Понятие судебное доказательство раскрываемое в нормах гпк рф

Понятие судебное доказательство раскрываемое в нормах гпк рф

Часть 1 ст. 55 ГПК содержит дефиницию доказательств: «Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио– и видеозаписей, заключений экспертов».

Для того чтобы суд признал ту или иную информацию в качестве доказательства, она должна соответствовать признакам, указанным в ч. 1 ст. 55 ГПК.

Первый признак определяет сущность доказательств и указывает на связь между доказательствами и обстоятельствами, входящими в предмет доказывания. Доказательства представляют собой определенные сведения о фактах [2].

Второй признак отражает понятие предмета доказывания, а также такое качество доказательств, как их относимость. Доказательства – это сведения об определенных обстоятельствах, точнее, это такие сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств дела. ГПК выделил две группы таких обстоятельств: 1) обстоятельства, обосновывающие требования и возражения лиц, участвующих в деле; 2) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Первая группа обстоятельств очерчивает предмет доказывания по делу, в который входят факты материально-правового характера, указанные в иске и в отзыве на него; вторая определяет важность установления для разрешения спора и иных обстоятельств. Иными обстоятельствами могут быть обстоятельства, характеризующие достоверность или недостоверность получаемой информации, например, установление факта некомпетентности эксперта не входит в предмет доказывания по делу, но его установление позволяет верно оценить полученное заключение и т.д. Во многом доказательства об иных обстоятельствах, имеющих значение для разрешения дела, косвенные. Это могут быть обстоятельства, которые необходимо установить для совершения отдельных процессуальных действий (обеспечение иска, восстановление сроков, обоснование подведомственности спора арбитражному суду, наличие обстоятельств для приостановления производства по делу и проч.). Так, для принятия мер по обеспечению иска необходимо установить, действительно ли их непринятие приведет к последующей невозможности исполнения судебного решения.

При определении обстоятельств, подлежащих доказыванию, в целом речь идет о предмете доказывания по делу или о локальном предмете доказывания (когда устанавливаются обстоятельства для совершения отдельного процессуального действия). Доказательства же, подтверждающие наличие или отсутствие таких обстоятельств, также имеют значение для разрешения дела. Следовательно, такие доказательства относимы. Не относящиеся к делу сведения не допускаются к исследованию в суде, на них нельзя основывать решение.

Третий признак – это требование о соблюдении порядка получения сведений об обстоятельствах. Доказательства должны быть получены в порядке, предусмотренном законом. Здесь говорится об общем правиле допустимости доказательств. В отличие от АПК РФ, ГПК не уточняет уровень законодательства, положенный в основу порядка получения доказательств. Однако при определении допустимости доказательств в гражданском процессе следует учитывать положение ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, где прямо отмечено: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона». Если сведение, относящееся к делу, получено с нарушением установленного порядка, оно не может быть привлечено к судебному разбирательству в качестве доказательства. Общий порядок получения доказательств определен в ГПК, однако другие нормативные акты могут конкретизировать его предписания. Поскольку доказывание осуществляется в рамках гражданской процессуальной формы, процедура доказывания устанавливается гражданским процессуальным правом, отнесенным к ведению Российской Федерации. Таким образом, процедура получения доказательств в своей основе урегулирована федеральными законами, при этом специальные нормы не должны противоречить положениям ГПК.

Часть 2 ст. 55 ГПК содержит запрет выносить судебное решение на основании доказательств, полученных с нарушением закона, поскольку они не обладают юридической силой. Отсутствие юридической силы обусловлено нарушением процедуры их собирания.

Четвертый признак. Сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, устанавливаются с помощью определенных доказательств. Абзац 2 ч. 1 ст. 55 ГПК называет эти доказательства: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио– и видеозапись, заключение эксперта. Перечень средств доказывания сформулирован в законе как исчерпывающий, что означает возможность использования только указанных средств доказывания для установления обстоятельств дела. Вместе с тем из смысла иных норм следует широкое толкование перечисленных выше средств доказывания. Так, законные представители дают объяснение по делу (к примеру, по делам о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка).

Помимо сведений о фактах к доказательствам относятся доказательственные факты (см. гл. 1 разд. I). Доказательственные факты как факты юридические обычно нуждаются в подтверждении доказательствами. После установления доказательственного факта он используется в качестве доказательства, подтверждающего существование или отсутствие обстоятельства предмета доказывания.

Все признаки доказательств должны быть в совокупности. Отсутствие хотя бы одного из них свидетельствует о невозможности использовать сведения в качестве доказательства.

Судебное доказывание и доказательства

В результате изучения главы студент должен:

знать

■ природу и сущность доказывания как разновидности судебного познания обстоятельств по гражданскому делу;

■ основные этапы судебного доказывания и процессуальный механизм их реализации;

■ понятие судебных доказательств и их классификацию по различным основаниям (прямые и косвенные, первоначальные и производные, личные и предметные, смешанные, необходимые и др.);

■ предмет доказывания по гражданскому делу и группы обстоятельств, которые в него входят;

■ основания освобождения от доказывания но гражданским делам;

■ порядок распределения обязанностей но доказыванию по гражданским делам с учетом доказательственных презумпций;

■ перечень средств доказывания, общий порядок, а также процессуальные особенности представления, собирания, фиксации, исследования и оценки каждого из средств при рассмотрении органом правосудия гражданских дел;

уметь

■ оперировать юридическими понятиями и категориями института доказывания и доказательств гражданского процессуального права;

■ принимать решения и совершать юридические действия в точном соответствии с гражданским процессуальным законом по представлению, собиранию, фиксации, исследованию и оценке средств доказывания;

владеть

■ навыками анализа деятельности суда и лиц, участвующих в деле, в связи с доказыванием в гражданском судопроизводстве, а также разрешения правовых коллизий, возникающих при реализации норм доказательственного права.

Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу

Как известно, в ходе всякой человеческой деятельности приобретается некая определенная сумма знаний. Знание, получаемое в рамках гражданского судопроизводства, так же как и в других областях человеческого функционирования, является результатом познания. Проблема судебного познания заключается в его характере, особенностях и формах, а также в соотношении с судебным доказыванием.

В течение длительного времени судебное познание трактовали как звено научного познания, его разновидность, поскольку познавательные механизмы, происходящие в суде, полностью, по словам А. Ф. Козлова, соответствуют научным стандартам, резко отличающимся от обыденных.

Высказывалось также мнение о специфичности и самостоятельности судебного познавательного процесса. Обосновывалось это тем, что судебное познание сугубо преднамеренно, в нем заранее установлен круг фактов подлежащих исследованию, оно не претендует на раскрытие всеобщих закономерностей (О. В. Иванов, Н. И. Ткачев).

Безусловно, в основе судебного познания лежит тезис диалектического материализма о принципиальной возможности получения субъектом (индивидом, группой людей) истинного знания о разнообразных явлениях реальности в результате сложного механизма отражения. Восприятие судей, как и восприятие любого человека, являет собой биологическое устройство воспроизведения действительности в том виде, в каком она существует фактически. Однако это не дает права заявить о полной научности познавательной судебной деятельности по следующим причинам.

Во-первых, действия суда как специального государственного органа, занимающегося отправлением правосудия, построены таким образом, чтобы обеспечить объем знаний, который ведет к быстрому и правильному разрешению правового конфликта и не более, для чего законодатель четко предусмотрел временные рамки познавательных мероприятий (А. Т. Боннер).

Во-вторых, познавательное отношение не может быть реализовано без согласия на то заинтересованных лиц и проходит при соблюдении единой процессуальной формы, в условиях существования процессуальных фикций и презумпций, что обусловливает ту или иную степень вероятности познания.

В-третьих, объектом исследования здесь являются правоотношения, права и обязанности сторон, знания о которых постигаются посредством юридически значимых фактов, т.е. познание в суде по своей сути сугубо фактическое, что сужает объем познаваемого.

В-четвертых, для связи структуры «субъект – объект» используются своеобразные способы, средства и юридический инструментарий. И главное – особую организацию подчеркивает цель, являющаяся соединительным звеном между описанными элементами. Деятельность суда никак не соотносится с решением фундаментальных проблем и выявлением всеобщих взаимосвязей бытия. Она не состоит в раскрытии каких-либо природных или социальных закономерностей. Напротив, ее направленность предрешена процессуальным законом, а итоговое знание, получаемое судом, уже в большинстве своем было известно лицам, участвующим в деле, которые лишь излагают имеющуюся в их распоряжении информацию, обосновывая тем самым свои требования или возражения. Следовательно, судебное познание есть специальное (юридическое) познание, в конкретизированной своей форме относящееся к профессиональному.

Итак, не вызывает сомнений, что с помощью судебного познания принципиально возможно получить необходимую информацию ввиду законного и обоснованного разрешения гражданского дела но существу. Вместе с тем само специальное (юридическое) познание толкуется различно. Иногда познавательную деятельность рассматривают сквозь призму доказывания, которое представляет собой опосредованный процесс получения истинного знания об искомых фактах, реализуемый с помощью суда и лиц, участвующих в деле, с использованием предусмотренных законом средств (К. С. Юдельсон, Ф. Н. Фаткуллин).

Наряду с этим существует также узкая интерпретация судебного познания, разграничивающая его с судебным доказыванием, в связи с чем познание понимается как судебная деятельность, выражающаяся в непосредственной форме восприятия, цель которой заключается в установлении истинности правового отношения, доказывание же – как деятельность сторон и иных участников судопроизводства, назначение которой в обосновании собственных требований и возражений и не более (А. Ф. Клейнман, Л. А. Ванеева).

Правильное решение вопроса о соотношении судебного познания и судебного доказывания видится нс в их противопоставлении, а в изучении взаимосвязи (С. В. Курылев). Следует принять во внимание, что, как любое иное познание, судебный познавательный процесс заключает в себе две основные формы: непосредственную и опосредованную. Непосредственная форма познания имеет место при восприятии судом и лицами, участвующими в деле, фактов-состояний (например, размер помещения) и средств доказывания (вещественные, письменные доказательства (Ю. К. Осипов)). Опосредованная форма, в свою очередь, является не чем иным, как судебным доказыванием, поскольку информация о фактах, имевших место задолго до судебного разбирательства, может быть получена только путем представления доказательственного материала.

Судебное доказывание как опосредованная форма судебного познания представляет собой четко и детально регламентированную законом процессуальную деятельность суда и лиц, участвующих в деле, по обнаружению и изучению фактических обстоятельств посредством доказательств с целью законного и обоснованного разрешения правового конфликта.

Судебное доказывание является сложным правовым образованием, исходя из чего различают его элементы. Некоторые авторы утверждают, что доказывание слагается из утверждения о фактах, указания заинтересованных лиц на доказательства, их представления, истребования, исследования и оценки (М. К. Треушников). Другие говорят о стадиях доказывания. Так, в стадии доказывания в ходе подготовки дела к судебному разбирательству присутствуют такие действия, как выявление, собирание доказательств и их представление в суд, здесь же идет предварительная оценка материала; в стадии рассмотрения дела происходит исследование доказательств, но могут быть собраны и оценены иные доказательства; вынесение решения сопровождается окончательной оценкой, в которой участвуют все без исключения субъекты доказывания, в том числе и суд (И. В. Решетникова).

Подход к данной проблеме должен основываться на том, что доказывание – это подготовительная деятельность, создающая почву для убеждения суда в реальности существования фактов, составляющих основания требований или возражений сторон. Эти действия являются предпосылочными в отношении процесса получения истинного знания о правах и обязанностях. Поэтому первым этапом доказывания следует считать указание заинтересованных лиц на доказательства. Такое указание касается средств доказывания, которые суд в дальнейшем будет тщательно изучать. Так, согласно п. 5 ч. 2 ст. 131 ГПК стороны при подаче искового заявления должны сделать ссылку на доказательства, подтверждающие изложенные ими обстоятельства. Это не значит, что указанный этап предусматривает обязательное представление доказательственного материала. Здесь обозначается вероятный объем доказательств, имеющий соотношение с обстоятельствами дела, могущий подтвердить их истинность. Одно из главных значений указания в том, что суд определяет контуры последующих стадий.

Если возбудить производство по гражданскому делу только посредством обозначения нельзя, закон прямо требует представления доказательств. К примеру, при подаче заявления по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, приводятся доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов либо невозможность восстановления утраченных документов (ст. 267 ГПК).

Следующий этап – представление и раскрытие доказательств. Представление как процессуальное действие состоит в передаче доказательственного материала суду для исследования. Статьи 35, 56 и 57 ГПК прямо указывают, что представлением занимаются стороны и другие участники судопроизводства. Таким образом, доставлять доказательства в суд могут как лично заинтересованные субъекты, так и их представители, обладающие определенными полномочиями. Если информация недостаточна для изучения ее судом, то он может предложить собрать дополнительные доказательства.

Процедура раскрытия доказательств была реципирована странами континентальной Европы из английского судопроизводства, где она возможна как до возникновения гражданской процессуальной деятельности, так и после. Она представляет собой передачу участниками спора друг другу доказательственных материалов, находящихся под их физическим контролем. При этом сторона предварительно должна составить особый список раскрываемых доказательств, отдельно указав документы, в отношении которых она отказывает в ознакомлении, поскольку они обладают юридическими привилегиями и иммунитетом (государственная, коммерческая и иная охраняемая законом тайна) либо выбыли из-под контроля. Раскрытию подлежат все письменные доказательства, показания свидетелей, которые не излагались устно, заключения экспертов и специалистов, аудио- и видеозаписи. Сторона, не выполнившая соответствующую обязанность, как правило, лишается права ссылаться в ходе судебного разбирательства на нераскрытые доказательства.

Согласно российскому гражданскому процессуальному закону раскрытие доказательств, будучи новой правовой конструкцией, хотя и не предусматривающей понятных форм и способов раскрытия, позволяет органу правосудия, а также сторонам заранее ознакомиться с доказательственными материалами оппонента по юридическому спору. В частности, руководствуясь ст. 149 ГПК при подготовке дела к судебному разбирательству, стороны или их представители осуществляют перекрестную передачу копий доказательств, подтверждающих заявленные требования и возражения. Однако никаких санкций за неисполнение данной обязанности ГПК в отличие от АПК (ч. 2 ст. 111) не предусматривает.

Затем следует такой этап доказывания, как собирание и истребование доказательств. Исходя из принципа состязательности именно стороны обязаны собрать дополнительный материал. Их самостоятельность не должна ограничиваться, поскольку своими действиями они обеспечивают полноту сведений, используемых при разрешении дела. Суд не вправе вмешиваться в сбор доказательств на стороне истца или ответчика, так как это приводит к нарушению принципов состязательности и равноправия, что не означает полной пассивности органа судебной власти. В этой связи сохраняют свою актуальность слова К. И. Малышева, сказанные им еще в XIX в., о том, что это безучастие суда в собирании доказательств не следует понимать в смысле полного равнодушия и совершенной бездеятельности суда в этом отношении; состязательный процесс не требует, чтобы суд находился в пассивном состоянии. Именно поэтому сегодня, если собирание доказательств затруднительно для лиц, участвующих в деле, то по их ходатайству суд вправе выдать запрос для их получения или мотивированно отказать в этом, что является следствием принципа судейского руководства гражданским процессом (см. Определение Конституционного Суда РФ от 22.03.2012

№ 555-0-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаблака Владимира Федоровича на нарушение его конституционных прав рядом статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»), В случае невыполнения требований суда на виновных должностных лиц, а также на граждан, которые не являются лицами, участвующими в деле, налагается штраф (ст. 57 ГПК).

Далее происходит фиксация и исследование имеющихся доказательств, т.е. процессуальное закрепление полученного материала, а также извлечение судом и лицами, участвующими в деле, из доказательств такой информации, которая направлена на подтверждение либо опровержение обстоятельств происшедшего. Действующий ГПК предусматривает следующие способы исследования доказательств (ст. 157 ГПК):

1) заслушивание объяснений сторон и третьих лиц (в том числе путем использования систем видеоконференцсвязи в порядке, установленном ст. 155.1 ГПК);

2) заслушивание и (или) оглашение показаний свидетелей и заключений экспертов;

3) ознакомление и оглашение письменных доказательств;

4) осмотр вещественных доказательств;

5) прослушивание аудиозаписи и просмотр видеозаписи.

И наконец, завершающим этапом является оценка доказательств, которая, можно сказать, пронизывает всю доказательственную процедуру, все предшествующие фазы, которые, в свою очередь, также тесно переплетены, что указывает на некоторую условность выделения самих этапов. Совершенно очевидно, доказывание, кроме сугубо процессуальных аспектов, имеет логическую основу, поэтому было бы правильно отметить, что доказывания с логической точки зрения – это построение системы мыслительных суждений суда и лиц, участвующих в деле, направленных на обоснование выводов о доказываемых обстоятельствах дела.

С позиций формальной логики мыслительное функционирование может быть подразделено на два этапа: целевой и аналитический. Центральный компонент любой логической структуры – это цель, другими словами, мысленная модель того результата, который в рассматриваемом случае достигается через процессуальные действия. Аналитическую фазу составляют мыслительные операции по выявлению свойств представляемого и собираемого доказательственного материала. Оба вида анализа связаны между собой и дополняют друг друга.

Означает ли это, что судебное доказывание нужно трактовать только как мыслительный процесс, подчиненный законам логики и логического мышления? По-видимому, нет. В теории и практике гражданского процесса давно закрепилось справедливое мнение, в соответствии с которым судебное доказывание представляет собой единство двух видов деятельности: логической и процессуальной. Иная трактовка ведет к противопоставлению психических, логических и правовых аспектов единой сложной проблемы (М. К. Треушников).

Оценка, будучи одним из этапов судебного доказывания, также не сводится лишь к логическому или процессуальному действию. Как психическая деятельность, она выражается в постановке задачи, ее решении и выводе. Одновременно оценочный акт судебного органа и лиц, участвующих в деле, охватывая собой такие этапы, как указание на доказательства и их представление, раскрытие, собирание и пр., проявляется в конкретизированных процессуальных мероприятиях, оказывающих воздействие на весь ход судебного разбирательства.

Хотя оценка доказательств как психическое действие не поддается правовому регулированию, тем не менее судебные органы обязаны придерживаться определенных юридических правил, установленных ст. 67 ГПК, которые вытекают из принципа самостоятельности судебной власти и есть одно из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия и не предполагающих возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с процессуальным законом:

– суд в ходе оценки доказательственного материала исходит из собственного внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всей совокупности доказательств. Внутреннее убеждение здесь имеет важнейшее значение, так как именно благодаря ему у суда создается уверенность в истинности или ложности доказательств, сориентированных на подтверждение либо опровержение фактических обстоятельств по делу;

– никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, т.е. ни в законе, ни в подзаконных актах, а также в документах, исходящих от органов государственной власти их должностных лиц не должны содержаться указания, предрешающие доказательственную силу и значение доказательств;

– суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а равно достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности;

– для отдельных средств доказывания допустимы особые приемы оценки, обусловленные правовой спецификой доказательства (прежде всего это касается письменных доказательств и заключений эксперта).

Относимыми считаются такие доказательства, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения правового спора по существу, поэтому должна прослеживаться связь между содержанием предъявляемого доказательства и юридическими фактами, в противном случае оно не может приниматься во внимание. Иными словами, сила доказательств предопределяется не их количеством, а качеством и весомостью, служащими основой для выводов (argumenta ponderantur non numerantur).

Статья 59 ГПК, посвященная вопросам относимости доказательств, в целом ориентирована на орган судебной власти, коль скоро указывает, что именно суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения гражданского дела, хотя первоначально доказательственным отбором (относимостью), безусловно, занимаются стороны. К сожалению, более никаких дополнительных сведений в гражданском процессуальном законе не сообщается. Для сравнения отметим, что в АПК ко всему прочему добавляется, что арбитражный суд не должен принимать поступившие документы, содержащие ходатайства о поддержке лиц, участвующих в деле, или оценку их деятельности, иные документы, не имеющие отношения к установлению обстоятельств, в связи с чем отказывает в приобщении их к материалам дела, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания.

С практической точки зрения процедура определения относимости доказательств охватывает собой два этапа, которые полно и четко охарактеризовал М. К. Треушников. В частности, он пишет: «Во-первых, для решения вопроса относимости доказательств требуется первоначально правильно определить относимость к делу фактов, для установления которых привлекаются доказательства, т.е. предмет доказывания. Во-вторых, путем логического анализа следует решить, может ли представляемое или истребуемое судебное доказательство по содержанию подтвердить или опровергнуть относимые к делу факты, т.е. способно ли доказательство устанавливать факты. Ошибка суда в определении круга относимых по делу фактов, т.е. объективной основы, может привести к неверному решению вопроса относимости доказательств. Это выражается в том, что по делу собираются либо ненужные доказательства, либо не истребуются действительно необходимые».

Для того чтобы суды не допускали подобных ошибок, в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ иногда содержатся «подсказки» по поводу того, какие доказательства надлежит считать относимыми. Например, в постановлении от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» указывается, что по соответствующим делам относимыми будут являться доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть: обстоятельства, исключающие материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вину работника в причинении ущерба; причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Допустимость в отличие от относимости отвечает не за качество доказательственного материала, а соотносится с ограничениями по поводу использования некоторых средств доказывания. Гражданский процессуальный кодекс не определяет, какие средства доказывания не разрешается применять в рамках рассмотрения того или иного гражданского дела, но подобные запреты изложены в нормах материального права.

Например, в соответствии со ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права при возникновении спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Кроме того, по ст. 812 ГК, если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. В связи с этим суды на практике делают ошибки, необоснованно ссылаясь на свидетельские показания в подтверждение безденежности договора займа (см. Определение Верховного Суда РФ от 23.12.2008 № 24-В08-5). Согласно ст. 13 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-Φ3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» правила подсчета и подтверждения страхового стажа, в том числе с использованием электронных документов или на основании свидетельских показаний, устанавливаются в порядке, определяемом Правительством РФ. В постановлении Правительства РФ от 24.07.2002 № 555 «Об утверждении правил подсчета и подтверждения страхового стажа для установления трудовых пенсий» указывается, что периоды работы и (или) иной деятельности, выполнявшиеся на территории РФ лицами, застрахованными в соответствии с законодательством об обязательном пенсионном страховании, условием включения которых в страховой стаж является подтверждение уплаты обязательных платежей, свидетельскими показаниями не подтверждаются (п. 33).

Исходя из воспрещающей или дозволяющей природы отдельных правил поведения, затрагивающих проблему допустимости средств доказывания, принято говорить о нормах с «негативным» либо «позитивным» содержанием. Примеры первых были приведены выше, что же касается последних, то здесь можно упомянуть Федеральный закон «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», на основании которого суд общей юрисдикции вправе принять решение о принудительной госпитализации лица, страдающего заразными формами туберкулеза и нарушающего санитарно-противоэпидемический режим. Однако для этого руководитель медицинской противотуберкулезной организации обязан представить суду надлежащие письменные документы, бесспорно подтверждающие эти два обстоятельства.

Оценка доказательств на предмет достоверности означает, что суд должен осознать их истинность в связи с происходящими в суде познавательными процессами посредством тщательной проверки, а также изучения источника получения доказательственной информации.

Восприятие достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности позволяет суду сопоставить составляющие доказательственной базы, проследить взаимообусловленность отдельных средств доказывания друг с другом, вследствие чего сделать вывод об их достоверности.

§ 1. Понятие и виды судебных доказательств

В соответствии с ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

— это сведения о фактах;

— взаимосвязаны с предметом доказывания;

— юридические факты, подлежащие доказыванию, устанавливаются средствами доказывания, перечисленными в законе;

— перечень средств доказывания сформулирован в законе как исчерпывающий;

— процессуальная форма получения и исследования доказательств.

Судебные доказательства подразделены на виды по различным основаниям. По характеру связи доказательств с обстоятельствами дела выделяют прямые и косвенные доказательства. По источнику формирования доказательства подразделяют на личные и вещественные. По процессу формирования доказательства бывают первоначальными и производными.

Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Круг необходимых средств доказывания определяется с учетом характера заявленных требований и возражений.

В соответствии со ст. 59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Такие доказательства именуются относимыми. Если суд полагает, что то или иное доказательство не относится к делу, то он отказывает в его принятии. Это однако не лишает лиц, участвующих в деле, вновь заявлять ходатайство об исследовании или истребовании этого же доказательства.

Допустимость доказательств означает, что обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания (ст. 60 ГПК РФ). ГПК РФ дает исчерпывающий перечень средств доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. При этом должен соблюдаться порядок собирания, представления и исследования доказательств, установленный ГПК РФ.

Достоверность — это качество доказательства, характеризующее точность, правильность отражения обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Достоверность доказательства проверяется при оценке всей совокупности доказательств, имеющихся по делу.

Достаточность доказательств — это качество совокупности имеющихся доказательств, необходимых для разрешения дела. Стороны собирают и представляют доказательства в соответствии со своей обязанностью по доказыванию. По общему правилу каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Исключением из правила распределения обязанности по доказыванию является наличие общеизвестных и преюдициальных фактов, а также признание стороной обстоятельств дела, на которых противоположная сторона основывает свои требования или возражения.

В ст. 55 ГПК РФ представлены шесть средств доказывания: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, письменные, вещественные доказательства и аудио- и видеозаписи.

Объяснения сторон и третьих лиц — сообщение названных лиц о фактах, имеющих значение для разрешения дела. Разновидностями объяснений сторон и третьих лиц являются утверждения и признания. Утверждение — это такое объяснение, которое содержит сведение о фактах, лежащих в основании требований и возражений и подлежащих установлению в суде. Признание факта или согласие с фактом, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения, связано с распределением обязанности доказывания, в соответствии с которым каждая сторона доказывает определенные факты.

Признанный стороной факт, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости доказывания этого факта. Однако признание стороной фактов не является обязательным для суда. Объектом признания являются юридические и доказательственные факты. Признание может быть сделано как устно, так и письменно, в суде или вне суда. Оно может быть полным или частичным. Выделяют простые и квалифицированные признания. Признание должно быть надлежащим образом выражено и процессуально оформлено.

Показания свидетелей — это сведения, сообщенные лицами, которым могут быть известны какие-то обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ч. 1 ст. 69 ГПК РФ). ГПК РФ определяет случаи, когда лица не подлежат допросу в качестве свидетеля и когда они вправе отказаться от дачи свидетельских показаний. В силу ч. 3 ст. 69 ГПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

В ГПК РФ устанавливается перечень случаев, при которых лица вправе отказаться от дачи свидетельских показаний, но при их желании могут такие показания дать (ч. 4 ст. 69):

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4) депутаты законодательных органов — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

5) уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания. Свидетель может быть допрошен судом в месте своего пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда.

За дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний по мотивам, не предусмотренным федеральным законом, свидетель несет ответственность, предусмотренную УК РФ.

Все свидетели наделены процессуальными правами:

— давать показания на родном языке;

— требовать допроса в закрытом судебном заседании, если это необходимо в целях охраны государственной тайны, тайны усыновления (удочерения), а также по другим делам, если федеральным законом предусмотрено рассмотрение дела в закрытом судебном заседании;

— пользоваться при даче показаний письменными материалами в случаях, когда показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти;

— просить о допросе в месте своего пребывания, если вследствие болезни, старости, инвалидности или других важных причин они не в состоянии явиться по вызову суда;

— имеют право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и на получение денежной компенсации в связи с потерей времени и т. д.

Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (ч. 1 ст. 79 ГПК РФ). Экспертизы бывают почерковедческие, товароведческие, строительно-технические, судебно-медицинские, судебно-психиатрические, психологические экспертизы и т. д.

Проведение экспертизы возможно как по инициативе лиц, участвующих в деле, так и по инициативе суда. При уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

О назначении экспертизы суд (судья) выносит определение, которое направляется либо конкретному специалисту, либо в адрес экспертного учреждения, либо группе экспертов. Возможно назначение дополнительной или повторной экспертизы. Дополнительная экспертиза назначается при недостаточной ясности или неполноте заключения эксперта. Повторная — в случае возникшего сомнения в правильности или обоснованности заключения, наличия противоречий в заключениях нескольких экспертов.

Письменные доказательства — это сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы), выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом.

К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседа- ний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи) — ч. 1 ст. 71 ГПК РФ.

Письменные доказательства по разным основаниям подразделяются на виды. По содержанию — распорядительные и справочно-информационные. По субъекту, от которого исходит документ, — официальные и частные (неофициальные). По способу создания документы могут быть подлинными или копиями. По форме письменные доказательства подразделяются на простые, письменные и нотариально удостоверенные. Особым видом письменных доказательств являются документы, полученные с помощью электронно-вычислительной техники.

Вещественные доказательства — это предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ).

По общему правилу вещественные доказательства, подлежащие представлению в суд, хранятся в суде. Вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в суд, хранятся в месте их нахождения или в ином определенном судом месте. Они должны быть осмотрены судом, подробно описаны, при необходимости — сфотографированы и опечатаны.

После вступления решения суда в законную силу вещественные доказательства возвращаются тем лицам, от которых они были получены, либо передаются тем, за кем признано право на эти предметы, или реализуются в порядке, определенном судом (ч. 1 ст. 76 ГПК РФ). Если же предметы не могут находиться в обладании граждан, то они передаются соответствующим организациям (ч. 2 ст. 76 ГПК РФ). Вещественные доказательства после их осмотра и исследования судом могут быть до окончания производства по делу возвращены лицам, от которых они были получены, если последние об этом ходатайствуют и удовлетворение такого ходатайства не будет препятствовать правильному разрешению дела. По вопросам распоряжения вещественными доказательствами суд выносит определение, на которое может быть подана частная жалоба (ч. 3, 4 ст. 76 ГПК РФ).

Аудио- и видеозапись — относительно новое средство доказывания. В ГПК РФ внимание уделено достоверности доказательства в форме аудио- и видеозаписи. Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (ст. 77 ГПК РФ).

Таким образом, в процессе доказывания средствами установления наличия или отсутствия юридически значимых фактов выступают судебные доказательства, под которыми понимаются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.