Система международного уголовного права

И система международного уголовного права

Понятие, источники

Международное уголовное право

Тема 17.

Международное уголовное право –отрасль международного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью, включая ее предупреждение[37].

Началом кодификации международного уголовного права можно считать принятие в 1945 г. Устава Международного воен­ного трибунала. Далее процесс кодификации нашел свое отраже­ние в Уставе Токийского трибунала 1946 г., Уставе Международ­ного трибунала по Югославии 1993 г., Уставе Международного военного трибунала по Руанде 1994 г. и Статуте Международного уголовного суда 1998 г.

Огромную роль в становлении международного уголовного права сыграли конвенции о запрете рабства и работорговли; пре­ступности и наказуемости фальшивомонетничества; терроризма; незаконного оборота наркотических средств и психотропных ве­ществ и др. Данные договоры, а также соглашения о правовой по­мощи по гражданским, семейным и уголовным делам и соглаше­ния о выдаче преступников составляют основной массив источни­ков международного уголовного права.

Источник международного уголовного права –форма существования нормы, придающая ей юридическую силу и отражающая способ её создания.

Международный договор в настоящее время – основной источник международного уголовного права. Все особенности международного договора, характерные для международно-правового регулирования в целом, характерны и для международного договора в области международного уголовного права.

Условно эти международные договоры можно разбить на две части: международные договоры, действие которых предусматривается как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов; международные договоры, действующие только в период вооруженных конфликтов.

Примеры первой группы договоров – Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., Устав Нюрнбергского трибунала 1945 г., пример второй – Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны.

В ряде международных соглашений есть статьи, относящиеся к международному уголовному праву, действие которых имеет место, как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов. В качестве примера можно привести Всемирную почтовую конвенцию, Конвенцию о физической защите ядерного материала, Международную конвенцию по морскому праву 1982 г., где есть статья о сотрудничестве государств по борьбе с пиратством.

К источникам международного уголовного права следует отнести и договоры, устанавливающие пределы осуществления уголовной юрисдикции в конкретных пространственных сферах, которые предусматривают ограничение этой юрисдикции по отношению к соответствующим категориям лиц.

Договорные источники международного уголовного права служат важным инструментом борьбы народов и государств по предотвращению международных преступлений, таких как подготовка к агрессивной войне, нарушение международного мира, т. е. действий государств и физических лиц, наносящих серьезный ущерб всему международному сообществу, и требуют привлечения к ответственности виновных лиц, несущих международную ответственность государств.

Система международного уголовного права как отдельной отрасли международного права охватывает материальные и процессуальные принципы и нормы сотрудничества государств по предотвращению, расследованию и наказанию международных преступлений и преступлений международного характера. Эта система охватывает как принципы и нормы, зафиксированные в международных соглашениях, применяемых в условиях мира, так и принципы и нормы, зафиксированные в международных соглашениях, применяемых в условиях вооруженного конфликта.

Система международного уголовного права включает в себя следующие структурные элементы:

1. Понятие международного уголовного права.

2. Принципы международного уголовного права.

3. Источники международного уголовного права.

4. Понятие международного преступления и его признаки.

5. Соучастие в международном преступлении.

6. Ответственность за международные преступления.

7. Преступления, составляющие особенную часть международного уголовного права (международные преступления и правонарушения международного характера).

8. Сотрудничество государств в области борьбы с преступностью.

Система международного уголовного права

В решении Суда Европейских сообществ от 12 декабря 1972 г. читаем: «Общие принципы права — это. не только общие принципы национального права государств-членов, но также принципы международного публичного права».

В приведенном выше положении из Статута Международного уголовного суда говорится о международно признанных стандартах. Под ними понимаются стандарты уголовного правосудия, которых международное сообщество считает необходимым придерживаться. Первостепенную роль в формировании таких стандартов играют резолюции Генеральной Ассамблеи ООН.

Об объеме этой деятельности можно судить по сборнику «Собрание стандартов и форм Организации Объединенных Наций в области предотвращения преступности и уголовного правосудия». Сборник регулярно обновляется и дополняется. Он содержит акты ООН, которые устанавливают новые стандарты, определяют направления сотрудничества, содержат модельные договоры в области предотвращения преступности и уголовного правосудия.

Все эти акты не обладают юридической силой и относятся к категории «мягкого права». Однако, поскольку в них отражен международный опыт, государства используют их в своей договорной практике, учитывают при совершенствовании своего уголовного права и процесса, а также в правоприменительной практике. В результате стандартам принадлежит важная роль в функционировании международного и национального уголовного права. В этом одна из особенностей МУП.

2. Взаимодействие международного и внутреннего уголовного права

МУП в основном регулирует межгосударственное сотрудничество в борьбе с преступностью. Непосредственно правосудие осуществляется государствами. Удельный вес деятельности международных трибуналов невелик.

МУП осуществляется главным образом опосредованно, т.е. через национальные уголовно-правовые системы. МУП исходит из того, что каждое государство обеспечивает его применение и сотрудничает в преследовании и наказании преступников. Следует также учитывать, что государства всегда особенно тщательно оберегали свою монополию на карательные функции. Всем этим и определяется специфика взаимодействия международного и внутреннего уголовного права. От этого взаимодействия все в большей мере зависит эффективность как первого, так и второго.

МУП принадлежит главная роль в интернационализации уголовного права государств, которая означает наращивание числа общих элементов в уголовно-правовых и процессуальных системах государств, рост их способности взаимодействовать друг с другом, а также с международным правом. В результате растет количество общих принципов права, которые являются нормами как внутреннего, так и международного уголовного права.

Интернационализация проявляется и в расширении международных задач внутреннего уголовного права вплоть до защиты общечеловеческих интересов.

В качестве одной из своих задач УК РФ указывает «обеспечение мира и безопасности человечества» (ч. 1 ст. 2). Более того, в этот Кодекс включен специальный раздел «Преступление против мира и безопасности человечества». Тем самым сделан важный шаг на пути углубления взаимодействия международного и внутреннего уголовного права.

Было бы вместе с тем неверно переоценивать успехи интернационализации, прежде всего в области взаимодействия международного и внутреннего уголовного права. Уголовный кодекс РФ основывается на «общепризнанных принципах и нормах международного права» (ч. 2 ст. 1). Вместе с тем данный Кодекс не воспроизводит положение Конституции РФ о приоритете договоров. Более того, в нем говорится, что «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» (ч. 1 ст. 3). Это значит, что к уголовному праву упомянутое положение Конституции РФ неприменимо .

В комментарии к УК РФ читаем, что положения международных соглашений, «если в них затрагиваются уголовно-правовые вопросы, не могут действовать в сфере уголовного права самостоятельно; на их основе необходимо принимать поправки или дополнение в текст УК. » (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Наумова. М., 1997. С. 42).

В общем, с таким положением можно смириться, квалифицируя договоры в рассматриваемой области как несамоисполнимые, т.е. нуждающиеся в издании соответствующего закона. Тем не менее указанное положение УК РФ не может толковаться строго. Так, когда речь идет о таких преступлениях, как агрессия, производство и распространение оружия массового поражения, наемничество, неизбежно применение международных норм, содержащих определение этих преступлений.

Другой пример. Преступление «Применение запрещенных средств и методов ведения войны» (ст. 356 УК РФ). Перечень и определение такого рода средств и методов устанавливается международным правом. Заключение договора, расширяющего перечень, автоматически влияет на содержание нормы УК РФ без внесения в него изменений.

При применении норм уголовного и уголовно-процессуального права должны приниматься во внимание нормы международного права. Так, УК РФ содержит следующую формулировку принципа non bis in idem: «Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление» (ч. 2 ст. 6). Это положение должно толковаться с учетом Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., не допускающего повторного привлечения к суду и в случае оправдания (п. 7 ст. 14). Сказанное было подтверждено Конституционным Судом РФ .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г. // РГ. 2001. 15 июня.

Наиболее консервативную позицию в отношении углубления взаимодействия международного и внутреннего права занимают США. Они строго придерживаются точки зрения, согласно которой применению подлежит лишь внутреннее уголовное право. Касающиеся его договоры считаются абсолютно несамоисполнимыми.

В 1996 г. Конгрессом США была принята поправка к Закону о военных преступлениях. Поправка отнесла к таким преступлениям нарушения, предусмотренные ст. 3 Женевских конвенций о защите жертв войны. Однако эти нарушения понимаются так, как они определены Законом о военных преступлениях, а не международным правом.

Законодательство европейских государств предусматривает более активное взаимодействие с МУП.

В испанском Законе о судебной власти 1985 г. говорится, что юрисдикции судов Испании могут, в частности, подлежать и деяния, совершенные кем бы то ни было и где бы то ни было, если таковые деяния могут быть квалифицированы в соответствии с испанским уголовным правом как правонарушение, подлежащее уголовному преследованию в Испании в силу международных договоров и конвенций (ч. 4 ст. 23).

Таким образом, цели международного и внутреннего уголовного права едины — предотвращение общественно опасных деяний путем устрашения, преследования тех, кто обвинен в уголовно наказуемом деянии, наказание признанных виновными.

3. Ответственность по международному уголовному праву

Ответственность по МУП, как и по международному праву в целом, несут его субъекты, т.е. государства и международные организации. Как уже говорилось, ответственность эта является не уголовно-правовой и не гражданско-правовой, а международно-правовой.

Уголовно-правовую ответственность несут физические лица. К ней можно привлекать непосредственно на основе норм международного права. За преступления против мира и безопасности человечества физические лица могут быть привлечены к ответственности международным трибуналом или судом государства.

Что же касается других преступлений, предусмотренных международными конвенциями, то за их совершение физические лица несут ответственность по внутреннему уголовному праву. На государстве лежит обязанность обеспечить реализацию такой ответственности. В случае нарушения этой обязанности возникает международно-правовая ответственность государства.

4. Уголовная юрисдикция

Уголовная юрисдикция — власть государства издавать нормы уголовного права и обеспечивать их применение.

Такая юрисдикция называется полной. Она включает предписывающую юрисдикцию и юрисдикцию принуждения. Первая означает, что государство может предписывать обязательные правила поведения, но ограничено в использовании средств обеспечения их соблюдения. Юрисдикция принуждения означает власть государства принуждать к соблюдению права и актов его применения.

Вопросы уголовной юрисдикции решаются законодательством государства в соответствии с международным правом. Общее правило состоит в том, что государство осуществляет полную юрисдикцию в пределах своей территории и ограниченную в пределах специальной экономической зоны моря и континентального шельфа, а также в отношении своих граждан за рубежом.

Юрисдикция, осуществляемая в пределах государственной территории, именуется территориальной. В ее основе лежит территориальный принцип. Юрисдикция, осуществляемая за пределами территории, называется экстратерриториальной. В ее основе лежит персональный принцип, в силу которого государство вправе обязать своих граждан за рубежом соблюдать свои законы, но не может применять меры принуждения. Персональный принцип все чаще распространяется государствами и на лиц без гражданства, постоянно проживающих на их территории.

Существует также принцип защиты или безопасности, который призван обеспечить защиту существенных интересов государства и его граждан от преступных деяний, совершаемых за рубежом. В таких случаях государство вправе привлечь к уголовной ответственности любое лицо независимо от места совершения преступления, разумеется, при условии, что такое лицо окажется в сфере его полной юрисдикции. Принцип защиты получает все более широкое распространение в законодательстве и судебной практике государств.

Наконец, существует принцип универсальности, предусматривающий возможность распространения уголовной юрисдикции государства на деяния, признанные преступными международным правом, независимо от гражданства совершившего их лица и места совершения. В прошлом он охватывал лишь пиратство и работорговлю, ныне распространяет свое действие и на ряд преступлений по общему международному праву (преступления против мира и безопасности человечества).

Уголовный кодекс РФ, введенный в действие с 1 января 1997 г., отразил современные тенденции в области экстратерриториальной юрисдикции. В него включена статья «Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации» (ст. 12). Первая часть статьи посвящена экстратерриториальному действию УК РФ в отношении российских граждан и лиц без гражданства, постоянно проживающих в России. В ней говорится, что эти лица, «совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве».

В этом положении нашли воплощение два общепризнанных принципа уголовного права. Первый — принцип двойной криминальности, в соответствии с которым деяние должно квалифицироваться как преступление как в стране совершения, так и в стране привлечения к уголовной ответственности. Второй принцип — «никто не может быть судим или наказан дважды за одно и то же». Законодательство государств и международные акты исходят из того, что последний из этих принципов неприменим к случаям, когда лицо совершило преступление в другом государстве.

Вызывает сомнение выражение «преступление вне пределов Российской Федерации». Оно охватывает не только территорию иностранного государства, но и международные пространства вне пределов РФ (открытое море, Антарктика и др.), а у этих пространств иной режим. Совершенные здесь преступления, как правило, рассматриваются по законам государства гражданства правонарушителя. Поэтому отмеченное выражение должно толковаться ограничительно как преступление, совершенное на территории иностранного государства.

Экстратерриториальной юрисдикции в отношении иностранцев и не проживающих постоянно в России лиц без гражданства посвящена ч. 3 той же ст. 12. Эти категории лиц, «совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, и в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации».

Здесь мы имеем дело с двумя различными случаями. В первом из них речь идет об экстратерриториальном действии уголовного закона на основании внутреннего права в соответствии с принципом защиты. Во втором случае речь идет об определении уголовной юрисдикции государства международным договором о применении закона на основе договора и в соответствии с его условиями.

В первом случае с учетом международной практики выражение «против интересов Российской Федерации» следует толковать расширительно. Оно должно пониматься как охватывающее не только собственно интересы государства, но также и важные интересы его физических и юридических лиц.

При сопоставлении ч. ч. 1 и 3 ст. 12 УК РФ просматривается некоторая нелогичность. Иностранец, совершивший в другом государстве преступление против интересов России, подлежит уголовной ответственности по УК РФ независимо от того, квалифицируется ли оно как преступление в месте совершения. Совершившие преступление в другом государстве граждане России могут быть привлечены к ответственности по УК РФ лишь при условии, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено.

В результате граждане России оказываются в привилегированном положении при совершении преступлений против интересов России, что едва ли может быть оправдано. Думается, что основанная на принципе защиты юрисдикция не должна исключать граждан России и постоянно проживающих в ней лиц без гражданства.

Представим себе ситуацию: гражданин России разгласил государственную тайну, находясь на территории иностранного государства, по законам которого это деяние не является преступным. Тем не менее едва ли можно сомневаться в том, что по возвращении в Россию он будет привлечен к уголовной ответственности по ст. 283 УК РФ «Разглашение государственной тайны».

Еще один случай экстратерриториального действия уголовного закона предусмотрен УК РФ в отношении военнослужащих воинских частей России, дислоцирующихся за ее пределами. За преступления, совершенные на территории иностранного государства, они несут ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ (ч. 2 ст. 12). Речь идет не о военнослужащих за рубежом вообще, а о военнослужащих воинских частей, «дислоцирующихся» за пределами России, т.е. находящихся там на более или менее постоянной основе. В статье обоснованно предусмотрена возможность того, что иное может быть предусмотрено договором. Договоры о пребывании иностранных вооруженных сил, как правило, ограничивают уголовную юрисдикцию государства, которому принадлежат эти силы.

Соглашение о правовом статусе пограничных войск РФ, находящихся на территории Республики Таджикистан, 1993 г. предусматривает, что в случае совершения преступления лицами, входящими в состав погранвойск России, или членами их семей на территории Таджикистана применяются законы последнего. Законы России применяются ее компетентными органами в случае совершения указанными лицами преступлений против России, а также против лиц, входящих в состав погранвойск, или членов их семей. Уголовная юрисдикция осуществляется в соответствии с законами России также в отношении преступлений, совершенных лицами из состава погранвойск при исполнении служебных обязанностей.

Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о правовом статусе пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Таджикистан, заключено в Москве 25 мая 1993 г., ратифицировано, вступило в силу 17 ноября 1993 г.

Новые подходы к понятию, предмету и системе международного уголовного права (Костенко Н.И.)

Дата размещения статьи: 12.04.2015

Усилившиеся процессы интернационализации преступности, связанные с вовлечением в преступную деятельность граждан различных стран, развертыванием деятельности транснациональных организованных преступных групп на территориях различных государств, прозрачность границ, позволяющая преступникам беспрепятственно перемещаться из одной страны в другую, серьезнейшие материальные и моральные издержки преступных актов являются факторами, обуславливающими необходимость тесного международного взаимодействия в вопросах уголовного преследования лиц, виновных в совершении особо опасных деяний .
———————————
См.: Сафаров Н.А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 3.

Резкий всплеск транснациональной преступности, и прежде всего международного терроризма, — свидетельство того, что международное сообщество сталкивается с новыми угрозами, требующими активизации и развития международного уголовного права.
Сам процесс глобализации современной жизни, а также развитие в международном сообществе процессов интеграции не могли не повлиять на дальнейшее развитие международного уголовного права.
Вопросы международного уголовного права получают с каждым днем предмет оживленных дискуссий и все большее практическое значение. Чем проще становится общение между государствами, тем более возникает огромная необходимость развития международного уголовного права.
Анализируя подходы к становлению и развитию международного уголовного права, на наш взгляд, надо учесть, что международное сообщество накопило немалый опыт сотрудничества в сфере борьбы с преступными проявлениями. Однако действенность борьбы с преступными проявлениями может быть достигнута в результате эффективного развития международного уголовного права.
Еще Ф.Ф. Мартенс писал: «. сосредотачивается в настоящее время весь интерес к международному уголовному праву» .
———————————
См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 2. СПб., 1905. С. 391.

Несмотря на то что международное уголовное право как отрасль международного права стало формироваться в основном в конце XIX века, оно имеет давние исторические корни.
В различные исторические периоды часть ученых выступали за введение понятия международного уголовного права, за кодификацию норм, содержащих описание международных преступлений, другая часть ученых считали ненужным воплощать в жизнь международное уголовное право. Другими словами, дискуссии возникали по вопросу не только о понятии международного уголовного права, но возникал вопрос о том, необходима ли такая отрасль вообще.
Сама идея создания международного уголовного права возникла в конце девятнадцатого века.
До появления самой идеи международного права рабовладельческие государства довольно активно сотрудничали в борьбе с международной преступностью, то есть включали в договоры соответствующие нормы. Так, между египетским фараоном Рамсесом II с царем хеттов Хаттусили III в 1296 г. до н. э. был заключен договор, в котором содержалось положение: «Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов» . Договоры Древней Руси с Византией предусматривали ответственность за преступления, совершенные русскими в Византии и, в свою очередь, греками на Руси. Так, договор 911 г. предусматривал ответственность за такие преступления, как убийство, грабеж и т.д. .
———————————
См.: Дождев Д.В. Римское частное право. М., 1997. С. 105 — 106.
См.: Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980. С. 167.

Со времен римского права пираты рассматривались как враги всего человеческого рода (hostis humanis generis). Венский конгресс 1815 г. положил начало признанию преступности работорговли.
Российский юрист-международник Д.П. Никольский акцентировал свое внимание на договорах между греческими городами-государствами, которые содержали положения о выдаче, а также применении экстрадиции к беглым рабам Римской империи и Греции . Примером может также служить Договор о выдаче 1242 г., заключенный между голландским князем Вильгельмом II и графом Брабанта Генри II. Позже такие договоры заключались между Россией и Швецией — 1649 г. Во второй половине XIX в. Россия заключила договоры о выдаче с Австрией — 1808 г., Пруссией — 1804 г., Данией — 1866 г., Италией — 1871 г. и др.
———————————
См.: Никольский Д.П. О выдаче преступников по началам международного права. СПб., 1884. С. 44 — 48.

Вслед за международными договорами о выдаче преступников государства стали принимать законы о выдаче. Международно-правовые вопросы выдачи преступников к концу XIX — началу XX в. оказались наиболее подготовленными. И институт выдачи стал отправной точкой становления и развития международного уголовного права.
Н.М. Коркунов обосновал необходимость создания международного уголовного права тем, что нормы последнего призваны служить защитой принципов межгосударственного сотрудничества . В начале двадцатого века одним из самых первых концепцию международного уголовного права определил видный ученый, профессор Санкт-Петербургского университета Ф.Ф. Мартенс. Он обратил внимание на то, что «действительно практика и теория убеждают, что вопросы уголовного права, возникающие в области международных отношений, неразрешимы с точки зрения уголовных законов данной страны. Сторонники территориального принципа в уголовном праве силою вещей вынуждены делать уступки и допустить исключения в пользу начала, прямо противоположного» . На период конца девятнадцатого века профессор Ф.Ф. Мартенс пришел к выводу, что порядок осуществления государствами карательной власти внутри страны, определяемый территориальными законами, составляет положительное основание уголовной международной судебной помощи, ибо последняя предполагает существование нормального порядка уголовного правосудия в государствах и без него невозможна. Также Ф.Ф. Мартенс считал, что условия и размеры взаимной судебной помощи, оказываемой государствами друг другу в сфере уголовного правосудия, могут быть лучше всего определены международными соглашениями. Соглашения государств дополняют и изменяют территориальный порядок осуществления карательной власти согласно целям, которые ставят себе государства в области международных отношений. Международное уголовное право заключает в себе совокупность юридических норм, определяющих условия международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении ими своей карательной власти в области международного общения .
———————————
См.: Коркунов Н.М. Опыт конструкции международного уголовного права // Журнал уголовного и гражданского права. СПб., 1889. N 1. С. 23 — 28.
См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 11. СПб., 1896. С. 379.
См.: Мартенс Ф.Ф. Указ. соч. С. 381.

Старая доктрина международного права признавала конкретные категории правонарушений международного характера преступными и в то же время отмечала международную обязанность всех государств привлекать лиц к ответственности.
Так, в 1878 г. известный швейцарский юрист-международник И. Блюнгли писал, что если нарушение международного права грозит всеобщей безопасности, то не только потерпевшее государство, но и все другие, имеющие достаточно силы для защиты международного права, должны противодействовать ему и позаботиться о восстановлении и обеспечении правопорядка .
———————————
См.: Блюнгли И. Современное международное право цивилизованных государств, изложенное в виде кодекса. М., 1878. С. 283.

В свою очередь, немецкий юрист А. Гефтер в 1880 г. работе «Европейское международное право» писал, что всякое действительное и безусловное отрицание прав людей и народов, всякое покушение общего или частного характера, направленное против этих прав и заявленное вовне принятием соответствующих мер, составляет нарушение международного права, оскорбление всех государств и вызывает общие усилия к подавлению таких преступлений .
———————————
См.: Гефтер А.В. Европейское международное право. СПб., 1880. 201.

И. Блюнгли и А.В. Гефтер к числу таких преступлений, совершенных отдельными лицами, относили пиратство, ограбление иностранцев, введение рабства и др.
Старая доктрина международного права не проводила отчетливого различия между международной политической ответственностью государств и международной уголовной ответственностью отдельных лиц и формировала принципы международной уголовной ответственности весьма расплывчато. На это обратил внимание профессор И.И. Карпец в 1979 г. в своей книге «Преступление международного характера» .
———————————
См.: Карпец И.И. Преступление международного характера. М., 1979. С. 13.

Важным обстоятельством, которое смогло повлиять на возникновение новых идей международного уголовного права, стало укрепление связей между преступными элементами разных государств, образование международных преступных сообществ, которые своими методами влияли на политику правительств государств.
Начало формирования международного уголовного права было положено принятием после Второй мировой войны уставов международных военных трибуналов (Нюрнбергского и Токийского). Уставы предусматривали прямую ответственность физических лиц по международному праву за наиболее тяжкие преступления, на их основе были учреждены международные уголовные суды, реализовавшие эту ответственность.
Дискуссия о том, быть или не быть международному уголовному праву, а если и быть, то какого характера преступления необходимо отнести к такой отрасли. В 70-х годах 20-го века такие дискуссии приняли осторожные формы. Большинство ученых придерживалось прогрессивных принципов и стояло, прежде всего, за то, чтобы международное уголовное право служило делу защиты мира и борьбы против агрессии; вторая же группа не могла открыто отвергнуть принципы Нюрнбергского процесса, третья группа в реакционной форме отрицала необходимость развития международного уголовного права. И.И. Лукашук считал, что развитие международного уголовного права идет с трудом, несмотря на то что от этого в немалой мере зависит успех в борьбе с международной преступностью .
———————————
См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: Учеб. М., 1999. С. 12.

И.И. Карпец считал, что попытки сформулировать понятие международного уголовного права основываются на следующих идеях:
— международное уголовное право есть самостоятельная отрасль международного права;
— часть международного публичного (либо частного) права;
— часть уголовного права;
— международное уголовное право — самостоятельная комплексная отрасль права .
———————————
Карпец И.И. Преступление международного характера. М., 1979. С. 19; Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М., 1956. С. 36 — 39.

В 40-х годах 20-го века понятие международного уголовного права исходило, в частности, из задач борьбы за мир, борьбы с преступлениями, которые были сформулированы в Уставе Нюрнбергского трибунала. На этот счет А.Н. Трайнин проводил исследование теоретических проблем международного уголовного права.
П.С. Ромашкин полагает, что понятие международного уголовного права складывается из отношений, которые возникали между государствами в процессе их координационной борьбы с международными преступлениями . К такой же позиции приходили и другие ученые .
———————————
См.: Ромашкин П.С. К вопросу о понятии и источниках международного уголовного права // Сов. гос. и право. 1948. N 3. С. 26.
См.: Левин Д.Б. О понятии и системе современного международного права // Сов. гос. и право. 1947. N 5.

И.И. Карпец полагал, что ученые-юристы считали необходимым сформулировать понятие международного уголовного права таким образом, чтобы оно способствовало обеспечению мира и безопасности народов. В этом, на наш взгляд, считает И.И. Карпец, «проявилась прогрессивная роль правовой науки, в частности науки уголовного права, которая стала одним из средств защиты мирного сосуществования народов, защиты мира против агрессивных сил реакции» .
———————————
См.: Карпец И.И. Указ. соч. С. 20.

И.И. Лукашук считал: будучи отраслью международного права, международное уголовное право обладает всеми характерными чертами этого права. Но есть у него и существенная особенность — оно установило прямую уголовную ответственность физических лиц за нарушение наиболее важных норм международного права. Иначе говоря, оно вводит в механизм функционирования международного права уголовную ответственность .
———————————
См.: Лукашук И.И. Международное право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во БЕК, 2001. С. 326.

И.П. Блищенко полагал, что надлежащее и фундаментальное исследование такого недостаточно разработанного в науке предмета, как международное уголовное право, должно начинаться с определения явлений, которые оно призвано регулировать и охранять, а также тех, с которыми призвано вести борьбу .
———————————
См.: Международное уголовное право: Учебн. пособие. М., 1999. С. 8.

Таким образом, рассматривая идею понятия международного уголовного права как самостоятельной отрасли международного права, следует заметить, что в начале XX века ученые считали международное уголовное право самостоятельной отраслью права, включающей не только вопросы действия уголовного закона в пространстве, но и порядок выдачи лиц, совершивших международные преступления.
Профессор Мейли в 1910 году определил, что международное уголовное право — комплекс норм и юридических правил, которые вытекают из того факта, что преступные действия подпадают под власть уголовных законов нескольких политически друг от друга независимых государств .
———————————
См.: Meili. Lehrbuch des Interhationalen Strafrechts und Strafproressrechts. 1910. S. 5.

П.С. Ромашкин полагает, что к международному уголовному праву относятся лишь нормы, которые разрешают столкновение двух или нескольких национальных кодексов и законов. А все вопросы международного уголовного права сводятся лишь к рассмотрению вопроса о действии уголовного закона в пространстве .
———————————
См.: Ромашкин П.С. Указ. соч. С. 25.

Следует заметить, что основной особенностью международного права является то, что оно регулирует отношения между суверенными государствами по весьма широкому спектру вопросов в условиях мирного сосуществования. Именно поэтому ученые мира возражали против идеи «мирового государства» и «национальных» органов в виде судов и т.д. .
———————————
См.: Тункин Г.И. Вопросы теории международного права. М., 1962. С. 190.

Обратим внимание на то обстоятельство, что современное международное право признало принцип индивидуальной ответственности физических лиц в Уставе Нюрнбергского трибунала, в специальной Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. о подтверждении принципов международного права, признанных Статутом Нюрнбергского трибунала, в Статуте Римского международного уголовного суда и т.д.
Рассматривая идею понятия международного уголовного права как части международного права, автор обращает внимание на то, что международное уголовное право характеризуется тем, что сохраняет международный правопорядок в целом с помощью специфических уголовно-правовых методов и средств. Подобно тому, как внутригосударственное уголовное право охраняет от преступных посягательств внутригосударственный правопорядок, международное уголовное право призвано бороться с преступностью с помощью специфических уголовно-правовых средств в области международного морского права (пиратство), международного воздушного права (угон самолетов, другие преступления против безопасности гражданской авиации), дипломатического права (преступления против лиц, пользующихся дипломатической защитой), международного экономического права (подделка денежных знаков) и других отраслях международного права .
———————————
См.: Международное уголовное право. Учебн. пособие. М.: Наука, 1999. С. 13.

Заметим, что указанную идею провозглашал профессор М.Д. Шаргородский. Он считал, что международное уголовное право является частью международного права . Этой же позиции придерживаются и сегодня юристы-международники. Так, профессор И.И. Лукашук считал, что международное уголовное право — отрасль международного публичного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью. И.И. Лукашук не случайно считает, что международное уголовное право обладает всеми характерными чертами международного публичного права. Объектом регулирования являются межгосударственные отношения, т.е. отношения с участием государств и международных организаций. Субъектами международного уголовного права являются государства и международные организации .
———————————
См.: Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы международного уголовного права // Сов. государство и право. 1947. N 3.
См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Указ. соч. С. 9.

Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов полагают, что международное уголовное право — самостоятельная отрасль и сомнений у них не вызывает. Но они приходят к выводу о том, что международное уголовное право является отраслью именно международного права, поскольку ее образует комплекс международно-правовых норм. Они приходят к выводу, что в международном уголовном праве можно обозначить две группы норм в контексте их ориентации на субъекта. Основу составляют нормы, устанавливающие взаимные правомочия и обязательства государств и некоторых международных организаций в сфере их сотрудничества в борьбе с преступностью. Они имеют в виду именно правомочия и обязательства по предотвращению и пресечению международных преступлений и преступлений международного характера, обеспечению действия принципа неотвратимости наказания и оказания правовой помощи. Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунов считают, что вторую группу норм международного уголовного права образуют те нормы, которые характеризуют статус и действия индивида как субъекта международного преступления или преступления международного характера. Специфика международного уголовного права обуславливает его особенно ощутимое взаимодействие с национальным уголовным правом, уголовно-процессуальным правом и даже с уголовно-исполнительным правом. Важнейшие вопросы предотвращения и пресечения международных преступлений и преступлений международного характера разрешимы только в результате совместного применения норм международного уголовного права и норм национального уголовного права .
———————————
См.: Международное право. М., 1999. С. 416 — 417.

Анализируя идею понятия международного уголовного права как части международного права, можно полагать, что система международного уголовного права имеет свои характерные особенности международного права, о чем говорилось выше. Такие особенности проявляются в том, что система международного уголовного права имеет немало общих черт с системой внутреннего уголовного права, под влиянием которого в принципе она формировалась. Международное уголовное право, как и национальное уголовное право, имеет дело с преступлениями и субъектами ответственности. Заметим, что в том и другом смысле ими являются физические лица. В международном уголовном праве существуют такие институты, как вменяемость, вина, возраст уголовной ответственности, стадии осуществления преступной деятельности, соучастие в преступлении, давность уголовного преследования и т.д. Необходимо обратить внимание на то, что преступления международные, как и преступления международного характера, должны влечь в международном уголовном праве меру ответственности — уголовное наказание.
В национальном уголовном праве, в частности в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. , впервые в качестве самостоятельного включен раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества». В него вошли восемь составов преступлений, от статьи 353 до статьи 360. Из них пять составов регламентируют ответственность за международные преступления и три — за преступления международного характера.
———————————
См.: СЗ РФ. N 25. Ст. 2954 (с изм. и доп. от 17.11.2009).

Международное уголовное право определяет действия своих норм, а также содержит иные принципы и нормы, относящиеся к общей части уголовного права. На сегодняшний день международное уголовное право устанавливает юрисдикцию международной судебной системы, общие принципы международного уголовного права, состав и управление делами международной уголовной судебной системы, нормы международного уголовного процесса (расследование и уголовное преследование, судебное разбирательство, меры наказания, обжалование и пересмотр судебных решений), международное сотрудничество и судебную помощь, исполнение судебных решений.
И.И. Лукашук обращает внимание на то, что важное место в международном уголовном праве занимают нормы, регулирующие взаимодействие в области уголовного правосудия . Указанные особенности нашли свое место в уставах международных военных трибуналов и в Статуте Международного уголовного суда 1998 г.
———————————
См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Указ. соч. С. 13.

Рассматривая идею понятия международного уголовного права как самостоятельную комплексную отрасль права, замечу, что профессор Л.Н. Галенская в работе «О понятии международного уголовного права» высказала мнение о том, что международное уголовное право как отрасль международного права отсутствует. Она считает, что существует международное уголовное право как комплексная отрасль науки международного права .
———————————
См.: Галенская Л.Н. О понятии международного уголовного права // Советский ежегодник международного права. 1969. М., 1970.

Имеют место и другие определения, так, Ю.А. Решетов пришел к выводу и считал, что «. международное уголовное право является комплексной отраслью, включающей материальные и процессуальные нормы» .
———————————
См.: Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1983. С. 63 — 73.

На сегодняшний день наблюдается тенденция разграничения норм материального международного уголовного права и норм международного уголовно-процессуального права. Тенденция к становлению самостоятельных отраслей международного права носит принципиально важное направление.
Следует также отметить, что в теории международного права оценивается становление самостоятельного международного уголовного процесса .
———————————
См.: Костенко Н.И. Судопроизводство Международного уголовного суда — основа международного уголовного процесса // Государство и право. 2001. N 2. С. 64 — 70.

Тенденция к самостоятельности такой отрасли, как международное уголовное право в собственном смысле этого слова, т.е. правовой отрасли материального права, позволяет более четко разграничить предмет и метод правового регулирования между международно-правовыми установлениями материального, процессуального и судоустройственного характера .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы. СПб.: Изд.-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 17.

Международное уголовное право стало действительно международным уголовным правом, со всеми присущими ему свойствами и признаками .
———————————
См.: Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. СПб.: Изд.-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 47.

И.И. Карпец считал, что международное уголовное право есть система норм, складывающихся в результате сотрудничества между суверенными государствами или международными органами и организациями, имеющая своей целью защиту мира, безопасности народов, международного правопорядка как от наиболее тяжких международных преступлений, направленных против мира и человечества, так и от других преступлений международного характера, предусмотренных в международных соглашениях, конвенциях или иных правовых актах международного характера, наказуемых согласно специальным актам (уставы, конвенции) либо соглашениям, заключенным между государствами в соответствии с нормами национального уголовного права .
———————————
См.: Карпец И.И. Указ. соч. С. 30.

Ф.Ф. Мартенс сформулировал понятие международного уголовного права как «совокупность юридических норм, определяющих условие международной судебной помощи государств друг другу при осуществлении своей карательной власти в области международного общения» .
———————————
См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 2. С. 379.

А.Г. Кибальник позволяет определить международное уголовное право как самостоятельную отрасль, входящую в единую систему международного права, состоящую из международно-правовых норм и решений международных организаций, определяющих преступность деяния и пределы ответственности за его совершение, а также регламентирующих иные уголовно-правовые вопросы в целях охраны мирового правопорядка .
———————————
См.: Современное международное уголовное право: понятие, задачи и принципы. СПб.: Изд.-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 15.

Л.В. Иногамова-Хегай приходит к выводу о том, что международное уголовное право представляет собой систему правовых принципов и норм, регулирующих отношения, возникающие в связи с совершением международных преступлений и преступлений международного характера и обеспечивающих взаимодействие государств и международных организаций в борьбе с этими преступлениями .
———————————
См.: Международное уголовное право. СПб.: Изд.-во «Юридический центр Пресс», 2003. С. 42.

Следует обратить внимание, что для формирования концепции международного уголовного права большое значение имели и имеют принятые международные документы по вопросам борьбы с преступлениями международного характера, а также конвенции, регламентирующие законы и обычаи войны. Необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что большинство авторов указывают, что задачей международного уголовного права является борьба с международной преступностью, преступлениями международного характера, защита мира и международной безопасности.
Международное уголовное право как самостоятельная отрасль международного права включает в себя международно-правовые нормы об ответственности за международные преступления и преступления международного характера, а также нормы национальных законов. В то же время международное уголовное право в определенной степени входит в правовую систему конкретно взятого государства. Нормы международного уголовного права являются одним из важнейших средств развития международного сотрудничества, способствующих расширению международных связей с участием государственных и негосударственных организаций, в том числе с участием субъектов национального права, включая физических лиц.
На основании изложенного можно сделать вывод, что международное уголовное право есть самостоятельная отрасль международного публичного права, представляющая собой систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, регулирующих сотрудничество между субъектами международного права по предупреждению и привлечению виновных лиц к ответственности за совершение международных преступлений и преступлений международного характера.
Анализируя предмет международного уголовного права, необходимо отметить, что, как и любая правовая система, будучи самостоятельной отраслью международного права, обладая всеми его признаками, международное уголовное право имеет свои специфические черты, которые обусловлены предметом правового регулирования между государствами, которые складываются в процессе их координации в борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера на основе международных соглашений.
Большинство ученых считают, что предметом регулирования международного уголовного права являются те отношения между государствами, которые складываются в процессе координации усилий в борьбе с международными преступлениями .
———————————
См.: Левин Д.Б. О понятии и системе современного международного права // Советское государство и право. 1947. N 5. Ромашкин П.С. К вопросу о понятии и источниках международного уголовного права // Советское государство и право. 1948. N 3. С. 26. Костенко Н.И. Развитие концепции международного уголовного права в отечественной литературе // Государство и право. 2001. N 12. С. 88. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М., 1999. С. 9.

Международное уголовное право характеризуется тем, что сохраняет международный правопорядок в целом с помощью специфических уголовно-правовых методов и средств. Международное уголовное право призвано бороться с преступностью с помощью специфических уголовно-правовых средств в области международного морского права (с пиратством), международного воздушного права (с угоном самолетов, другими преступлениями против безопасности гражданской авиации), дипломатического права (с преступлениями против лиц, пользующихся дипломатической защитой), международного экономического права (с подделкой денежных знаков) и других отраслей международного права . Р.А. Каламкарян считает, что международное уголовное право призвано осуществлять защиту международного правопорядка с помощью свойственных ему средств в таких областях, как международная безопасность (борьба с агрессией), вооруженные конфликты (нарушение законов и обычаев вооруженных конфликтов), международная защита прав человека (борьба с апартеидом и геноцидом) .
———————————
См.: Международное уголовное право / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд. М., 1999. С. 13.
См.: Там же. С. 14.

В.Э. Грабарь пришел к выводу, что международное уголовное право сводится в основном к двум важным направлениям: пространственному действию уголовного закона и взаимному содействию государств при осуществлении ими своих карательных функций, в особенности путем выдачи преступников .
———————————
См.: Грабарь В.Э. Материалы к истории международного права в России (1647 — 1917). М., 1958. С. 457.

Необходимо заметить, что авторы изложенного выше подхода, рассматривая в качестве части международного уголовного права некоторые нормы международного публичного права, в то же время исключают из него нормы о международно-правовой ответственности государств за международные преступления. Профессор Ю.А. Решетов считает, что это не может серьезно не повлиять на общую компетенцию международного уголовного права, которое в таком случае должно заниматься исключительно проблемой наказания физических лиц . Другая часть авторов считает, что международное уголовное право адресовано, прежде всего, государствам, которые как основные субъекты международного права могут либо заключить соглашения о применении санкций к государствам-правонарушителям, либо прибегать к санкциям на основе обычая. С другой стороны, они считают, что международное уголовное право включает в себя нормы, касающиеся индивидуальной уголовной ответственности за международные преступления, и международное уголовное право устанавливает минимальные стандарты уголовного правосудия .
———————————
См.: Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М.: Международные отношения, 1983. С. 204.
См.: Ryu P., Silving H. Op. Cit., p. 23 — 32.

А.Г. Кибальник полагает, что международное уголовное право регламентирует отношения, возникающие по поводу строго определенных юридических факторов — совершения виновным лицом (лицами) деяния, признанного международным преступлением. При этом такое деяние может быть преступлением по общему международному праву либо преступлением международного характера .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 23.

Ю.А. Решетов считал, что задачей международного уголовного права является борьба с действительно международными преступлениями: агрессией, колониализмом и отрицанием права на самоопределение, геноцидом, апартеидом, военными преступлениями. При этом международное уголовное право можно подразделить на нормы о международной уголовной ответственности физических лиц и нормы о повышенной международно-правовой ответственности государств за международные преступления .
———————————
См.: Решетов Ю.А. Указ. соч. С. 206.

Международное уголовное право находится в прямой связи с криминологией. Следует заметить, что сравнительная оценка количественных и качественных характеристик преступности, ее причин и средств профилактики в разных странах показывает, что здесь много общего. Профессор Г.В. Дашков утверждает, что все это позволяет считать, что предупреждение преступности, устранение причин и условий, ее порождающих, становится проблемой общей, интернациональной. В такой ситуации целесообразно во всех отношениях, в том числе и в экономических, объединять усилия специалистов-криминологов, шире практиковать международное разделение труда в предупредительной деятельности, в исследованиях криминологических проблем, одинаково значимых в рамках международного сотрудничества .
———————————
См.: Криминология. М.: Юрист, 1995. С. 197.

В современном международном уголовном праве отмечается тенденция признания того, что оно всего лишь «дополняет национальные органы уголовной юстиции», а «обязанностью каждого государства» является осуществление его собственной национальной уголовной юрисдикции в случае совершения преступлений, предусмотренных в международном уголовном праве (преамбула Римского статута Международного уголовного суда) .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 25 — 26.

А.Г. Кибальник отмечает, что в теории и практике международного уголовного права имеется и другая тенденция — тенденция признания абсолютного и неоспоримого приоритета применения норм международного права вне зависимости от национального права . Он также приходит к выводу: «. если национальный уголовный закон предусматривает ответственность за международное преступление, то охранительные общественные отношения по поводу данного юридического факта становятся предметом правового регулирования национального уголовного закона» . Следует полагать, что в предмет международного уголовного права входит и предупреждение лиц от совершения преступлений по международному уголовному праву. А.В. Наумов считает, что общественные отношения по поводу реализации воздержания лиц от совершения преступления из уголовного запрета входят в предмет правового регулирования — в предмет правового регулирования международного уголовного права .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 26.
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 26.
См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 9.

А.Г. Кибальник приходит к выводу и считает, что предмет международного уголовного права представляет собой комплекс общественных отношений:
1) Охранительные общественные отношения, возникающие по поводу совершения деяния, преступность которого определена в международно-правовых актах. При этом охранительные общественные отношения обладают особенностью: приоритет юридического регулирования по международному уголовному праву имеет место, если национальный закон не содержит противоречащую международному уголовному праву норму о преступности деяния по международному праву. Кроме того, А.Г. Кибальник считает, что в предмет международного уголовного права входят также охранительные общественные отношения, связанные с международно-правовой регламентацией наступления уголовной ответственности по национальному законодательству государств.
2) Общепредупредительные общественные отношения, которые складываются по поводу соблюдения запрета на совершение преступлений, предусмотренных в международном уголовном праве.
3) Дозволительные (предписывающие) общественные отношения, возникающие по поводу причинения вреда в рамках допустимых обстоятельств освобождения от ответственности, не связанных с отсутствием признаков субъекта ответственности .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 35.

От предмета международного уголовного права необходимо отличать предмет науки международного уголовного права. Профессор И.П. Блищенко считал, что предмет науки — это совокупность принципов и норм, регулирующих отношения между государствами в их общей деятельности по предотвращению и пресечению международных преступлений и преступлений международного характера .
———————————
См.: Международное уголовное право. М.: Наука, 1999. С. 21.

Профессор И.И. Карпец пришел к выводу, что науку международного уголовного права следует признать самостоятельной отраслью, которая должна развиваться и совершенствоваться в условиях мирного сосуществования государств с различными социально-политическими устройствами в целях защиты интересов всех народов от международных преступлений и преступлений международного характера .
———————————
См.: Карпец И.И. Преступления международного характера. М.: Юрид. лит., 1979. С. 27.

Таким образом, в предмет науки международного уголовного права необходимо включить учение о действии международного уголовного права во времени и в пространстве, вопросы уголовной юрисдикции, ответственность в международном уголовном праве, юрисдикционные аспекты международных уголовных судов, учение о международных преступлениях и преступлениях международного характера, определенных преступлениях общеуголовного характера, а также учение о субъектах этих преступлений, проблемы ответственности за указанные преступления, проблемы имплементации международного уголовного права, имплементации международных договоров и соглашений в государствах.
С предметом международного уголовного права связаны и методы правового регулирования. С.С. Алексеев считает, что метод правового регулирования представляет собой особый юридический режим — т.е. то, каким способом осуществляется юридическое регулирование той или иной отраслью .
———————————
См.: Алексеев С.С. Теория права. М., 1983. С. 34 — 35.

Юридические особенности правового регулирования выражаются главным образом в разнообразных юридических режимах. Наиболее четкие в научном и практическом отношениях важные особенности характерны для режимов основных отраслей права, в частности международного уголовного права. Каждому из них свойствен особый метод, который выступает в качестве стержня, объединяющего начала для всего правового материала, отрасли, придает ему особую, только ему присущую «отраслевую окраску».
Метод правового регулирования — это приемы юридического воздействия, их сочетание, которые в концентрированном виде выражаются, прежде всего, в правовом положении субъектов. Поставив субъекты общественных отношений в те или иные исходные юридические позиции, правовая система тем самым предопределяет своеобразие всего комплекса используемых в данной области правовых средств, специфику принципов и общих положений, что и находит свое выражение в юридически содержательной общей части кодифицированного акта в конкретном отраслевом законодательстве. В отраслях права, в частности в международном уголовном праве, эти первичные методы в зависимости от характера регулируемых отношений и других социальных факторов выступают в различных вариациях, сочетаниях. На их особенности влияют способы регулирования — дозволение, запрет, позитивное обязывание.
Сама сущность международного уголовного права выражается в том, что для него характерен запретительный метод воздействия. Масса международных актов устанавливает составы преступлений и ответственность за их совершение. Поэтому при реализации наказания могут быть применены санкции национального закона и использованы виды и размеры наказаний. Об этом свидетельствует положение ст. 21 Римского статута Международного уголовного суда, в которой говорится, что суд применяет:
— Статут Международного уголовного суда, элементы преступлений и свои правила процедуры и доказывания;
— международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов;
— если это возможно, общие принципы права, взятые им из национальных законов правовых систем мира, включая соответственно национальные законы государств, которые при обычных обстоятельствах осуществляли бы юрисдикцию в отношении данного преступления, при условии, что эти принципы не являются несовместимыми со Статутом Международного уголовного суда и с международным правом, международно-признанными нормами и стандартами.
Суд может применять принципы и нормы права в соответствии с тем, как они были истолкованы в его предыдущих решениях.
Применение и толкование права в соответствии с Римским статутом Международного уголовного суда должно соответствовать международно признанным правам человека и не допускать никакого неблагоприятного проведения различия по таким признакам, как гендерный признак, возраст, раса, цвет кожи, язык, религия или вероисповедание, политические или иные убеждения, национальное, этническое или социальное происхождение, имущественное, сословное и (или) иное положение.
Анализируя эффективность правового регулирования, можно сказать, что оно не в достаточной мере разработано в международном уголовном праве. Если исходить из теории права, то в настоящее время выдвигаются следующие условия повышения эффективности правового регулирования:
— совершенствование правотворчества, что предполагает наиболее полное выражение в нормах права общественных интересов и потребностей, усиление гарантированности юридических норм;
— совершенствование процесса правоприменения, занимающего в механизме правового регулирования одно из центральных мест: оно учитывает конкретную обстановку, своеобразие каждой юридической ситуации. Механизм должен выражать тесную взаимосвязь различных правовых средств: если нормативная регламентация призвана обеспечивать стабильность и единообразие в регулировании общественных отношений, ввести их в строгие рамки законности, то правоприменение конкретизирует эти средства применительно к отдельным субъектам, к определенному месту и времени. Недооценка, неверный выбор юридических средств, заложенных в нормативной основе механизма правового регулирования, способны привести к сбоям в реализации международного уголовного права, снижению его эффективности;
— повышение уровня правовой культуры субъектов международного уголовного права влияет на качество механизма правового регулирования, на укрепление законности и правопорядка в мировом сообществе. При этом интересы личности — главный ориентир для совершенствования механизма правового регулирования. Данное условие служит, в частности, усилению правовой активности субъектов международного права, выполнению основных принципов международного права и международного уголовного права в частности.
Таким образом, недостаточная эффективность механизма правового регулирования в международном уголовном праве объясняется:
— неправильным определением целей правового регулирования;
— выбором неадекватных средств правового воздействия на все мировое сообщество;
— недостаточно квалифицированным использованием этих средств, т.е. неэффективной реализацией права субъектами международного права.
Вместе с тем механизм правового регулирования имеет пределы своего действия, так как зависит не только от собственно юридических возможностей данного механизма, но и от уровня развития экономики, социальных факторов, условий духовно-культурной сферы, информационных технологий, менталитета общества и государств в целом.
Все это позволяет признать международное уголовное право самостоятельной отраслью, которая должна развиваться и совершенствоваться в условиях мирного сосуществования государств в целях защиты интересов всех народов от международных преступлений международного характера в силу выполнения государствами своих международных обязательств.
Как уже упоминалось, международное уголовное право, являясь самостоятельной отраслью международного публичного права, составляющее систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, представляет собой довольно сложное юридическое образование, состоящее из различных элементов.
Система международного уголовного права имеет характерные черты международного права в целом наряду со специфическими аспектами уголовного права. Эта специфика проявляется, в частности, в том, что система международного уголовного права имеет немало общих черт с системой внутреннего уголовного права, под влиянием которого она формировалась .
———————————
См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: Учеб. М.: Спарк, 1999. С. 13.

И.П. Блищенко считал, что система международного уголовного права как отдельная отрасль международного права охватывает материальные и процессуальные принципы и нормы сотрудничества государств по предотвращению, расследованию и наказанию международных преступлений и преступлений международного характера. Эта система охватывает как принципы и нормы, зафиксированные в международных соглашениях, применяемые в условиях мира, так и принципы и нормы, зафиксированные в международных соглашениях, применяемые в условиях вооруженного конфликта.
И.П. Блищенко придерживался следующей системы международного уголовного права:
1. Понятие международного уголовного права.
2. Принципы международного уголовного права.
3. Источники международного уголовного права.
4. Понятие международного преступления и его признаки.
5. Соучастие в международном преступлении.
6. Ответственность за международные преступления.
7. Международные преступления.
8. Преступления международного характера.
9. Сотрудничество государств в области борьбы с преступлениями .
———————————
См.: Международное уголовное право / Под общ. ред. В.Н. Кудрявцева. 2-е изд. М., 1999. С. 8, 126.

И.И. Лукашук и А.В. Наумов к Общей части международного уголовного права отнесли совокупность норм, определяющих принципы международного уголовного права, их действие во времени и пространстве, вопросы уголовной юрисдикции и ответственности, а к Особенной части — совокупность норм, определяющих преступность конкретных деяний по «общему международному праву» и конвенционные преступления .
———————————
См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Указ. соч. С. 10, 112.

А.Г. Кибальник полагает, что к Общей части международного уголовного права надо относить совокупность международно-правовых норм и решений международных организаций, определяющих принципы международного уголовного права, понятия и признаки преступного деяния, регламентирующие вопросы действия международных актов уголовно-правового характера, а также наступление ответственности и освобождения от нее.
«Особенную часть международного уголовного права, — считает А.Г. Кибальник, — должны составлять совокупность международно-правовых норм и решений международных организаций, в которых определены признаки конкретных преступлений по международному уголовному праву» .
———————————
См.: Кибальник А.Г. Указ. соч. С. 62.

Л.В. Иногамова-Хегай приходит к выводу, что к Общей части международного уголовного права следует относить:
— понятие, принципы и общую характеристику международного уголовного права;
— международные уголовно-правовые нормы;
— преступление в международном уголовном праве;
— наказание в международном уголовном праве.
К Особенной части международного уголовного права следует относить:
— международные преступления;
— преступления международного характера.
Автор поддерживает позиции указанных ученых и в то же время считает, что международное уголовное право находится на начальном этапе своего становления и поэтому его системные элементы еще не получили должного развития. Но в то же время автор приходит к выводу, что в систему международного уголовного права как самостоятельной отрасли международного права должно войти:
1) понятие международного уголовного права;
2) источники международного уголовного права;
3) принципы международного уголовного права;
4) учение о действии международного уголовного права во времени и пространстве;
5) ответственность в международном уголовном праве;
6) учение о международных преступлениях и преступлениях международного характера, определенных преступлениях общеуголовного характера, а также учение о субъектах этих преступлений;
7) проблемы ответственности за указанные преступления;
8) проблемы имплементации международного уголовного права;
9) имплементации международных договоров и соглашений в государствах.
Таким образом, итогом проделанного исследования можно сделать вывод, что международное уголовное право имеет перспективу своего развития и в свою очередь является самостоятельной отраслью международного публичного права. Оно составляет собой систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, регулирующих привлечение виновных лиц за совершение международных преступлений и преступлений международного характера, предусмотренных общепризнанными принципами и нормами международного права.