Гражданский кодекс ч1 ст782

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

Новая редакция Ст. 782 ГК РФ

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Комментарий к Ст. 782 ГК РФ

Стороны договора услуг вправе в одностороннем порядке (даже без указания причин) отказаться от договора (в одностороннем порядке расторгнуть). Комментируемая норма предусматривает более тяжкие имущественные последствия для отказывающегося от договора исполнителя.

Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения.

Иное, т.е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35, и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Такой вывод следует, в частности, из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 23 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

Истолкование и применение оспариваемой нормы как обусловливающей право медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору об оказании медицинских услуг только лишь полным возмещением убытков, причиненных отказом, не согласуется также с существом медицинской профессиональной деятельности, врачебным долгом, морально-этическими и юридическими нормами, определяющими обязанности врача во взаимоотношениях с больными и права пациентов. Так, в соответствии с Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года (с последующими изменениями и дополнениями) при осуществлении своей профессиональной деятельности врач обязан внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах; лечащий врач может отказаться по согласованию с соответствующим должностным лицом от наблюдения и лечения пациента, если это не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих, в случаях несоблюдения пациентом предписаний или правил внутреннего распорядка лечебно-профилактического учреждения (статьи 58 и 59).

Таким образом, пункт 2 статьи 782 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями его статей 426 и 445 не может рассматриваться как допускающий односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения своих обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг при наличии у него возможности предоставить соответствующие услуги и, следовательно, как нарушающий конституционное право заявительницы на охрану здоровья и медицинскую помощь (Определение КС РФ от 06.06.2002 N 115-О).

Другой комментарий к Ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. По общим правилам ГК чаще всего односторонний отказ от исполнения обязательств применяется в качестве оперативной санкции по отношению к стороне, нарушившей обязательство. Например, ст. 405 ГК предусмотрена такая санкция на случай просрочки должника, когда исполнение утратило интерес для кредитора. Для отказа от исполнения кредитору не надо обращаться в суд, ему достаточно уведомить об отказе должника. Аналогичное значение и правовые последствия отказа от исполнения имеются в виду в ст. 328, 463, 464, 480, 484 и других статьях ГК. Односторонний отказ от исполнения в таких случаях может сопровождаться требованием о возмещении убытков.

По смыслу комментируемого пункта ст. 782 ГК речь идет об отказе заказчика от исполнения при отсутствии правонарушения со стороны исполнителя услуг. Соответственно, лицо, односторонне прекращающее обязательство, обязано возместить исполнителю убытки, но не все, а в виде фактически понесенных исполнителем затрат.

По своей юридической природе односторонний отказ от исполнения обязательства — односторонняя сделка. Эта сделка прекращает обязательство на будущее время. По услугам, оказанным до прекращения обязательства, производятся расчеты: затраты исполнителя на подготовку к исполнению обязательства и стоимость части фактически оказанных услуг возмещаются заказчиком исполнителю, а уже исполненное ему не возвращается.

Возмещение заказчиком затрат исполнителю не является формой его ответственности перед исполнителем, поскольку отказ от исполнения рассматривается как правомерное действие. Например, в отношении пациента были проведены некоторые платные процедуры в порядке подготовки к операции. Однако от операции он отказался. Суммы, оплаченные им за процедуры, ему не возвращаются. Эти платежи учитываются исполнителем в возмещение его затрат на эти процедуры. Подобные расчеты объясняются эквивалентно-возмездным характером гражданских правоотношений, соответствуют принципам справедливости и разумности в гражданском праве. Оплата части цены пропорционально оказанной услуге прямо предусмотрена, например, ст. 32 Закона о защите прав потребителей.

2. Отказ исполнителя от исполнения обязательства сопровождается его обязанностью полностью возместить заказчику убытки. Однако компенсация убытков не всегда способна удовлетворить интересы кредитора. Если, например, информационный центр отказался от оказания услуг коммерческой организации, последняя при наличии конкуренции безболезненно может получить услуги другого информационного центра, оплатив услуги за деньги, полученные в порядке возмещения убытков от первого должника. Иная ситуация, если речь идет об образовательных, медицинских, ветеринарных услугах. Односторонний отказ исполнителя от этих услуг способен причинить огромный моральный вред человеку, буквально непоправимые неблагоприятные последствия для его здоровья из-за отказа в квалифицированных медицинских услугах или невозможности закончить престижный вуз, в который студент с большим трудом поступил. Возмещение ему убытков не способно загладить этот вред.

Вопрос об одностороннем отказе от исполнения по п. 2 ст. 779 ГК применительно к платным медицинским услугам был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Суд отметил, что правовая оценка п. 2 ст. 782 ГК не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами ГК, а также положениями других нормативных правовых актов, регулирующих отношения по оказанию медицинской помощи и закрепляющих гарантии реализации прав граждан в данной сфере, в том числе при предоставлении платных медицинских услуг.

Договор о предоставлении услуг признается согласно п. 1 ст. 426 ГК публичным договором. В связи с этим наличие у исполнителя возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательства по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения (см. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О (Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2003. N 1)).

Полагаем, что п. 2 ст. 782 ГК должен быть скорректирован с учетом необходимости охраны гарантированных Конституцией РФ прав граждан на охрану здоровья и получение медицинской помощи (ст. 41 Конституции), на образование (ст. 43), на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48). Следовало бы ввести запрет на односторонний отказ от исполнения обязательств об оказании социально значимых услуг гражданам, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Комментарии к ст. 782 ГК РФ

Комментируемая статья определяет порядок отказа сторон от исполнения договора возмездного оказания услуг. Применяя указанные положения, необходимо иметь в виду мнение Конституционного Суда РФ, выраженное в Определении от 06.06.2002 N 115-О, относительно оказания медицинских услуг:

«Статья 782 ГК Российской Федерации закрепляет право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых он допускается. Согласно пункту 2 этой статьи условием отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору является полное возмещение заказчику убытков.

Правовая оценка пункта 2 статьи 782 не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, а также положениями других нормативных правовых актов, регулирующих отношения по оказанию медицинской помощи и закрепляющих гарантии реализации прав граждан в данной сфере, в том числе при предоставлении платных медицинских услуг, в частности Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 января 1996 года N 27).

Пункт 2 статьи 782 ГК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями его статей 426 и 445 не может рассматриваться как допускающий односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения своих обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг при наличии у него возможности предоставить соответствующие услуги и, следовательно, как нарушающий конституционное право заявительницы на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Вопрос же о том, была ли возможность у медицинского учреждения предоставить необходимые медицинские услуги и правомерен ли односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения обязательств по договору, подлежит разрешению судами общей юрисдикции на основе исследования и оценки фактических обстоятельств дела, толкования понятия «возможность» применительно к каждой конкретной ситуации. При этом суды должны исходить из того, что законными причинами прекращения договора платных медицинских услуг не могут признаваться такие, которые обусловлены исключительно волей лица, оказывающего данные услуги».

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (действующая редакция)

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 782 ГК РФ

1. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания означает, по существу, расторжение договора. Каких-либо оснований для расторжения такого договора, то есть добровольных или принудительных, ГК РФ не устанавливает. Отказ от такого договора возможен как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя. При этом сторона, отказавшаяся от исполнения договора возмездного оказания услуг, обязана возместить другой стороне причиненные убытки и понесенные расходы как некоторую компенсацию за недостижение целей договора.

Соответственно, если от договора отказался заказчик, то он возмещает исполнителю понесенные расходы, то есть, например, затраты на приобретение материалов, затраты на энергосбережение, на водоснабжение, если таковые были необходимы для оказания услуг. А если от договора отказывается исполнитель, то он возмещает заказчику убытки. Например, если предметом договора оказания услуг явились юридические услуги, а исполнитель (юрист) отказался от представительства в суде перед самым судебным заседанием, в результате чего решение не было вынесено в пользу заказчика, то исполнитель возмещает причиненный заказчику таким образом ущерб.

На практике же возможны ситуации, когда отказ от договора осуществляется по соглашению сторон. Полагаем, что в этом случае также по соглашению сторон каждая из сторон обязана возместить другой стороне понесенные расходы и причиненные убытки.

Также на практике возможно и установление в договоре ограничения на реализацию сторонами права на односторонний отказ. Пленум ВАС РФ (см. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16) по этому поводу устанавливает, что положения комментируемой статьи, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

2. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16;

— Постановление ФАС Центрального округа от 17.06.2008 N А54-5000/2007-С14;

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2011 N 17АП-5670/11;

— Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.10.2014 N Ф10-3432/14 по делу N А36-2242/2013;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.09.2010 N Ф07-8235/2010 по делу N А05-17528/2009;

— Постановление ФАС Московского округа от 21.01.2010 N КГ-А40/14989-09 по делу N А40-62561/09-62-451;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.01.2010 по делу N А58-1784/08;

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2014 N 13АП-10218/14;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2014 N 08АП-12156/13;

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2012 N 17АП-13122/12;

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2010 N 18АП-4739/2010.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 декабря 2014 г. N Ф09-8949/14 по делу N А76-12934/2014 (ключевые темы: потребитель — технические средства охраны — предписание — техническое обслуживание — охрана имущества)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31 декабря 2014 г. N Ф09-8949/14 по делу N А76-12934/2014

31 декабря 2014 г.

Дело N А76-12934/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 29 декабря 2014 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 декабря 2014 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Ященок Т. П.,

судей Поротниковой Е. А., Василенко С. Н.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Министерство внутренних дел Российской Федерации в лице филиала по Челябинской области (далее — предприятие, ФГУП «Охрана») на решение Арбитражного суда Челябинской области от 12.08.2014 по делу N А76-12934/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2014 по тому же делу по заявлению предприятия к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Челябинской области (ИНН 7451216069, ОГРН 1057423518173; далее — административный орган, управление, Роспотребнадзор) о признании недействительным и отмене предписания Роспотребнадзора от 09.04.2014 N 13/41.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель административного органа — Ларцева А.А. (доверенность от 01.12.2014 N 268).

Предприятие обратилось с заявлением о признании незаконным и отмене предписания управления от 09.04.2014 N 13/41 о прекращении нарушения, содержащиеся в договоре от 08.11.2012 N 75042767, заключенном с Усыниным В.Ю.: — п. 5.4 договора, предоставляющего право заявителя на одностороннее расторжение договора при поступлении возражений на уведомление об изменении тарифа оплаты услуг; — п. 3.1, предусматривающего ограниченную ответственность предприятия как исполнителя охранных услуг (не свыше стоимости услуг по обслуживанию за 1 год) за ущерб, причиненный в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей.

Решением суда от 12.08.2014 (судья Костылев И.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2014 (судьи Кузнецов Ю.А., Малышева И.А., Иванова Н.А.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе предприятие просит указанные судебные акты отменить, удовлетворить заявленные требования, ссылаясь на то, что суд не принял во внимание, что спорный договор относится к договорам оказания услуг, следовательно, к нему неприменимы положения, регулирующие исполнение договора подряда.

По мнению ФГУП «Охрана», п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса российской Федерации (далее — Кодекс) предусмотрено, что условия договора определяются соглашением сторон, они являются диспозитивными, в связи с этим, предприятие считает, что в законодательстве отсутствует запрет на установление вышеуказанных спорных условий.

Заявитель жалобы полагает, что п. 2 ст. 782 Кодекса предусмотрено право на отказ от исполнения договора, следовательно, предоставление заказчику права на расторжение договора в одностороннем порядке и не предоставление этого права исполнителю услуг ставит стороны в неравное положение.

В отзыве на кассационную жалобу управление просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения, ссылаясь на законность своих действий и выданного предписания.

Как следует из материалов дела, ФГУП «Охрана» зарегистрировано в качестве юридического лица свидетельством от 30.05.2005.

Административным органом проведена проверка в отношении предприятия о соблюдении действующего законодательства при заключении договоров на оказание услуг по техническому обслуживанию комплекса технических средств охраны квартиры и мест личного имущества по жалобам, поступившим 24.02.2014 в контролирующий орган от граждан о необоснованном увеличении тарифа за техническое обслуживание охраны квартир на 52 %, о чем составлен акт от 24.03.2014 N 13/01.

В ходе проверки Роспотребнадзором выявлены нарушения, содержащиеся в договорах ФГУП «Охрана», а именно: ограниченная ответственность исполнителя в размере не свыше стоимости услуг за 1 год обслуживания, установленная в п. 3.1; предусмотренное в п. 5.4 договора право исполнителя в одностороннем порядке расторгнуть договор в случае несогласия потребителя с изменением тарифа оплаты за оказанные услуги.

Указанные обстоятельства послужили основанием для вынесения управлением предписания от 09.04.2014 N 13/41 обязывающего предприятие внести изменения в п. 3.1, 5.4 договора, привести их в соответствие с нормами законодательства о защите прав потребителей.

Полагая, что данное предписание является незаконным, нарушающим его права и законные интересы, ФГУП «Охрана» обратилась в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из соответствия оспариваемого предписания нормам действующего законодательства, отсутствия нарушения прав и законных интересов предприятия.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274 , 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, суд кассационной инстанции установил, что оснований для их отмены не имеется.

В силу положений ч. 1 ст. 198 , ч. 4 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для признания незаконными решения и действия (бездействия) государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица требуется наличие в совокупности двух условий: несоответствие обжалуемого решения и действия (бездействия) закону и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного правового акта необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту и нарушение данным актом прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности.

Согласно ст. 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Кодексом , а также правами, предоставленными потребителю Законом Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300-1) и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами Российской Федерации.

В ст. 1 Закона N 2300-1 установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Кодексом , Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Государственный контроль и надзор в области защиты прав потребителей предусматривает, в том числе, выдачу в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предписаний изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченным организациям или уполномоченным индивидуальным предпринимателям, импортерам) о прекращении нарушений прав потребителей, о необходимости соблюдения обязательных требований к товарам (работам, услугам) (ст. 40 Закона N 2300-1).

В соответствии с положениями п. 68 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 16.07.2012 N 764, к числу мер, принимаемых по результатам проверки деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан по выполнению требований законодательства Российской Федерации в области защиты прав потребителей, относится, в числе прочего, выдача предписания лицу, подвергнутому проверке, об устранении выявленных нарушений

Таким образом, управление правомочно проводить проверки по вопросам связанным с его ведением, давать оценку условиям спорного договора о предоставления услуг, выдавать предписания о прекращении нарушений прав и законных интересов потребителей.

Как следует из материалов дела, постановлением Правительства Российской Федерации от 11.02.2005 N 66 «Вопросы реформирования вневедомственной охраны при органах внутренних дел Российской Федерации» (далее — Постановление N 66) принято решение о создании ФГУП «Охрана», подведомственного Министерству внутренних дел Российской Федерации, на базе, в частности, подразделений вневедомственной охраны при органах внутренних дел Российской Федерации, осуществляющих функции по проектированию, монтажу, обслуживанию и ремонту технических средств охраны (п. 1); утвердить устав ФГУП «Охрана», предусмотрев, что указанное предприятие выступает в установленном порядке в качестве правопреемника по договорам, заключенным подразделениями вневедомственной охраны при органах внутренних дел Российской Федерации и исполняемым, в частности, подразделениями, осуществляющими функции по проектированию, монтажу, обслуживанию и ремонту технических средств охраны (п. 3); поручить Министерству внутренних дел Российской Федерации оказать содействие ФГУП «Охрана» в перезаключении договоров на охрану имущества физических и юридических лиц (подп. «а» п. 4).

Указом Президента Российской Федерации от 01.03.2011 » 250 «Вопросы организации полиции» предусмотрено, что в состав полиции входят подразделения, организации и службы, на которые возлагается, в том числе охрана имущества граждан и организаций.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30.12.2011 N 2437-р изменены статусы действовавших ранее подразделений вневедомственной охраны путем преобразования в федеральные государственные казенные учреждения. Пунктом 3 данного распоряжения предусмотрено, что основной целью деятельности федеральных государственных казенных учреждений, указанных в п. 1 названного распоряжения, является охрана имущества граждан и организаций, а также объектов, подлежащих обязательной охране полицией в соответствии с перечнем, утверждаемым Правительством Российской Федерации, на договорной основе.

Таким образом, из совокупности названных выше норм следует, что подразделения вневедомственной охраны являются составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, выполняющие как властно-распорядительные, так и гражданско-правовые функции, в том числе осуществление охраны имущества граждан и организаций на договорной основе. Следовательно, данный вид деятельности ФГУП «Охрана», связанный с охраной имущества граждан, не подлежит государственному регулированию цен, поэтому при оказании подразделениями вневедомственной охраны услуг по гражданско-правовым договорам, заключенными с такими собственниками имущества, они рассматриваются не как государственные органы, а как учреждения, действующие от своего имени и в своем интересе ( ст. 1 , 120 Кодекса).

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.1994 N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» с учетом дополнений, внесенных постановлением Пленума Верховного Суда от 25.04.1995 N 6 к отношениям, регулируемым Законом N 2300-1, относятся, в частности, отношения, вытекающие из договоров на оказание услуг по охране имущества.

В силу п. 1 ст. 16 Закона N 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Ответственность за вред, причиненный потребителю, возмещается в полном размере (п. 1 ст. 14 Закона N 2300-1).

Таким образом, условия о предоставлении услуг должны соответствовать как требованиям Кодекса , так и Закона N 2300-1. При исполнении договоров в отношении физических лиц — потребителей применяются положения Закона N 2300-1, при этом условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, признаются недействительными.

Согласно п. 1 ст. 421 Кодекса граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена данным Кодексом , законом или добровольно принятым обязательством.

Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения ( п. 1 ст. 422 Кодекса).

В постановлении от 23.02.1999 N 4-П Конституционным Судом Российской Федерации разъяснено, что конституционное признание свободы договора является одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Конституцией провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (п. 1 ст. 1). При этом конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (ст. 55, ч. 1 Конституции Российской Федерации) и может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц. Исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем, чтобы реально гарантировать в соответствии со ст. 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Учитывая изложенное суды верно посчитали, что рассматриваемое соглашение по правовой природе является договором возмездного оказания услуг, направленного на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя — гражданина, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности.

Пунктами 1 и 2 ст. 779 Кодекса предусмотрено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу п. 2 ст. 782 Кодекса исполнителю предоставлено право на односторонний отказ от исполнения обязательства.

Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом ( п. 1 ст. 428 Кодекса).

При исследовании доказательств суды установили, спорный договор на оказание услуг является договором возмездного оказания услуг и договором присоединения, условия которого на предоставление услуг по техническому обслуживанию комплекса технических средств охраны квартиры и мест личного имущества граждан, связи определены одной стороной ФГУП «Охрана» (Исполнитель) и утверждены 28.08.2012 распоряжением директора N 36/п-75-68. Заказчики, в рассматриваемом случае граждане, заключают договор, присоединяясь к предложенным условиям.

В пункте 5.4 договора N 75042767 предусмотрено, что с момента получения Исполнителем уведомления Заказчика о несогласии с изменением тарифов данный договор считается расторгнутым.

Способом изменения договора (способом достижения согласия контрагентов по поводу изменения договора) является присоединение стороны к сформулированным другой стороной новым условиям договора, при которых Заказчик либо присоединяется к предложенным условиям, либо отказывается от исполнения договора на основании ч. 1 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации. Отказ от исполнения договора на новых «продиктованных» условиях влечет за собой последствие, предусмотренное ч. 3 ст. 450 Кодекса, — расторжение заключенного договора возмездного оказания услуг. При этом изменение договора означает, что при сохранении его силы в целом, то или иное условие либо некоторые из них формулируются по-новому по сравнению с тем, как это было зафиксировано первоначально. Следовательно, условия договора формулируются в одностороннем порядке, как на стадии заключения договора, так и на стадии изменения его условий.

Вместе с тем в соответствии со ст. 452 Кодекса соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор.

Как следует из договора N 75042767 Исполнитель направляет Заказчику уведомление об изменении тарифа за услуги; таким образом, Исполнитель в рассматриваемом случае устанавливает новое условие договора, касающиеся стоимости услуги. При этом материалы дела не содержат письменные соглашения сторон, свидетельствующие об изменении условий договора от 08.11.2012 N 75042767 относительно тарифов, связанных с возмещением затрат на оказываемые услуги.

Согласно нормам ст. 309 Кодекса обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются ( ст. 310 Кодекса). При этом ст. 310 Кодекса, предусматривая как исключение, возможность устанавливать в договоре основания для одностороннего отказа, одностороннего изменения обязательства, прямо указывает на то, что оба контрагента (обе стороны) в этом случае являются предпринимателями, и для них обоих данное обязательство связано с осуществляемой ими предпринимательской деятельностью.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что ФГУП «Охрана» (Исполнитель) 08.11.2012 заключен с Усыниным В.Ю. (Заказчик) договор N 75042767 на оказание услуг по техническому обслуживанию комплекса технических средств охраны квартиры и мест личного имущества граждан, в п. 1.1 которого предусмотрено осуществление организационно-технических мероприятия планово-профилактического характера по поддержанию комплекса технических средств охраны, установленного в квартире или ином месте хранения личного имущества в состоянии, соответствующем требованиям технической документации на «Комплекс» в течение всего срока эксплуатации, согласно Приложению N 2 (Условия предоставления услуг по техническому обслуживанию средств охраны); состав Комплекса и перечень «Объектов» указывается в Приложении N 1 (Перечень объектов и стоимость предоставления услуг).

Согласно п. 5.4 договора изменение оплаты по данному договору производится при изменении действующих тарифов, с уведомлением об этом Заказчика за 15 дней до вступления их в действие. При несогласии Заказчика с изменением тарифа за услуги Исполнителя, он письменно ставит об этом в известность Исполнителя в течение 15 дней с момента получения уведомления об изменении тарифов. С момента получения уведомления о несогласии с изменением тарифов Исполнителя договор считается расторгнутым.

С учетом изложенных обстоятельств дела суды верно заключили, что действующее законодательство не предусматривает право исполнителя на одностороннее расторжение договора, заключенного с гражданином (не субъектом предпринимательской деятельности) в случае несогласия заказчика с изменением цены и пришли к обоснованному выводу об ущемлении прав потребителя этим условием, как противоречащим положениям ст. 16 Закона N 2300-1, ст. 310 Кодекса.

Таким образом, оспариваемое предписание в этой части является правомерным.

Доводы предприятия, приведенные в кассационной жалобе, о праве исполнителя по договору на его расторжение в одностороннем порядке и о том, что, не предоставление этого права заказчику услуг не ставит стороны в неравное положение, судом кассационной инстанции отклоняются как основанные на неверном толковании норм материального права.

Суды также обоснованно поддержали выводы Роспотребнадзора в части незаконности включения ФГУП «Охрана» в спорный договор п. 3.1, которым предусмотрено, что Исполнитель несет ответственность за ущерб, нанесенный Заказчику кражей, повреждением или уничтожением его имущества в результате виновного невыполнения или виновного ненадлежащего выполнения Исполнителем своих обязательств по данному договору, а размере прямого действительного ущерба, нанесенного Заказчику, но не свыше стоимости его услуги за один год по обслуживанию «Комплекса» на Объекте Заказчика, исходя из ограничения размера ответственности исполнителя.

Вместе с тем ответственность за вред, причиненный потребителю, возмещается в полном размере (п. 1 ст. 14 Закона N 2300-1).

Пунктом 2 ст. 400 Кодекса предусмотрено, что соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

С учетом изложенного суды верно заключили, что данное положение договора нарушает права потребителей и противоречат нормам Кодекса и Закону N 2300-1.

Таким образом, у управления имелись основания для указания в оспариваемом предписании об устранении нарушений прав потребителей в этой части.

Правильно применив указанные выше нормы права, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, фактические обстоятельства, доказательства, представленные в материалы дела, доводы и возражения сторон в их совокупности и взаимосвязи, суды установили, что оспариваемое предписание соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает прав и законных интересов предприятия, посчитав его обоснованным, в связи с чем правомерно отказали ФГУП «Охрана» в удовлетворении заявленного требования.

Фактические обстоятельства дела судами обеих инстанций установлены и исследованы в полном объеме, выводы судов соответствуют доказательствам, представленным в материалах дела.

Доводы предприятия, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судов, им дана надлежащая правовая оценка, оснований для их непринятия у суда кассационной инстанции не имеются.

Кроме того, указанные доводы направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых доказательств, что недопустимо в силу требований, предусмотренных ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Иное толкование ФГУП «Охрана» положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права.

Нормы материального права судами применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения и постановления арбитражного суда, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда Челябинской области от 12.08.2014 по делу N А76-12934/2014 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2014 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Министерства внутренних дел Российской Федерации в лице филиала по Челябинской области — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как произвести расторжение договора оказания юридических услуг?

я сегодня подписала договор об оказании юридических услуг и заплатила аванс но завтра хочу расторгнуть такие плохие отзывы да мне сказали что у них есть еще компания в Москве А НА САМОМ ДЕЛЕони открылись в 2017г и нет ничего я на партале посмотрела как мне правильно поступить какое заявление написать о расторжении с ними договора. Спасибо Воронеж

Ответы юристов (2)

Доброе время суток.

Согласно ч. 1 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.​

​Расходы должны быть подтверждены документально, быть обоснованы и целесообразны.​

За такой короткий период времени расходы Исполнитель скорее всего понести не успел.

Напишите в свободной форме заявление на имя исполнителя с формулировкой о том, что на основании ч. 1 ст. 782 ГК РФ просите расторгнуть договор оказания юридических услуг от ____ числа и вернуть уплаченный аванс в сумме ____ руб..

Возможно с Вами расторгнут договор и без письменных заявлений, для начала просто спокойно поговорите об этом.

Здравствуйте, уважаемая Татьяна!

Вам следует учитывать:

Во-первых, положения ст. 782 ГК РФ:
«Статья 782. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг
1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.
2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков».

Теперь, во-вторых, касательно аванса, как Вы сказали.

Аванс – не регулируется на законодательном уровне, является предоплатой и возвращается, если услугу не оказали, соответственно, Вы вправе требовать назад свой аванс, главное, соблюдение письменной формы о выплате аванса, хотя бы расписки или иного документа, в котором указывается о такой выплате.
На законодательном уровне установлена процедура, регулирующая возврат задатка, в отличие от аванса.

ГК РФ: «Статья 381. Последствия прекращения и неисполнения обязательства, обеспеченного задатком
1. При прекращении обязательства до начала его исполнения по соглашению сторон либо вследствие невозможности исполнения (статья 416) задаток должен быть возвращен.
2. Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.
Сверх того, сторона, ответственная за неисполнение договора, обязана возместить другой стороне убытки с зачетом суммы задатка, если в договоре не предусмотрено иное».

Поэтому внимательно все смотрите по Вашим документам — что у Вас реально: задаток или аванс, и руководствуйтесь вышеназванными законодательными пунктами.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.