Начинающий адвокат в москве

Сколько зарабатывает адвокат в России — интервью

Уровень дохода адвоката в России напрямую зависит от его профессионализма и опыта.

Средняя зарплата адвокатов составляет около 40-50 тыс. рублей в месяц, но значительно отличается от региона работы и должности.

В Москве адвокат зарабатывает до 180 тыс. рублей в месяц, помощник адвоката около 50 тыс., юрист до 100 тыс., помощник юриста – 40-45 тыс., начальник юридического отдела компании – до 200 тыс.

Доходы, в первую очередь, зависят от количества дел, выигранных адвокатом. Доход от одного крупного дела может полностью обеспечить адвоката на пару месяцев вперед.

Забавно, что при всей сложности этой профессии, в стране избыток юристов, многим попросту не хватает места под солнцем и они идут консультантами в магазины техники. Полезно: какие профессии будут востребованы в будущем.

В тоже время, более «простые» рабочие специальности приносят зачастую сопоставимый доход, имеют больше перспектив для развития в своё дело, а главное, они востребованы, они в дефиците.

Если вы задаётесь вопросом, вынесенным в заголовок поста, намереваясь выбрать ВУЗ: планируйте заранее карьеру, учитесь. Хорошим вариантом применения ваших сил и знаний могут стать правоохранительные органы: может здесь и не высокие зарплаты, зато есть перспективы роста, есть есть возможность «своим умом» получить как хорошую зарплату, так и уважение в обществе.

Путь адвоката – с чего он начинается?

31 мая адвокатское сообщество отмечает свой профессиональный праздник – День российской адвокатуры (резолюция № 4 Второго Всероссийского съезда адвокатов от 8 апреля 2005 г.). Именно в этот день 15 лет назад был принят Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – закон об адвокатуре).

Накануне своего праздника опытные адвокаты рассказали порталу ГАРАНТ.РУ, с чего начинался их профессиональный путь, какие ошибки могут допустить начинающие юристы-практики, как минимизировать их последствия, как искать первых клиентов, а также на что нужно ориентироваться, определяя размер вознаграждения за свой труд в начале карьеры. Советы могут пригодиться как начинающим специалистам, так и опытным юристам, которые решили сменить сферу деятельности.

Начало карьеры и квалификационный экзамен

Если исходить из положений закона, приобрести статус адвоката может выпускник юридического факультета, проработавший по специальности два года. Образование необходимо получить по имеющей государственную аккредитацию программе, а в качестве альтернативы допускается наличие у кандидата ученой степени по юриспруденции (п. 1 ст. 9 закона об адвокатуре). Получить адвокатское удостоверение можно и в более короткие сроки. Для этого можно устроиться в адвокатское образование стажером. Срок стажировки при этом составляет от одного года до двух лет (п. 1 ст. 28 закона об адвокатуре).

Однако на практике в адвокатуру приходят и иными путями. Более того, по словам адвоката Коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры» Юлии Комиссаровой, очень малое количество юристов, не имея никакого опыта, начинают работать сразу помощником либо стажером адвоката – порядка 90% специалистов пришли в профессию из иной сферы юриспруденции. Нередко статус адвоката получают бывшие следователи и должностные лица правоохранительных органов, причем они хорошо разбираются в специфике уголовных дел. Не реже в профессию приходят из государственных органов, адвокатами становятся в том числе бывшие судьи. Разумеется, в адвокатуру можно попасть и из юридического консалтинга, однако некоторые из практиков оценивают получение статуса адвоката как PR-ход и возможность привлечь больше клиентов, считает Юлия Комиссарова.

Иногда наличие опыта в иной сфере помогает найти свою нишу в юриспруденции. Председатель Коллегии адвокатов «Центр Правовых Экспертиз» Елена Бойцова рассказала, что ее коллега-адвокат, получив первое высшее образование в медицинском вузе, теперь с легкостью ведет дела медицинских организаций, так как знает данную отрасль изнутри. А другой ее коллега, имеющий опыт военной службы, специализируется в вопросах военного права. В отдельных случаях выбор профессии предопределен заранее – адвокат Юлия Вербицкая знает много потомственных адвокатов, которых подготовили и привели в адвокатуру их родители или близкие родственники.

Чтобы приобрести статус адвоката при наличии образования и необходимого опыта, кандидату нужно сдать квалификационный экзамен. Он состоит из компьютерного тестирования и устного собеседования (абз. 1 п. 2.2 Положения о порядке сдачи квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката; далее – Положение). Перечень вопросов утвержден Советом ФПА РФ и включает такие разделы, как история российской адвокатуры, основы статуса адвоката, профессиональной этики, а также вопросы из сферы гражданского, уголовного, трудового, семейного, процессуального, налогового и международного права и ряда других отраслей. В экзаменационном билете могут попасться любые вопросы из утвержденного перечня (абз. 3 п. 2.2 Положения). Нетрудно догадаться, что соискатель должен обладать знаниями по всем перечисленным направлениям, вне зависимости от того, в какой области он собирается специализироваться.

Как раз поэтому при подготовке к экзамену большинство профессионалов, уже прошедших испытание, советуют уделить больше внимания вопросам, с которыми соискатель реже всего сталкивался на практике. Наряду с этим адвокат МГКА «Мистюков, Погуляев, Ванатский» Денис Погуляев рекомендует изучить не только теоретические основы (доктрину), но и судебную практику – особенно важно это понимать тем кандидатам, которые пока не получили практику в суде. Но и о законодательстве не стоит забывать – к примеру, по опыту Юлии Вербицкой, в тестовой части экзамена могут попасться «заковыристые» вопросы на знание закона об адвокатуре. «Внимательно читайте закон и обращайте внимание на редакцию и употребление терминов, а также их буквальное толкование», – советует адвокат. Кроме того, по мнению Юлии Комиссаровой, нелишним будет ознакомиться с лекциями светил юриспруденции.

Определенным преимуществом при подготовке могут обладать стажеры и помощники адвокатов. Партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева рассказала, что в ее коллегии с группой претендентов на статус адвоката занимаются старшие коллеги, причем вопросы по уголовному праву разбирают одни специалисты, по гражданскому – другие и так далее.

Первые клиенты, первые ошибки

Если квалификационный экзамен успешно сдан, соискателю со дня принятия присяги присваивается статус адвоката (ст. 13 закона об адвокатуре). С точки зрения закона, новоиспеченный специалист после этого может приступать к работе, но на практике у начинающего адвоката неизбежно возникнет целый ряд вопросов. Где искать первых клиентов – один из них.

Какие пять условий непременно должны быть внесены в соглашение между доверителем и адвокатом? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Мнения экспертов относительно того, стоит ли привлекать в качестве первых клиентов знакомых и друзей или лучше искать доверителей вне близкого круга общения, разделились. Одни полагают, что работа и приятельские отношения несовместимы. «Если есть желание остаться друзьями, то лучше искать доверителей на стороне. Точно так же, как нельзя делать медицинские операции своим близким – правильный расчет смешивается со страхом и неловкостью», – привела пример Анастасия Расторгуева. С друзьями, по мнению Юлии Вербицкой, могут возникнуть сложности и при определении суммы гонорара.

Как считают другие адвокаты, друзья в качестве первых клиентов – это, напротив, вполне приемлемо. Денис Погуляев подчеркнул, что начинающему адвокату значительно легче найти первых клиентов среди знакомых. По его оценке, потенциальный доверитель «со стороны» скорее всего поймет, что перед ним не очень опытный адвокат, а это может вызвать настороженность и отказ от сотрудничества. Друзья же, наоборот, изначально положительно настроены и скорее доверят решение своих юридических проблем знакомому адвокату. Кроме того, как предполагает Елена Бойцова, друзья могут начать рекомендовать такого адвоката как хорошего специалиста.

В то же время эксперты рекомендуют даже с близкими людьми выстраивать отношения по схеме «адвокат-клиент». Партнер Berkshire Advisory Group Сергей Копейкин считает необходимым в каждом случае заключать официально оформленное соглашение, согласно которому стороны берут на себя определенные функции и обязательства. Причем в данном случае неважно, первый это процесс у адвоката, или у него уже есть наработанная практика.

Представляется, что адвокаты, начинающие свой профессиональный путь, неизбежно столкнутся и с профессиональными ошибками – это вполне естественно. Новичку стоит приготовиться к тому, что его работу будут внимательно оценивать и предъявлять к ней самые высокие требования. Важно, чтобы в подобных ситуациях начинающий специалист смог не потерять самообладание и быстро исправить недочет.

Елена Бойцова и Сергей Копейкин сошлись во мнении, что начинающему специалисту может помешать излишняя самоуверенность, ведь юристы, которым она присуща, склонны переоценивать свои силы и в связи с этим недостаточно детально прорабатывать дело. Из этой ситуации есть несколько выходов – Бойцова рекомендует для начала «снять корону» и сосредоточиться на изучении судебной практики. Нелишним будет прислушаться к советам более опытных коллег, можно посещать судебные заседания с их участием, нужно подмечать особенности их поведения, и таким образом набираться знаний и уверенности. А Сергей Копейкин советует наряду с этим избрать специализацию – ту отрасль права, которая нравится, и окунуться в эту сферу с головой.

Ошибки часто возникают и в отношениях с доверителем. Юлия Комиссарова призывает максимально конкретизировать и прописывать в соглашении объем действий, которые предстоит осуществить адвокату, чтобы не ввести клиента в заблуждение. Наряду с этим Денис Погуляев рекомендует заключать договоры с доверителями только будучи однозначно уверенным, что перегрузки адвоката не произойдет, и новое дело не помешает ведению других.

Серьезными недочетами специалисты считают и недобросовестный подход к процессуальным нормам и документам. Нужно следить за течением сроков исковой давности и в целом предельно внимательно относиться к процессуальным срокам, ведь их пропуск влечет отказ в удовлетворении требований. Следует ответственно подходить и к процессуальным документам, они должны быть краткими, четкими и простыми. «Судьи третейских (и, думаю, всех иных судов) очень не любят процессуальные документы на нескольких десятках страниц. Ваши требования должны быть ясны, понятны и обоснованы. В этом случае у вас есть все шансы на успех», – поделилась секретом Юлия Вербицкая. В числе ошибок профессионалы-практики также называют назначение экспертизы и постановку вопросов экспертам без предварительных консультаций со специалистом.

Можно предположить, что значительное число перечисленных ошибок молодой адвокат сможет избежать, если он будет действовать под руководством опытного наставника. Большинство экспертов, ответивших на вопросы портала ГАРАНТ.РУ, отмечают, что наставничество в адвокатской среде распространено, некоторые даже называют это достойной традицией. Подобный подход взаимовыгоден – начинающие специалисты растут и развиваются в выбранной профессии, а состоявшиеся адвокаты воспитывают своих последователей. В то же время в отдельных адвокатских образованиях в наставничестве могут отказать, если есть опасения, что адвокат, на которого потратили время и силы, перейдет в другое профессиональное образование и станет конкурентом для своих учителей. То есть в конечном итоге наличие или отсутствие практики наставничества зависит от конкретной адвокатской коллегии или бюро.

Трудности профессии

Выбирая путь адвоката, начинающему специалисту нужно отдавать себе отчет в том, что практически сразу ему придется столкнуться с тяжелой интеллектуальной работой. Самыми сложными направлениями практической юриспруденции Сергей Копейкин считает хозяйственно-финансовое, строительное и земельное право. Эти области, по его оценке, постоянно развиваются, поскольку любые трансформации в экономике влекут за собой изменения в праве. По тому же принципу Анастасия Расторгуева отнесла к самым трудоемким направлениям налоговое право, отметив, что оно «меняется со скоростью света». А Елена Бойцова лучше посоветует хорошего специалиста по международному праву, чем самостоятельно начнет вникать во все нюансы данной отрасли. В то же время, по мнению специалистов, и в сложных делах можно при желании найти положительные стороны – они заставляют думать и профессионально развиваться.

Для адвоката неизбежны и тяжелые эмоциональные переживания. Как отмечают практики, в уголовных делах, в которых есть риск, что подзащитного приговорят к реальному лишению свободы, в делах о лишении родительских прав и определении порядка общения с детьми происходит погружение в судьбы людей. «Мне было бы морально тяжело защищать водителя, сбившего насмерть или причинившего тяжкий вред здоровью пешехода, особенно ребенка, женщины или пожилого человека. В этом случае лично я бы попробовала договориться о компенсации, если это будет возможно в рамках данного дела, то есть максимально уменьшить вред, причиненный моим подзащитным», – поделилась Юлия Вербицкая.

Однако несмотря на трудности, молодые адвокаты редко разочаровываются в профессии до такой степени, чтобы из нее уйти – так считают многие представители сообщества. Как правило, еще до получения статуса будущие специалисты знают, чего ждать на выбранном пути. Но уйти из адвокатуры отдельные юристы могут не из-за разочарования, а по другим причинам. Например, если специалист так и не научился находить доверителей и не смог выбрать адвокатское образование, которое обеспечивало бы загрузку и, следовательно, поступление денег, считает Денис Погуляев. Но, как отметили практики, тот, кто решил покинуть адвокатуру, свободен в выборе дальнейшего пути, ведь все зависит от его желания и настойчивости. Уже состоявшиеся профессионалы могут занять должности чиновников или руководителей компаний, и кроме того, юристам всегда открыто направление консалтинга.

Вознаграждение за труд и собственная практика

Поскольку адвокатский труд требует высокой квалификации, а также больших временных и эмоциональных затрат, неизбежно встает вопрос об его оплате. Кстати, размер вознаграждения и условия его выплаты относятся к существенным условиям соглашения об оказании юридической помощи (подп. 3 п. 4 ст. 25 закона об адвокатуре).

Представляется, что причитающуюся адвокату сумму ему нужно определять, исходя из адекватной оценки своего профессионализма. И необязательно при этом, чтобы молодой адвокат получал мало. Напротив, обратила внимание Елена Бойцова, «дешевый» специалист вызывает обоснованное сомнение – почему он так мало берет? Если профессионал уверен в своих знаниях и силах – он может называть высокий гонорар, полагает Сергей Копейкин. Однако и здесь следует проявлять известную сдержанность. Практикующие юристы советуют учитывать средние цены по рынку, а также исходить из общих расценок адвокатского образования, в котором работает специалист.

Впрочем, последний фактор не нужно учитывать адвокату, который открыл собственную практику и уже не зависит от коллегии или бюро. Вероятно, он может считать себя профессионалом и просить соответствующий гонорар, поскольку в настоящее время учредить адвокатский кабинет, чтобы вести самостоятельную деятельность, вправе только гражданин, имеющий стаж адвокатской деятельности не менее пяти лет (п. 1 ст. 21 закона об адвокатуре). Это положение появилось в законодательстве сравнительно недавно, менее года назад – изменения вступили в силу с 13 июня 2016 года (п. 6 ст. 2 Федерального закона от 2 июня 2016 г.. № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

К слову, данную норму не все адвокаты считают удачной. Денис Погуляев отметил, что она несправедлива для состоявшихся юристов с большим опытом, которые решили получить статус адвоката. Они не смогут сразу после этого стать учредителями кабинета или коллегии, так как им придется ждать пять лет, зарабатывая необходимый стаж. Более справедливым, по мнению эксперта, был бы дифференцированный подход, учитывающий продолжительность профессионального опыта. А Юлия Вербицкая, напротив, полагает, что наличие обязательного пятилетнего стажа – это правильная мера в отношении молодых адвокатов. Данный период она назвала оптимальным для получения опыта и создания собственной клиентской базы.

Что интересно, не все профессионалы считают необходимым открывать собственную практику. Так, Анастасия Расторгуева рассказала, что большинство ее успешных коллег-адвокатов являются членами коллегий или бюро. Данные формы адвокатских образований, по ее оценке, дают большее преимущество, поскольку всегда можно посоветоваться с коллегами или вести дело сообща. К тому же, самостоятельность влечет за собой и риски – не исключено, что первоначальная клиентская база не обеспечит достаточный доход. В этом случае эксперты рекомендуют заранее предвидеть такую ситуацию и создать финансовый резерв на первое время.

Реформирование адвокатуры

По мнению некоторых адвокатов, действующее законодательство, которое касается адвокатуры, необходимо скорректировать. В качестве одного из направлений предлагаемых ими изменений можно выделить регулирование рынка юридических услуг. Отдельные эксперты считают, что все юристы должны получать некий «допуск к профессии». Сегодня большинство специалистов не обязаны сдавать никаких квалификационных экзаменов, но в то же время могут выступать в качестве представителя в суде. Но чтобы стать адвокатом, нужно пройти испытание, а в дальнейшем еще и следовать закону об адвокатуре и Кодексу профессиональной этики. По оценке Дениса Погуляева, такое положение вещей создает дисбаланс в сфере юридических услуг.

Некоторые профессионалы предлагают повысить требования еще и к адвокатам. Так, Сергей Копейкин считает, что отбор в адвокатское сообщество должен стать более жестким и в профессиональном плане, и с точки зрения личных качеств будущего специалиста.

Определенные претензии есть у практиков к форме адвокатских образований. Сегодня адвокатские бюро, коллегии и юридические консультации считаются некоммерческими организациями (п. 1-2 ст. 123.16-2 Гражданского кодекса). Анастасия Расторгуева отмечает, что в связи с этим у партнеров нет желания вкладываться, например, в офис или иное имущество фирмы, так как оно останется в самой организации. Адвокат рассказала, что по этой причине некоторым крупным адвокатским фирмам приходится открывать коммерческую структуру с тем же названием. По оценке других экспертов, для решения подобных проблем нужно создать форму адвокатской деятельности, схожую с коммерческими организациями. В том числе это позволило бы совершать сделки с ее долями.

Начинающему адвокату придется столкнуться со множеством трудностей. Но если он уверен в выбранном пути, готов упорно работать и добросовестно выполнять свои обязательства, чтить закон и Кодекс профессиональной этики, он несомненно станет достойным членом адвокатского сообщества.

Сколько получают адвокаты: доходы специалистов разных направлений

Юриспруденция и адвокатура всегда считались престижными и востребованными специализациями. Вот почему на профильные факультеты ВУЗов такие строгие конкурсы – «отвоевать» себе место абитуриенту без связей очень сложно. А еще труднее будет потом устроиться на высокооплачиваемую должность. И то, сколько получает адвокат в месяц, будет напрямую зависеть от его опыта и знаний. Но есть и ряд других факторов, которые отразятся на уровне доходов специалиста.

Адвокаты и юристы были еще в древние века, когда приходилось разрешать спорные конфликты. Сегодня специалисты по направлению, по сути, решают те же проблемы – защищают граждан в суде, представляют их интересы во многих инстанциях, собирают пакеты документов.

Сложно обозначить точную цифру, показывающую, какова средняя зарплата адвоката в России. Есть профессионалы высокого уровня, которые разъезжают на иномарках, а есть специалисты, которые многие годы работают буквально за копейки.

Откуда такая разница в доходах?

Один из главных мотивов всех студентов, которые начинают познавать азы уголовного и административного права – это то, сколько получают адвокаты в России. И действительно, у опытных профессионалов весьма солидные доходы.

Заработная плата специалистов будет зависеть от следующих факторов:

  • Населенный пункт. Какую сферу в пример ни возьми, получится, что работники из крупных городов (Москва, Питер) получают значительно выше тех специалистов, что трудятся в провинции. Но тут вряд ли стоит сравнивать заработок, поскольку для многих регионов даже зарплата в размере 20000 руб. уже считается хорошей, тогда как для столицы – это мизерная сумма. А потому, желая иметь большие доходы, стоит набраться опыта и отправляться работать в крупные города.
  • Направление деятельности. Областей права очень много и усвоить все нюансы каждого из них нереально. Поэтому специалисты, как правило, ориентируются только на 1-2 направлениях. И эти специализации значительно влияют на стоимость работы адвоката. Простой пример – адвокат по уголовным делам получает значительно больше «среднестатистического» юриста по оформлению завещаний в нотариальной конторе.
  • Конкретная компания. Каждая фирма назначает свои зарплаты – можно найти место, где платят 50000 руб., а можно в том же городе быть в штате фирмы, платящей сотруднику 15000 руб. В муниципальных учреждениях зарплаты строго регламентируются, и они часто значительно ниже тех доходов, что имеют специалисты, устроенные в частных компаниях. Но государственный адвокат, в качестве некой «компенсации», получает льготы, которых не имеет сотрудник частной фирмы. К тому же здесь бывает проще идти вверх по карьерной лестнице
  • Опыт работы. Специалист, который уже успел набраться опыта, имеет более высокую заработную плату, которая во многом объясняется широкой клиентской базой. Студент, только что получивший диплом, может рассчитывать только на должность помощника юриста, если, конечно, «полезные» знакомства не помогли устроиться на более привлекательную должность. И понятно, что стажер адвоката будет получать значительно меньше человека, проработавшего в этой фирме ни один десяток лет. И чтобы выйти на высокий уровень доходов, начинающему специалисту придется проработать не менее 5 лет.
  • Выигранные дела. Если проанализировать работу адвоката по уголовным и административным делам, то с каждым выигранным делом специалист получает денежное вознаграждение от компании, что значительно увеличивает его среднемесячные доходы. Вот только работа над делом может быть растянута во времени.

А стоит ли думать, как найти работу адвокату, если можно открыть собственную юридическую или адвокатскую контору? А вот с этим торопиться как раз не надо, поскольку, не имея достаточного опыта, можно не получить тех зарплатных ожиданий, о которых грезится. Доход частного практика будет зависеть от его знаний и опыта в сфере права. И клиенты, обращаясь к специалисту, хотят сотрудничать с настоящим профессионалом. А вы уже готовы самостоятельно вести дела, не совершая ошибок?

Возможно, заинтересует:

Как открыть свой бизнес по производству пенопласта в домашних условиях?

Средние доходы специалистов права в России


Чтобы оценить, сколько в среднем зарабатывает адвокат в 2016 году, необходимо оценить статистические данные, полученные аналитиками. И разброс заработных плат по России велик – 15000-60000 руб./мес. Более точные результаты можно получить, проведя детальный анализ регионов.

В областных городах юристы и адвокаты получают в среднем 7000-25000 руб./мес. Но тут нужно учитывать и тот факт, что многие специалисты, помимо основной деятельности у работодателя, «подрабатывают на стороне», в частном порядке оказывая те или иные юридические услуги – а недекларируемые доходы учесть очень сложно. То, сколько зарабатывает адвокат в Москве, сильно отличается от тех зарплат, что имеют провинциальные специалисты – это будто другой мир, открывающий для профессионалов большие возможности. Юристы с опытом работы, в зависимости от занимаемой должности, здесь получают в среднем 45000-150000 руб./мес. У стажеров и помощников доходы несколько ниже – 20000-50000 руб./мес.

Теперь совершенно понятно, почему в крупных городах такие большие конкурсы на вакантные места – многие специалисты из областей покидают родные края, чтобы иметь возможность зарабатывать больше. А в областных городах, особенно это касается госструктур, очень часто не хватает квалифицированных юристов и адвокатов.

Как повысить доход?

Учитывая, что оплата работы адвоката напрямую зависит от его навыков, совсем необязательно уезжать в поисках «хорошей жизни» в мегаполисы. Набирайтесь опыта, а вместе с ним повысятся и доходы.

Работодатели платят больше, если специалист:

  • свободно ориентируется в нескольких отраслях права;
  • знает иностранные языки;
  • имеет коммуникативные навыки;
  • заинтересован в карьерном росте и личностном развитии;
  • разбирается в международном праве.

Адвокат по назначению, получивший качественное образование, может добиться успеха даже в небольшом городе, со временем открыв собственную фирму по оказанию населению юридических услуг.

А какие доходы у адвокатов за границей?

Если сравнивать, какая зарплата у адвоката из-за рубежа с уровнем доходов российских специалистов, то преимущество будет на стороне Запада и Европы – здесь профессионалы зарабатывают намного больше.

Но не будем забывать, что за получение хорошего образования в США и Европе приходится выкладывать немалые суммы. Многие будущие юристы учатся, в прямом смысле слова, в кредит, отдавая долг банку после трудоустройства. Обучение в колледже обходится студентам в 15000-60000 долларов за год (в перерасчете на рубли – 1000000-4200000 руб./год). Но все кредиты, устроившись на хорошую должность, можно отдать очень быстро. Специалисты в крупных компаниях получат здесь до 150000 долларов в год (или 10000000 руб./год). Зарплата помощника адвоката в Америке, конечно, ниже – до 50000 долларов в год (или 3500000 руб./год), но и она значительно выше той, что предлагают российские работодатели.

Готовы выложить крупную сумму за обучение? Тогда вполне можно попробовать получить место в американском колледже и именно здесь начать строить свою карьеру.

В ближнем зарубежье специалисты юриспруденции и адвокатуры получают практически столько же, сколько получают профессионалы из России. В Беларуси, например, эта специальность очень востребована, и работодатели готовы платить выпускникам, если пересчитывать на российские рубли, до 35000 руб./мес. Немного хуже дела обстоят в Казахстане – выпускникам предлагается заработная плата не более 75000 тенге/мес. (что в рублях – 15000). В Украине сейчас кризис, и это, конечно, сказывается на доходах всех слоев населения, в том числе и на сегменте специалистов юридического направления. Адвокаты и юристы получают там сегодня примерно такой же уровень доходов, что и специалисты из Казахстана.

8 главных ошибок адвоката, начинающего вести уголовные дела

Чуть более месяца назад мы задали представителям адвокатского сообщества вопрос: «Какие ошибки вы допускали в начале своей адвокатской карьеры и как их исправляли?». Благодаря полученным ответам, нам удалось собрать и обобщить сведения, которые, думается, будут полезны не только начинающим защитникам по уголовным делам, но и опытным адвокатам (смотрите диаграмму ниже).

Разумеется, многим профессионалам перечень представленных ошибок может показаться неполным, а кто-то скажет, что до сих пор встречает указные ошибки у своих коллег — далеко не новичков. Правы, видимо, будут и те, и другие. Однако этим исследованием журнал только начинает путь к более детальному изучению практики работы всех участников уголовного процесса.

Собранная информация позволила условно поделить «ошибки адвокатов» на три группы. К первой отнесены так называемые «профессиональные» ошибки. Несмотря на название, выделенные в эту группу промахи в работе во многом не связаны с непосредственным знанием закона и навыками его применения. Ведь чтобы описать хотя бы часть из тех, что встречаются на практике, вряд ли хватило бы даже объема одной книги. Сюда скорее отнесены организационные и тактические ошибки, которые совершают защитники в начале карьеры.

Во вторую группу включены «психологические» ошибки. Здесь обозначены недостатки, которые, наверное, в первую очередь допускают еще вчерашние студенты вузов или любые другие специалисты юриспруденции, мало знакомые с особенностями работы с подзащитными.

Последнюю, третью, группу образует ошибка, которая присуща адвокатам, пришедшим в профессию из правоохранительных органов. Эту группу было решено выделить по той простой причине, что хотя львиная доля адвокатов имеет опыт работы в следственных органах и (или) прокуратуре и т. д., но, как показали отзывы, нередко ее допускает. Конечно, нельзя сказать, что защитники, еще вчера собиравшие доказательства для обвинения или поддерживавшие обвинение в суде, допускают только ту ошибку, которая названа в этой группе. Как показал опрос адвокатов, несмотря на свой опыт многие бывшие оперативные работники, следователи или прокуроры сталкиваются с теми же сложностями, что и остальные и (или) открывают для себя «новые стороны» в уголовном процессе.

ДИАГРАММА

Распространенные ошибки начинающих адвокатов по уголовным делам

Название ошибки

В процентах

В цифрах (значение указывается в скобках рядом с процентами)

Попытка вести большое количество дел

Убеждение в справедливом решении дела судом

«Соглашательство» со следователем

Неправильная оценка объемов работы

Излишне тщательное обжалование каждого недочета следствия

Чрезмерное доверие подзащитному

Эмоциональное отношение к делу

Излишняя уверенность в своих знаниях и опыте

Профессиональные ошибки

Ошибка 1: попытка ведения большого количества дел

Наверное, главный вопрос, которым задается большинство адвокатов в начале карьеры (а часто и на протяжении многих лет практики), связан с источником работы, а именно — с уголовными делами, обращениями доверителей. Ведь помощь подзащитным — основной источник дохода адвоката. В этом смысле риск адвоката сродни риску предпринимателя: адвокату никто не дает работу и не платит зарплату, он находит работу сам и, соответственно, зарабатывает средства к существованию тоже самостоятельно.

Из-за страха остаться без работы или желания заработать как можно больше денег у начинающих защитников велик соблазн взяться за как можно бóльшее количество дел. Однако чаще всего это приводит к обратному эффекту. Защитнику не удается уделить достаточно времени изучению дела, подготовке документов по нему и даже элементарно находиться в разных местах (судах, СИЗО и т. д.) одновременно. Все эти и другие факторы могут привести к нежелательному для доверителя результату по делу, а далее — к потере адвокатом репутации, за которой неминуемо последует отказ от его услуг.

Рекомендации из серии «не берите на себя слишком много дел», «правильно оцените и распределите время» — не совсем те советы, которые, очевидно, хотели бы услышать начинающие адвокаты. Думается, что два основных вопроса связаны с тем, как организовать поиск и получение достаточного объема работы и психологически преодолеть при этом боязнь остаться без заработка.

Как показывает практика, чтобы обрести «холодную голову» и избавиться от стресса, необходимо найти психологическую поддержку.

Кроме того, важно заранее позаботиться о будущем месте работы: найти адвокатское образование, которое на первых порах могло бы «снабжать» делами, в том числе такими, в которых защитник участвует по назначению государства. Кроме того, практику лучше начать с участия в не слишком сложных делах, если о простоте в уголовном процессе вообще можно говорить.

Чтобы не потерять опыт и знания, решил заняться адвокатской практикой

Сергей Анатольевич Дорогокупец, адвокат Московской коллегии адвокатов «Единство»

До того, как стать адвокатом, я долгое время был штатным юристом в организации, а затем соучредителем юридической компании. Но, став управляющим юридической компании, я в какой-то момент понял, что работаю не юристом, а просто администратором и, значит, теряю опыт и знания. Именно тогда у меня возникла мысль: уйти из компании и заняться адвокатской практикой. Принятие этого решения далось мне нелегко, одолевали сомнения: смогу ли я найти достаточно клиентов, чтобы обеспечить семью?

Именно в этот момент я нашел поддержку в семье и понимание того, какой минимальный доход позволит нам жить достойно. Это помогло на начальном этапе преодолеть стресс и разумно подойти к выбору дел и оценке своих сил.

Ошибка 2: убеждение в справедливом решении дела судом

Формулировка этой ошибки, возможно, вызовет гнев у судей, которые тоже являются читателями журнала. Вероятно, в определенной степени этот гнев будет оправдан. Однако мы не могли не выделить эту ошибку. Во-первых, потому что на нее указывали опрошенные нами адвокаты, во-вторых, даже судьи наверняка не смогут отрицать того, что встречались с неправосудными решениями, нарушениями, допускаемыми в уголовном процессе судом, низкой квалификацией коллег.

Если перейти к сути ошибки, можно сказать, что уверенность в тщательном рассмотрении именно «его» (адвоката) дела вполне объяснима. Ведь по сравнению с судом защитник тратит несоизмеримо больше времени, психологических и умственных усилий при работе над делом. Конечно, он надеется на адекватную оценку своих трудов судом. Надежда на суд усиливается, если на этапе предварительного следствия защитник сталкивается с «глухим» саботажем: необоснованными отказами в ходатайствах и приобщении к делу доказательств, представленных защитой, с невозможностью нормально участвовать процессе и т. д. Но если и судья изначально будет более благосклонен к обвинению (вспомните процент оправдательных приговоров!), разочарование защитника наступает неминуемо.

Кроме того, начинающему адвокату нужно помнить, что для судьи конкретное дело не является единственным, и к данному процессу он относится так же (скрупулезно либо поверхностно), как и к сотням других. Наконец, из-за большой нагрузки, большого количества дел, судья может просто физически не успеть вникнуть в каждую деталь дела.

Процессуальным оппонентом защитника зачастую становится суд

Андрей Борисович Суховеев, адвокат коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

Одной из моих ошибок в начале работы адвокатом, даже несмотря на опыт работы в правоохранительных органах, было ожидание от судей соблюдения закона. На деле судьи регулярно нарушали, например, установленные процессуальным законом сроки. При этом никаких последствий для них, как правило, не наступало. Чтобы избежать излишних пустых надежд, я стал фиксировать все свои заявления, ходатайства, речи в прениях и т. д. на бумаге и приобщать их к делу любой ценой, получая отметки на копиях.

Далее было наивное представление о равенстве сторон в уголовном процессе. Я думал, что мне придется состязаться только с обвинителем, а не с судом и обвинителем. Поначалу меня удивляло, что судья советуется в своем кабинете с прокурором о том, как лучше найти ответ на доводы защиты.

Еще одной ошибкой было то, что я считал, что судьи, в том числе Верховного Суда РФ, связаны позицией, изложенной по конкретным вопросам в постановлениях Пленума ВС РФ. На деле доходило до того, что мои ссылки на постановления Пленума просто игнорировались. Признаться, такое положение дел оставляло чувство, что адвокат в юриспруденции «партизан на оккупированной противником территории». Чтобы исправить эту ошибку и перестать разочаровываться, я просто прекратил «жалеть» правоохранителей и стал подавать жалобы на все их действия и недостатки. Но, разумеется, каждый раз только на те, которые они не могли устранить на конкретной стадии уголовного процесса.

Ошибка 3: соглашательство» со следствием

Неуверенность в своих силах присуща новичку в любой профессии, а адвокату вдвойне, ведь ему часто приходится оставаться один на один с государственной «машиной». В этой ситуации начинающий адвокат может поддаться на уговоры следователя поскорее решить пустяковое дело невзирая на «небольшие» нарушения уголовно-процессуального закона, уговорить подзащитного признать вину и согласиться на особый порядок рассмотрения дела судом и т. д. Взамен следователь может пообещать, что будет привлекать адвоката к защите подозреваемых и обвиняемых по делам, которые находятся в его производстве. Пойдя на такие уговоры, «соглашательство», налаживание «нужных связей», защитник сильно рискует не только репутацией, но доверием и уважением коллег.

Чтобы преодолеть страх и неуверенность в себе, можно обратиться к коллегам, которые в свое время тоже начинали работать «с нуля». Главное помнить, что любая дорога начинается с первого шага, а профессия адвоката в любом случае требует смелости, а иногда и мужества.

Адвокат не должен бездумно доверять словам следователя

Демченко Василий Васильевич, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов

Одна из самых больших сложностей для начинающего адвоката — это неуверенность в себе, страх перед следователем, который может быть, например, старше по возрасту. Многие теряются и идут на поводу у следствия, не применяя тех теоретических знаний, которые имеют. Мой опыт работы показывает, что,большинство следователей не следит за изменениями в законодательстве и, как правило, знает о них только из уст своих начальников. А такие понятия как судебная практика, постановления Пленума Верховного Суда РФ часто для них вообще неведомы. Но некоторые начинающие адвокаты верят следователям в обмен на обещание «давать дела».

Следователь действительно может уговорить подозреваемого взять того адвоката, которого он посоветует. В результате адвокат может подписать документы, составленные следователем, без каких либо возражений. Несомненно, что профессиональная жизнь таких адвокатов недолгая, примерно один — два года. Затем адвокат теряет тех клиентов, которые у него были, и о нем быстро распространяется молва как о «карманном», «ментовском» адвокате. Тогда уже и следователю становится сложно уговорить очередного задержанного воспользоваться услугами именно такого защитника. В подобных случаях следователь быстро находит других защитников или «новых временных» адвокатов, пока еще неизвестных. В этой ситуации самое главное не принимать слова следователя или оперативного работника за чистую правду, а опираться только на документы.

Практика знает достаточно случаев, когда следователь обещает адвокату отпустить подзащитного под подписку о невыезде, если адвокат уговорит его сознаться в совершенном преступлении. Защитник, окрыленный своим достижением, делает то, что нужно следствию, но в итоге подзащитный остается в местах лишения свободы или берется под стражу. При этом следователь всегда может оправдаться тем, что выпустить до суда задержанного ему в последний момент не позволило начальство или возражал прокурор.

Ошибка 4: неправильная оценка объемов работы

Отнести эту ошибку к промахам начинающего адвоката, наверное, можно в меньшей степени, чем приведенные выше. Ведь чтобы адекватно оценить объем предстоящей работы, нужно не только иметь колоссальный опыт, но и обладать полной информацией, имеющей отношение к делу. Неправильная оценка объемов работы автоматические означает дополнительные трудозатраты и возможные споры с доверителем по поводу оплаты услуг защитника.

Чтобы не попасть в конфликтную ситуацию, адвокаты советуют заранее предусматривать возможные проблемы и компенсацию незапланированного объема работы.

Например, отражать увеличение стоимости услуг адвоката в случае увеличения объема обвинения и продления срока следствия на срок свыше двух месяцев. Оговаривать объем работы по одному уголовному делу исходя из принципа «одно дело — один обвиняемый — один эпизод». Не секрет, что дело может расследоваться год и более, а число обвиняемых от начала к концу следствия может увеличиться в разы.

Ошибка 5: излишне тщательное обжалование каждого нарушения следствия

Эту ошибку можно назвать своего рода и продолжением, и антиподом ошибки № 2. Даже среди опытных адвокатов можно встретить ошибочное мнение, что «все дело можно лучше всего решить суде», не обжалуя действий правоохранительных органов на этапе предварительного следствия, не указывая им на недостатки и нарушения в доказательной базе, чтобы они не могли их исправить и снова приобщить к делу. Однако все дело в том, что это правило действует далеко не всегда. Искусство адвоката заключается и в том, чтобы выбирать для каждого обжалования огрехов обвинения свое время и место.

Для обжалования следует ждать подходящего момента

Луценко Виктор Михайлович, адвокат коллегии адвокатов Хабаровского края «Дальневосточная»

Моя первая ошибка заключалась в том, что я как только обнаруживал нарушение закона со стороны следствия, сразу же обжаловал в суд. На каком-то этапе процесс начинал складываться в пользу защиты, но толку было мало: вместе с прокуратурой следствие только устраняло свои ошибки и оправляло дело в суд заново.

Был случай, когда по одному делу суд дважды признавал незаконным возбуждение самого уголовного дела. Заместитель прокурор края отменил (явно незаконно, так как нужно было прекращать дела, в которых уже было по два — три тома процессуальных действий) все постановления о возбуждении дел и возбудил третье дело, к которому в качестве вещественных доказательств приобщил пять томов прекращенных дел. Хотя в итоге это дело также было прекращено, но весь процесс продлился почти три года.

Из подобного опыта я сделал вывод, что не нужно подавать жалобы на действия следователя, если их итогом будет только устранение ошибок в обвинительном заключении. Все ошибки следствия лучше собирать и ждать суда.

На суде также не стоит сразу озвучивать все нарушения следствия, лучше ждать подходящего момента. Благодаря грамотной работе с представлением нарушений суд может признать доказательство недопустимым, а если оно ключевое и невосполнимое, суд прекращает дело или возвращает его обвинению или следствию, которому ничего не остается, как «без лишнего шума» прекратить дело.

Психологические ошибки

Ошибка 6: чрезмерное доверие подзащитному

В силу специфики работы адвокату по уголовным делам приходиться иметь дело с конкретными людьми, их болью. Наверное, нельзя представить себе порядочного адвоката, как, например, врача, который не проникался бы переживаниями обратившегося за помощью человека. Тем не менее, с опытом к защитнику приходит понимание того, что слова любого, даже самого честного на вид и беззащитного доверителя, необходимо проверять и анализировать, не допускать слишком личного отношения к делу, не давать волю эмоциям и уж тем более не идти на поводу у подзащитного.

Депутатский запрос по делу может навредить защите

Сергей Александрович Соловьев, адвокат, директор Московской коллегии адвокатов «Сословие»

В начале адвокатской карьеры со мной произошел случай, который прочно укрепил меня во мнении, что не стоит идти навстречу всем желаниям и просьбам доверителя.

Я выступал защитником по уголовному делу, возбужденному по ст. 164 «Хищение предметов, имеющих особую ценность» УК РФ. Изучение материалов дела дало основания для подачи жалобы в органы прокуратуры, что я и сделал, придя на личный прием к заместителю прокурора одного из районов Москвы. Изучив мою жалобу, он сказал, что изложенные в ней доводы настолько серьезны, что если они будут подтверждены при изучении уголовного дела, то он не допустит направления этого дела в суд. Надо отметить, что обратился я в прокуратуру уже на стадии ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Я доложил о ситуации своему доверителю, который, в свою очередь, предложил мне подключить к решению вопроса одного из знакомых депутатов Госдумы с той целью, чтобы подготовленный им депутатский запрос «усилил» позицию защиты по делу. Я согласился на предложенный доверителем шаг и оформил обращение в Госдуму. В правоохранительные органы в скором времени был выслан соответствующий запрос.

Однако данный запрос попал в прокуратуру города Москвы. Там никаких нарушений закона в расследовании нашего уголовного дела не обнаружили, о чем и дали ответ депутату.

Тогда я обратился заместителю прокурора района, которыйобещал не допустить направления этого дела в суд, но тот в ответ сказал, что вышестоящая прокуратура на депутатский запрос по нашему делу дала ответ о законности расследования этого дела и вынесенных по нему процессуальных решений, поэтому он ничего поделать не может. Выступать против вышестоящей организации с отличным мнением у него нет ни возможности, ни желания.

Ошибка 7: эмоциональное отношение к делу

Эта ошибка аналогична обозначенной выше, с той лишь разницей, что эмоции и переживания адвоката, как правило, не связаны с доверителем, а вызваны вопиющими нарушениями закона со стороны следствия и обвинения, а также попытками адвоката обозначить свое превосходство над обвинением, вступить в некое соперничество с ним и т. п. Подобный подход к делу может не только помешать защитнику адекватно оценить обстоятельства дела и выработать последовательную тактику защиты, но и отрицательно сказаться на взаимоотношениях с представителями обвинения, которые далеко не всегда заслуживают критики.

Эмоции мешают трезво взглянуть на дело

Баховская Мария Михайловна, адвокат адвокатской конторы «Барристер» Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы

Самой большой ошибкой начинающего адвоката, по моему мнению, является излишнее доверие клиенту и соперничество со следователем, даже когда он допускает нарушения процессуального закона или ведет себя непорядочно.

В моей практике было дело, когда для моего клиента, которого обвиняли в убийстве, я сделала все, что могла, но это не только не привело к положительному результату, но и имело трагичные последствия. 18-летний юноша Алексей Баранов подозревался в убийстве бывшего одноклассника. Из его слов следовало, что убитый, сосед по дому, вместе с еще двумя парнями пришел к нему домой и проиграл деньги одному из пришедших. Так как у убитого денег не было, вспыхнул конфликт, в ходе которого одноклассника убили. Затем парни ушли, пригрозив Алексею, что если он на кого-то из них покажет, то ему будет не лучше, чем его однокласснику.

В процессе следствия у меня появилась некоторая обида на следователя, который, после того как я привела своего подзащитного для явки с повинной, вызвал оперативников и моего подзащитного задержали. Только потом я поняла, то обида была проявлением эмоций, и она явно помешала трезво взглянуть на дело. Путем невероятных усилий, адвокатских уловок, хорошего знания работы местного следствия мне удалось добиться того, что до суда Баранов остался на свободе.

Но когда выездная коллегия облсуда приехала для рассмотрения дела в город, мой подзащитный не появился в суде. В дальнейшем выяснилось, что он ударился в бега. Прошло три года. Мой подзащитный пришел с повинной по другому, двойному, убийству в другом городе. Там он был осужден на 15 лет. Состоялся суд и по «старому» делу, в котором я была привлечена как защитник. По обвинению в убийстве по «старому» делу суд оправдал Баранова, осудив его только за кражу вещей погибшего.

Ошибка 8: бывшие правоохранители излишне уверенны в своих знаниях и опыте

Название этой ошибки говорит само за себя. Большинство следователей или прокуроров уверены, что знают об уголовном процессе все. Но как только они сталкиваются с «другой» реальностью, многие из них начинают понимать, что попустительство нарушениям закона со стороны суда, прокуратуры может играть против них. Понимать, что подзащитный и подозреваемый (обвиняемый) — это не просто разные понятия, но и разный подход к участию в деле, а сбор доказательств адвокатом сталкивается с не в пример большими трудностями, чем та же работа следствия. Ну, и главное: вчерашние коллеги по цеху далеко не всегда рады помочь, потому что их работа оценивается совсем по другим критериям, нежели работа адвоката.

Принадлежность к органам сразу дает в процессе дополнительные баллы

Морохин Иван Николаевич, председатель коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

В самом начале адвокатской карьеры я допустил типичную ошибку, распространенную среди адвокатов, «пришедших» из правоохранительных органов. Я наивно полагал, что мои предыдущие достижения в области юриспруденции основывались на моих качествах.

Практика показала, что на самом деле принципиальную роль играет принадлежность к «органам». Именно это в любом судебном процессе сразу дает дополнительные баллы, независимо от степени умственного развития участника. Недаром бывшие судьи и прокуроры, став адвокатами, зачастую демонстрируют на практике весьма посредственные знания.

Автор: Ислам Рамазанов, к.ю.н, главный редактор журнала «Уголовный процесс», специально для Право.Ru