П4 ст 653 гк рф

Статья 653. Сохранение арендатором здания или сооружения права пользования земельным участком при его продаже

В случаях, когда земельный участок, на котором находится арендованное здание или сооружение, продается другому лицу, за арендатором этого здания или сооружения сохраняется право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования, на условиях, действовавших до продажи земельного участка.

Комментарий к Ст. 653 ГК РФ

Норм, подобных содержащейся в рассматриваемой статье, в гражданском законодательстве немало (например, ст. ст. 353, 617, 675 ГК). Однако обычно речь идет о сохранении права при смене собственника независимо от того, что явилось основанием такой смены (купля-продажа, дарение, наследование и пр.). В комментируемой же статье говорится о сохранении права пользования частью земельного участка только при продаже земельного участка. Следовательно, с формально-юридической точки зрения при переходе права собственности на земельный участок по иным основаниям (наследование, дарение и т.д.) право пользования частью земельного участка не сохраняется. Думается, однако, что это противоречит принципу стабильности гражданских прав. Право пользования частью земельного участка, занятой арендованным зданием (сооружением) и необходимой для его использования, должно сохраняться в неизменном виде независимо от оснований смены собственника земельного участка.

Статья 652 ГК РФ. Права на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения

Новая редакция Ст. 652 ГК РФ

1. По договору аренды здания или сооружения арендатору одновременно с передачей прав владения и пользования такой недвижимостью передаются права на земельный участок, который занят такой недвижимостью и необходим для ее использования.

2. В случаях, когда арендодатель является собственником земельного участка, на котором находится сдаваемое в аренду здание или сооружение, арендатору предоставляется право аренды земельного участка или предусмотренное договором аренды здания или сооружения иное право на соответствующий земельный участок.

Если договором не определено передаваемое арендатору право на соответствующий земельный участок, к нему переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования в соответствии с его назначением.

3. Аренда здания или сооружения, находящегося на земельном участке, не принадлежащем арендодателю на праве собственности, допускается без согласия собственника этого участка, если это не противоречит условиям пользования таким участком, установленным законом или договором с собственником земельного участка.

Комментарий к Ст. 652 ГК РФ

Если арендодатель здания, сооружения является арендатором земельного участка, на котором они расположены, такое лицо согласно ст. 22 ЗК вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка арендатору здания, сооружения либо передать ему арендованный земельный участок в субаренду в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления, если договором аренды земельного участка не предусмотрено иное.

При указанных обстоятельствах арендатор не вправе требовать в судебном порядке заключения с ним договора аренды земельного участка. Он может пользоваться земельным участком, занятым арендуемым зданием или сооружением, без соответствующего договора в силу закона в течение срока аренды недвижимости (Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 N 11).

Другой комментарий к Ст. 652 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Поскольку земельный участок, в пределах которого расположено здание или сооружение, предназначен для его обслуживания, связан с ним общим назначением, то он является принадлежностью здания или сооружения как главной вещи (см. ст. 135 ГК РФ). В силу этого в комментируемой статье закреплен принцип единства судьбы земельного участка и арендуемых зданий и сооружений как прочно связанных с ним объектов. Из самого названия статьи уже видна цель правового регулирования — обеспечить переход к новому владельцу здания или сооружения права на земельный участок, на котором находится указанная недвижимость.

Исходя из этого, в п. 1 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому арендатору здания или сооружения одновременно с передачей прав на указанную недвижимость передаются и права на земельный участок, на котором она расположена и который необходим для ее использования. Тем самым в ГК закреплено важное положение, означающее, что право арендатора здания, сооружения на занимаемый этой недвижимостью земельный участок бесспорно. Оно не зависит от характера прав арендодателя здания, сооружения на такой земельный участок (собственность, постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение, аренда и др.).

Данное правило следует толковать и как запрет на сдачу в аренду здания или сооружения при отсутствии у арендодателя права на одновременную передачу прав на соответствующий земельный участок, к примеру, при наличии в законе ограничений на переход к другому лицу прав землепользования (см. п. 3 ст. 271 ГК РФ).

Основанием перехода к арендатору здания или сооружения права на соответствующий земельный участок является соглашение об этом сторон или непосредственно закон.

Отношения по землепользованию регулируются нормами как гражданского, так и земельного законодательства (см. гл. 17 ГК, гл. I, III и IV ЗК).

2. В комментируемой статье (см. п. 1 и 2) установлены и предельные минимальные размеры земельного участка, право на который принадлежит арендатору здания или сооружения. Это площадь земельного участка, которая, во-первых, занята недвижимостью, и во-вторых, необходима для использования в соответствии с ее назначением.

Площадь, необходимая для использования здания и сооружения в соответствии с его назначением, определяется в порядке, предусмотренном земельным законодательством. Так, согласно п. 3 ст. 33 ЗК предельные минимальные размеры земельных участков устанавливаются в соответствии с утвержденными в установленном порядке нормами отвода земель для конкретных видов деятельности или в соответствии с правилами землепользования и застройки, землеустроительной, градостроительной и проектной документацией.

Стороны вправе договориться о передаче земельного участка большего размера, чем это необходимо для использования здания или сооружения в соответствии с его назначением, если это не противоречит условиям пользования таким участком.

3. Признавая право арендатора здания или сооружения на соответствующий земельный участок, ГК оставляет открытым вопрос о форме его землепользования. В то же время в п. 2 и 3 комментируемой статьи четко прослеживается дифференцированный подход к ее определению. В соответствии с ним при установлении для арендатора недвижимости формы землепользования должен учитываться характер прав арендодателя здания или сооружения на занимаемый недвижимостью земельный участок.

В п. 2 предусматривается сдача в аренду здания и сооружения, находящегося на земельном участке, принадлежащем арендодателю на праве собственности. В п. 3 — сдача в аренду здания и сооружения, находящегося на чужом для арендодателя (не принадлежащем ему на праве собственности) земельном участке. При этом лишь в п. 2 разрешен вопрос о виде права арендатора здания или сооружения на занимаемый недвижимостью участок и порядке его определения.

Согласно п. 2, если арендодатель является собственником земельного участка, на котором расположено сдаваемое в аренду здание или сооружение, конкретная форма землепользования для его арендатора определяется законом либо договором аренды здания или сооружения.

При решении вопроса о форме землепользования соглашением сторон арендатору здания, сооружения может быть предоставлено право аренды или иное предусмотренное законом право на соответствующую часть земельного участка (право постоянного (бессрочного) пользования, право безвозмездного пользования и др.). Выбор формы землепользования осуществляется согласно нормам гражданского и земельного законодательства о характере прав на землю участников земельных отношений (см. гл. 17 ГК, гл. I, III и IV ЗК).

Так, законом могут быть ограничены права иностранных граждан, лиц без гражданства на аренду земельного участка (п. 1 ст. 22 ЗК). На титулах постоянного (бессрочного) пользования, безвозмездного пользования земельные участки из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, используются только лицами, указанными в п. 1 ст. 20, п. 1 ст. 24 ЗК (государственными и муниципальными учреждениями, федеральными казенными предприятиями и др.). Граждане и юридические лица, обладающие земельным участком на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться земельным участком (п. 4 ст. 20 ЗК). Распоряжение земельным участком, находящимся у гражданина на праве пожизненного наследуемого владения, не допускается, за исключением перехода прав на земельный участок по наследству (п. 2 ст. 21 ЗК).

Если же договор аренды здания или сооружения не определяет форму землепользования, к арендатору автоматически переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования соответствующей частью земельного участка (при условии, что в законе отсутствуют ограничения на переход прав землепользования). Основанием перехода к арендатору права пользования на землю является закон: ч. 2 п. 2 комментируемой статьи и договор аренды здания или сооружения как правоустанавливающий документ (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2002 г. N 5378/02 (Вестник ВАС РФ. 2003. N 4)).

4. В п. 3 комментируемой статьи устанавливается порядок предоставления в аренду здания или сооружения, расположенного на чужом для арендодателя земельном участке. К примеру, земля — государственная собственность и передана в аренду или в бессрочное пользование владельцу здания или сооружения.

Правило п. 3 носит диспозитивный характер и воспроизводит смысл положений п. 3 ст. 271 ГК о том, что собственник недвижимости, находящейся на чужом земельном участке, распоряжается недвижимостью по своему усмотрению постольку, поскольку это не противоречит условиям пользования данным участком, установленным законом или договором. Поэтому допустимость аренды здания или сооружения, расположенного на чужом земельном участке, определяется прежде всего условиями пользования земельным участком. Это означает также, что арендодатель здания или сооружения, не являющийся собственником земли, вправе по своему усмотрению, т.е. без согласия собственника земельного участка, сдать в аренду здание или сооружение, расположенное на чужом земельном участке, если при этом не нарушаются условия землепользования, установленные законом или договором с собственником земельного участка. Если же перемена в лице владельца здания (сооружения) повлечет изменение установленных условий землепользования, согласие собственника земельного участка на аренду здания или сооружения необходимо.

Свободы распоряжения недвижимостью, к примеру, лишен владелец здания (сооружения), находящегося на чужом земельном участке, в пределах которого расположен объект археологического наследия. Пользователь такого участка владеет и пользуется им с соблюдением требований законодательства об охране объектов культурного наследия (см. ст. 49, 52 — 54 Федерального закона от 25 июня 2002 г. «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. N 26. Ст. 2519)). При таких обстоятельствах, если предполагаемый арендатор здания (сооружения) не располагает возможностями для соблюдения указанного законодательства, то аренда здания или сооружения без согласия собственника земельного участка недопустима.

5. Пункт 3 ст. 652, допуская возможность землепользования при аренде недвижимости, расположенной на чужом для арендодателя земельном участке, не содержит указаний на конкретные формы землепользования. Вопрос о виде права арендатора здания, сооружения на занимаемый этой недвижимостью земельный участок желательно урегулировать в договоре согласно нормам гражданского и земельного законодательства (см. гл. 17 ГК, гл. I, III и IV ЗК). Так, стороны вправе предусмотреть субаренду земельного участка (п. 6 ст. 22 ЗК). Если же и в договоре вопрос не решен, то, очевидно, исходя (по аналогии закона) из правила ч. 2 п. 2 комментируемой статьи при таких обстоятельствах к арендатору здания или сооружения переходит на срок аренды объекта право пользования соответствующей частью земельного участка.

Статья 653 ГК РФ. Сохранение арендатором здания или сооружения права пользования земельным участком при его продаже (действующая редакция)

В случаях, когда земельный участок, на котором находится арендованное здание или сооружение, продается другому лицу, за арендатором этого здания или сооружения сохраняется право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования, на условиях, действовавших до продажи земельного участка.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 653 ГК РФ

1. В отношении арендатора здания или сооружения установлена гарантия сохранения его арендных прав на здание или сооружение в случае продажи земельного участка под такими зданием или сооружением. Арендатор сохраняет право пользования этим земельным участком, а следовательно, и право владения и пользования или право владения и в отношении здания или сооружения на весь срок действия договора аренды, если продажа земельного участка имела место до истечения срока договора аренды.

Полагаем, что установление такой гарантии для арендатора является обоснованным, так как он состоит в правоотношениях по поводу здания или сооружения, а также и земельного участка только с арендодателем, поэтому действия собственника земельного участка не касаются его прав и обязанностей по договору аренды здания или сооружения.

Аналогично если право собственности в отношении земельного участка под зданием или сооружением имеет арендодатель, который затем продает земельный участок в течение срока действия договора аренды здания или сооружения, то арендатор также должен сохранить право пользования и земельным участком, поскольку договор аренды им был заключен в отношении здания или сооружения, для реализации своих арендных прав на которые ему необходим в пользовании земельный участок. В противном случае со стороны арендодателя лишение его этого права будет, в свою очередь, являться нарушением и его арендных прав, как арендатора здания или сооружения.

Так, например, общество «Автотех» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Комитету по управлению имуществом и земельными отношениями г. Челябинска о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи земельного участка, поскольку на данном земельном участке расположено муниципальное имущество — пристрой к нежилому зданию, переданное обществу «Автотех» в аренду. Однако суд установил, что переход права собственности на земельный участок к обществу «Консультант» (покупателю земельного участка) не прекращает право на его использование обществом «Автотех» при наличии аренды здания, суд первой инстанции правомерно признал, что договор купли-продажи соответствует требованиям законодательства и не нарушает права и законные интересы общества «Автотех» (см. Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2009 N 18АП-10959/09).

2. Судебная практика:

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2009 N 18АП-10959/09;

— Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2008 N 06АП-А73/2008-1/2050;

— Постановление ФАС Уральского округа от 08.02.2011 N Ф09-11582/10-С2 по делу N А60-59813/2009-С1;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 27.11.2007 N А12-5517/07;

— Постановление ФАС Уральского округа от 24.09.2007 N Ф09-7763/07-С6;

— Постановление ФАС Уральского округа от 24.09.2007 N Ф09-7763/07-С6 по делу N А76-23080/2005.

Комментарий к статье 652 Гражданского кодекса РФ

Статья 652. Права на земельный участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения

Комментарий к Ст. 652 ГК РФ:

1. Пользование землей в целом регламентируется правилами как земельного, так и гражданского законодательства (гл. III, IV ЗК, гл. 17 ГК РФ). В коммент. ст. урегулирован частный вопрос о правах арендатора здания или сооружения на земельный участок под ними. Суть правила состоит в том, что одновременно с передачей прав владения и пользования арендуемым зданием и сооружением передаются права на земельный участок, который занят такой недвижимостью и необходим для ее использования (п. 1 коммент. ст.). Указанные права передаются арендатору в силу закона; для этого не требуется какого-либо упоминания ни в договоре аренды здания или сооружения, ни в каком-либо ином соглашении. Закрепляя данный подход, законодатель последовательно реализует принцип единства судьбы земельного участка и расположенного на нем объекта недвижимости, что логически объяснимо, если вспомнить о прочной связи этих объектов между собой (см. коммент. к ст. 130 ГК РФ).

Объем права арендатора на земельный участок определяется в зависимости от того, каким правом на этот участок обладает арендодатель (см. коммент. к п. 2 и 3 настоящей ст.).

2. В случаях, когда арендодатель является собственником земельного участка, на котором находится сдаваемое в аренду здание или сооружение, арендатору предоставляется право аренды земельного участка или предусмотренное договором аренды здания или сооружения иное право на соответствующий земельный участок (п. 2 коммент. ст.). Примером последнего может быть, скажем, право безвозмездного срочного пользования, предусмотренное ст. 24 ЗК, сервитут или право собственности (даже с учетом ограничений п. 4 ст. 35 ЗК России). В настоящее время право постоянного (бессрочного) пользования, а также право пожизненного наследуемого владения земельным участком на основании передачи в аренду находящегося на нем здания или сооружения возникнуть уже практически не могут (п. 1 ст. 20, п. 1 ст. 21 ЗК).

Если договором не определено передаваемое арендатору право на соответствующий земельный участок, к нему переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования в соответствии с его назначением. Данный вид права на земельный участок не встречается ни в гл. 17 ГК РФ, ни в гл. IV ЗК, однако прямо основан на нормах коммент. ст., т.е. санкционирован гражданским законодательством, а не договором, и по всем признакам является вещным.

3. В случаях, когда арендодатель не является собственником земельного участка, на котором находится сдаваемое в аренду здание или сооружение (например, арендодатель здания или сооружения является арендатором или постоянным (бессрочным) пользователем участка), аренда здания или сооружения, находящегося на земельном участке, допускается без согласия собственника этого участка, если это не противоречит условиям пользования таким участком, установленным законом или договором с собственником земельного участка (п. 3 коммент. ст.).

В этом случае, если стороны прямо в договоре не указали вид права арендатора здания и сооружения на земельный участок (например, субаренда — п. 6 ст. 22 ЗК), этот вид, как и в п. 2 коммент. ст., будет не определен, хотя соответствующее право у арендатора здания или сооружения возникнет в силу закона. Однако очевидно, что это право не может превышать по объему право арендодателя здания или сооружения на участок, потому что является производным от него.

4. В 2007 г. нормы коммент. ст. подверглись обоснованному редактированию: слова «часть земельного участка» везде были заменены на термин «земельный участок». Это значительно упрощает идентификацию границ участка, права на который передаются при аренде здания и сооружения, и соответствует общим принципам развития гражданского законодательства Российской Федерации о недвижимом имуществе. В то же время сохранился законодательный подход, согласно которому в силу коммент. ст. передаются права не просто на земельный участок, а на земельный участок, который занят арендуемой недвижимостью и необходим для ее использования. Это минимальный размер; стороны могут договориться о передаче большего земельного участка, если его использование таким образом не будет противоречить его целевому назначению.

В 2008 г. в ЗК были введены специальные требования по образованию земельных участков (ст. 11.1 — 11.9 ЗК). На основании этого споры о минимальном размере земельного участка, право на который возникнет у арендатора в силу коммент. ст., подлежат разрешению в судебном порядке (п. 8 ст. 11.2 ЗК). В суде в первую очередь должны быть исследованы вопросы о размере площади участка, непосредственно занятого зданием или сооружением, а также о необходимости иной площади указанного участка для использования указанной арендуемой недвижимостью. При этом во всех случаях, когда определенный таким образом судом «минимальный» участок по площади будет меньше прежнего «целого» участка, на котором находится арендуемое здание или сооружение, передача арендатору права на этот «минимальный» участок на основании коммент. ст. должна сопровождаться актом образования этого «минимального» участка с одновременным актом прекращения прежнего «целого» участка (ст. 11.2 ЗК).

П4 ст 653 гк рф

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет
[Гражданский кодекс РФ] [Глава 59] [Статья 1073]

1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

2. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 Семейного кодекса Российской Федерации), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

3. Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора.

4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

1 комментарий к записи “Статья 1073 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет”

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет

Комментарий к статье 1073

1. Нормы данной статьи, определяющие ответственность законных представителей за вред, причиненный их малолетними детьми, являются традиционными для российского законодательства. Так, например, в ст. ст. 653, 654 Свода законов Российской империи предусматривалось, что родители и опекуны как лица, обязанные надзирать за состоящими на их попечении малолетними, должны отвечать за убытки, причиненные последними, все равно, будет ли это действие преступлением или нет. Как писал Г.Ф. Шершеневич, «их ответственность основывается на предполагаемой небрежности, на упущении в принятии необходимых и возможных мер предупреждения. Поэтому если родители или опекуны докажут, что не имели средств предупредить вредные действия малолетних или сумасшедших, то освобождаются от ответственности. Малолетний, действовавший по признанию суда с разумением, и несовершеннолетний во всяком случае отвечают сами своим имуществом за свои действия» .
———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2 // СПС «КонсультантПлюс».

При этом границы возраста малолетних детей устанавливались по-разному. Так, в силу ст. 213 Законов гражданских в «несовершеннолетии полагалось три возраста»: малолетними признавались дети в возрасте от рождения до 14 лет и от 14 до 17 лет. Статья 405 ГК РСФСР 1922 г. устанавливала, что за действия недееспособных, в том числе малолетних до 14 лет, несут ответственность лица, обязанные нести за ними надзор. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности» на родителей и опекунов возлагалась ответственность за действия их детей, причинившие материальный ущерб.
———————————
Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. 1935. N 32. Ст. 252.

С 1964 г. до вступления в силу части первой ГК РФ возраст несовершеннолетних, за вред которых отвечали родители или опекуны, определялся границей в 15 лет. Согласно ст. 450 ГК РСФСР 1964 г. за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 15 лет, отвечают его родители или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний, не достигший 15 лет, причинил вред в то время, когда он состоял под надзором учебного заведения, воспитательного или лечебного учреждения, последние отвечают за этот вред, если не докажут, что вред возник не по их вине. Этими положениями ограничивалось определение ответственности по обязательствам из причинения вреда малолетними.
2. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило об ответственности законных представителей малолетнего. Данная норма конкретизирует положение п. 3 ст. 28 ГК РФ, согласно которому родители, усыновители или опекуны в соответствии с законом отвечают за вред, причиненный малолетними. Иные родственники, мачеха, отчим, фактические воспитатели не несут такой ответственности.
Родительская ответственность имеет в качестве основания кровное родство, которое определяется свидетельством о рождении ребенка. Данная ответственность возникает независимо от того, состоят ли родители ребенка в браке или ребенок родился вне брака либо брак расторгнут или признан недействительным, независимо от места жительства родителей и ребенка, способа установления отцовства (добровольного или принудительного). Родители, лишенные родительских прав, несут ответственность в течение трех лет с момента вступления решения суда в законную силу (см. комментарий к ст. 1075 ГК).
Ответственность усыновителей возникает на основе решения суда об установлении усыновления. Согласно ст. 137 СК РФ усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению. Усыновленные дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (своим родственникам). Таким образом, кровные родители не несут ответственность, если вред причинен после вступления решения суда об установлении усыновления в законную силу. Исключение составляют случаи усыновления ребенка одним лицом: личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина.
Порядок назначения и ответственность опекунов определяются не только ГК РФ, но также Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» (далее — Закон об опеке). Опека в отношении несовершеннолетних граждан устанавливается в случаях, предусмотренных ГК РФ и СК РФ.
———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

Основанием возникновения отношений между опекуном и подопечным является акт органа опеки и попечительства о назначении опекуна. Кроме того, в качестве опекунов выступают и приемные родители (опека по договору о приемной семье), патронатные воспитатели (по договору о патронатной семье, патронате, патронатном воспитании в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации).
Нормы п. 1 комментируемой статьи распространяются на все формы опеки, в том числе временную, предварительную (ст. 12 Закона об опеке). При этом временное пребывание подопечного в образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, или иной организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях получения медицинских, социальных, образовательных или иных услуг либо в целях обеспечения временного проживания подопечного в течение периода, когда опекун по уважительным причинам не может исполнять свои обязанности в отношении подопечного, не прекращает права и обязанности опекуна в отношении подопечного (ч. 3 ст. 11 Закона об опеке). В то же время вред, причиненный несовершеннолетним гражданином в течение данного периода, когда орган опеки и попечительства временно исполнял обязанности опекуна, подлежит возмещению на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, т.е. образовательная организация, медицинская организация или иная организация, обязанные осуществлять надзор, либо лица, осуществлявшие надзор на основании договора, несут ответственность за причиненный вред, если не докажут, что вред причинен не по их вине при осуществлении надзора.
В случае если лицу, нуждающемуся в установлении над ним опеки или попечительства, не назначен опекун в течение месяца, исполнение обязанностей опекуна временно возлагается на орган опеки и попечительства по месту выявления лица, нуждающегося в установлении над ним опеки. В отношении несовершеннолетнего гражданина орган опеки и попечительства исполняет указанные обязанности со дня выявления факта отсутствия родительского попечения. Опекуны не назначаются лицам, помещенным под надзор в образовательные организации, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, или иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Исполнение обязанностей опекунов или попечителей возлагается на указанные организации. Это учтено в п. п. 2, 3 комментируемой статьи, которые не являются абсолютными новеллами части первой ГК РФ. Подобные нормы содержались в ст. ст. 653, 654, 686 Законов гражданских, которыми ответственность за преступления, проступки малолетних и деяния, не являющиеся преступлениями или проступками, возлагалась на «лиц, обязанных иметь надзор за этими малолетними». Помимо родителей ответственными могли быть признаны и иные лица, на которых была возложена обязанность по надзору, когда малолетний, причинивший вред, не «находился при родителях». При этом круг ответственных лиц не был определен исчерпывающим образом. Это были не только опекуны, но и лица, отвечавшие за надзор за малолетними в учебных, фабричных, ремесленных и иных заведениях (ст. ст. 12, 37, 38 т. XI ч. 2 Свода законов).
3. К организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, относятся образовательные организации (дом ребенка, детский дом, в том числе семейного типа, интернат), медицинские организации (больницы различного профиля, санатории), организации, оказывающие социальные услуги, и иные некоммерческие организации, если указанная деятельность не противоречит целям, ради которых они созданы. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 155.1 СК РФ организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обязаны обеспечить условия пребывания в них детей, отвечающие требованиям, установленным Правительством РФ. Организации, осуществляющие на 1 сентября 2008 г. деятельность по надзору за детьми, оставшимися без попечения родителей, сохраняют право заниматься указанной деятельностью впредь до установления Правительством РФ требований, указанных в абз. 2 п. 1 ст. 155.1 данного документа (п. 4 ст. 6 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 49-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» ).
———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 17. Ст. 1756.

Обязательным условием гражданско-правовой ответственности организаций является наличие государственной регистрации в качестве юридического лица. Такое положение подтверждается и судебной практикой .
———————————
См., например: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25 сентября 2002 г. N А21-495/02-С2 // СПС «КонсультантПлюс».

4. Ответственность родителей, усыновителей, опекунов, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, презюмируется. На них возлагается обязанность доказывания, что вред причинен не по их вине. Как показывает судебная практика, отсутствие вины родителей может иметь место в тех случаях, когда они в силу уважительных причин не участвовали в воспитании ребенка, например, служба в армии, длительная командировка, тяжелая болезнь, препятствующая участию в воспитании, и т.д. В отличие от лиц, указанных в п. п. 1, 2 комментируемой статьи, если ребенок временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эти лица должны доказать лишь отсутствие вины при осуществлении надзора, а не при воспитании ребенка.
5. Лица, указанные в комментируемой статье, несут ответственность за свою вину, а не за вину малолетних. При этом под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» (утратило силу), предлагалось понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т.п.).
Под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.
Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка.
Действующее законодательство не содержит понятия вины. При ее определении подлежат применению нормы п. 1 ст. 401 ГК РФ, согласно которым лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
6. Комментируемая статья не исключает возможности возложения ответственности одновременно как на родителей, усыновителей, опекунов, так и на лиц, упомянутых в п. п. 2, 3 комментируемой статьи. Согласно п. 4 ст. 1081 ГК РФ лица, возместившие вред по основаниям, указанным в ст. ст. 1073 — 1076 настоящего Кодекса, не имеют права регресса к лицу, причинившему вред. Таким образом, по достижении ребенком возраста 14 лет вышеназванные лица не могут взыскать с него причиненный вред в порядке регресса.
7. На практике возникает немало проблем при определении соотношения норм п. п. 1 — 3 комментируемой статьи. Судебная практика при рассмотрении дел о причинении вреда малолетним во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, исходит из приоритета обязанности доказывания отсутствия вины при осуществлении надзора со стороны указанных лиц, а не родителей или иных законных представителей. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 65-Вп99-8 указано на приоритет п. 3 ст. 1073 ГК РФ: «Возлагая на родителей Р. в соответствии с ч. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд в решении указал на то, что ответчики не доказали отсутствия их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в ИДН и не являющегося, по мнению суда, законопослушным.
Применение судом п. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела правильным быть признано не может потому, что в соответствии с п. 3 той же ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного ос
уществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.
Судом при рассмотрении дела было с достоверностью установлено, что вред здоровью дочери истицы малолетний Р. причинил во время школьных занятий, то есть в то время, когда он находился под надзором средней общеобразовательной школы, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом.
От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если бы в суде она доказала, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда» .
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

8. В абз. 2 п. 4 комментируемой статьи установлено правило «о богатом ребенке», которое было известно и дореволюционному законодательству. Так, в ст. 686 Свода законов Российской империи говорилось об ответственности малолетних, живущих при родителях или других лицах, обязанных иметь за ними надзор. Если окажется, что эти лица, имея все средства к надзору, своим небрежением допустили малолетнего до действия, от коего последовал вред, то они и обязаны отвечать за вред; если же окажется, что они не имели средств к предупреждению такого действия, то убытки взыскиваются с имения малолетнего. Как отмечал К.П. Победоносцев, закон не различал, с разумением или без разумения действовал малолетний .
———————————
См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Часть третья: Договоры и обязательства // СПС «КонсультантПлюс».

9. Основаниями для возмещения вреда за счет имущества причинителя вреда являются обстоятельства, при которых:
1) вред причинен жизни или здоровью, т.е. потерпевшим может быть только физическое лицо;
2) родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в п. 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда;
3) причинитель вреда стал полностью дееспособным, достигнув 18 лет, либо при вступлении в брак, либо в результате эмансипации;
4) причинитель вреда обладает такими средствами независимо от оснований их приобретения (получение имущества по наследству, в порядке дарения, доходы от трудовой, предпринимательской и иной деятельности и по другим основаниям);
5) вред возмещается по решению суда.
Суд учитывает имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда, а также другие обстоятельства (например, семейное положение потерпевшего и др.).
10. Понятие «вред» в комментируемой статье рассматривается в широком смысле и включает в себя любые неблагоприятные последствия правонарушения, в том числе неблагоприятные последствия в отношении как имущественных, так и личных неимущественных прав применительно и к физическим, и к юридическим лицам, в том числе реальный ущерб и упущенную выгоду, вред имуществу, вред жизни, здоровью, моральный вред и др.