Наказание служанок за воровство

Наказание для горничной

Я работала горничной в этом доме уже пять месяцев. Хозяин был спокойным, обеспеченным, убежденным холостяком, можно сказать, даже добрым. Работа была необременительной, сексуальные услуги оказывать его гостям меня никто не заставлял, в отличие от предыдущих мест работы, вознаграждение было более чем достойным. В общем, жизнь моя текла размеренно и спокойно. Но было одно но. я курила, никак не могла избавиться от этой привычки, хозяин разрешал мне это делать, но только когда его не было дома и только на балконе, в любое время года. Телесные наказания были прописаны в моем контракте, в том числе за курение дома. Но пока за все это время я ни разу не нарушила условий. Но в этот день хозяин пришел домой на полчаса раньше.

И тут я попалась. Я забыла закрыть дверь балкона, когда там покурила, и запах табака явно ощущался в столовой.

Хозяин зашел как обычно, я приняла у него плащ, портфель с документами. Он разулся, прошел в столовую. посмотрел на меня, и таким ровным голосом спросил или, точнее, констатировал факт: «Ты курила?» Отпираться было бесполезно. «Да, на балконе. но дверь закрылась неплотно. » — пролепетала я, опустив глаза в пол. «Ты знаешь, что полагается за нарушение правил?» — «Да, мне полагается наказание», — внутри меня все сжалось в комок, а внизу живота вдруг неожиданно стало горячо. «Хорошо, что ты это понимаешь. Накрой ужин и приготовь все для наказания в своей комнате», — сказал хозяин и присел в кресло с газетой в руках. Прозвучало это так спокойно и буднично, как будто меня пороли каждый день. От этого стало совсем не по себе. Но. приказ есть приказ. Я накрывала на стол как во сне, на глаза то и дело наворачивались слезы, как я еще ничего не разлила и не разбила, а то бы вовсе попала.

Он сел за стол и отдал приказ: «Приготовишь три ремня — один мягкий, второй узкий, третий — плетеный, и положи щетку для волос, она может мне понадобится, когда все сделаешь, доложишь».

Все предметы для порки были развешаны на виду в моей комнате, в шкафу со стеклянной дверью, чтобы я видела их каждый день и помнила, что это может случится в любой момент. Я достала указанные ремни, положила их на тумбочку возле кровати, туда же положила деревянную щетку для волос (она тоже была в шкафу и по назначению не использовалась), на середину кровати сложила друг на друга две подушки (с правилами порки меня познакомили вместе с подписанием контракта на работу). И пошла докладывать. У меня дрожали руки, но внизу живота предательски мокрело, будто от предстоящего удовольствия. но какое удовольствие, если сейчас тебя будут беспощадно сечь ремнями?

Я вошла в гостиную. «Все готово», — почти шепотом пролепетала я. «Хорошо», убери со стола и принеси мне кофе». Эта задержка просто сводила меня с ума, хоть бы уж все закончилось поскорее. а оно еще и не начиналось.

Я составляла посуду в посудомоечную машину, когда на кухню вошел хозяин с чашкой кофе в руках и в домашней одежде, он присел на стул возле барной стойки. «Подойди и встань передо мной», — прозвучал приказ. Я сделала. Дальше последовала длинная проповедь о соблюдении правил и прочего. не буду приводить ее целиком, ни к чему, да и не слышала я половины, мозги были там — возле прикроватной тумбочки.

Наконец, хозяин встал и приказал мне отправляться к себе. Я шла, не чувствуя ног, мне было и страшно и любопытно одновременно — как это будет? Хозяин шел следом за мной.

Мы вошли в мою комнату, хозяин осмотрел ремни, каждый по очереди сложил вдвое и пару раз рассек ими воздух. у меня все похолодело. но мне продемонстрировали в каком порядке они будут обхаживать мою попочку. Плетеный был последним.

«Спусти трусики и ложись на подушки». Просить пощады, спорить или сопротивляться было бесполезно, это я поняла сразу, поэтому решила, что буду выполнять все беспрекословно. На мне была обычная униформа — белая блузка, черный короткий сарафан, белые чулки на резинках и белые трусики. я стянула трусики вниз и легла животом на подушки, постаралась, чтобы подол сарафана полностью закрыл мою обнаженную попку. Но не тут-то было — хозяин аккуратно поднял юбку и разложил ее на моей спине, провел рукой по обнаженным ягодицам, которые вздрогнули от его прикосновения. «Ну-ну, расслабься, тебе будет легче. » — это единственные ласковые слова, которые он произнес за все последующее время наказания, остально были только короткие, жесткие приказы.

Порка началась несильно, почти ласково, я уже расслабилась, думала, что легко отделалась, но не тут-то было. После 50 ударов мягким кожаным ремнем, мне приказали встать, снять трусики, сарафан и опереться руками об край кровати. В ход пошла щетка для волос — вот тут я уже начала охать и приседать. Перед каждым ударом хозяин сначала ласково проводил щеткой по попе, а потом резко, снизу вверх шлепал меня деревянной поверхностью щетки. Попа уже горела огнем, на глазах выступили слезы. а он продолжал и продолжал. наконец, и это закончилось. Но это было не все. Мне приказали снять блузку и встать на колени на край кровати. Настало время самого главного. По сути дела — настоящей порки. я не видела, что было в руках у хозяина, но моя попа в полной мере ощущала резкие, быстрые, хлесткие удары тонкого ремешка, сложенного вдвое. и покрывалась такими же тонкими взбухшими полосами. Сколько было ударов, не знаю, слезы лились из глаз, я всхлипывала. когда сил уже не было. все затихло — и свист ремня, и жгучее прикосновение. осталось только ощущение горящей кожи на попе и тяжелое томление внизу живота. кажется, я кончила во время этой экзекуции.

Мне дали пару минуть передохнуть. но это был не конец. я снова услышала свист ремня в воздухе — плетеный. всплыла мысль в затуманенной голове.

На этот раз приказов не было. Хозяин сам поставил меня в нужную позу — под грудь положил подушки, надавил на поясницу — приподнял попу, касаясь ее руками, и раздвинул ноги. Я похолодела, представляя, какую картину он видит перед собой. Моя мокрая киска открылась его глазам. И. он провел по ней рукой. Я даже не вздрогнула, так было истерзано мое сознание. Поглаживания закончились. Он снова сек меня беспощадно, больно, быстро, временами попадая по половым губам, отчего я дрожала всем телом и уже орала бы в голос, если бы не закусила край подушки. Когда я думала, что еще чуть-чуть и я потеряю сознание, наступила тишина. Осталась только боль.

А дальше случилось невероятное. Я вдруг услышала, как открываются дверки стеклянного шкафа, но посмотреть сил не было. будь что будет — решила я. Но пороть меня больше никто не собирался. Хозяин обильно смазал мою маленькую дырочку анальной смазкой и без предупреждения вогнал в мою истерзанную попку свой член. А он у него оказался не маленький. Наверное, от неожиданности или от эффекта после порки. не знаю. но приняла я его даже с благодарностью.

Не было ни боли в первый момент, как обычно при анальном сексе, ни неловкости. просто хотелось втянуть его в себя целиком, будто он нес успокоение после бешеной порки. Кончили мы оба, почти одновременно. На мгновение хозяин прижался к моей спине всем телом, пока его член внутри извергался струей. Я уже не плакала.

«Теперь пойди в душ и приведи себя в порядок, сегодня ты мне больше не понадобишься. » — прозвучал его голос за моей спиной, и дверь в мою комнату закрылась, я осталась одна.

После этого наши отношения как-то неуловимо изменились. Стали теплее, что ли. По вечерам мы вместе пили кофе, хозяин разговаривал со мной, рассказывал о своих делах, не всё, конечно. я даже осмеливалась ему что-то советовать в той или иной ситуации. Через месяц я получила прибавку к зарплате, и так вроде неплохой. Кстати, курить я бросила, далось мне это нелегко, но я справилась — как только возникало желание закурить, я воскрешала в памяти свист плетеного ремня, и желание само пропадало.

А еще через месяц я разбила чашку. специально разбила. и была наказана.

Через год после начала моей работы в этом доме, хозяин предложить мне стать его женой, я согласилась.

«Рассказ служанки» , по книге Маргарет Этвуд

В недалёком будущем в результате экологического кризиса(повлекшего за собой разрушение природы, передел мира и образование на территории США государства Гилеад , а также массовое мужское и женское бесплодие) и технологического тупика(из-за исчерпания природных ресурсов с одной стороны и кризиса гиперконкурентного перепроизводства — с другой) к власти приходит в итоге с заметным отрывом фундаменталистская христианская партия.

Это приводит к смене социального и семейного устройства и принудительному репродуктивному служению для женщин,сохранивших способность к рождению.
Такие женщины становятся «Служанками» и поступают в семьи богатых политиков и военных в качестве живых инкубаторов. Им запрещено читать,писать, свободно общаться, выбирать себе пищу и одежду. Жёнам разрешается бить их руками — нельзя лишь прибегать к орудиям, по библейскому прецеденту —

Авраам сказал Саре: вот, служанка твоя в твоих руках; делай с нею, что тебе угодно. И Сара стала притеснять ее, и она убежала от нее» (Быт. 16:6).

«А если кто ударит раба своего или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан» (Исх. 2.1:21).

Снова возвращаются телесные наказания, публичные казни и изощренные средневековые пытки, с принудительным участием присутствующих за гомосексуализм, онанизм, любодеяние, воровство, несоблюдение постов, неверность, командные и экстремальные спортивные игры(футбол, баскетбол, гонки. ) и нарушение новых церковных законов.

В новом обществе царствует умеренность, запрещена любая косметика,вплоть до крема для рук, большинство развлечений стали подпольными, покупки производятся по карточкам, сигаретами торгует чёрный рынок, стремительно меняются законы и предписания.

Главная героиня насильственно лишается мужа(его убивают) и ребёнка(её дочь отнимают) при попытке нелегального пересечения границы государства, при тесте оказывается ещё фертильной и становится Служанкой. У неё отнимают имя и дают ей имя её нового хозяина, Фреда — теперь она «под-Фреда»(в книге — «Фредова»).

Фильм очень точно «поставлен» по книге(вплоть до портретных описаний некоторых персонажей и цветовых решений),но без книги(или набитого «на психиатрию» глаза) многие моменты будут непонятны. Например, сенсорная депривация главной героини, её навязчивое желание трогать мягкий хлеб, почему она ворует масло и прячет его в туфлях, её покорность и так далее.

http://royallib.ru/read/etvud_margaret/rasskaz_sluganki.html
но фильм всё равно достаточно хорош и не столь однозначно-злободневно-полярен, как кажется.
Маргарет Этвуд в книге мягко критикует и злоупотребление технологиями и политтехнологиями, и потреблядство,и фундаментализм религиозный, и крайности воинствующего матриархального феминизма, и мужской шовинизм, и овуляшек,и радикальных чайлдфри, и фашизм — и показывает, что все эти столь полярные идеи в итоге легко могут сомкнуться в одну систему.

У Этвуд хорошо прописана и продумана Библейская Матчасть, как ново- так и ветхозаветная.

Крайности сходятся, особенно если это крайности глупости и авторитаризма, когда человек сбрасывает тяжесть самостоятельного выбора того,что лучше именно для него на общество, государство,родителей или некритически понимаемый «общепринятый» здравый смысл.
.