П2 ст 388 гк рф

Статья 388. Условия уступки требования

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Комментарий к Ст. 388 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит вполне понятное положение, запрещающее уступку, вступающую в противоречие с договором или требованиями, установленными законом. Так, например, условием действительности уступки залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу выступает уступка тому же лицу прав требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом (ст. 355 ГК). Специальные требования к кругу лиц, которым могут быть уступлены права получателя ренты по договору постоянной ренты, устанавливает ст. 589 ГК РФ.

В соответствии со ст. 18 Закона об унитарных предприятиях государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с уступкой требований. В случае внешнего управления при несостоятельности (банкротстве) внешний управляющий вправе приступить к уступке прав требования должника путем их продажи исключительно с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) — ст. 112 Закона о банкротстве.

Несоблюдение таких правил, установленных законом или иным нормативным правовым актом, как следует из комментируемой статьи, влечет недействительность уступки.

Соглашением между первоначальным кредитором и должником может быть запрещена последующая уступка права. Однако в ряде случаев такое соглашение не имеет силы. Так, в соответствии со ст. 828 ГК РФ уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Однако кредитор, уступивший право финансовому агенту вопреки названному запрету, продолжает сохранять обязательства или ответственность перед должником в связи с произведенной уступкой.

2. Еще один запрет уступки прав, содержащийся в комментируемой статье, относится к обязательствам, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Личность кредитора оказывает влияние на исполнение обязательства в целом ряде правоотношений, к которым относятся, например, обязательство банка по выдаче кредита (ст. ст. 819, 821 ГК), обязательство из договора простого товарищества (гл. 55 ГК). Кроме того, личный характер присущ праву кредитора по обязательству из консенсуального договора дарения (ст. 572 ГК).

Ст. 388 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 388. Условия уступки требования.

Правомерна ли переуступка права требования оплаты при исполнении государственного контракта?

По п 1 ст 388 ГК РФ уступка требования возможна, когда не идёт в разрез с законом. Кредитор отдаёт своё право другому лицу (гражданину или организации), заключив с ним соглашение.

Согласно ФЗ от 05.04.2013 N 44-ФЗ, регулирующему контрактную систему государственных закупок, перемена поставщика или исполнителя контракта не допустима, за одним исключением. Лицо в обязательстве может быть изменено только в случае правопреемства при реорганизации фирмы, выполняющей контракт.В законе не установлено, возможна ли переуступка права требования оплаты по контракту третьему лицу.

Министерство финансов с своём письме разъясняет, что цессия (уступка требования) по государственным контрактам не допустима. Это аргументированно тем, что при исполнении государственного контракта важны прозрачность и подотчётность всех действий, так как оплата производится из бюджета. Бюджетное законодательство не предусматривает порядка внесения изменений в изначально предоставленные данные о контрагенте. А значит возможность уступки права требования оплаты по обязательствам публичного характера не регламентирована.

Также законом № 44-ФЗ определяется, что исполнители (поставщики, подрядчики) по государственным контрактам выбираются из ограниченного круга лиц. Преимущество обычно имеют некоммерческие организации, организации инвалидов или субъекты малого предпринимательства. Это происходит в целях государственной поддержки таких участников рынка. А значит требования об оплате по государственным контактам относится к таким требованиям, в которых личность кредитора (организации, выполняющей контракт) имеет существенное значение для должника (государства). Уступка такого требования по п 2 статьи 388 ГК РФ не допустима без согласия должника, то есть государственного органа.

Несмотря на разъяснения Минфина (письма министерств и ведомств не имеют силы закона, они лишь уточняют законодательные нормы и носят рекомендательный характер), некоторые суды признают заключение договора цессии при исполнении государственного контракта правомерным.

Таким образом, принимая во внимание чёткую позицию министерства, переуступка прав требования оплаты по гос. контрактам не допустима. Но, если учесть судебную практику, правомерность такого договора уступки при возникновении спора заинтересованной стороне придется доказать.

Можно ли уступить право требования лизинговых платежей без согласия должника?

По ст 382 ГК РФ, если нет указаний в договоре или законе, права кредитора могут быть переданы другому лицу без согласия должника. Новый кредитор, при заключении соответствующего договора, получает все права предыдущего, которые имелись у того при заключении соглашения.

П 1 ст 388 ГК РФ указывает на недопустимость уступки права требования другому лицу в противоречие закону. П 2 этой же статьи признаёт недопустимой уступку требования по долгу без согласия должника, если личность кредитора имеет для должника важное значение.

По договору лизинга (фин. аренды) одна сторона берет на себя обязанность приобрести указанное второй стороной имущество у конкретного продавца и предоставить его второй стороне в аренду (ст 665 ГК РФ). Выбор продавца и имущества лежит на арендаторе, арендодатель за него ответственности не несёт.По ст 617 ГК РФ переход права собственности (или иного права распоряжения) на сданное в аренду имущество — не основание для расторжения арендного договора. А к договору лизинга применимы общие положения об аренде.Итак, договор цессии, то есть передача права требования лизинговых платежей иному лицу, может быть осуществлен без согласия должника (лизингополучателя в нашем случае). Статус лизингодателя не существенен для должника, а значит не подходит по смыслу к положению п 2 ст 388 ГК РФ.

Статья 388 ГК РФ. Условия уступки требования (действующая редакция)

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

Если договором был предусмотрен запрет уступки права на получение неденежного исполнения, соглашение об уступке может быть признано недействительным по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона соглашения знала или должна была знать об указанном запрете.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 388 ГК РФ

1. Законодательно закреплены следующие условия уступки требования:

1) допускается уступка требования между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием) при условии, что такая уступка требования не противоречит закону. При этом цедентом является первоначальный кредитор, уступающий требования другому лицу (новому кредитору), а цессионарием — новый кредитор, которому уступается соответствующее требование;

2) установлен запрет уступки требования без согласия должника по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (например, уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна, так как личность участника имеет существенное значение);

3) закреплены правовые последствия заключения соглашения между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (см. п. 1 ст. 2 ГК РФ).

При этом заключение соглашения:

а) не лишает юридической силы уступку;

б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование;

в) кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за неисполнение условий соглашения;

4) предусмотрено право на получение неденежного исполнения как один из видов уступки требования, которое может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом должнику и цеденту предоставлена возможность заключить между собой соглашение, содержащее условие о запрете или ограничении уступки права на получение неденежного исполнения.

5) предусмотрена возможность уступки требования солидарным кредитором. У солидарного кредитора право уступить требование третьему лицу возникает только с согласия других солидарных кредиторов, иное может быть предусмотрено соглашением между солидарными кредиторами.

Следует отметить, что комментируемая статья посвящена в большей степени не условиям уступки требования, а ограничениям при такой уступке. Пунктом 1 комментируемой статьи устанавливается общий запрет на уступку требования, если такая уступка противоречит закону. В частности, противоречить закону будет уступка прав, которые не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ). Противоречить закону будет и уступка, представляющая собой злоупотребление правом, например совершенная лишь с целью создать дополнительные обременения должнику, а также уступка, совершенная в целях ограничения конкуренции или злоупотребления доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ). Уступка прав, осуществление которых требует специальных разрешений или лицензий, также противоречит закону. Исключениями являются уступка банком своих прав по кредитному договору лицу, не имеющему банковской лицензии, и передача страховщиком прав, полученных в результате суброгации, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности (см. п. п. 2, 3 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

2. Пункт 2 комментируемой статьи не допускает уступку без согласия должника в случае, если личность кредитора в обязательстве имеет для должника существенное значение. При возникновении спора доказывать данное обстоятельство надлежит должнику. Факт же получения согласия со стороны должника должны доказать стороны договора об уступке требования.

Нормы п. 2 статьи необходимо отличать от дефиниции ст. 383 ГК РФ. В случае с отношениями, регулируемыми ст. 383 ГК РФ, имеет место связь личности кредитора с обязательствами. Эти обязательства персональны, а связь формализована. В случае же с комментируемой нормой связь существует между должником и кредитором, и эта связь может как иметь формально-правовой характер (должник и кредитор являются родственниками, например), так и не быть формализованной.

3. Первоначальная редакция рассматриваемой статьи предусматривала возможность установления посредством договора запрета на уступку требования. В редакции ФЗ от 21.12.2013 N 367-ФЗ комментируемой статьей устанавливаются отличные друг от друга правила для уступки денежных обязательств и для уступки неденежных обязательств. В случае с неденежными обязательствами сохраняется действовавшее прежде общее правило о возможности установления договорного запрета на уступку требования. Для денежных обязательств вводится новое правило, согласно которому уступка денежных обязательств не может быть запрещена при условии, если обязательство связано с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

Таким образом, договором нельзя установить запрет на уступку требования при одновременном соблюдении следующих условий:

— требование является требованием из денежного обязательства, то есть обязательства произвести оплату деньгами наличным или безналичным путем;

— обязательство связано с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

При рассмотрении последнего условия необходимо обратить внимание на следующие моменты. Во-первых, для всех сторон передаваемого обязательства оно должно быть связано с предпринимательской деятельностью. Во-вторых, здесь не требуется, чтобы для цессионария обязательство цессии было связано с предпринимательской деятельностью, поскольку он не является стороной обязательства, уступка требования по которому происходит.

Следует отметить, что новые нормы, в соответствии с которыми уступка требования по денежному обязательству допустима независимо от условий соглашения сторон, являются весьма логичными, поскольку переход прав кредитора по денежному обязательству мало обременяет должника-предпринимателя, ввиду того что такое исполнение происходит безналичным путем и с этой точки зрения нет принципиальной разницы, кто является получателем такого исполнения.

4. Соглашением между должником и кредитором может быть запрещена уступка неденежного исполнения другому лицу. Такое соглашение может быть заключено одновременно с основным соглашением, являясь его частью, а может быть заключено в иной момент (ранее или позднее), отдельно от основного соглашения, из которого неденежное требование кредитора происходит.

5. Новой редакцией комментируемой статьи не разрешается уступка права на получение неденежного исполнения, если это делает исполнение значительно более обременительным для должника. Для установления допустимости уступки в данном случае необходимо определить, во-первых, обременяет ли уступка должника дополнительно. Если исполнение должником обязательства цеденту связано с определенными обременениями, исполнение должником обязательства цессионарию, даже будучи обременительным, само по себе дополнительных обременений для должника не создает. Например, должник обязан передать предмет договора в месте нахождения кредитора. Это действие, безусловно, обременяет должника, но изменение места исполнения в связи с переходом права к цессионарию, находящемуся в том же населенном пункте, что и цедент, не создает дополнительного обременения, а лишь заменяет одно обременение другим, равнозначным.

Под дополнительными обременениями следует понимать:

— обязанность должника выполнить дополнительные действия;

— необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;

— необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.

Во-вторых, если дополнительные обременения для должника уступкой требования все же создаются, необходимо рассмотреть, насколько они существенны. При оценке данного обстоятельства необходимо учитывать значительность обременений, которые понес бы должник при исполнении обязательства цеденту. Существенность здесь следует понимать относительную, а не абсолютную, беря за ориентир обременения, которые несет должник при исполнении обязательства цеденту.

В соответствии с п. 14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

6. Пунктом 5 комментируемой статьи устанавливается запрет на уступку солидарного требования одним из кредиторов без согласия других кредиторов. Нормой не регулируется ни форма обращения за таким согласием, ни форма самого согласия. Поскольку согласие есть сделка, то к его форме применяются общие нормы о форме сделок ст. ст. 158 — 165 ГК РФ, из которых можно сделать вывод, что согласие может быть выражено в любой форме, если соглашением между солидарными кредиторами не предусмотрено иное. Тем не менее кредитору, пожелавшему уступить свои права требования, необходимо учитывать, что обязанность доказывания факта согласия остальных солидарных кредиторов лежит на нем, факт же письменного согласия доказать проще.

Согласие может быть как общим, так и конкретизированным, то есть согласием на совершение отчуждения по определенной сделке. Положениями статьи не предусмотрено отзыва согласия.

Закон не запрещает остальным солидарным кредиторам выдвигать дополнительные требования в обмен на выражение согласия. Например, другие кредиторы могут потребовать для себя преимущественного права приобретения уступаемого требования, как условие дачи общего согласия на уступку.

В соответствии с комментируемым пунктом солидарные кредиторы могут прийти к соглашению, которым устанавливаются иные правила относительно уступки требования, чем установлены п. 5 настоящей статьи. Указанным соглашением может быть установлен как полный запрет на уступку права одним из сокредиторов, так и право кредитора произвести уступку без согласия других сокредиторов.

7. Применимое законодательство:

— Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Нью-Йорк, 12.12.2001);

— Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА;

— ФЗ от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»;

— Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей».

8. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56;

— Постановление ФАС Московского округа от 02.12.2013 по делу N А40-33825/13-133-315;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 14.11.2013 по делу N А65-4954/2013;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 12.11.2013 по делу N А57-760/2013;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.10.2013 по делу N А19-16063/2012;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 24.10.2013 по делу N А65-9251/2012;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.09.2013 по делу N А10-4019/2012.

Требуется помощь по правоприменению ст 388 ГК РФ и ее редакций

Есть ст.388 ГК РФ в двух редакциях: до середины 14 года и после. Есть договор (расторгнутый в одностороннем порядке в связи с договорным условием — в конце 2016г.). Договор заключен в начале 2014г. В Договоре есть условие не передавать права требования без согласия противной стороны. Однако у противной строны такое право обусловлено без ограничений. Внимание: наша сторона имеет цессию на право требования неосновательного обогащения. Противная сторона заявляет ее недействительность. Туу и 166, и 453 и 388 ГК — сошлись! Кто-то может обосновать твердую позицию (практика, пленумы) по оспариванию иска о недействительности сделки цессии?

Ответы юристов (5)

Внимание: наша сторона имеет цессию на право требования неосновательного обогащения. Противная сторона заявляет ее недействительность. Туу и 166, и 453 и 388 ГК — сошлись! Кто-то может обосновать твердую позицию (практика, пленумы) по оспариванию иска о недействительности сделки цессии?

а можете выложить все документы?

в идеале конечно иск нужен если он уже подан — посмотреть их аргументы полностью- именно под них и смотреть практику + сами статьи как они применяют

просто говорить о 2 редакциях закона тут смысла нет

редакция от мая 2014 года

Статья 388. Условия уступки требования

1. Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Статья 388. Условия уступки требования
(в ред. Федерального закона от 21.12.2013 N 367-ФЗ)

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.
2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.
(в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ)
4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.
Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.
5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

ст 166 — это оспоримость сделки -не видя документов и аргументов сложно отбивать такие вещи просто по 2 редакциям

Есть вопрос к юристу?

Последствия того, что кредитор (цедент) нарушил запрет на уступку, будут разными в зависимости от ряда обстоятельств. По общему правилу по иску должника суд может признать уступку недействительной только при условии, если будет доказано, что вторая сторона сделки по уступке (цессионарий) знала или должна была знать о наличии запрета (абз.2 п.2 статья 382 ГК РФ).

С 1 июля 2014 года нарушение соглашения между кредитором и должником об ограничении или запрете уступки по денежному обязательству (п.3 статьи 388 ГК РФ):

не лишает ее силы;
не может служить основанием для расторжения основного договора.
При этом цедент (кредитор) не освобождается от ответственности перед должником за такое нарушение. То есть он возмещает убытки, выплачивает неустойку или несет риск иных предусмотренных договором неблагоприятных последствий совершенной им вопреки договору уступки. В связи с этим договор цессии не считается недействительным в силу его ничтожности, а относится к оспоримым сделкам (ст. 388 ГК РФ, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 марта 2016 г. № Ф07-817/2016 по делу № А56-37871/2014, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 марта 2015 г. № Ф04-17195/2015 по делу № А27-12055/2014, Арбитражного суда Поволжского округа от 24 февраля 2016 г. № Ф06-5709/2016 по делу № А57-10758/2015, Арбитражного суда Поволжского округа от 22 декабря 2015 г. № Ф06-3853/2015 по делу № А55-26816/2014).

Запрет перехода прав кредитора к другому лицу, который стороны согласовали в договоре, не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством (п. 2 ст. 382 ГК РФ):

об исполнительном производстве;
о несостоятельности (банкротстве).

Если договор установил запрет уступки, сделку по уступке можно признать недействительной только в случае, когда доказано, что другая сторона знала или должна была знать о запрете (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Вместе с тем, как разъяснил суд: «положения пункта 3 статьи 388 ГК РФ являются исключением из общей нормы пункта 2 статьи 382 ГК РФ о последствиях нарушения запрета на уступку.

Таким образом, предъявление требования о признании договора уступки права (цессии) недействительным не соответствует законодательству. В связи с чем, также подлежит отклонению довод кассационной жалобы о том, что суд, установив, что оспариваемый договор уступки права, является оспоримой сделкой, должен был самостоятельно дать правовую квалификацию и признать сделку недействительной» (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 1 июня 2016 г. № Ф04-1168/2016 по делу № А27-17207/2015).

Кто-то может обосновать твердую позицию (практика, пленумы) по оспариванию иска о недействительности сделки цессии?

Роман, чтобы более конкретно ответить на Ваш вопрос нужно действительно видеть все документы, так сказать всю цепочку событий.

если верно понял ситуацию, Вы новый кредитор, получивший по уступке права требования по договору между первоначальным кредитором и должником, при этом данный договор заключен до июля 2014 года и в договоре стоит запрет на уступку прав первоначальным кредитором (как и в действовавшей тогда редакции ст.388 ГК).

если все так, на мой взгляд, суд удовлетворит исковое заявление должника, поскольку изменения внесенные в ст.388 ГК не применяются к правоотношениям должника и первоначального кредитора, т.к. обратной силы не имеют, а по ранее действовавшей редакции ст.388 ГК уступка ничтожна.

Проверив доводы жалобы, материалы дела, выслушав объяснения представителя ответчика, кассационная инстанция находит постановление апелляционной инстанции от 16 октября 2015 года подлежащим отмене в связи со следующим.

Согласно п.1 ст.4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это предусмотрено законом.
Согласно п.2 ст.4 Гражданского кодекса Российской Федерации по отношениям, возникшим до введения акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.
Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со статьей 422 настоящего Кодекса.
В силу п.1 ст.422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
В соответствии с п.2 ст.422 Гражданского кодекса Российской Федерации, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Договор субподряда № 116/2013 был заключен ООО МПП «Корунд» и ООО «Нева» 18 июля 2013 года,поэтому, включая в п. 26.2 названного договора условие о запрете субподрядчику передать третьему лицу какие-либо права (или их часть) без письменного согласия генподрядчика, стороны договора исходили из действовавшей на момент заключения договора редакции ст.382 и п.1 ст.388 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору, и имели в виду последствия уступки требования, совершенной с нарушением требований п.1 ст.388 Гражданского кодекса Российской Федерации в приведенной редакции, а именно из ничтожности такой уступки требования.
Именно этой редакцией ст.382, 388, а также ст.4, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации руководствовалась первая инстанция при принятии решения по делу.
Вместе с тем, при принятии постановления апелляционная инстанция в нарушение ст.4, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации применила ст.382 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 21 декабря 2013 года № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»,который вступил в силу с 1 июля 2014 года и не содержит указания на то, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.
С учетом изложенного кассационная инстанция приходит к выводам о том, что при принятии постановления судом апелляционной инстанции неправильно применены нормы материального права и что решение по делу принято судом первой инстанции без подобных нарушений, а поэтому в силу п.5 ч.1 ст.287 и ч.2 ст.288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление от 16 октября 2015 года подлежит отмене, а решение от 24 июля 2015 года может быть оставлено в силе.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.02.2016 N Ф05-21052/2015 по делу N А40-77503/2015

Уточнение клиента

Добрый день! Есть время?

16 Февраля 2018, 16:44

Есть ст.388 ГК РФ в двух редакциях: до середины 14 года и после.

Ту всё зависит когда был заключен договор цессии: если уступка была до 1 июля 2014 года, тогда договор цессии недействителен, если после 1 июля 2014, то согласно пункту 3 статьи 388 ГК РФ Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

Есть договор (расторгнутый в одностороннем порядке в связи с договорным условием — в конце 2016г.).

Вот в данном случае, надо видеть текст договора. Дело в том, что расторжение договора влечет за собой прекращение не всех обязательств по договору. На самом деле часть условий договора прекращает свое действие, а часть сохраняет силу. (Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. N 35 «О последствиях расторжения договора»)

Условия договоров сохраняющие свою силу:

1- гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору. Некоторые суды уже придерживаются данной точки зрения. Например, в Постановлении ФАС МО от 16.07.2012 по делу N А41-2179/11 указано, что расторжение договора не является основанием для прекращения гарантийных обязательств по выполненным подрядчиком работам;

2- условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве. Следует отметить, ранее в п. 12 Информационного письма N 165 Президиум ВАС РФ указал, что соглашение о подсудности или третейское соглашение, заключенные в виде оговорки в договоре, сохраняют свою силу при признании договора незаключенным;

3- все условия расторгнутого договора (заем, кредит, хранение товара с обезличением) о процентах, неустойке, а также все обязательства, обеспечивающие исполнение обязанности по возврату имущества, они сохраняются до полного исполнения этой обязанности (п. 9 Постановления N 35);

4- условие договора о взыскании задолженности по неисполненным обязательствам (п. 10 Постановления N 35). При этом добросовестная сторона имеет права, возникшие из обеспечительных сделок, а также право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства (п. п. 3 и 4 ст. 425 ГК РФ);

5- условия возврата предмета аренды после расторжения договора;

6- условие о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.

Внимание: наша сторона имеет цессию на право требования неосновательного обогащения. Противная сторона заявляет ее недействительность.

и в данном случае надо видеть договор, и знать на каком основании должник заявляет о недействительности договора. Недействительность может явствовать на основании ст.388 ГК РФ действующей до 1 июля 2014 года, либо на основании того, что основной договор, права по которому по цессии перешли к Вам, был расторгнут. Если второй вариант, тогда надо смотреть что за договор, т.е. из каких условий возникло неосновательное обогащение.

Роман, здравствуйте! Долго анализировал вопрос, так как очень интересный в правоприменении. Павел Сидоров правильно указал.

ГК РФ Статья 4. Действие гражданского законодательства во времени

1. Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

2. По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со статьей 422 настоящего Кодекса.

ГК РФ Статья 422. Договор и закон

2. Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ статья 383 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 июля 2014 г.

Статья 31. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 июля 2014 года.3. Положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

В абзаце 2 пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса РФ установлено положение, согласно которому стороны могут в договоре предусмотреть запрет уступки. При этом указано, что по иску должника уступка в обход такого соглашения может быть признана недействительной, и перечислены случаи, когда это возможно.

Из пункта 3 статьи 388 Гражданского кодекса РФ следует вывод, что наличие договорного запрета не лишает уступку силы, должник не может ее оспорить. Казалось бы, что эти нормы противоречат друг другу. Но это не так. Первая статья содержит общее правило о возможности оспорить уступку. Вторая говорит о невозможности лишить силы уступку по денежному обязательству (специальное правило).Поэтому если речь идет о цессии в нарушение договорного запрета по денежному обязательству ( в данном случае именно денежное обязательство), то применению подлежит пункт 3 статьи 388 Гражданского кодекса РФ. В остальных случаях нужно руководствоваться абзацем 2 пункта 2 статьи 382 Гражданского кодекса РФ

Примером из судебной практики может служить следующее:

Согласно пункта 3 статьи 388 ГК РФ, соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

По смыслу данной нормы закона уступка права требования допускается, во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

Поскольку спорный договор уступки права требования заключен 28.04.2016 г., то есть после вступления изменений в ГК РФ в силу, является денежным обязательством, связанным с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, истецне представил доказательства, что оспоримая сделка нарушает права или охраняемые законом интересы истца, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия, правовых оснований для признания его недействительным у суда не имеется.

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.04.2017 № А65-4246/2017

Таким образом, в отзыве необходимо сослаться на указанные доводы, а также указать, что цессия не нарушила права или охраняемые законом интересы истца-должника, оспаривающего сделку, не повлекла неблагоприятные для него последствия и правовых оснований для признания договора недействительным не имеется.

Можно из судебной практики увидеть:

Закрытое акционерное общество «Арника», место нахождения: 144004, Московская область, город Электросталь, улица Победы, дом 10, ОГРН 1095053000371, ИНН 5053056013 (далее – ЗАО «Арника»), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к открытому акционерному обществу энергетики и электрификации «Ленэнерго», место нахождения: 196247, Санкт-Петербург, площадь Конституции, дом 1 ОГРН 1027809170300, ИНН 7803002209 (далее – ОАО «Ленэнерго»), о взыскании 6 706 097 руб. 59 коп. задолженности по договору подряда от 30.10.2011 № 11-12068 и 110 600 руб. 93 коп. неустойки за период с 01.01.2015 по 28.02.2015.

Определением суда первой инстанции от 15.06.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «УК Энергия», место нахождения: 184355, Мурманская область, поселок Мурмаши, переулок Южный, дом 2, ОГРН 1075105001146, ИНН 5105091149 (далее – ООО «УК Энергия»).

При рассмотрении дела в суде первой инстанции ОАО «Ленэнерго» заявило встречный иск о признании недействительным договора от 16.06.2014 № 16-7/06/2014, заключенного между истцом и третьим лицом.

Определением суда первой инстанции от 19.06.2015 встречное исковое заявление принято к производству.

Определением от 10.07.2015 ООО «УК Энергия» привлечено в качестве соответчика по встречному иску.

Решением суда первой инстанции от 26.09.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 24.02.2016, в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано; встречный иск удовлетворен – договор от 16.06.2014 № 16-7/06/2014 признан А56-16411/2015

В кассационной жалобе ЗАО «Арника», ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права, а также на несоответствие их выводов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение от 26.09.2015 и постановление от 24.02.2016 и вынести новый судебный акт — об удовлетворении первоначального иска в полном объеме и отказе в удовлетворении встречных исковых требований.

Податель жалобы настаивает на том, что договор, заключенный ЗАО «Арника» и ООО «УК Энергия», является договором финансирования под уступку денежного требования, поэтому правовые нормы, регулирующие цессию, по его мнению, суды применили неправильно. Податель жалобы считает, что по договору от 16.06.2014, заключенному с ООО «УК Энергия», произведена полная замена лиц в договоре подряда, что влечет за собой переход прав по договору и перевод долга, что не требует согласия ОАО «Ленэнерго».

В своем отзыве на кассационную жалобу ОАО Ленэнерго» возражает против удовлетворения жалобы, просит оставить ее без удовлетворения, считая принятые по делу судебные акты законными и обоснованными.

В порядке статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) рассмотрение кассационной жалобы было отложено.

Определением от 16.06.2016 в связи с болезнью судьи Мунтян Л.Б. произведена замена на судью Бурматову Г.Е. В соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 18 АПК РФ в связи с отпуском судьи Корабухиной Л.И., ранее участвовавшей в рассмотрении дела, определением от 29.06.2016 произведена ее замена на судью Соколову С.В.

В соответствии с частью 5 статьи 18 АПК РФ после замены судей судебное разбирательство произведено с начала.

В судебном заседании представители ЗАО «Арника» поддержали доводы кассационной жалобы, а представитель ОАО «Ленэнерго» возражал против ее удовлетворения.

ООО «УК Энергия», надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей в заседание кассационной инстанции не направило, что в соответствии со статьей 284 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, между ОАО «Ленэнерго» (заказчиком) и ООО «УК Энергия» (подрядчиком) заключен договор от 30.10.2011 № 11-12068

(далее – Договор № 11-12068), по условиям которого подрядчик обязался

выполнить работы по реконструкции инфраструктуры для осуществления технологического присоединения к электрическим сетям объекта — котельной абонента — ГУП «ТЭК СПб» по адресу: 1-й Муринский проспект, дом 19, и сдать результаты заказчику, а заказчик – принять результат выполненных работ и оплатить его в порядке и сроки, установленные Договором № 11-12068.

Работы по Договору № 11-12068 выполнены ООО «УК Энергия» на сумму 6 706 097 руб. 59 коп., что подтверждается актами от 01.12.2014.

Определением Арбитражного суда Мурманской области от 10.07.2014 по делу № А42-1653/2014 в порядке статьи 48 Федерального закона от 26.10.2002

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в отношении ООО «УК Энергия»

введена процедура наблюдения.

Решением от 08.12.2014 по делу № А42-1653/2014 ООО «УК Энергия»

признано несостоятельным, в отношении его введено конкурсное производство на шесть месяцев.

Наряду с указанным обстоятельствами между ООО «УК Энергия» (заемщиком) и обществом с ограниченной ответственностью «КРЭС-Альянс»

(заимодавцем; далее – ООО «КРЭС-Альянс») были заключены договоры займа от 05.07.2012 № 18, от 25.07.2012 № 20, от 27.08.2012 № 22, от 11.09.2012 № 23, 20.09.2012 № 24, от 25.09.2012 № 25, от 17.10.2012 № 27, от 06.12.2012 № 32, от 25.01.2013 № 36, а также договор от 01.04.2014 № 2 займа с обществом с ограниченной ответственностью «Тихая Гавань» (займодавцем; далее – ООО «Тихая Гавань»).

В дальнейшем требования к ООО «УК Энергия» по договорам займа были уступлены ООО «КРЭС-Альянс» в пользу ООО «Тихая Гавань» по договору цессии от 31.12.2013 № 3212/2013, а в последующем требования по всем перечисленным договорам от ООО «Тихая Гавань» перешли к ЗАО «Арника» по договору цессии от 31.05.2014 № 3105/2/2014.

Между ЗАО «Арника» и ООО «УК Энергия» (клиент) заключен договор от 16.06.2014 № 16-7/06/2014, поименованный как договор финансирования под уступку денежного требования (факторинга; далее – Договор № 16-7/06/2014). По условиям договора ООО «УК Энергия» передало ЗАО «Арника» денежные требования к третьему лицу – ОАО «Ленэнерго» — по ряду договоров подряда, в число которых входит Договор № 11-12068, под условием его финансирования на

сумму 34 261 895 руб. 33 коп. Финансирование в виде процентного займа на указанную сумму предоставлено ООО «УК Энергия» (должнику) на основании ряда соответствующих договоров, право требования по которым перешло к ЗАО «Арника» на основании договора цессии от 31.05.2014 № 3105/2/2014.

Дополнительным соглашением от 02.12.2014 № 1 к Договору № 16-7/06/2014 стороны установили, что от ООО «УК Энергия» к ЗАО «Арника» переходит право требования к ОАО «Ленэнерго» по Договору № 11-12068 на сумму 6 816 698 руб. 52 коп.

Письмом, направленным 11.12.2014, ООО «УК Энергия» и ЗАО «Арника» уведомили ОАО «Ленэнерго» о состоявшемся переходе права денежного требования, в том числе по Договору № 11-12068 и потребовали уплатить имеющуюся задолженность ЗАО «Арника».

Оставление ОАО «Ленэнерго» указанного требования без удовлетворения послужило основанием для обращения ЗАО «Арника» в суд с рассматриваемым иском.

В свою очередь ОАО «Ленэнерго», ссылаясь на то, что обязанность по уплате спорной суммы истцу отсутствует, поскольку заключенный между ООО «УК Энергия» и ЗАО «Арника» Договор № 16-7/06/2014 является недействительным, обратилось со встречным исковым заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении первоначального иска и удовлетворили встречный иск, так как пришли к выводу, что заключенный между ООО «УК Энергия» и ЗАО «Арника» договор по своей сути является не договором финансирования под уступку денежного требования, а является договором цессии, который признан судами недействительным – как заключенный данными лицами в нарушение запрета, установленного Договором № 11-12068, без получения разрешения (согласия) на уступку права требования от ОАО «Ленэнерго».

Суд кассационной инстанции, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, полагает, что обжалуемые судебные акты не подлежат отмене или изменению.

Из материалов настоящего дела следует, что спор между сторонами сводится, в том числе, к установлению правовой природы Договора № 16-7/06/2014, на основании которого ЗАО «Арника» заявлено требование о взыскании задолженности.

Как указывает в кассационной жалобе ЗАО «Арника», настаивающее на квалификации Договора № 16-7/06/2014 в качестве договора факторинга, денежное требование к ОАО «Ленэнерго» (должнику) было уступлено ООО «УК Энергия» (клиентом) ЗАО «Арника» (финансовому агенту) в целях обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом.

В соответствии со статьей 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Согласно части 1 статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой названной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

В силу пункта 1 статьи 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Согласно пункту 2 статьи 831 ГК РФ, если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента и договором финансирования под уступку требования не предусмотрено иное, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные финансовым агентом от должника, оказались меньше суммы долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент остается ответственным перед финансовым агентом за остаток долга.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, что прямо следует из положений пункта 2 статьи 831

ГК РФ. При этом согласно указанной норме заключение договора факторинга в обеспечение исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом

возлагает на финансового агента особые обязанности: представить отчет продавцу (о полученных платежах по уступленному праву требования), а также передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Если денежные средства, полученные фактором от дебитора, оказались меньше суммы долга продавца фактору, обеспеченной уступкой требования, продавец остается ответственным перед фактором за остаток долга. Указанные обстоятельства означают, что финансовый агент при заключении договора факторинга в указанной обеспечительной форме имеет право на суммы, полученные от должника, лишь в размере задолженности клиента перед фактором. Наличие указанных условий в договоре факторинга может свидетельствовать о его обеспечительном характере.

В то же время согласно пункту 4.1 спорного Договора № 16-7/06/2014 фактор А56-16411/2015

приобретает право на все суммы, которые получит от должника во исполнение требования.

Более того, в Договоре № 16-7/06/2014 отсутствуют какие-либо условия относительно порядка погашения задолженности ООО «УК Энергия» (клиента) перед ЗАО «Арника» (финансовым агентом) и составления последним отчета о списании задолженности клиента перед фактором за счет средств, полученных от ОАО «Ленэнерго» (должника).

При указанных обстоятельствах доводы ЗАО «Арника» о том, что Договор № 16-7/06/2014 является договором факторинга, заключенным в обеспечение

исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом, является необоснованным и не соответствует фактическим обстоятельствам дела,

поскольку условия Договора № 16-7/06/2014 прямо противоречат положениям пункта 2 статьи 831 ГК РФ.

Иная форма финансирования клиента финансовым агентом, кроме наличия у последнего права денежного требования к ООО «УК Энергия», Договором № 16-7/06/2014 не предусмотрена.

Кроме того, одним из условий финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги, условие о котором в спорном договоре также отсутствует.

При указанных обстоятельствах следует признать правильным вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что Договор № 16-7/06/2014 не может рассматриваться в качестве договора факторинга.

Суды, оценив условия указанного договора по правилам 431 ГК РФ, обоснованно и правомерно квалифицировали его в качестве договора цессии.

Спорный Договор № 16-7/06/2014 был заключен ООО «УК Энергия» с ЗАО «Арника» в период действия главы 24 «Перемена лиц в обязательстве»

Гражданского кодекса Российской Федерации до внесения в нее изменений, предусмотренных Федеральным законом от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 382 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент заключения Договора № 16-7/06/2014, право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со статьей 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие. Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства, регулируются в соответствии со статьей 422 названного Кодекса.

Согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие А56-16411/2015

распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

Как разъяснено в пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», судам надлежит иметь в виду, что согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу пункта 2 статьи

4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам.

В соответствии с пунктом 13.2 Договора № 11-12068 было предусмотрено, что стороны не вправе передавать третьим лицам права и обязанности по указанному договору без письменного согласия другой стороны.

Уступленное по заключенному в июне 2014 года Договору № 16-7/06/2014

право основано на обязательствах по Договору № 11-12068, а условия последнего содержат запрет на передачу сторонами своих прав и обязанностей третьим лицам, а также предусматривают необходимость получения письменного согласия второй стороны на указанную передачу.

Так как письменное согласие ОАО «Ленэнерго» не было получено, суды первой и апелляционной инстанций сделали обоснованный вывод, что Договор № 16-7/06/2014 является недействительным, независимо от фактического исполнения сторонами обязательств по нему.

При этом судами была обоснованно отклонена ссылка истца на

необходимость применения пункта 3 статьи 388 ГК РФ, так как данная норма

вступила в силу с 01.07.2014, после заключения сторонами Договора № 16-7/06/2014.

Обращает на себя внимание и противоречивая позиция ЗАО «Арника»: с одной стороны, истец настаивает на квалификации Договора № 16-7/06/2014 в качестве договора факторинга, а с другой — ссылается на необоснованное неприменение судами положений пункта 3 статьи 388 ГК РФ, не относящихся к регулированию правоотношений, связанных с договором финансирования под уступку денежного требования, а связанных с договором цессии.

Податель кассационной жалобы считает необоснованным удовлетворение

судами встречного иска, поскольку права ОАО «Ленэнерго» не затрагиваются Договором № 16-7/06/2014, а, следовательно, оно не имеет права обращаться с иском об оспаривании действительности указанной сделки. Данный довод

подлежит отклонению, так как по смыслу пункта 2 статьи 382 ГК РФ должник, право требование к которому передано по договору цессии в нарушение запрета, установленного в договоре с первоначальным кредитором, имеет право на оспаривание действительности указанного договора цессии.

Кроме того, как следует из содержания пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»,

арбитражный суд, рассматривающий дело о взыскании по договору, оценивает обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, независимо от того, заявлены ли возражения или встречный иск.

Руководствуясь положениями главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, оценив содержание Договора № 16-7/06/2014 и Договора № 11-12068, их исполнение, суды пришли к обоснованному выводу, что Договор № 16-7/06/2014 противоречит пункту 2 статьи 382 ГК РФ и условию, согласованному сторонами в пункте 13.2 Договора № 11-12068.

Руководствуясь статьей 168 ГК РФ, суд первой инстанции правомерно признал Договор № 16-7/06/2014 недействительным в силу ничтожности и на основании пункта 1 статьи 167 ГК РФ отказал в удовлетворении требований ЗАО «Арника», как основанных на недействительной сделке.

Суд первой инстанции при рассмотрении дела также обоснованно принял во внимание и положения Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку в отношении ООО «УК Энергия» была введена процедура наблюдения.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Поскольку дело рассмотрено судами двух инстанций полно и всесторонне, при правильном применении норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для иной оценки имеющихся в материалах дела доказательств, отмены либо изменения судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

п о с т а н о в и л:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.09.2015 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2016 по делу № А56-16411/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Арника» — без удовлетворения.

Председательствующий Г.Е. Бурматова

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2016 №№ 13АП-28720/2015, А56-16411/2015
Дело А56-16411/2015
Подробнее: http://www.1jur.ru/#/document/98/10886985/bssPhr8/?of=copy-a2d3223e8d

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.