стоимость в размере 87 коп. в сутки.

Солдаты и сержанты, совершающие прыжки с парашютом за каждый прыжок получали дополнительные деньги (как шутили солдаты — «за обо…ные штаны»). Размер этого вознаграждения автору точно неизвестен. Солдаты и сержанты водолазы за каждый спуск под воду также получали дополнительное вознаграждение. Размер его зависел от глубины погружения и времени работы под водой. Например, водолаз-глубоководник за каждый спуск на глубину более 70 метров получал за один спуск 180 руб. Существовали также надбавки за полеты в стратосферу в составе экипажей самолетов.

Кроме этих вышеперечисленных выплат, солдат и сержант в качестве поощрения за успехи в боевой и политической подготовке мог получить приказом командира части денежную премию или ценный подарок. Однако размер премии или стоимость подарка ограничивалась суммой в 10 руб. и на весь полк (1500 человек) финансовые органы выделяли не более 200 рублей на год.

Несколько иначе оплачивался труд офицеров. Денежное довольствие складывалось из оклада за звание (лейтенант 50 руб. и примерно плюс по 10 руб. за каждое следующее звание), оклада за должность (командир взвода 130 руб. и примерно плюс по 10-20 руб за каждую вышестоящую должность), надбавки за выслугу лет (10% после первых двух лет офицерской службы и затем по 5% за каждые следующие 5 лет, но всего не более 25%) и стоимости продовольственного пайка (фиксированно 20 руб.). Существовали еще надбавки за службу в отдаленной местности (15%), за службу на Крайнем Севере, Камчатке, Сахалине, пустыне, за границей (от 50 до 100%). Причем при службе за границей один оклад выдавался в местной валюте, а второй шел на сберкнижку в СССР советскими деньгами. Из всех сумм удерживался подоходный налог 13%.

Проезд к месту проведения отпуска и обратно бесплатный. В командировках выплачивались командировочные в размере 2 руб.50 коп. в сутки плюс оплата гостиницы но не более 3 руб.70 коп. за сутки. Но при командировках с личным составом никаких командировочных не выплачивалось. Во время проведения полевых учений выплачивались так называемые полевые деньги 1 руб. за сутки, но за питание из солдатской кухни удерживалось из оклада 87 коп. за сутки. Существовали надбавки за прыжки с парашютом (в семидесятые годы в сухопутных войсках из числа офицеров полкового звена не прыгали, пожалуй, только финансисты), за водолазные спуски. За классность никаких надбавок не было.

Существовали надбавки за особые условия службы (работа с источниками ионизирующих излучений, работа с отравляющими веществами и токсичными компонентами ракетного топлива и т.п.).

Кроме этих вышеперечисленных выплат, офицер в качестве поощрения за успехи в боевой и политической подготовке мог получить приказом командира части денежную премию или ценный подарок. Однако размер премии или стоимость подарка ограничивалась суммой в 30 руб. и на весь полк (около 200 офицеров) финансовые органы выделяли не более 600 рублей на год.

Для того, чтобы у читателя сложилось целостное впечатление скажу, что в 1970 году на Дальнем Востоке лейтенант командир взвода первого года офицерской службы получал 178 руб. в месяц. Для сравнения — билет на самолет Москва-Хабаровск стоил 108 руб., такси от аэропорта Домодедово до города Ярославля 78 руб, обед (без вина) в московском ресторане 3-5 руб.

Невозможно в краткой статье изложить все особенности денежного довольствия военнослужащих, всех их категорий. Здесь я не освещал вопросы оплаты моряков, летчиков.

Как оплачивается воинский труд сейчас, писать просто не хочу. Скажу только, что каждый рубль, сэкономленный на оплате солдатского, офицерского труда отливается народу цинковыми ящиками (грузом 200).

Литература.

1.Зайончковский П. А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX- XX столетий. 1881- 1903. Москва. Военное издательство 1973.
2. Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. Москва. Военное издательство 1986г.
3. Положение о финансовом довольствии в Советской армии и Военно-Морском Флоте. Приказ МО СССР № 375-68.
4. Положение о прохождении воинской службы офицерами Советской армии и Военно-Морского Флота. Приказ МО СССР № 200-67.
5. Справочник офицера Советской армии и Военно-Морского флота. Москва. Военное издательство 1970г.
6. Справочник офицера Советской армии и Военно-Морского флота по законодательству. Москва. Военное издательство 1976г.
7. Приказ ГК ВМФ № 5-1977 «О водолазных спусках».
8. Приказ МО СССР № 105-77 «Положение о войсковом хозяйстве Вооруженных Сил СССР.
9. Приказ МО СССР № 85-84 «Положение о материальной ответственности военнослужащих за ущерб. причиненный государству».
10. Устав внутренней службы ВС СССР. Москва Военное издательство 1965г.

Цена Победы в рублях: финансовые и материальные стимулы Великой Отечественной

Владимир Тольц: В нашей московской студии – Александр Меленберг. Мы продолжаем обсуждение документов, связанных с войной и 65-летием Победы. Сейчас речь пойдет о финансовом ее обеспечении. Но не о затратах на закупку техники и продовольствия по ленд-лизу – об этом много уже и не раз говорили и писали, — а о стимулировании, так сказать, ратного труда солдат и офицеров. О человеческом факторе. Советско-нацистская война сломала привычный ритм жизни огромных масс людей. У большинства из них была так или иначе оплачиваемая работа, семьи, родители, находившиеся на их иждивении… Ну, и понятный интерес к зарабатыванию денег. И с началом войны перед властью возникла новая проблема: как стимулировать массы граждан, облеченных в военную форму, к выполнению новых заданий в новых условиях? Ясно же, что один агитпроп и естественное патриотическое чувство обеспечить решение этих задач были не в состоянии.

Александр Меленберг: Между тем, проходил месяц за месяцем большой войны, а Красная армия оставалась на окладах мирного времени. До войны денежное довольствие бойцам выплачивалось в зависимости от занимаемой должности и продолжительности срока службы. Рядовой на первом году службы получал 8 рублей 50 копеек в месяц, на втором и третьем – 10 рублей. Это негусто. Особенно по отношению двух продуктов, на которые с интересом смотрели воины рабоче-крестьянской Красной армии, — мороженое тогда стоило 5 рублей, бутылка водки – 11.50. Сержант, командир отделения на первом и втором году службы имел 17 рублей 50 копеек, а на третьем уже существенно больше – 100 рублей в месяц. У офицерского состава оклады были твердыми и тоже целиком зависели от занимаемых должностей: командир взвода получал 625 рублей, ротный – 750, комбат – 850, а командир полка уже более солидно – 1200 рублей в месяц, комдив – 1600 рублей.

Владимир Тольц: Тут следует напомнить, а точнее, сообщить, поскольку кто уже это теперь может припомнить, что средняя зарплата гражданских лиц в целом по стране на июнь 1941 года составляла 330 рублей.

Александр Меленберг: Красная армия рассматривалась Сталиным и компанией как часть репрессивного аппарата, и ее начсостав был тривиально прикормлен.

Владимир Тольц: Ну, прикормлен – не прикормлен, а действительно хорошо оплачивался. Деньги у офицерского состава были. Накапливались даже, поскольку при советской экономической системе «дефицита» товаров и услуг командирское жалование целиком и сразу потратить на повседневные нужды было почти невозможно В совокупности с другими факторами это превращало командиров Красной армии не только в состоятельную, но и в привилегированную прослойку Ну, а это в свою очередь входило в конфликт с партийными представлениями рядовых политработников о социальной справедливости.

«Из доклада военного комиссара Орловского военного округа Толмачева в Политуправление РККА, август 1940 года:
«Проверкой подтверждается, что в каждом гарнизоне от 60 до 80 семей имеют домработниц, положение которых граничит с положением батрачки, работа которых зависит от прихоти жены командира. Никто из семей их не регистрирует в профорганизациях, договора не заключены, платят нищенскую зарплату по 25-30 рублей. Что наиболее позорно, домработницами работают дети 13-15 лет по 12-15 часов без выходных и отпусков».

Александр Меленберг: Итак, с началом войны армии оставили оклады мирного времени. Правда, уже с 23 июня вводились так называемые «полевые деньги»: для тех, кто получал менее 40 рублей в месяц, полагалась прибавка на 100 процентов; для получавших от 40 до 75 рублей – 50 процентов; свыше 75 рублей, то есть у офицеров, прибавка была 25 процентов.
Полевые деньги выплачивались исключительно тем, кто находился на передовой. Как только часть отводилась пусть даже в ближайший и обстреливаемый тыл выплата «полевых» тут же прекращалась. Однако в хаосе первых месяцев войны не только эту прибавк3, но и основное жалование зачастую не платили.

Владимир Тольц: Однако, довольно скоро власть (какова тут роль верховного главнокомандующего – судить не берусь) пришла к выводу, что при колоссальном взвинчивании цен в тылу былые командирские привилегии уже не являются для комсостава достаточным стимулом в борьбе «за советскую Родину». Особенно наглядно это проявилось в среде «сталинских соколов» — офицеров ВВС, перед войной, может быть, самой холимой и лелеемой части военной элиты советского общества. Недовольство «летунами» и поиски новой системы стимулирования отразились в специальном приказе Народного комиссара обороны СССР за № 0299 от 19 августа 1941 года, озаглавленном «О порядке награждения летного состава ВВС РККА за хорошую боевую работу и о мерах борьбы со скрытым дезертирством среди военных летчиков».

«Для поощрения боевой работы летного состава ВВС РККА, отличившихся при выполнении боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом, ПРИКАЗЫВАЮ:
В истребительной авиации. Установить денежную награду летчикам — истребителям за каждый сбитый самолет противника в воздушном бою в размере 1000 рублей…
За выполнение 40 боевых вылетов летчик-истребитель представляется к высшей правительственной награде — званию Героя Советского Союза и получает денежную награду 5000 рублей».

Владимир Тольц: Прошло полгода войны, ситуация уже не казалось такой обреченной как вначале и власть предержащие нашли разумным поощрить начсостав среднего звена армии. Государственный Комитет обороны издал совершенно секретное Постановление от 11 января 1942 года:

«В связи с возросшим значением командиров полков и дивизий в условиях современной войны Государственный Комитет Обороны в целях улучшения их материально-бытового положения постановляет:
Повысить оклады содержания: командирам и военным комиссарам дивизий с 1600 до 2200 рублей в месяц; командирам и военным комиссарам полков с 1200 до 1800 рублей в месяц».

Александр Меленберг: А «рядовой пехотный Ваня» так и остался при своих 8-ми с полтиной целковых. Ежели на «передке» в течение месяца не убьют, что уже за счастье, то с 17 рублями. Опять же, если их удастся получить.
Военный финансист, ветеран войны Степан Морозов вспоминал:

«К сожалению, не все финансовые работники были честными людьми. Некоторые из них занимались подделкой подписей военнослужащих в раздаточных ведомостях и получали за них содержание за месяц, в который они погибли. Иногда присваивались материальные ценности, изъятые у тяжелораненых…»

Владимир Тольц: Командир взвода или старшина роты должны были сдавать деньги и ценности погибших солдат начфину полка, (начальнику финансовой службы). Тот выписывал квитанцию о приеме и высылал сданное семье. Так должно быть в идеале. Но далеко не всегда было именно так. Финансовая система армии была устроена таким образом, что соблазна и возможностей для людей нечестных и нечистых на руку присвоить чужие деньги в ней было предостаточно. И этот соблазн даже оправдывался неким общим рассуждением: зачем мертвому деньги.

Александр Меленберг: На девятом месяце войны, в условиях фронтового затишья государство впервые провело глобальную ревизию действующей армии.

«Из приказа наркома обороны № 0215 от 25 марта 1942 года:
«Народным Комиссариатом Государственного Контроля Союза ССР в январе 1942 года произведена проверка планирования, расхода и учета денежных средств в соединениях, частях и учреждениях…
Установлены многочисленные случаи незаконного расходования и прямого хищения денежных средств.
В штабе Южного фронта за декабрь месяц 1941 года израсходовано на содержание сверхштатного состава 265 тысяч рублей. В штабе 38-й армии Юго-Западного фронта с целью скрытия от государства, списаны в расход без оправдательных документов остатки средств 1941 года по наградному фонду и фонду пособий – 39,9 тысячи рублей…
Начальник финансовой части штаба 38-й армии (Юго-Западный фронт) Ермоленко присвоил 7,5 тысяч рублей, а начальник финансовой части штаба 40-й армии (Юго-Западный фронт) Прокопчук – 5,9 тысячи рублей».

Александр Меленберг: После издания этого приказа усилился контрольно-ревизионный надзор за финансовой деятельностью частей и подразделений. А в качестве наиболее эффективной меры, было решено в действующей армии вообще отказаться от работы с наличкой.

Владимир Тольц: На всех фронтах, где только возможно, были развернуты полевые отделения Госбанка СССР. Военнослужащим в добровольно-принудительном порядке предлагалось оформить все имевшиеся на руках деньги как банковские вклады. Или же доверить финансовым органам отсылать получку почтовыми переводами родственникам. Предлагался и еще один вариант: досрочно погашать подписку на Госзаймы. Надо сказать, что вот эта акция – подписка на государственные займы – в действующей армии также носила добровольно-принудительный и стопроцентный охват.

Александр Меленберг: После приказа № 0215 во многих частях пошли еще дальше. По воспоминаниям фронтовиков, выдача зарплаты (тех самых несчастных 8-ми с полтиной) происходила одним и неизменным способом: финансист выкладывал на стол две ведомости, к ним тянулась вереница бойцов, они расписывались сначала в получении денежного довольствия, а потом в добровольной его сдаче в Фонд обороны.

Владимир Тольц: Пять лет назад, к 60-летнему юбилею Победы, министр финансов Алексей Кудрин опубликовал любопытную статью под названием «Финансовая системы страны в годы Великой Отечественной войны». В ней Кудрин подсчитал, что за годы войны бойцы действующей армии, так сказать, «добровольно» перечислили в Фонд обороны 8,4 миллиона рублей и еще на 11 миллионов приобрели облигаций государственного займа. А вообще, за войну обязательные и добровольные взносы населения достигли 270 миллиардов рублей, что составило более 26 процентов всех доходов государственного бюджета.

Александр Меленберг: Лихо! Граждане, припухая от недоедания, на четверть наполнили бюджет Советского Союза своими кровно заработанными на фронте и в тылу деньгами. Детство моих родителей пришлось на войну. И главное их воспоминание: постоянно хотелось есть.

Владимир Тольц: Ну, документы 1941-43 годов подтверждают: есть советским людям хотелось и на фронте, и в тылу.

«Из приказа наркома обороны № 053 от 24 января 1943 года:
Проверкой, произведенной Главным Политическим управлением Красной Армии, установлено:
. Питание бойцов в ряде частей, несмотря на полное наличие продуктов на складах и базах, организовано плохо; имеется немало случаев, когда воры и мошенники безнаказанно обкрадывают красноармейцев, выдавая им хлеба меньше положенной нормы, закладывая в котел неполное количество положенных по раскладке продуктов.
Та, бойцы 238-й, 262-й стрелковых дивизии Калининского фронта во время марша в течение 3-5 дней получали по 300-350 граммов сухарей в сутки. Бойцы 32-й и 306-й стрелковых дивизии и 48-й мехбригады в течение пяти дней не получали даже хлеба. В результате острого голодания у многих бойцов появились различные заболевания, а в 279-й стрелковой дивизии в ноябре месяце на почве недоедания умерло 25 человек…
«

Александр Меленберг: Сегодня наша тема связана с приближающейся датой 65-летия Победы. Мы сформулировали ее беспафосно, приземленно и, может быть, неожиданно для юбилея – «Цена Победы в рублях».
Мы читаем сухие строки приказов и постановлений верховной власти и размышляем о финансовых и материальных стимулах Великой войны 1941-45 годов.

Владимир Тольц: Только что прозвучал приказ наркома обороны от января 1943 года. Его содержание показывает, что, несмотря на достаточно высокие нормы отпуска продуктов, бойцы на фронте испытывали, скажем так, неприятное чувство голода. По крайней мере, до начала 1943-го года.
Вернемся к системе финансового стимулирования Великой войны. Из документов ясно, что Сталин довольно скоро осознал: оставить Красную армию на денежном довольствии мирного времени невозможно и следует усилить денежную компоненту стимуляции хотя бы важнейших в тактическом отношении структур Красной Армии.

Александр Меленберг: В мае 1942 года появилось Постановление Государственного Комитета обороны «О повышении оплаты и присвоении званий рядовому, младшему и среднему начсоставу пулеметных частей и подразделений». Эта мера проводилась, как было сказано в постановлении, «в целях более эффективного использования пулеметного оружия».

Владимир Тольц: С 1 мая 1942 года рядовой боец подразделений станковых пулеметов получал в месяц 17 рублей, то есть в два раза больше, чем его собрат, точно такой же пехотинец. А сержант, командир отделения или, как тогда его называли, начальник пулемета, теперь расписывался в ведомости за 35 рублей в месяц. Также в два раза больше, чем сержант-пехотинец. Командир пулеметной роты получал 800 рублей – на 50 больше, чем ротный «царицы полей».

Александр Меленберг: Даже боец с закрепленным за ним ручным пулеметом теперь получал 12 рублей 50 копеек. С 1 мая 1942 года стимулировали труд снайперов. Всем снайперам присваивали звание ефрейтора с окладом 25 рублей в месяц. А снайпер-сержант получал 35 рублей, в то время как такой же сержант в пехоте имел 17.50.

Владимир Тольц: После двух лет войны власти наконец-то решились стимулировать эффективные действия против рода войск, в котором немцы до тех пор имели преимущество. Появился приказ наркома обороны №0387 от 24 июня 1943 года – о выплате премий за каждый подбитый или подожженный танк противника. Наводчику противотанкового ружья, командиру и механику-водителю танка, командиру и наводчику артиллерийского орудия выплачивалось в этом случае по 500 рублей. А бойцу, подбившему либо поджегшему немецкий танк гранатой или «коктейлем Молотова», – 1000 рублей.

Александр Меленберг: По моему скромному мнению, именно премии за подбитый танк противника являются наиболее значимым выражением цены Победы в рублях. И появился этот стимул вовремя – аккурат накануне Курской дуги. Где исход сражения решили исключительно танки. А вот что, если бы Сталин ввел этот приз – тысяча рублей за подбитый танк – с самого начала войны? Может быть, и масштабы битвы под Москвой были бы иными…

Владимир Тольц:
Ну, история, Александр, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

Александр Меленберг: Не терпит. Зато история приветствует сравнительный метод. Как, к примеру, обстояло дело с жалованием у противника? В Германии каждый военнослужащий во время войны получал дополнительный оклад – так называемый Wehrsold. Для рядового солдата он равнялся 30 рейхсмаркам в месяц. Этот заработок с немецкой педантичностью выплачивался ежемесячно авансом, казначей части вручал его каждому непосредственно в руки. Гауптман (капитан) имел 95 рейхсмарок, оберст (полковник) – 150.
В дополнение к этой, так сказать, несгораемой сумме каждый военнослужащий Вермахта получал эквивалент своего мирного жалованья, которое состояло из основной зарплаты, пособия на детей и еще одной надбавки за военное время. Кроме того, за участие в боевых действиях все, от солдата до генерала, получали ежедневно 1 рейхсмарку. Эта часть жалования выплачивалась тылом, а именно – ближайшей к месту жительства получателя военной комендатурой. И сразу за два месяца вперед. Эта сумма переводилась на личный счет военнослужащего или его семьи.

Владимир Тольц: Ну, тенденция понятна. И заметьте, эта система оплаты солдат и офицеров Третий рейх не спасла…
Давайте теперь поговорим еще об одном стимуле «ратной доблести», применение которого разительно отличало Красную армию не только от противников, но и от союзников. Знаменитые «фронтовые сто грамм»…

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 22 августа 1941 года «О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии».
Установить, начиная с 1 сентября 1941 года выдачу 40-градусной водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейца и начальствующему составу войск первой линии действующей армии.
Председатель Государственного Комитета Обороны И.Сталин».

Александр Меленберг: Надо сказать, что «фронтовые сто грамм» не всегда были ста граммами, а в ходе войны варьировались – как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1942 года «О порядке выдачи водки войскам действующей армии».
Прекратить с 15 мая 1942 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии.
Сохранить ежедневную выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в боевых действиях против немецких захватчиков, увеличив норму выдачи водки военнослужащим этих частей до 200 граммов на человека в день».

Владимир Тольц: Не прошло и месяца, как последовало новое распоряжение насчет «фронтовых ста грамм». Гораздо более драконовское по отношению ко многим привыкшим «остограммливаться» воинам.

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 6 июня 1942 года «О порядке выдачи водки войскам действующей армии».
Во изменение постановления ГКО от 11 мая сего года Государственный Комитет Обороны постановляет:
Прекратить с 15 мая 1942 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии.
Сохранить ежедневную выдачу водки в размере 100 грамм военнослужащим только тех частей передовой линии, которые ведут наступательные операции».

Александр Меленберг: Неудачи летней кампании 1942 года и уже начавшиеся тяжелые бои под Сталинградом заставили советское начальство вновь пересмотреть вопрос об одном из основных стимулов войны.

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 12 ноября 1942 года «О выдаче водки войсковым частям действующей армии с 25 ноября 1942 года».
Начать с 25 ноября 1942 года выдачу водки войскам действующей армии в следующем порядке:
— по 100 грамм на человека в сутки: подразделениям, ведущим непосредственные боевые действия и находящимся в окопах на передовых позициях; подразделениям, ведущим разведку; артиллерийским и минометным частям, приданным и поддерживающим пехоту и находящимся на огневых позициях; экипажам боевых самолетов по выполнении ими боевой задачи;
— по 50 грамм на человека в сутки: полковым и дивизионным резервам; подразделениям и частям боевого обеспечения, производящим работы на передовых позициях; частям, выполняющим ответственные задания в особых случаях (постройка и восстановление мостов, дорог и проч. в особо трудных условиях и под огнем противника) и раненым, находящимся в учреждениях полевой санитарной службы, по указанию врачей».

Владимир Тольц: Как только миновала гроза, и Сталинград был спасен, верховный главнокомандующий опять начал экономить на насущных потребностях своих солдат. К тому же закончился очередной зимний период войны.

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 30 апреля 1943 года «О порядке выдачи водки войскам действующей армии».
Прекратить с 3 мая 1943 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии.
Выдачу водки по 100 грамм в сутки на человека производить военнослужащим только тех частей передовой линии, которые ведут наступательные операции, причем определение того, каким именно армиям и соединениям выдавать водку, возлагается на Военные советы фронтов и отдельных армий».

Александр Меленберг: Когда наступающие части подкатились к Днепру, и опять замаячила перспектива неприятного купания в осенней воде «Восточного вала», Сталин вновь смилостивился к своим солдатам.

«Совершенно секретно. Постановление Государственного Комитета Обороны от 23 октября 1943 года «О выдаче водки войсковым частям действующей армии».
Установить выдачу водки войсковым частям действующей армии с 25 ноября 1943 года по 15 марта 1944 года в следующем порядке:
а) по 100 грамм на человека в сутки: подразделениям, ведущим непосредственно боевые действия и находящимся в окопах на передовых позициях.
б) по 50 грамм на человека в сутки: полковым и дивизионным резервам; подразделениям и частям боевого обеспечения…»

Владимир Тольц: Здесь идет дублирование, повторение в общих чертах Постановления ГКО годичной давности от 12 ноября 1942 года. На носу очередной зимний период войны – и нормы выдачи водки вновь увеличены.

Александр Меленберг: Эти нормы «фронтовых ста грамм» сохранились до конца войны. То есть действовали и в летнюю кампанию 1944 года. Думается, Сталин не стал «зажимать» водку для фронтовиков, как раз исходя из принципа поощрения. Дал этакий «пряник» потенциальным победителям, дабы легче переносили трудности похода в Европу, шли туда с храбрым сердцем, но с рассеянным вниманием.

Владимир Тольц: Ну, пряник – не пряник, а фронтовые 100 грамм свою роль положительного стимула сыграли. Но и алкоголизировали послевоенное общество тоже. А еще изумили союзников – в мемуарах генерала Брэдли, да и Эйзенхауера тоже есть строки о том, что после встречи на Эльбе американские офицеры, ехавших брататься с советскими, обязаны были – это приказом было предписано – наедаться сливочным маслом заранее, иначе русский масштаб выпивки им было не выдержать…

Как и сколько платят «за погоны»?

Вы прочитаете этот материал за 18 минут.

За последние более чем 100 лет офицеров было сложно причислить к обеспеченной категории населения. При СССР уровень офицерских доходов мог выглядеть привлекательным лишь на фоне бедности прочих сограждан.

Фальшивый блеск империи.

В системе денежного содержания военнослужащих Российской империи выплат по воинским званиям не было, так как воинские чины соответствовали должностям, например, полковник был полковником только пока командовал полком. Денежное содержание офицеров русской армии было довольно скудным. Так, в книге генерала П.А.Зайончковского «Самодержавие и русская армия на рубеже XIX-XX столетий» указывается, что денежное содержание поручика в 1913 г. составляло 40 руб. в месяц, что равнялось зарплате фельдшера или старшего дворника. В это же время средняя зарплата в империи была 23 руб., средняя зарплата заводского рабочего – 35 руб., зарплата квалифицированного рабочего – от 80 до 200 руб., зарплата учителя начальной школы – 25 руб., городового – 20,5 руб.

Советский период: начальный этап.

Не было выплат по воинским званиям или чинам, как и самих воинских званий, и в первые годы Советской власти. Приказом Наркома по военным делам от 14 декабря 1917 г. № 36, все чины военного ведомства упразднялись, а служебное положение каждого военнослужащего определялось должностью. В этой связи предполагалось издать закон о денежном довольствии, а до его издания этим же приказом местным воинским комитетам разрешалось своими постановлениями осуществлять выплату авансов лицам, занимавшим штатные должности, в сумме от 50 до 300 руб. в счет полагавшегося им должностного жалования.

Начавшаяся вскоре гражданская война, а затем и иностранная интервенция потребовали для защиты советской власти создания регулярной армии, чего не мог обеспечить добровольный принцип ее комплектования и выборность командного состава. Поэтому приказом Высшего Военного Совета от 21 марта 1918 г. в РККА отменялось выборное начало, а постановлением ВЦИК от 29 мая 1918 г. был провозглашен переход от добровольного принципа комплектования к всеобщей мобилизации рабочих и крестьян.

Была введена отдельная табель месячных окладов командного состава РККА, должности которого были разделены на семь разрядов. В соответствии с табелью должностной оклад командиров РККА составлял: высших строевых начальников – 1000 руб., начальника дивизии – 900 руб., командира бригады – 800 руб., командира полка – 700 руб., батальонного командира и ему равных – 600 руб., ротного командира – 550 руб., взводного командира – 450 руб. в месяц. Должностной оклад Главкома всеми Вооруженными силами РСФСР составлял 5000 руб., начальника Генерального штаба РВСР – 3500, адъютанта при Главкоме – 1600. Также приказом были установлены добавочные виды довольствия и путевое довольствие.

Красноармейцам оклады жалования были установлены Декретом Совнаркома от 27 февраля 1919 г. – с 1 марта 1919 г. по основному окладу до 250 руб., по боевому – до 350 руб.; Декретом Совнаркома от 22 июля 1919 г. – с 1 августа 1919 г. по основному до 300 руб., по боевому – до 400 руб.

В сентябре 1919 г. для военнослужащих РККА были установлены две категории тарифов денежного содержания – строевой и административный. По строевому, состоявшему из 18 разрядов, разделенных на основные, боевые, морские и боевые для флота оклады, устанавливались оклады военнослужащим строевых должностей, по административному – центральных и окружных органов военного ведомства, военкоматов, предприятий и учреждений. Таким образом, впервые были установлены различные оклады для командного и административно-хозяйственного состава Вооруженных сил.

Однако в феврале 1923 г. был введен единый военный тариф. Одновременно было определено, что до стабилизации рубля и оздоровления экономики военнослужащим устанавливаются натуральные виды довольствия – пайки, равные ранее установленным рабочим и служащим государственных предприятий и учреждений.

После утверждения в 1924 г. Положения о прохождении военной службы, которым определялись условия несения службы разными категориями военнослужащих, вместо единого военного тарифа, по которому разница между окладами рядового и начальствующего состава была незначительной, были введены две тарифные сетки денежного довольствия: 9-ти разрядная – для красноармейцев и младшего начальствующего состава, проходящих военную службу по призыву и 19-ти разрядная – для среднего и высшего командно-начальствующего состава. Кроме того, с введением сверхсрочной службы устанавливаются отдельные оклады для этой категории военнослужащих. Также была введена и система воинских служебных категорий – от низшей К-1 до высшей К-14, соответствующие опыту и квалификации военнослужащего. Таким образом, жалование военнослужащим устанавливалось в зависимости от занимаемых ими должностей и условий прохождения службы (доплата производилась за службу в отдаленных местностях или с трудными климатическими условиями). За выслугу лет выплачивалось только разовое пособие: за 3 года службы – шестимесячный оклад, за 5 лет – годовой, за 8 – полуторогодовой.

В июле 1929 г., с введением категорий для начальствующего состава, были установлены два вида окладов: категорийные (основные) и должностные (дополнительные). Все добавочные виды денежного довольствия исчислялись от суммы категорийного и должностного окладов.

Таким образом, в начале 1930 гг. командир пехотного полка РККА получал 100-125 руб. в месяц, командир артиллерийского или бронетанкового – 140 руб., помощник командира полка – на 10 руб., а командир батальона – на 30 руб. меньше командира полка, командир роты – на 10 руб. меньше командира батальона. В этот же время среднемесячная зарплата рабочих и служащих в стране была 65 руб.

В 1933 г. приказом РВС СССР № 130 было утверждено новое Положение о денежном довольствии личного состава РККА, согласно которому все должности рядового и младшего начсостава срочной службы были разделены на 6 разрядов, а сверхсрочнослужащим были установлены дополнительные оклады за сверхсрочную службу. Таким образом, постоянное денежное содержание этих военнослужащих, как и командно-начальствующего состава, стало состоять из оклада по присвоенной им категории и должностного оклада по занимаемой штатной должности. Кроме того, им были установлены процентная надбавка за выслугу лет на должностях командно-начальствующего состава и территориальная надбавка.

После введения персональных воинских званий, никаких выплат за них не предусматривалось, все военнослужащие по-прежнему получали оклад, размер которого зависел от должности – «штатно-должностной», т.к. категорные оклады были объединены с должностными.

Размер оклада в пехоте, коннице и специальных частях составлял: командиру взвода – 350 руб., пом. командира роты – 375 руб., командиру роты – 425 руб., командиру отдельной роты – 450 руб., командиру батальона – 475 руб., пом. командира полка – 500 руб., командиру полка – 600 руб., пом. командира дивизии – 625 руб., командиру дивизии – 700 руб., командиру корпуса – 800 руб., пом. ком. войсками – 900 руб., зам. ком. войсками – 950 руб., командующему войсками округа – 1000 руб.

В артиллерии и механизированных частях оклады командиру взвода – командиру роты (батареи) были больше на 50 руб., командиру отдельной роты (батареи) – на 35 руб., командиру дивизиона (батальона), пом. командира полка – на 25 руб., командиру полка, пом. командира бригады (дивизии), командиру бригады (дивизии), командиру мехкорпуса – на 50 руб.

В авиации оклады были еще больше: младшему летчику – 425 руб., старшему летчику – 475 руб., командиру звена – 525 руб., командиру отряда – 575 руб., командиру отдельного отряда – 625 руб., командиру эскадрильи – 700 руб., командиру бригады – 800 руб., командиру корпуса – 850 руб.

В этот же время средняя зарплата рабочего составляла 125-200 руб. в месяц, мелкого служащего – 130-180, служащего и техника – 300-800. При этом костюм стоил 800 руб., хорошие туфли – 200-300 руб., 1 кг хлеба – 1,7 рубля.

Как платили на войне.

В начале Великой Отечественной войны порядок обеспечения денежным довольствием личного состава действующей армии, в том числе призванных из запаса и добровольцев, установленный Указанием Финансового управления Наркомата обороны от 23 июня 1941 г., предусматривал выплату денежного довольствия по нормам мирного времени. Однако уже через два дня были установлены два новых вида денежного довольствия – единовременное пособие и полевые деньги. Единовременное пособие выплачивалось один раз в течение всего периода войны взамен отмененного подъемного пособия в размере месячного оклада по занимаемой штатной должности военнослужащим начальствующего состава и сверхсрочнослужащим действующей армии. Полевые деньги выплачивались военнослужащим действующей армии за фактическое пребывание на фронте в размере: получавшим оклад до 40 руб. в месяц – 100%, 40-75 руб. – 50%, 75 руб. – 25% оклада денежного содержания. Таким образом, минимальное денежное содержание фронтовиков составляло: командира взвода – 625 руб., командира роты – 750, командира батальона – 850, командира полка – 1200, командира дивизии – 1600, командира корпуса – 2000 руб.. Выплачивалось денежное содержание и командно-начальствующему составу партизанских отрядов, которое равнялось средней заработной плате по прежнему месту работы, но не меньше 750 руб. командиру отряда, 600 – его заместителю, 500 – командирам рот, взводов и отдельных групп. Это содержание могли получать члены семьи или сам партизан, после возвращения на «Большую Землю».

Были установлены в 1941 г. и повышенные денежные оклады для снайперов, военнослужащих воздушно-десантных войск, железнодорожных частей, занятых на восстановительных работах, наводчиков орудий, минометов, первых номеров пулеметов и противотанковых ружей, а также бойцов стрелковых и кавалерийских полков, вооруженных пистолетами-пулеметами.

Также в 1941 г. приказом ВГК от 19 августа № 0299 был установлен порядок награждения правительственными наградами и выплате денежного вознаграждения за боевую деятельность. Например, летчику-истребителю полагалось, кроме представления к награде: за каждый сбитый самолет противника – 1000 руб.; за 5/15/25/40 вылетов на уничтожение наземных целей или 4/15/20/35 вылетов на уничтожение самолетов на аэродромах днем или -/5/10/20 ночью – 1500/2000/3000/5000 руб. Такие же денежные вознаграждения были установлены всем членам экипажей ближнебомбардировочной и штурмовой авиации, – за успешное выполнение боевых заданий днем, дальнебомбардировочной и тяжелобомбардировочной авиации – за бомбардировки объектов противника промышленного и оборонного значения экипажи, разведывательной авиации – за успешное выполнение заданий по разведке. Кроме того, были установлены денежные вознаграждения для членов экипажей ближнебомбардировочной и штурмовой авиации, лично сбивших самолеты противника, для летного и технического состава – за сбережение материальной части и полеты без поломок и аварий и за восстановление самолетов.

С 1 мая 1942 г. были повышены оклады содержания рядовому, младшему и среднему начсоставу частей и подразделений станковых пулеметов, установлены дополнительные выплаты пулеметчикам за отличие в боях.

В 1943 г., во время боев на Курской дуге артиллеристам и танкистам было установлено денежное вознаграждение за подбитые танки и САУ противника.

Однако так как на фронте негде было что-то купить, то военнослужащие, как правило, отправляли свой денежный аттестат находившейся в тылу семье, которая получала деньги в местном военкомате. Но этих денег хватало, что бы купить на рынке несколько литров молока или пару буханок черного хлеба.

Послевоенный период.

После окончания Великой Отечественной войны, 26 июня 1945 г. Верховным Советом СССР был принят закон «О демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии», во исполнение которого к началу 1948 г. было демобилизовано около 8,5 млн. человек. Демобилизуемым выплачивалось денежное пособие, размер которого зависел от должностного оклада и количества лет службы в армии в период войны: рядовым – годовой или полугодовой оклад (в зависимости от получаемого размера денежного довольствия) содержания за каждый год службы; сержантам и старшинам – полугодовой оклад за каждый год; офицерам, прослужившим один год, выплачивался двухмесячный оклад, два года – трехмесячный, три – четырехмесячный, четыре – пятимесячный оклад содержания.

Практически одновременно с демобилизацией была изменена и система денежного довольствия военнослужащих – были отменены увеличенные оклады и специальные добавочные виды. Кроме того, было принято решение в системе денежного довольствия учесть присвоенные офицерскому составу воинские звания и с 1 октября 1946 г. командно-начальствующему составу были введены оклады по воинским званиям: младший лейтенант – 400 руб. в месяц, лейтенант – 500, старший лейтенант – 600, капитан – 700, майор – 900, подполковник – 1100, полковник – 1300, генерал-майор – 1600, Маршал Советского Союза – 3000.

Таким образом, с 1 октября 1946 г. впервые в истории Вооруженных Сил Российской империи и СССР в системе денежного довольствия военнослужащих, введенной Петром I в 1711 г. и существовавшей практически без изменений 235 лет, были введены оклады по воинским званиям. Это нововведение аргументировалось тем, что они будут стимулировать усердие в службе, создавать заинтересованность в лучшем исполнении обязанностей и повышении квалификации, а также устранением «уравниловки», т.к. хотя для исполнения одинаковых должностей требуется количественно и качественно равноценный труд, но одинаковые должности могли занимать военнослужащие, имеющие различные стаж службы и нахождения в данной должности, опыт работы, образования и т.д.

Также в результате этой реформы денежного довольствия, с 1 октября 1946 г. были установлены новые, более высокие размеры должностных окладов, которые стали одинаковыми для одноименных должностей в различных родах войск; для летно-подъемного состава авиации и плавсостава флота были установлены отдельные сетки должностных окладов, а также льготное исчисление выслуги лет; была увеличена с 25% до 40% предельная процентная надбавка за выслугу лет на должностях офицерского состава; были повышены оклады военнослужащих сверхсрочной службы и военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.

В итоге денежное содержание офицерского состава увеличилось более чем в 2 раза, например, если в 1940 г. командира взвода получал в 1,81 раза больше средней зарплаты по стране, то с 1 октября 1946 г. – в 2,49 раза. Еще больше получали летный состав, например, должностной оклад летчика-лейтенанта с 625 руб. увеличился до 1500 руб.

Однако в это же время на должностной оклад, например, командира взвода можно было купить «по карточкам», т.е. по государственным ценам на нормированные продукты, 3,5 кг «краковской» или около 3 кг сливочного масла, а на рынке – 3 буханки ржаного хлеба.

В этой связи, в 1946-1947 гг. офицерам и старшинам выдавались ордера на приобретение тканей, одежды и обуви в магазинах Военторга по фиксированным ценам, а также талоны на вино-водочные изделия.

Кроме того, некоторой прибавкой к денежному содержанию офицеров были 300 руб. в месяц, выдававшиеся всем категориям командного состава от командира роты (батареи, эскадрона) на содержание вольнонаемной прислуги, вместо ординарцев, институт которых в Вооруженных Силах СССР был введен еще в 1942 г. директивой Ставки ВГК, по образцу денщиков в армии Российской империи.

В 1950 г. старшим офицерам и генералам, а в авиации и младшим офицерам на должностях командира эскадрильи, на содержание прислуги было добавлено еще 200 руб.

После реформы 1946 г. вплоть до развала СССР каких-либо существенных изменений системы денежного содержания военнослужащих не было. Но в 1953 г. были несколько уменьшены оклады военнослужащих срочной службы, в результате оклад солдата (матроса береговых частей) стал 30 руб., ефрейтора (старшего матроса) – 40 руб. Однако оклад матроса частей береговой обороны и кораблей составлял 50-130 руб., старшего матроса — 60-150 руб. (в зависимости от занимаемой должности и года службы), кроме того, матросы-специалисты кораблей (рулевые, сигнальщики, мотористы, электрики и др.) получали дополнительное вознаграждение за квалификацию в размере 75-120 руб. в месяц. Еще большим был оклад авиационного солдата-механика – 300 руб. Т.е. оклады военнослужащих срочной службы различных родов войск отличались в разы. Такие же различия были и в размерах вознаграждения за квалификацию.

В этой связи Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Г.К.Жуков 20 января 1956 г. направил в ЦК КПСС записку с грифом «секретно», с предложением установить единые оклады военнослужащим срочной службы в зависимости от должности и воинского звания и единые размеры денежного вознаграждения за квалификацию, а также отменить выплату военнослужащим срочной службы в отдаленных местностях двойных и полуторных окладов «так как эти военнослужащие дополнительных расходов, связанных со службой в отдаленных местностях, не несут, полностью обеспечиваются бесплатно всеми видами довольствия, в том числе получают питание по усиленным нормам».

Надо ли сомневаться, что ЦК КПСС не утвердило эти предложения министра обороны? В результате ежегодные расходы на выплату денежного довольствия военнослужащим были сокращены на 600 млн. руб.

Впоследствии осуществлялось лишь выборочное повышение окладов. Таким образом, к началу 1990-х гг. должностной оклад командира взвода был 150 руб., командира роты – 160, командира батальона – 190, командира полка – 200, командира бригады – 220; оклад младшего лейтенанта – 110, лейтенанта – 120, старшего лейтенанта – 130, капитана – 140, майора и подполковника – 150, полковника – 180, генерал-майора – 200.

Совершенно мизерным было денежное довольствие военнослужащих срочной службы и курсантов военных училищ, которые не имели окладов по воинским званиям. Так, например, в 1980-х гг. солдат получал в месяц 3 рубля, сержанты и старшины – от 8 до 30 (в зависимости от должности). Курсант первого курса до принятия присяги получал также, как и военнослужащий срочной службы, затем – 8 руб. в месяц, второго – 10, третьего и последующих – 15, на 5 руб. больше получал командир отделения, на 7 – заместитель командира взвода и на 10 – старшина роты. Также были и добавочные виды довольствия: «надбавка за классность» (специалист 2-го класса получал 5 руб., 1-го – 10 руб.), продпутевые деньги (выдавались в размере 1 рубля 35 копеек на сутки при следовании в отпуск и обратно, в командировку, и других поездках взамен продовольственного пайка), за прыжки с парашютом (от 3 до 25 руб. в зависимости от количества плановых прыжков), за спуск под воду водолазам (размер зависел от глубины погружения и времени работы под водой), за полеты в стратосферу в составе экипажей самолетов.

Введение в 1946 г. оклада по воинскому званию преследовало благую цель – повысить денежное содержание военнослужащих в зависимости от их опыта и квалификации, т.е. заменить собой денежные надбавки за стаж службы в одной должности, квалификацию и т.д. Однако на практике это не совсем себя оправдало, т.к. на одинаковых должностях могли находится военнослужащие, имеющие два и даже три различных воинские звания, например, командирами полков были и майоры, и подполковники, и полковники, а на многих должностях, как, например, в ВВС на должностях техника самолета, были военнослужащие с различными выслугой лет и стажем нахождения в должности, но с одинаковым воинским званием «старший лейтенант». Кроме того, одинаковые воинские звания имели офицеры, находившиеся на командных должностях и на административно-хозяйственных — т.н. «тыловых». Т.е., если во времена Петра I чин «полковник» означал, что военнослужащий является командиром полка и соответственно, на другой должности он полковником уже быть не мог, то в настоящее время иметь в подчинении полк для полковника скорее исключение, чем правило, так как большинство нынешних полковников полками не командуют, а могут командовать быть и начальником штаба бригады, начальником пограничного отряда или его заместителем, причем одним из нескольких, преподавателем в военном учебном заведении, хирургом или терапевтом в военном госпитале, сотрудником аппарата Министерства обороны. Таким образом, сложилась ситуация, когда военнослужащие, находившиеся на одинаковых должностях, т.е. имевшие фактически одинаковую нагрузку и ответственность, но имели разные воинские звания, получали разные денежные выплаты. Например, командир полка полковник – на 30 руб. больше, чем командир такого же полка, но подполковник.

Несмотря на повышение окладов, в целом размер денежного содержания военнослужащих в СССР по отношению к средней заработной плате по стране уменьшался. Например, если с 1 октября 1946 г. оклады командира превышали среднюю заработную плату в 2,49 раза, то в 1950 г. – в 1,86, в 1956 г. – в 1,67, в 1960 г. – в 1,49, в 1965 г. – в 1,24, в 1985 г. – в 1,17, а в 1990 г. они сравнялись.

Падение уровня денежного содержания военнослужащих повлекло за собой как падение престижа военной службы и, вследствие этого, некомплект ряда офицерских должностей, особенно категорий младшего офицерского состава, так и падение доверия военнослужащих к органам государственной власти, что негативно сказалось на боеготовности Вооруженных Сил, что не ликвидировано до настоящего времени.

В этой связи неоднократно возникали предложения о реформировании как самой системы денежного содержания, в частности, системы окладов по воинским и специальным званиям, так и системы самих воинских и специальных званий. Причем, апеллируя на существующие системы денежного содержания в других странах мира, в частности, США, Великобритании, Германии.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog.