Исполнение обязательства третьими лицами возложение

Исполнение обязательства третьими лицами возложение

Статья 313. Исполнение обязательства третьим лицом

1. Исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

2. Третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьями 382 — 387 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 313

1. Статья 313 ГК отличается от ст. 171 ГК 1964 г ., которая была также посвящена возложению исполнения на третье лицо. В статье 171 ГК 1964 г . речь шла о возложении исполнения обязательства, возникшего из договора, по комментируемой же статье исполнение любого, кроме требующего личного исполнения, обязательства может быть возложено на третье лицо. Статья 171 ГК 1964 г . допускала привлечение к исполнению договорного обязательства третьего лица, если это «предусмотрено установленными правилами», т.е. без согласия должника. Пункт 1 комментируемой статьи говорит о возложении исполнения на третье лицо именно должником. Однако п. 2 ст. 313 делает исключение из правила о возложении исполнения самим должником: указанные здесь лица могут без согласия должника исполнить за него обязательство, при этом, как вытекает из текста нормы, речь идет главным образом о погашении денежного долга за счет этих третьих лиц.

Из сказанного не следует, что кредитору запрещено принимать исполнение, добровольно осуществляемое другими, кроме указанных в ст. 313 ГК, третьими лицами за должника. Если кредитор согласен, он может, например, принять сумму долга, предложенную гражданином за родственника-должника, не требуя согласия последнего. Вместе с тем с учетом обычаев делового оборота и деловых обыкновений кредитор должен уведомлять должника о предложении третьего лица уплатить за него долг, исполнить иное обязательство, и уже в зависимости от содержания ответа должника решать вопрос о принятии или отказе принять предложенное исполнение.

Исполнение, предлагаемое третьим лицом по поручению должника или в силу закона (п. 2 ст. 313 ГК), кредитор обязан принять. В противном случае кредитор признается просрочившим с последствиями, предусмотренными ст. 406 ГК. В иных случаях кредитор может не принимать исполнение, если возложения в смысле ст. 313 ГК не было. В таком случае просрочившим исполнение считается должник (ст. 405 ГК).

2. Обязательства личного характера должник обязан исполнить лично. Например, ст. 974 ГК говорит о необходимости личного исполнения поручения поверенным. Личными являются обязательства автора создать произведение изобразительного искусства; обязательства, связанные с деятельностью артистов-исполнителей, обязательства по договору о возмездном оказании услуг (ст. 780 ГК и пр.).

Личный характер обязательства может вытекать из закона, иных правовых актов, договора, существа обязательства. В силу существа обязательства не допустима, например, передача выполнения работы квалифицированным мастером, которому заказчик доверил выполнение индивидуального заказа, не обладающему соответствующей квалификацией лицу (такое может случиться, например, при заключении договора подряда с гражданином, индивидуально осуществляющим предпринимательскую деятельность).

Во избежание споров по данному вопросу при заключении любого договора можно предусматривать запрет на передачу исполнения третьим лицам, т.е. условиями договора можно определить обязательство как связанное с личностью должника, хотя без такого указания в договоре оно в принципе личным обязательством и не является.

3. При возложении исполнения на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (ст. 391 ГК), результатом которого является замена должника. При переводе долга обязанность переходит к новому должнику.

Должник, возложивший исполнение на третье лицо, отвечает перед кредитором по обязательству как за свои действия, так и за действия третьего лица (ст. 403 ГК). В установленных законом случаях может быть предусмотрена ответственность перед кредитором непосредственного исполнителя обязательства — третьего лица (см. комментарий к ст. 403 ГК).

4. В условиях перехода к рынку возложение исполнения обязательства на третье лицо особенно широко применяется в предпринимательских правоотношениях. Оно имеет место, в частности, при так называемых транзитных поставках; привлечении к подрядным работам субподрядчика; выплате арендных платежей не лизинговой компании, а по ее указанию — кредитору лизинговой компании; субкомиссии; субагентском договоре; при возложении исполнения банком клиента обязательства о перечислении средств клиента на счет поставщика на другие банки и пр.

5. При добровольном без ведома должника исполнении за него обязательства третьим лицом к нему права кредитора по обязательству не переходят. Если же требования кредитора удовлетворяют указанные в п. 2 ст. 313 ГК лица: арендаторы, залогодержатели и др., опасающиеся утратить свои права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на него, к ним переходят права кредитора по обязательству в соответствии с нормами о переходе прав кредитора к другому лицу в силу закона (ст. ст. 382 — 387 ГК).

При возложении исполнения на третье лицо самим должником исполнение обязательства приводит к прекращению обязательства исполнением (ст. 408 ГК).

Одновременно прекращается исполнение обязательства третьего лица перед должником, если и оно оформлено договором.

Например, торговая фирма заключила договор поставки с другой фирмой. Фирма-поставщик в свою очередь заключила договор поставки с предприятием-изготовителем, которое, по указанию покупателя (посредника), отгружает продукцию в адрес получателя.

Предприятие-изготовитель по отношению к получателю является третьим лицом, а по отношению к покупателю — должником.

Исполнение обязательства в адрес получателя (транзитная поставка) прекращает обязательство по поставке между двумя фирмами и одновременно — обязательство предприятия-изготовителя перед покупателем (в случае, если исполнение было надлежащим, а объем поставки по двум договорам одинаков).

6. Исполнение обязательства третьим лицом по смыслу ст. 313 ГК сходно с исполнением обязательства за счет должника третьим лицом по поручению кредитора (ст. 397 ГК). Аналогия заключается в том, что в рамках действующего обязательства его реальное исполнение достигается действиями третьих лиц.

Различие между ними заключается в следующем:

1) по статье 313 исполнение третьему лицу поручается должником, а по ст. 397 ГК — кредитором. При этом кредитор может выполнить часть работ и своими силами;

2) должник, возложивший исполнение, отвечает за действия третьего лица. Кредитор же привлекает другое лицо для выполнения работы (если работа является объектом обязательства) по самостоятельному соглашению. Соответственно, появляется еще один должник, который отвечает по этому соглашению;

3) при возложении исполнения должником кредитор связан обязательством только с должником, а при привлечении кредитором третьего лица кредитор одновременно состоит в договорном обязательстве с неисправным должником и с тем, кого кредитор дополнительно привлек для выполнения работы. Соответственно, кредитор рассчитывается с дополнительным должником за счет средств, не освоенных неисправным должником, и за счет взыскания с него необходимых расходов и других убытков. При возложении исполнения должником расчеты производятся между должником и кредитором за счет средств кредитора.

7. В целом можно отметить, что принципу надлежащего исполнения не противоречит исполнение обязательств третьими лицами в порядке, предусмотренном ст. 313 ГК.

«За того парня», или ВАС РФ о неосновательном обогащении кредитора, принявшего исполнение от третьего лица

Президиум ВАС РФ рассмотрел дело о неосновательном обогащении кредитора, которому за должника была уплачена денежная сумма третьим лицом. Последнее позднее передумало и предъявило соответствующий иск, обосновав его тем, что не состоит в каких-либо договорных отношениях ни с должником, ни с кредитором, а деньги перечислило по ошибке. Позиции арбитражных судов по данному вопросу разошлись 2 к 1 не в пользу кредитора, однако решающее слово сказал Президиум ВАС РФ. Несколько лет назад он уже рассматривал аналогичное дело, но его позиция видимо не «дошла» до всех арбитражных судов. На этот раз жалоба была подана заявителем совместно с Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей (он таким правом обладает на основании ст. 53.1 АПК РФ).

КРАТКО

Спорное требование: Взыскать с кредитора неосновательное обогащение, полученное в результате исполнения обязательства должника третьим лицом. Последнее ссылается на отсутствие у него каких-либо договорных отношений с кредитором или должником и ошибочное перечисление средств.

Суд решил: В удовлетворении требования отказать, так как третье лицо, перечисляя средства, действовало добровольно, и было осведомлено о характере и условиях возникшего между должником и кредитором обязательства.

ООО «Славяне Про» заключило с ИП Кузнецовым договор подряда на строительство жилых домов. Согласно приложению к данному договору, материалы для строительства поставляет ООО «МИО» на основании договора поставки заключенного со ООО «Славяне Про». Последний договор так и не был подписан, а материалы поставлялись по товарным накладным.

Позднее ИП Самохвалов (одновременно директор ООО «Славяне Про») – перечислил на расчетный счет ООО «МИО» 12,5 млн руб. Платежи были приняты ООО «МИО», так как в качестве назначения платежа была указана поставка строительных материалов по упомянутым выше договорам.

Вскоре ИП Самохвалов обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с ООО «МИО» 12,5 млн руб. неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. Основание – ошибочное перечисление средств и отсутствие у него каких-либо фактических правоотношений с ООО «МИО» по названным договорам.

ООО «МИО напротив» указывало, что является добросовестным кредитором, и обязано было принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. Аналогичные доводы приведены в заявлении Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей.

Исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом (ст. 313 ГК РФ).

Согласно ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему такое имущество (неосновательное обогащение).

В соответствии с ч. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

На основании ч. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

По мнению суда первой инстанции, в деле отсутствуют доказательства того, что ИП Самохвалов при перечислении денежных средств действовал в интересах или по поручению кого-либо из сторон по договору подряда на строительства жилых домов. Кроме того, суд отклонил аргумент ООО «МИО» о том, что, денежные средства не подлежат возврату, поскольку ИП Самохвалов, перечисляя их, знал об отсутствии у него соответствующих обязательств.

В частности, по мнению суда, при отказе возвратить полученные средства ответчик обязан привести достаточно весомые аргументы, обосновывающие его право на их удержание. Так, суд отметил, что согласно ст. 359 ГК РФ удержанием вещи могут обеспечиваться требования не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

» Договорные отношения между истцом и ответчиком отсутствуют. Доказательств наличия иных обязательств ИП Самохвалова И.П. перед ООО «МИО» последний суду не предоставил. ИП Самохвалов И.П. в указанных выше договорах не упоминается. Доказательства того, что последний взял на себя какие-либо обязательства по оплате поставки строительных материалов по данным договорам, в деле отсутствуют».

Помимо этого суд отметил, что нельзя рассматривать оплату, произведенную ИП Самохваловым в качестве конклюдентных действий, подтверждающих наличие договорных отношений, поскольку передача товара в рамках указанного договора ООО «МИО» не осуществлена, а ИП Самохвалов не является стороной по договору. Кроме того, последний ссылается на то, что оплата явилась ошибкой бухгалтера.

Тот факт, что ИП Самохвалов является генеральным директором ООО «Славяне Про» и его учредителем также, по мнению суда первой инстанции каких-либо правовых последствий для последнего не влекут, так как с точки зрения гражданского законодательства гражданин Самохвалов и ИП Самохвалов – не одно и то же лицо.

В итоге требования ИП Самохвалова о взыскании с ООО «МИО» неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами было удовлетворено (решение Арбитражного суда Республики Карелия от 26 июля 2013 г. по делу № А26-3145/2013).

Как отметил суд апелляционной инстанции, на основании п. 4 ст. 1109 ГК РФ потерпевший может истребовать неосновательное обогащение, если не доказано, что он заведомо знал об отсутствии обязательства по оплате. В связи с этим суд апелляционный суд указал, что ИП Самохвалов помимо спорных, осуществлял и другие платежи на расчетный счет ООО «МИО» в качестве оплаты за поставку материалов со ссылкой на незаключенный договор поставки.

Суд подчеркнул, что правовая или фактическая ошибка исключена, так как ИП Самохвалов, как предприниматель и как руководитель юридического лица является одним и тем же субъектом, действия которого направлены на реализацию одного и того же проекта по строительству. Об этом, по мнению суда, свидетельствуют участие ИП Самохвалова в приемке ввода водопроводной сети в существующую сеть и получение разрешения на право рубки древесно-кустарниковой растительности и деревьев на участке строительства. Кроме того, суд усмотрел в действиях третьего лица признаки злоупотребления правом.

«Защита на основании ст. 10 ГК РФ не предоставляется в случае совершения формально правомерных действий, исключительной целью которых является причинение вреда другой стороне. В данном случае, такая цель в действиях истца усматривается. Удовлетворение требований иска привело бы к необратимым последствиям для ООО «МИО», вынужденного обращаться к ИП Кузнецову, как к лицу осуществившему приемку товара по накладным с требованием о взыскании спорной суммы и последующего обращения ИП Кузнецова к ООО «Славяне Про» с регрессным иском при всей сложности сбора соответствующих доказательств, в то время как Самохвалов И.П., как предприниматель использует возможность для оборота денежных средств в предпринимательских целях за счет иных лиц».

В связи с этим апелляционным судом решение суда первой инстанции было отменено, во взыскании неосновательного обогащения и процентов отказано (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 октября 2013 г. по делу № А26-3145/2013).

Суд кассационной инстанции согласился с судом первой инстанции. В частности, он отметил, что ответчик, фактически получивший от истца денежные средства в размере 12,5 млн руб., не представил доказательств наличия каких-либо договорных или иных правовых оснований получения и удержания указанных денежных средств. Представленные же товарные накладные в подтверждение поставки строительных материалов сами по себе не являются доказательствами отсутствия неосновательного обогащения.

Как отметил суд, в счет оплаты строительных материалов для строительства жилых домов поставщик получил от ООО «Славяне Про» и ИП Самохвалова в общей сумме 45 млн руб. При этом в материалах дела отсутствуют доказательства поставки ООО «МИО» строительных материалов на полученные от ООО «Славяне Про» и ИП Самохвалова денежные средства.

Применение судом апелляционной инстанции п. 4 ст. 1109 ГК РФ также, по мнению кассационного суда, является ошибочным. Так, он отметил, что согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 11 октября 2011 г. № 6568/11, названная норма подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью.

Суд кассационной инстанции отметил, что ответчик не представил доказательств того, что истец имел намерения передать средства в дар или с целью благотворительности. Ссылка при перечислении денежных средств на спорные договоры подряда и поставки в графе «Назначение платежа» сама по себе не подтверждает наличие у истца намерения передать спорные денежные средства в дар ответчику.

В связи с этим, суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение суда первой инстанции (постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 января 2014 г. по делу № А26-3145/2013).

Кто же прав: позиция Президиума ВАС РФ

Во-первых, Президиум ВАС РФ отметил, что исходя из п. 1 ст. 313 ГК РФ исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо. Кредитор в этом случае обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. Праву должника возложить исполнение на третье лицо корреспондирует обязанность кредитора принять соответствующее исполнение. При этом закон не наделяет добросовестного кредитора полномочиями по проверке того, действительно ли исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо.

Следовательно, исполнение добросовестному кредитору не может быть признано ненадлежащим, если кредитор не знал и не мог знать о том, что на третье лицо не возложено исполнение обязательства, и если этим исполнением не нарушены права и законные интересы должника. Поскольку в этом случае исполнение обязательства принимается кредитором правомерно, к нему не могут быть применены положения ст.1102 ГК РФ, так как отсутствие соглашения между должником и третьим лицом о возложении исполнения на третье лицо не свидетельствует о возникновении у кредитора неосновательного обогащения.

Как отметил Президиум ВАС РФ, в данном случае ИП Самохвалов, производя платеж, продемонстрировал свою осведомленность о характере и условиях возникшего между ООО «МИО» и ООО «Славяне Про» обязательства и предложил принять денежные средства в счет исполнения ООО «Славяне Про» обязанности по оплате поставленных материалов (в частности в платежках указал реквизиты договоров подряда и поставки).

При этом сумма уплаченных ИП Самохваловым денежных средств и срок их перечисления соотносятся с условиями, согласованными в договоре подряда и дополнительных соглашениях к нему. Доказательства того, что принятие кредитором предложенного третьим лицом за должника исполнения привело к нарушению прав и законных интересов самого должника суд также не обнаружил.

Также Президиум ВАС РФ в отличие от кассации принял во внимание аргумент о том, что ИП Самохвалов является учредителем и руководителем ООО «Славяне Про». Платежные поручения на перечисление денежных средств ООО «МИО» за поставленные материалы как от имени ООО «Славяне Про», так и от имени ИП подписаны Самохваловым.

«Предприниматель, совершая спорные платежи, действовал добровольно и знал как об отсутствии у него договорных отношений с обществом «МИО», так и о поставке оплаченных им материалов в рамках договора с обществом «Славяне Про», а также о цели приобретения этих материалов».

Кроме того, перечисление денежных средств ООО «МИО» в качестве оплаты материалов влияло, в том числе на цену договора подряда. В случае своевременности соответствующих перечислений поставщику материалов уменьшалась цена договора подряда, что указано в дополнительных соглашений к нему.

Перечисленная предпринимателем ООО «МИО» сумма была учтена при оплате ООО «Славяне Про» выполненных работ по договору подряда, при этом подрядчик в соответствии с условиями дополнительного соглашения уменьшил цену договора, подлежащую уплате ООО «Славяне Про». Кроме того, ИП Самохвалов включил затраты, связанные с оплатой материалов ООО «МИО», в расходы при исчислении НДФЛ.

Президиум ВАС РФ следом за апелляционным судом отметил, что правовая или фактическая ошибка при совершении спорных платежей исключена, поскольку ИП Самохвалов как предприниматель и как руководитель юридического лица является одним и тем же лицом, действия которого направлены на реализацию проекта по строительству жилого комплекса в рамках договора подряда.

Таким образом, по мнению надзорной инстанции, ООО «МИО» является добросовестным кредитором и в сложившихся обстоятельствах разумно предполагало осуществление исполнения предпринимателем с согласия ООО «Славяне Про». В итоге постановление суда кассационной инстанции отменено (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. № 3856/14 по делу № А26-3145/2013).

Таким образом, в отличие от судов первой и кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ в данном деле при определении наличия или отсутствия неосновательного обогащения кредитора при исполнении обязательства третьим лицом акцентировал внимание на следующих моментах:

ключевое значение имеет осведомленность третьего лица о характере и условиях возникшего между должником и кредитором обязательства;

кредитор не обязан проверять, передавал ли в действительности должник третьему лицу право исполнить обязательство от его имени;

исполнение кредитору правомерно, если он не знал и не мог знать о том, что исполнения обязательства не возложено на третье лицо;

одновременно исполнение обязательства третьим лицом не должно привести к нарушению прав и законных интересов должника;

Самое интересное, что четырьмя годами ранее в порядке надзора уже было рассмотрено практически идентичное дело (Постановление Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. № 7945/10). При этом также, как и в описанном выше случае, первая и кассационная инстанции ошибочно квалифицировали действия кредитора как неосновательное обогащение, а апелляционный суд напротив сделал правильный вывод (см. решение Арбитражного суда г. Москвы от 14 октября 2009 г. по делу № А40-66444/09-3-599; постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 декабря 2009 г. № 09АП-25392/2009-ГК по делу № А40-66444/09-3-599; постановление ФАС Московского округа от 12 апреля 2010 г. № КГ-А40/2737-10 по делу № А40-66444/09-3-599).

Основное противоречие позиции Президиума ВАС РФ в этих и других случаях: суды указывают, на недоказанность кредитором того факта, что должник возложил на третье лицо исполнение своих обязательств перед ним. В связи этим, по их мнению, кредитор не может принимать исполнение такого обязательства. Однако в основном, арбитражные суды по аналогичным делам все же придерживаются позиции Президиума ВАС РФ (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 мая 2013г. по делу № А78-4249/2012; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 8 мая 2014 г. № Ф04-3850/14 по делу № А45-12956/2013; постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27 декабря 2011 г. № 07АП-10055/11 по делу № А45-9957/2011).

Также достаточно распространенными являются схожие дела, но связанные с исполнение третьим лицом обязательств должников по кредитным договорам перед банком. В таких ситуациях банки, как правило, также признаются добросовестными кредиторами, не допустившими неосновательного обогащения (см. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 августа 2013 г. № ВАС-9705/13; постановление ФАС Московского округа от 2 апреля 2013 г. № Ф05-2609/13 по делу № А40-77917/2012; постановление ФАС Уральского округа от 18 марта 2013 г. № Ф09-121/13 по делу № А47-7084/2012; постановление ФАС Уральского округа от 5 марта 2013 г. № Ф09-9471/11 по делу № А07-1166/2011). Однако исключения встречаются (см. решение Арбитражного суда Оренбургской области от 28 августа 2012 г. по делу № А47-7084/2012).

Исполнение обязательства третьими лицами (возложение и переадресовка)

Исполнение обязательства должно быть произведено надлежащим должником и надлежащему кредитору. Это правило знает несколько исключений, в соответствии с которыми вместо должника или кредитора в исполнении или принятии исполнения может принимать участие третье лицо, т. е. сторона, не являющаяся участником данного обязательственного отношения. Участие третьих лиц в обязательстве может иметь место в, случае перепоручения (возложения) исполнения и переадресовки исполнения.

Перепоручение (возложение) исполнения означает, что должник возложил совершение действий, направленных на исполнение обязательства, на третье лицо (ст. 313 ГК). При этом третье лицо не становится стороной в обязательстве, поскольку оно по отношению к кредитору выполняет только фактические действия, например передает имущество, платит деньги, выполняет работу и т.д. Должник, не выбывая из обязательства, отвечает перед кредитором за исполнение так, как если бы исполнение осуществлялось им лично. Таким образом, должник отвечает перед кредитором за действия третьего лица.

При возложении исполнения происходит фактическая замена должника, что не всегда желательно для кредитора, поскольку личные качества исполнителя также могут представлять для кредитора интерес. Однако в силу закона кредитор не вправе отказаться от исполнения, предложенного за должника третьим лицом (ст. 313 ГК), кроме случаев, когда из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства не вытекает обязанность должника лично исполнить обязательство. Например, если издательство заказало писателю написание книги или театр заключил договор с артистом об исполнении определенной роли, то в этих и им подобных случаях личность исполнителя имеет решающее значение, в связи с чем перепоручение исполнения невозможно в силу существа и условий обязательства.

Третье лицо должно быть осведомлено об условиях и содержании обязательства, которое ему предстоит исполнить. Если возложение осуществляется по указанию должника, все условия заключенного обязательства сообщаются третьему лицу должником. Однако иногда третье лицо может предложить кредитору исполнение, не спрашивая согласия должника и даже не ставя его об этом в известность. Так, если третье лицо опасается утратить свои права на имущество должника (право залога или аренды) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, третье лицо вправе без согласия должника за свой счет удовлетворить требование кредитора. В этом случае на третье лицо переходят все права кредитора по обязательству, т. е. имеет место перемена лиц в обязательстве (п. 2 ст. 313 ГК).

Переадресовка исполнения означает, что должник имеет право исполнить обязательство либо кредитору, либо лицу, прямо указанному кредитором. Никто не вправе требовать исполнения в свою пользу, не имея полномочий от кредитора. Если же должник произведет исполнение лицу, которого он в силу каких-либо обстоятельств считал уполномоченным кредитором на принятие исполнения, то ответственность за исполнение обязательства ненадлежащему лицу полностью лежит на должнике. В целях защиты интересов должника при переадресовке исполнения закон предоставляет должнику право требовать предъявления доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом (ст. 312 ГК). Так, по договору займа кредитор вправе указать третье лицо, в пользу которого должник должен произвести исполнение, т. е. передать денежную сумму лицу, которому кредитор, в свою очередь, желает передать какую-либо сумму.

На практике довольно часто случается совпадение переадресовки и перепоручения исполнения, например, когда кредитор по одному обязательству является должником по другому. В случае возложения им по первому обязательству на должника обязанности произвести исполнение третьему лицу одновременно будет иметь место и перепоручение исполнения во втором обязательстве, где он, кредитор, является уже должником.

Ответственность за действия третьих лиц несет должник, кроме случаев, когда законом установлено, что ответственность несет само третье лицо, являющееся непосредственным исполнителем (ст. 403 ГК).

Исполнение обязательства третьим лицом

Третьи лица, принявшие на себя обязанности должника, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга.

Возложения исполнения обязательства должником на третье лицо

Процедура, предусматривающая возложение обязанностей, присущих должнику на иное, третье лицо, установлена ст. 313 ГК. Основное правило такого выполнения долга лежит в уведомлении кредитного лица со стороны должника, о том, кто выполнит возложенное поручение. В такой ситуации кредитор не имеет права отказа от принятия исполнения, соответственно такое действие не может быть признано, как ненадлежащее.

Существует ряд случаев, при которых кредитор несет обязанность по принятию долга от третьих лиц, даже в том случае, если уведомления со стороны должника не поступало. К ним относятся:

  • наличие у должника просрочки по исполнению финансовых договоренностей;
  • существование опасности у данного лица по утрате прав на имущество, которое является собственностью должника, что может быть в результате взыскательных процедур.

Будет признаваться, как ненадлежащее и не требующее от должника обязательного принятия такое возложение обязанностей на третьих лиц, которое не может иметь место в силу закона или наличия обязанности по личному исполнению, что определено существом долга.

Третье лицо, которое имеет законные основания для исполнения долга должника, имеет возможность выполнить возложенные действия путем внесения средств на депозитный нотариальный счет, а равно, путем проведения зачета с кредитором, о чем должно быть заключено соглашение.

Когда поручение должника исполнено, третье лицо становится носителем прав кредитора. Такие последствия регламентирует ст. 387 ГК.

Права, перешедшие к третьим лицам, не могут являться основанием для причинения ущерба первоначальному кредитору.

Принявшие на себя обязанности должника третьи лица, которые осуществили исполнение обязательств, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга, не имеющего денежное выражение.

Порядок возложения обязательства должником на третье лицо

Одним из вариантов замены стороны в обязательственных отношениях, является смена должника. Как правило, такая замена осуществляется на лицо, которое ранее не были стороной обязательства. Именно поэтому вновь принятый субъект получил наименование третьего лица.

Третье лицо может вступить в обязательство, как со стороны должника, так и заменив кредитора. Исполнение обязательства третьим лицом разрешено на законодательном уровне.

Смена обязанного субъекта должна осуществляться с соблюдением ряда процедур. В первую очередь, это уведомление самого кредитора. Такое уведомление должно произойти в письменной форме. Кредитор, уведомленный о переходе обязанностей, должен принять исполнение. Исключением являются случаи, при которых первоначальный должник, в силу существующих правовых норм, обязан выполнить ранее возложенное обязательство лично.

Изменение должника в сфере финансовых обязательств, может не требовать уведомления кредитора. Неисполнение этой обязанности не повлечет недействительность фактического исполнения в том случае, если должник уже имеет просрочку, а также тогда, когда третье лицо уведомляет кредитора о наличии реальной опасности утраты имущественных прав первоначального должника, в ходе проведения взыскания по иным задолженностям.

Факт выполнения долга третьим лицом, является основанием для его перехода в статус кредитора по отношению к первоначальному обязанному.

Обстоятельства, по которым не допускается возложение исполнения обязанностей на третье лицо

Законодателем определены случаи, при которых переход обязанности от одного должника третьему лицу невозможен.

В первую очередь такой причиной является невозможность фактического отделения обязанности от личности ее исполнителя.

В таком случае, обязательство стоит понимать, как личный долг. Данная индивидуализация субъекта не может прекратить своего существования до того момента, пока ценности в исполнении долга конкретным субъектом будет существовать в глазах иных заинтересованных лиц в осуществлении правоотношений, основанных на договоре.

Исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником

Для того чтобы исполнение денежных обязательств со стороны третьих лиц признавалось надлежащим, при условии отсутствия уведомления кредитора со стороны лица, являющегося носителем обязанности, должно существовать одно из двух условий.

Первым из них является фактическое существование просрочки платежа, установленного финансовой договоренностью. Второе основание заключается в наличии угрозы по утрате имущества первоначального должника, причиной чему является проведение взыскательных процедур.

Об исполнении обязательства третьим лицом должен быть уведомлен кредитор.

Статья 313. Исполнение обязательства третьим лицом

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к Ст. 313 ГК РФ

1. Возложение исполнения обязательства должником на третье лицо является юридическим фактом, в результате которого обязательство между кредитором и должником не претерпевает изменений, при этом перевод долга на исполнителя не производится. Должник остается обязанным перед кредитором и несет ответственность за надлежащее исполнение обязательства. Между третьим лицом — исполнителем и кредитором не возникает обязательства, а соответственно, взаимных прав и обязанностей. Так, в частности, должник не вправе заявить о зачете встречного однородного требования третьему лицу, поскольку последнее не имеет встречного требования к такому лицу . Согласно п. 3 ст. 706 ГК РФ генеральный подрядчик несет перед заказчиком ответственность за последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств субподрядчиком в соответствии с правилами п. 1 ст. 313 и ст. 403 Кодекса, а перед субподрядчиком — за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда. Если иное не предусмотрено законом или договором, заказчик и субподрядчик не вправе предъявлять друг другу требования, связанные с нарушением договоров, заключенных каждым из них с генеральным подрядчиком.

———————————
Пункт 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Исполнение третьим лицом за должника денежного обязательства не может быть квалифицировано как неосновательное обогащение кредитора , поскольку неосновательное обогащение имеет совсем иную правовую природу.

———————————
Определение ВАС РФ от 28 декабря 2007 г. N 16847/07 по делу N А12-3661/06-С16.

Норма о возложении исполнения обязательства на третье лицо не нова, за исключением положения п. 2 комментируемой статьи, и была предусмотрена в ст. 171 ГК РСФСР 1964 г., согласно которой исполнение обязательства, возникшего из договора, может быть возложено в целом или в части на третье лицо, если это предусмотрено установленными правилами, а равно если третье лицо связано с одной из сторон административной подчиненностью или соответствующим договором.

Если из закона, договора или существа обязательства не вытекает обязанность гражданина исполнить обязательство лично, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

Комментируемая статья не ограничивает (в отличие от ГК РСФСР) возложение исполнения на третье лицо обязательствами договорного характера.

2. При реализации положений комментируемой статьи необходимо учитывать, что ее нормы применяются только к гражданским правоотношениям. Возложение исполнения обязанности, вытекающей из публичных правоотношений (административных, налоговых и т.д.), регулируется нормами соответствующей отрасли права. Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Кроме того, при исполнении обязанностей необходимо учитывать требования к исполнителю, например наличие лицензии. Так, по одному из споров суд исходил из правомерности проведения расчетов в рублях по экспортным операциям с использованием института возложения нерезидентом-покупателем обязанности оплаты на третье лицо — резидента.

Вместе с тем, как отметило в свое время МНС России , в соответствии с подп. 1.1 разд. II Инструкции Центрального банка РФ от 16 июля 1993 г. N 16 «О порядке открытия и ведения уполномоченными банками счетов нерезидентов в валюте Российской Федерации» расчеты по экспортно-импортным операциям могут осуществляться только со счетов типа «Т» нерезидентов, имеющих право осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с их учредительными документами, документами об их регистрации, разрешениями, выданными российскими уполномоченными органами, и другими документами, определяющими их правоспособность. Проведение нерезидентом-покупателем расчетов за экспортированный товар в рублях на территории Российской Федерации в обход установленных требований противоречит требованиям законодательства о валютном регулировании и валютном контроле.

———————————
Письмо МНС России от 5 августа 2002 г. N ШС-6-14/1175 «О Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2002 N 72/02, от 27.04.2002 N 4320/01″ (вместе с Постановлениями Президиума ВАС РФ от 18.06.2002 N 72/02 и от 27.04.2002 N 4320/01) // Вестник ВАС РФ. 2002. N 10 (Постановление Президиума ВАС РФ N 72/02).

3. Возложение исполнения обязательства на третье лицо не допускается по таким обязательствам, которые носят личный характер, например, не допускается возложение обязанности автора по договорам о создании результата интеллектуальной деятельности. Согласно п. 1 ст. 770 ГК РФ исполнитель обязан провести научные исследования лично. Он вправе привлекать к исполнению договора на выполнение научно-исследовательских работ третьих лиц только с согласия заказчика. Статья 780 ГК РФ допускает исполнение договоров возмездного оказания услуг лично исполнителем, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Исполнение обязанностей по оплате может быть возложено на третье лицо, если иное не предусмотрено в законе, иных правовых актах или договоре, поскольку не связано с личностью должника. Так, судом был признан неправомерным отказ в удовлетворении иска о взыскании денежных средств, выплаченных третьим лицом кредитору , как последствии ничтожной сделки, поскольку такого рода обязательство в соответствии с комментируемой статьей не связано с личностью.

———————————
Определение ВАС РФ от 24 марта 2009 г. N ВАС-1560/09 по делу N А40-26740/08-51-246.

4. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником. Такое исполнение возможно в случае, если имеется опасность третьим лицом утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество. Гражданский кодекс РФ не отвечает на вопрос, обязан ли кредитор принять такое исполнение. Поскольку эта обязанность прямо не предусмотрена ГК РФ, то принятие исполненного является правом, но не обязанностью кредитора. Согласия должника на исполнение обязательства не требуется. В том случае, если третье лицо не знает о возможных возражениях должника против исполнения обязательства, которые могут, например, прекратить обязательство или признать его основание недействительным, исполненное третьим лицом может быть в дальнейшем им возвращено как неосновательное обогащение.

Исполнение обязательства третьим лицом при вышеназванных обстоятельствах влечет переход к третьему лицу прав кредитора в отношении должника. Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. В то же время не все обязательства могут быть исполнены таким образом третьим лицом. Обязательства личного характера могут быть исполнены только должником.

При переходе прав кредитора к третьему лицу, исполнившему обязательство, должник вправе представить возражения, которые могли бы быть заявлены прежнему кредитору, а в соответствии со ст. 412 ГК РФ — зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

В том случае, если обязательство будет исполнено ненадлежащим образом, кредитор вправе потребовать надлежащее исполнение от должника.

5. В Концепции развития гражданского законодательства РФ обращается внимание на то, что необходимость наличия факта возложения «неоправданно стесняет свободу усмотрения сторон (третьего лица и должника), что противоречит принципам гражданского права (ст. ст. 1, 421 ГК РФ), а также приводит к нарушению прав кредитора, которому приходится каждый раз, принимая исполнение от третьего лица, выяснять наличие факта возложения, что не всегда возможно по характеру отношений, складывающихся при исполнении обязательств (например, перечисление безналичных денежных средств на банковский счет кредитора). Развитые иностранные правопорядки, а также принципы международного договорного права не видят необходимости в положениях об исполнении обязательства третьим лицом урегулировать взаимоотношения между третьим лицом и должником, обоснованно исходя из того, что регулирование исполнения обязательства третьим лицом должно устанавливать справедливый баланс интересов кредитора и должника, а не третьих лиц и должника». Положения о возложении исполнения обязательства на третье лицо, по нашему мнению, подлежат изъятию из п. 1 комментируемой статьи.