Преторское право было правом наследования

Преторское право было правом наследования

54 НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ

Наследование по закону — наследование, которое происходило в установленном законом порядке.

Основной признак наследования по закону — наличие родства между наследником и наследодателем.

Законы XII таблиц различали следующие три очереди наследников:

1) «свои» или «необходимые» наследники, которые включали лиц, находившихся в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью (дети, внуки от ранее умерших подвластных детей). В тех случаях, когда после умершего не оставалось наследников первой очереди, к наследству призывалась вторая очередь;

2) агнаты — лица, принадлежащие к одной семье и находящиеся под властью умершего главы этой семьи (братья, сестры, мать умершего). При наличии нескольких агнатов к наследованию призывался ближайший агнат, т. е. то лицо, которое имело ближайшую родственную связь с наследодателем, а если ближайший агнат не принимал наследства, то согласно закону последующий не призывался к наследованию;

3) когнаты, которыми являлись все кровные родственники умершего. При этом не имела значения степень родства.

В ходе развития римского права происходил процесс вытеснения агнатического родства в качестве основания наследования когнатическим.

Преторским правом цивильная система наследования, которая была основана на агна-тическом родстве, была заменена преторской системой наследования, включавшей следующие четыре очереди наследников:

1) дети наследодателя, в том числе и эмансипированные;

3) когнаты, имеющие родство с наследодателем до шестой степени включительно;

4) переживший наследодателя супруг (супруга).

В тех случаях, когда ближайший наследник не принимал наследство, оно открывалось следующему за ним по порядку наследнику (Преторский эдикт о bonorum possessio).

По Уложению Юстиниана различали пять очередей законных наследников:

1) все нисходящие наследники (сыновья, дочери, внуки от ранее умерших сыновей и дочерей и т. д.), при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя;

2) восходящие родственники наследодателя (отец, мать, дед, бабка и т. д.), полнородные родные братья, сестры, дети умерших полнородных братьев и сестер;

3) неполнородные братья и сестры наследодателя;

4) все остальные боковые родственники наследодателя, причем независимо от степени их родства умершему;

5) супруг(супруга) наследодателя.

В юстиниановской системе различали виды порядка наследования по закону:

1) обыкновенный, который был основан на родстве и определялся очередями;

2) особый, который возникал, когда лицо имело право на получение доли наследства независимо от того, кто являлся наследником в остальной части имущества.

10.1. Наследование по завещанию.

Современная трактовка наследственного права звучит так: «Совокупность правовых норм, устанавливающих порядок перехода прав и обязанностей умершего лица по праву наследования».

Римский юрист Юлиан считал, что наследование есть не что иное, как преемство во всех правах, которыми обладал умерший.

Право наследования делилось на наследование по закону и наследование по завещанию. В случае отсутствия завещания имущество наследовалось по закону. В римском праве существовало правило – «наследование по завещанию несовместимо с наследованием по закону в имуществе одного и того же лица». Не могли быть наследодателями латины, юридические лица. Но, могли получать наследство любое физическое лицо и даже рабы, а также и юридические лица.

Постепенно формируются цивильное и преторское право наследования. Цивильный наследник определялся на основании цивильного права, а претор, обладая огромной властью, мог предоставлять право наследования определенному лицу, часто противореча нормам цивильного права. Такие наследники устанавливались, если завещание было составлено на основании требований, установленных претором. В случае отсутствия наследника право наследования передавалось лицу, указанному в преторском эдикте. Также возможно установление преторского права наследования, в случае если лицо не указано или лишено наследства в завещании. Претор, считая это несправедливым, передавал право наследования ущемленному лицу, нарушая при этом волю завещателя. В дальнейшем развитии римского права эти две системы наследования сливаются.

В Древнем Риме действовал принцип универсального и сингулярного преемства. При универсальном преемстве наследник приобретал наследство как единое целое, к нему переходили все права и обязанности завещателя, при сингулярном наследстве лицо приобретало лишь отдельные права. К сингулярному преемству относят отказ по завещанию – легат (legatum) – и фидеикомисс (fideicommissum).

Универсальное преемство возникало по цивильному и преторскому праву, как по завещанию, так и без него. По наследованию переходили не только права и обязанности покойного, но также и предметы негражданского оборота (семейные святыни).

Наследственное право защищалось виндикационным иском о наследстве, обычно называвшимся цивильным иском (требование о наследстве). По преторскому праву наследник имел защиту своих прав в виде интердикта, вследствие которого осуществлялся ввод во владение наследства. Также претор мог отказывать цивильному наследнику в иске. В постклассическую эпоху после отмены формулярного судебного процесса стираются различия между цивильным и преторским наследником.

Проигравшее в судебном процессе лицо обязано было вернуть не только само наследство, но и все приобретения, которые он получил при помощи наследства.

Завещание. Римский юрист Ульпиан считал, что завещание есть правомерное выражение воли, сделанное торжественно для того, чтобы оно действовало после нашей смерти. А его коллега Модестин говорил, что «завещание есть справедливое решение нашей воли о том, что должно быть сделано после нашей смерти».

Завещание – это одностороннее формальное гражданско-правовое распоряжение лица на случай его смерти, где указывается наследник. Завещание являлось односторонней сделкой, оно выражало лишь волю завещателя. Наследование по завещанию – это распоряжение собственника своим имуществом после своей смерти, по своему усмотрению. Завещатель вправе в одностороннем порядке в любой момент изменить или вовсе отменить завещание, при этом старое завещание теряет силу. Завещания записывались на навощенных табличках.

С помощью завещания устанавливались наследники, опекуны для жены и детей, отдавались распоряжения насчет похорон. Завещатель мог в любой момент отменить свое завещание, совершив по форме такой же акт, необходимый для узаконения завещания (например, объявить о расторжении завещания в народном собрании) или сорвать с завещания печати. В поздний период достаточно было составить новое завещание, чтобы отменить предыдущее.

Сентенция (мнение) Катона (Sententia Catoniana) гласила, что обязательное исполнение завещания рассматривалось, как если бы завещатель умер во время совершения завещания.

Формы завещания древнейшего периода были довольно усложненными: в народном собрании, перед строем войска, в семейном кругу, с помощью обряда манципации. Если умирающий передавал свое кольцо сыну, то этим он указывал на наследника своего имущества.

Древнейшая форма оглашения завещания – перед народным собранием под председательством главного понтифика, специально для этой цели созываемым два раза в год (в мае и марте) на форуме, где наследодатель устно и публично называл то лицо, которое он хотел видеть своим наследником. Народное собрание могло одобрить решение наследодателя, но могло и не согласиться с ним. Для положительного решения собрания необходимо было представить веские аргументы, страх перед собранием предостерегал от необоснованных отстранений от наследства ближайших родственников. В дальнейшем обращение к народному собранию становиться простой формальностью. Неудобство данного метода заключалось в том, что народное собрание нельзя было созвать, если это было необходимо.

Солдаты в походе (вероятно, перед сражением) могли объявлять свою завещательную волю. Соответственно, пожилые люди, уже не служившие в армии, не могли прибегнуть к данному способу.

Поэтому стали применять другую форму – завещание в семейном кругу с применением обряда манципации. Завещатель в присутствии 5 свидетелей и весодержателя передавал свое имущество доверенному лицу, который произносил определенные фразы: «я утверждаю, что твое имущество находится по твоему приказанию под моей охраной, и оно пусть будет мною куплено за эту медь, в соответствии с твоим правом завещать имущество, в соответствии с публичным законом». Именно заявление мнимого покупателя о судьбе наследства – нункупация (nuncupatio) и представляло собой завещание, а обряд манципации становился формальностью. Во избежание обмана имя наследника вписывалось рукой завещателя.

Свидетелями не могли быть женщины, несовершеннолетние, немые, глухие, умалишенные, состоящие под опекой, подвластные приобретателя или завещателя. Император Адриан установил, что в случае обращения одного из свидетелей в рабство, завещание остается действительным. Доверенное лицо было обязано выполнить волю завещателя.

В период империи устная форма завещания совершалась заявлением в присутствии 7 свидетелей и письменными формами: «холографом» – завещание, полностью составленное и подписанное рукой завещателя, и «аллографом» – завещание лишь продиктованное и подписанное завещателем, занесение распоряжения завещателя в протокол суда или муниципального магистра, или передача в императорскую канцелярию письменного завещания на хранение. Наследник должен быть назначен лично завещателем. Юридическое лицо не могло быть указано в качестве наследника.

Особые формы завещаний существовали для слепых и глухонемых: необходимо было присутствие 8-ми свидетелей; завещание слепых подписывало назначенное лицо; завещание глухонемого считалось законным лишь при наличии подписи самого наследодателя. Снижалось количество свидетелей до пяти, если действие происходило в сельской местности, а в случае эпидемии не обязательно присутствие всех свидетелей вместе.

Военнослужащие могли, ввиду неопытности и отсутствием качественной юридической консультации, составлять завещание любым образом, освобождаясь таким образом от всех принципов наследственного права. Воинам было позволено назначать наследниками иностранцев и латинских граждан.

Претор модернизировал процедуру составления завещания, упразднив манципацию и оставив только нункупацию в присутствии уже 7 свидетелей (первоначально присутствовало 5 свидетелей при обряде манципации, но в ходе развития права изменилось и число свидетелей), а при завещании слепых должен был присутствовать нотариус. Подражая древним обрядам, завещатель, держа таблички завещания, произносил: «Так, как это записано на этих глиняных табличках, так даю, так распоряжаюсь, так завещаю, так и вы, квириты, предоставьте мне свидетельство». Завещание обычно не оглашалось.

Таблички завещания складывались вместе, надписью друг к другу, и скреплялись печатями семи свидетелей. Позже стали требовать и подписи свидетелей. Император Константин (IV в. н.э.) утвердил составление завещания без манципации, достаточно было иметь 5 свидетелей, но документ должен содержать подписи и печати 7 свидетелей, в поздний период завещатель сам писал завещание и подписывал его без свидетелей.

Император Август в 6 г. до н.э. ввел пятипроцентную пошлину с наследства и предписал под угрозой штрафа в течение пятидневного срока после смерти завещателя предъявить завещание в магистрат, где оно вскрывалось. Свидетели тщательно осматривали свои печати и подписи на предмет подлинности.

Завещание считалось недействительным в случае несоблюдения формы завещания, словесных оборотов и т.д., в случае нарушения права на обязательную долю и при отсутствии завещательной способности.

Нередки были случаи подделки завещания. По закону Корнелия о завещаниях отвечает тот, кто, сознательно злоумышляя, подложное завещание или какой-нибудь другой документ напишет, огласит, подсунет, подпишет, а также скроет, устранит, распечатает, сотрет; и тот, кто сделает подложную печать, вылепит ее, приложит, а также кто устранит или сохранит. Если преступники из благородных – ссылаются на острова, если из простонародья – или отдаются в рудники, или караются смертной казнью, рабы же, если они после совершенного преступления были отпущены на свободу, распинаются на кресте.

Император Нерон (54-68 гг. н.э.) ввел новые правила в оформлении завещаний, дабы ограничить подделки. Устанавливалось проделывать в табличках отверстия, трижды пропускать через нее нитку и лишь, затем завещать. Две первые таблички должны быть чистыми, с одним лишь именем завещателя (чтобы лицо, составляющее завещание другому лицу, не могло подписать себе подарков).

Обычно завещание начиналось примерно с такой фразы: «Пусть Тиций будет наследником», и все написанное до этой фразы считалось недействительным. Постепенно эта процедура значительно упростилась, и уже было достаточно упоминания одного слова (напр., Тиций). Если в завещании отсутствовало имя наследника или составлено оно было не по форме, или если составитель ограничивался в правоспособности, завещание также теряло свою юридическую силу. Завещание должно быть написано на латинском языке, лишь позднее разрешалось составлять завещание на греческом.

Одно из завещаний дошедшее до наших дней это завещание, составленное знаменитым императором Юлием Цезарем, погибшим в 44 г. до н.э. Завещание, составленное Юлием, хранилось у старшей весталки, в нем упоминались три наследника – внуки его сестер. Гаю Октавию оставлял 3/4 имущества, Луцию Пинарию и Квинту Педию – последнюю четверть. В завещании он усыновлял Гая Октавия и передавал ему свое имя, назначались опекуны в случае рождения его сына. Народу он завещал сады над Тибром в общественное пользование и каждому гражданину по 300 сестерциев.

Завещателю необходимо было обладать активной, а наследнику пассивной завещательной способностью. Активная завещательная правоспособность давалась лицам, обладавшим полной правоспособностью.

Составлять завещание могли лица мужского пола старше 14, лица женского пола старше 12 лет, но если женщина не имели троих детей, то (только) с санкции опекуна. Евнухи могут составлять завещание тогда, когда обычно достигают зрелости, т.е. на восемнадцатом году. Не имели пассивной завещательной способности рабы (если их при этом не отпускают на свободу, лишь Юстиниан повелел: раб, назначенный наследником, делается свободным), перегрины (до постановления императора Каракаллы 212 г. н.э.), государство (находившееся в области публичного, а не частного права), муниципии, коллегии.

Определенные категории лиц, хотя и были наделены пассивной завещательной способностью, фактически этим правом не обладали. Ряд законов запрещал принимать наследство холостякам, незамужним, вдовам, разведенным – при условии их вступления в брак в течение 100 дней, вдовам в течение двух лет, разведенным до полутора лет, бездетным и вдовцу с детьми. Юстиниан упразднил данные ограничения.

Некоторые лица также были ограничены в праве наследования. Так, по законам Августа о борьбе с безбрачием холостые мужчины от 25 до 60 лет и незамужние женщины от 20 до 50 лет могли наследовать по завещанию только после ближайших родственников.

Дочери упоминались в числе наследников еще в законах XII таблиц, а в Институциях Юстиниана это объяснялось тем, что оба пола исполняют закон природы – рождение детей. Женщины могли завещать лишь при согласии своего опекуна (в случае отсутствия мужа и отца), а император Адриан предоставил женщинам право составлять завещание по своему усмотрению.

Завещатель был вправе определить долю каждого наследника. Если он не определял доли наследников, то они наследовали в равных долях.

В случае рождения после смерти отца семейства ребенка в течение 9 месяцев, он считался полноправным наследником. Чтобы избежать в этом случае возникновения недействительности завещания, постума (postumi) – не родившегося еще ребенка – упоминали в завещании.

Нельзя было назначить наследника на время. «Однажды наследник – наследник навсегда». Хотя наследодатель мог установить конкретные сроки и условия для принятия наследства. В случае нарушения данных установок наследополучатель мог лишиться своей доли.

Допускалась cубституция (subsitutus) – назначение условного наследника (или второго наследника) на случай, если названый наследник таковым не становится. Существовали:

— обычная (или вульгарная) субституция – в случае смерти наследника или отказа от завещания указывалось другое лицо. Например: если наследником не станет такой-то, то пусть будет такой-то.

— пупилярная субституция – наследство завещалось несовершеннолетнему, но в завещании указывался другой человек на случай смерти несовершеннолетнего после принятия наследства и не достигшего совершеннолетия. Например: пусть наследником будет такой-то, но если он умрет ранее достижения совершеннолетия, то пусть наследником станет такой-то.

Квазипупилярная субституция – «как бы для несовершеннолетних» – применялась к душевнобольным, если они, приняв наследство, умерли до выздоровления.

Подвластных сыновей следовало при лишении наследства упоминать поименно, а подвластных других степеней и лиц женского пола – общей фразой.

Назначение наследника сопровождалось возложением на последнего определенных действий имущественного характера. Если наследник не выполнял поручение, к нему могли быть применены административные меры воздействия. (Например: наследник обязывается поставить памятник на могиле).

В последние годы республики возникает институт кодициллы, пришедший из обычного права. Он представлял собой отдельный документ – приложение к завещанию, где фиксировались распоряжения, не вошедшие по различным причинам в завещание. При составлении кодицилл не требовалось соблюдения определенных форм. В период империи различие между кодициллом и собственно завещанием стирается.

Иногда даже принятое наследство отбиралось у наследника как у недостойного и передавалось другим наследникам или в казну.

Недостойным наследник объявлялся в случае умерщвления им наследодателя, уничтожения составленного завещания, умышленного воспрепятствия составлению завещания, при попытке обвинить в убийстве наследодателя невиновного.

В наследственном праве существовало понятие «необходимые наследники». Это дети и домочадцы патерфамилиаса. В завещании отец, женившийся во второй раз, должен упоминать о своих детях от первого брака. Обойденные в завещании наследники могли обратиться с жалобой в суд. Нарушение прав необходимых наследников без веских причин рассматривалось как подрывающее устои римской семьи. Положительное решение суда основывалось обычно на том, что завещатель был психически нездоров во время изъявления своей воли.

Юрист Марцелл считал, что лишение наследства необходимых наследников происходит под влиянием мнимых обвинений. Адвокаты истцов ссылались на предыдущие решения судов по аналогичным делам, что дало ряду исследователей основание утверждать о наличии в римском праве судебного прецедента. Для этого подавался параллельный иск, обычно против упомянутых в завещании наследников.

Для наследников, не получивших полной доли, давался специальный иск – иск законной доли. Постепенно возникает институт необходимых наследников. Под влиянием греческого права суд стал признавать завещания, в которых устранялись без веских причин ближайшие родственники, недействительными, т.к. это нарушало родственные обязанности.

Необходимые наследники – полнородные и единокровные братья и сестры, которые должны получить необходимую долю в размере не менее 1/4 законной доли.

Была создана обязательная доля наследства. Обязательные наследники – это дети умершего. В 115 Новелле Юстиниана отмечалось: в случае наследования по закону лицо должно было получить не менее 1/4 наследства, обязательная доля составляла 1/3 законной доли, а если по закону данное лицо должно получить менее четверти, обязательная доля составляла половину законной доли. Все наследство образует «наследственный асс» и делится, как и монета этого номинала, на двенадцать долей.

Юстиниан определил, что лишить наследства возможно лишь в случае вступления в брак дочери, не достигшей 25 лет, против воли родителей и действий, угрожавших жизни отца. Лишение наследства с помощью произнесенных слов называлось эксгередацией (exheredatio).

Не допускались так называемые наследственные пакты (договоры, в которых одна сторона обязывалась сделать другую сторону наследником или обе стороны желали видеть друг друга наследниками), поскольку заключение таких пактов накладывало определенные обязательства на наследодателя и нарушало одно из свойств завещания – возможность изменения завещания, сохранявшуюся до последних минут жизни завещателя.

Наследование по преторскому праву

Реформы, осуществленные в области наследования претором, начались еще в республиканский период («преторское» название упоминается в сочинениях Цицерона) и завершились в эпоху принципата. Они шли следующим путем.

Однако скоро оказалось, что интересы господствующих классов в области наследования сложны и разнообразны, и в частности не всегда складывалось приемлемым правило, в силу которого в тех случаях, когда ближайший наследник не принимал наследства, оно, не переходя к дальнейшему по порядку призвания к наследованию, становилось выморочным и в древнейшем праве бесхозяйным, а, следовательно, могло быть присвоено любым лицом.

Для устранения этой возможности претор начал давать в таких случаях bonorum posessio следующему по порядку наследования родственнику, то есть допускал в отличие от цивильного права так называемое succession graduum et ordinum. В этом случае претор действовал уже iuris cinilis supplendi gratia – в целях исправления цивильного права, утверждая, таким образом, когнатическую кровную связь в качестве основы наследования по закону.

На первых порах претор предоставлял bonorum possession после исследования в каждом отдельном случае обстоятельств дела(causa cognito) и вынесения личного решения (decrtetum), вследствие чего полученния таким образом bonorum possessio называлась bonorum possession decrtetalis.

Сделать bonorum possessor`a цивильным наследником претор не мог, он и называл его наследником, а possessor`ом, обладателем наследственного имущества, но создавал для него положение по существу однородное с положением цивильного наследника, предоставлял ему иски последнего в качестве in factum: bonorum possessor и становился heredis loco.

В то же время, отказывая цивильному наследнику в исках для получения наследства, претор оставлял за таким лицом одно лишь имя heres.

Так наряду с цивильной системой наследования сложилась мало-помалу преторская система, которой суждено было, по существу, парализовать действие цивильной системы.

Существенное значение, наряду с деятельностью Претора, имела и практика центумривального суда, которому были подведомственны споры о наследовании, о котором идет речь ниже.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что римское наследственное право в различные периоды времени имело различные формы, в соответствии с тем периодом, в котором оно существовало. Римское наследственное право стало основой для многих современных систем наследования. Однако эта точка зрения не является единственной, на что, безусловно, есть свои объяснения, как, например, то, что еще до становления римской правовой системы существовали нормы, регулирующие имущественные отношения, в том числе и наследственные.

Преторское право

С развитием гражданского оборота цивильная система наследования ab intestato все более обнаруживала свое несоответствие потребностям времени. В частности, узость круга законных наследников, обозначенного в Законах XII таблиц, нередко приводила к тому, что имущество, не принятое никем из указанных лиц, становилось бесхозяйным и, следовательно, могло быть захвачено кем угодно.

Правила преторского эдикта, не отменяя формально положений цивильного права (считалось даже, что претор действует лишь в целях «развития», «восполнения» и «исправления» его норм), существенным образом корректировали их, прежде всего за счет включения в число наследников — по терминологии эдикта «владельцев наследственного имущества» — наряду с агнатами, также и когнатов умершего — его кровных родственников, которые ранее к преемству в имуществе не призывались. В эдикте было установлено четыре разряда наследников, причем в отличие от классов в цивильном праве, в случае непринятия наследства лицами, входящими в предыдущий разряд, имущество не становилось выморочным, а переходило к наследникам следующего разряда, что позволяет говорить о постепенном формировании очередности преемства.

К первому разряду (unde liberi) относились все дети умершего и лица, приравненные к детям. Сюда включались, во-первых, все лица, являющиеся sui heredes по цивильному праву, и, во-вторых, эманципированные — освобожденные из-под родительской власти — дети наследодателя, а также дети, отданные им в усыновление, если к моменту смерти отца они не находились под властью усыновителя. Родственники ближайшей степени родства отстраняли более отдаленных, внуки и иные потомки детей умершего наследовали по праву представления. В то же время новый порядок наследования в определенной степени ухудшал положение неэманципированных детей наследодателя и его внуков от эманципированных детей.

С одной стороны, все имущество подвластных — продукт их труда — поступало в состав наследственной массы. С другой стороны, эманципированный сын домовладыки, помимо освобождения из-под власти последнего, получал известный выдел из имущества и затем уже трудился сам на себя. Следовательно, эманципированные дети умершего в аспекте своих наследственных прав находились в более выгодном положении по сравнению с подвластными детьми. В целях исправления создавшейся ситуации преторский эдикт предписывал, чтобы эманципированные дети при наследовании вносили в состав наследственной массы все свое имущество, и только после этого осуществлялось ее распределение между наследниками.

Ухудшение положения внуков наследодателя от его эманципированных детей обусловливалось тем, что они отстранялись от наследования своим отцом как более близким родственником по отношению к paterfamilias. В дальнейшем в преторский эдикт были внесены изменения: эманципированный сын должен был разделить свою долю пополам со своими детьми.

Состав трех последующих разрядов определялся так: а) второй разряд наследников (unde legitimi) состоял из sui heredes, за исключением эманципированных детей, а также agnati proximi (при отсутствии sui heredes наследовали только агнаты); б) в третий разряд (unde cognati) входили кровные родственники умершего до шестой степени родства включительно, а также дети троюродных братьев и сестер. Следовательно, в составе этого разряда могли наследовать кровные родственники из числа sui heredes, эманципированные дети, дети, отданные на усыновление, даже если они находились под властью усыновителя. В боковых линиях наследственные права женщин не ограничивались. Родственники ближайшей степени родства отстраняли более дальних, родственники одинаковой степени делили наследство поровну; в) в качестве наследников четвертого разряда (unde vir et uxor) призывались пережившие супруги — муж после жены и жена после мужа.

Таким образом, преторская система наследования, в противоположность древнему цивильному праву, основывалась на последовательном призвании к преемству в имуществе умершего одних степеней и разрядов наследников за другими.

Императорское законодательство

В период империи все большее усиление значения когнатического родства заставляет законодательство идти далее по пути, намеченному преторским эдиктом. Целый ряд отдельных законов осуществляет эту тенденцию, усиливая наследственные права тех или других когнатов за счет агнатов. Первый шаг в этом направлении был сделан при императоре Адриане, когда женщине было предоставлено цивильное право наследования после ее детей. Вследствие этого мать призывалась теперь не в третьем, а во втором классе: ее отстраняют от наследования только собственные дети умершего, его отец и братья; с сестрой покойного мать делит наследство пополам.

В дальнейшем специальным актом Сената 178 г. при Марке Аврелии и Коммоде было предоставлено такое же наследственное право во втором классе наследников детям после матери. Закон императоров Валентиниана, Феодосия и Аркадия расширяет права детей на наследование после родственников с материнской стороны.

В конце концов, благодаря этим многочисленным, но частичным поправкам принцип агнатического родства был значительно потеснен, но вся система наследования по закону приобрела чрезвычайно сложный и запутанный вид.

Наследование в праве Юстиниана

Двумя своими новеллами — 118 (543 г.) и 127 (548 г.) император Юстиниан ввел новую систему наследования без завещания, основанную исключительно на когнатическом родстве. Все наследники делились на четыре разряда: а) к первому относились нисходящие родственники умершего — дети, внуки и т.д. При этом внуки наследовали по праву представления, т.е. получали долю, которая причиталась бы их умершему родителю; б) во второй разряд входили ближайшие восходящие родственники наследодателя — родители, деды, бабки, а также его полнородные братья и сестры (дети последних наследовали по праву представления). Если наследовали только восходящие, то имущество распределялась по линиям — по половине наследства получали восходящие со стороны отца и матери наследодателя; в) в качестве наследников третьего разряда призывались неполнородные братья и сестры умершего (единокровные — происходящие от одного с умершим отца, но от разных матерей, или единоутробные — имевшие общую с умершим мать, но разных отцов), а также их дети — по праву представления; г) четвертый разряд наследников — остальные боковые родственники без ограничения степеней. В отношении наследования супругами было установлено правило о том, что неимущая вдова наследовала вместе с призываемыми и получала 1/4 часть имущества, но не более 100 фунтов золотом. Если она наследовала вместе с детьми, то получала свою долю имущества в узуфрукте.

19. Наследственное право Древнего Рима. Понятие и виды наследования по завещанию.

Наследование возможно было либо по закону, либо по завещанию. Римское право не допускало возможности наследования после одного и того же лица по разным основаниям. Это означало невозможность, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства — к наследникам по закону.

Открытие наследствапроисходит в момент смерти наследодателя. С этого момента у наследников возникает право на получение наследства. Вступление в наследство — это выражение желания принять наследство. Собственником наследуемого имущества наследник становился не в момент открытия наследства, а только после его принятия.

В древнейшее время существовало только наследование по закону. После смерти домовладыки все имущество в силу закона автоматически оставалось за агнатской семьей. Наследниками признавались только агнаты. Наследственное имущество поровну делилось между ними. Когнаты, то есть кровные родственники, получили право на наследование по закону только в преторском праве.

Позднее стали составляться и завещания, однако для их действительности необходимо было соблюсти немало формальностей. Например, в начале республиканской эпохи любое наследственное распоряжение нуждалось в утверждении народного собрания. В период поздней республики и принципата большинство формальностей исчезло. Само завещание стало составляться в письменной форме и удостоверяться 7 свидетелями.

Появилось понятие обязательного наследования, то есть ближайший родственник наследодателя получил право на часть наследства независимо от воли наследодателя. Претор стал давать судебную защиту лицам, которые по старым законам не имели права наследовать, и одновременно признавал завещания, составленные без особых формальностей. Так постепенно формировалась преторская собственность. В эпоху империи старая цивильная система наследования и преторская практически слились.

Общим признаком, определяющим право на наследство на всех этапах, было родство наследника с наследодателем. Первоначально преимущество при наследовании по закону имели агнаты.

В связи с этим цивильное право различало три группы (очереди) наследников: «Свои»наследники составляли первую очередь и включали детей наследодателя, а также внуков от ранее умерших детей. Эти наследники именовались также и «необходимыми» наследниками, поскольку получали (вступали) наследство независимо от своей воли.Агнаты.Если после умершего не оставалось «своих» наследников, то к наследованию призывались агнаты (например, брат умершего). Когда имелось несколько агнатов, наследовал тот, кто имел ближайшую родственную связь с наследодателем (ближайший агнат).когнаты.Степень родства значения не имела.

Старая цивильная система наследования, основанная на агнатском родстве, была заменена преторской системой наследования.Преторское право установило четыре группы (очереди) наследников: 1 включала детей наследодателя, в том числе и эманципированных; 2 составляли все агнаты; 3 ключала когнатов до шестой степени включительно; 4 супруг (супруга) умершего.В эпоху принципата мать получила предпочтительное перед агнатами право наследования после своих детей, и наоборот.

Уложение Юстиниана различало пять очередей законных наследников: 1 все нисходящие наследники умершего, при этом усыновленные дети наследовали наравне с родными детьми наследодателя; 2 восходящие родственники умершего, а также родные братья, сестры и их дети; 3 неполнородные братья и сестры умершего; 4 все остальные боковые родственники умершего независимо от степени родства; 5 супруг (супруга) умершего.

Если не было ни одного из наследников по закону (и по завещанию) либо все они отказались от наследства, наследство становилось выморочным. Сначала такое имущество признавалось бесхозяйным и поэтому становилось собственностью любого, кто его захочет захватить. Начиная с эпохи принципата выморочное имущество стало передаваться государству.

Наследуемое имущество по общему правилу делилось поровну между всеми законными наследниками, относящимися к одной очереди.

Наследование по праву представления — это право внуков получить ту долю наследства, которая бы досталась их родителям, если бы те пережили наследодателя. Наследственная трансмиссия — это ситуация, при которой наследник пережил наследодателя, то есть наследство открылось, но не успевал его принять, так как умер сам. В таком случае наследовали его наследники, поэтому дети в данном случае считались не наследниками деда (наследодатель), а наследниками своего отца, так как тот умер уже после открытия наследства. Римское право сперва не допускало наследственной трансмиссии, так как право наследника рассматривалось как сугубо личное и оттого непередаваемое. В дальнейшем трансмиссия была разрешена, но ограничена одним годом со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства.

Завещание по римскому праву — это не просто всякое распоряжение лица своим имуществом на случай смерти, а лишь такое, которое содержало назначение наследника. Назначение наследника должно было быть в самом начале завещания, и без него завещание не имело юридической силы.Завещание — это односторонняя сделка,выражающая волю лишь одного лица — завещателя.это позволяло завещателю в любой момент и без каких-либо ограничений отменить или изменить составленное им ранее завещание.

Условия действительности завещания:

1. для составления завещания требовалась специальная правоспособность, которой не обладали, например, недееспособные, осужденные за порочащие преступления, расточители и др. Специальная дееспособность требовалась на момент составления завещания;

2. специальная правоспособность, то есть способность быть назначенным наследником, должна была быть и у лиц, назначаемых в качестве наследников. Такой правоспособности не имели и, следовательно, не могли быть назначены в качестве наследников дети государственных преступников, рабы, перегрины и др.;

3. необходимо было соблюсти установленную форму завещания.

В древнейшее время завещание могло быть составлено в двух формах: объявлено перед народным собранием и им утверждено либо объявлено воином перед строем в походе или перед сражением.

В дальнейшем устное завещание было заменено обязательной письменной формой с приложением печатей завещателя и свидетелей (начиная с эпохи принципата их должно было быть не менее семи).

Завещание не должно было нарушать права на обязательную долю. Наследник мог быть назначен под отлагательным условием, что означало открытие наследства не в момент смерти наследодателя, а после наступления определенного условия. Отменительное условие не допускалось и считалось ненаписанным.

Подназначение наследника делалось для того, чтобы в случае смерти основного наследника либо его отказа от принятия наследства оно перешло ко второму указанному в завещании лицу («запасной» наследник).

Дети умершего становились его наследниками автоматически, и им не надо было совершать каких-либо действий по принятию наследства.Существовали два способа принятия наследства:

· прямое волеизъявление наследника;

· фактическое поведение лица, свидетельствующее о принятии им наследства.

Принимая наследство, лицо приобретало не только права, но и становилось правопреемником по всем долгам умершего. При этом такое правопреемство носило неограниченный характер и не зависело от размера наследства, которое получило лицо. Избежать такой неограниченной ответственности можно было, лишь отказавшись от наследства. В эпоху империи было установлено, что лица, не достигшие 25 лет, всегда отвечают только в пределах полученного ими наследства. Отказ от наследства имел место, если лицо прямо заявило об этом либо не приняло наследство в установленные сроки и надлежащим способом.

Отказ от наследства приводил к нескольким последствиям:

1. наследство переходило к подназначенному наследнику;

2. наследство могло перейти к наследникам той же очереди, а при их отсутствии — к другой;

3. наследство могло перейти к наследникам по закону;

4. при отсутствии иных наследников имущество становилось выморочным.

Для защиты интересов кредиторов умершего преторским эдиктом было введено право кредиторов требовать отделения наследственной массы от личного имущества наследника. В результате становилось возможным, чтобы наследственное имущество в первую очередь шло на удовлетворение требований кредиторов умершего.Кредиторы наследника подобного выдела требовать не могли.

Необходимость в судебной защите наследника могла возникнуть в случаях, если кто-то:

1. не признавал тех прав, которые входили в наследство (например, оспаривал право собственности умершего на какое-либо имущество);наследник имел те же иски, что и наследодатель.

2. своими действиями нарушал права лица как наследника (например, оспаривал действительность завещания). Если лицо не признавалось имеющим право на наследование, то оно могло предъявить иск об истребовании наследства. Данный иск по своему характеру и последствиям был аналогичен виндикационному.

Преторский наследник получал для своей защиты преторский интердикт.

Легат, или завещательный отказ — это возложение на наследника по завещанию исполнения какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких лиц (легатариев). Легат должен был быть прямо указан в завещании. Легат можно было установить только в завещании. Легат приводил к сингулярному правопреемству. Так как преемник получал лишь отдельные права, а не долю в наследстве, он не становился ответственным по долгам наследодателя.

• «легат по виндикации» устанавливал право собственности легатария на определенную вещь завещателя. Легатарий защищал свои права при помощи виндикационного иска;• «легат из обязательства» предоставлял легатарию обязательственное право требования от наследника исполнения воли завещателя. Он возникал, если на наследника было возложено обязательство передатьчто-то легатарию. При данном виде легата легатарий защищал своиправа с помощью обязательственного иска к наследнику.

Легат приобретался в два этапа.Первыйвозникал после смерти наследодателя. Его значение заключалось в том, что если легатарий пережил наследодателя, то его право на получение легата само становилось способным переходить по наследству. Второй этап — это момент принятия наследства наследниками. С этого момента легатарий или его наследники получали право требовать осуществления своих прав. При отказе наследников они могли подать соответствующие иски.