Система законодательства о банкротстве

§ 3. Система законодательства о несостоятельности (банкротстве)

Институт банкротства не может быть отнесен только к одной отрасли права, поскольку является комплексным институтом права, сочетающим нормы различных отраслей и находящимся на стыке публичного и частного права.

Система законодательства о несостоятельности — это внутреннее строение законодательства о банкротстве, которое формируется в следующем виде: общий закон — специальный закон — другие нормативные акты.

К числу «общих» законов прежде всего следует отнести ГК РФ и АПК РФ. В соответствии со ст. 223 АПК РФ дела о несостоятельности рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности. Во всех случаях, если иное не установлено специальными законами о банкротстве, применяются положения АПК РФ.

Специальные законы — это Закон о банкротстве, федеральный закон РФ от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» [25] и т. д.

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) может включать в себя не только акты федерального уровня, но и акты субъектов РФ, принимаемые по отдельным вопросам с учетом особенностей экономического развития отдельных субъектов РФ, специфики государственного управления в регионах.

Законодательство о несостоятельности банкротстве в новейшей истории России

Главная > Курсовая работа >Экономика

Федеральное агентство по образованию

Новосибирский Государственный университет Экономики и Управления

Кафедра антикризисного Управления

Курсовая работа по дисциплине

«Теория антикризисного управления предприятием»

Тема: Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в новейшей истории России.

Выполнила: студентка Пшено В.В

3-го курса группа 6512

специальность антикризисное управление

зачетная книжка 080503

Поверил: Соболев В.Ф

Новосибирск 2009 г.

Глава I. Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в новейшей истории России.

1.1 История развития закона о несостоятельности (банкротства)……………………….. стр 5-8

1.2 Система основных правовых норм по законодательству о несостоятельности……. стр 9-16

Глава II: Ключевые положения законодательства о несостоятельности (банкротства) и сравнительный анализ.

2.1 Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства)………………….стр 17-22

2.2 Сравнительный анализ Законов о несостоятельности (банкротстве)……………….стр 23-26

На современном этапе развития экономики одним из основных элементов механизма правового регулирования рыночных отношений внутри отдельно взятого государства является законодательство о несостоятельности (банкротстве). Правовой институт несостоятельности (банкротства) – это, прежде всего, институт комплексный, включающий в себя нормы и гражданского права, и трудового права, и административного права, и уголовного права; гражданского и арбитражного процесса. Специфика этого института определяется тем, что его функционирование возможно только в рамках рыночной экономики, причем достигшей определенного уровня развития. Процедура банкротства является своеобразным «санитаром» экономики, устраняя неэффективных участников хозяйственного оборота. При плановой экономике указанный институт не был востребован, потому как убыточные предприятия имели возможность пользоваться поддержкой государства. Таким образом, возрождение института несостоятельности (банкротства) стало возможным в нашей стране только с переходом к рыночным отношениям.

Существование института банкротства обусловлено несколькими причинами. Во-первых, необходимо оградить экономический оборот и его участников от последствий неэффективной работы тех из них, кто проявил неспособность надлежащим образом исполнять принятые на себя обязательства, если эта неспособность приобретает стойкий характер. С одной стороны возникает необходимость устранения из оборота такого участника, с другой – желательно все же попытаться сохранить его как производителя товаров, работ или услуг и самое главное – работодателя. При этом в обоих случаях, поскольку юридические лица отвечают по обязательствам всем своим имуществом, следует предотвратить обращение всего или большей части этого имущества на удовлетворение требований кредиторов. Наряду с этим нужно защитить интересы самого несостоятельного должника, и решение вопроса о сохранении или ликвидации подчинить установленным законом процедурам.

Таким образом, ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников является исключительно вынужденной мерой – она выводит неэффективные предприятия из числа действующих. Однако официальное признание должника банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга других лиц. Именно поэтому законодательство предлагает целый комплекс мер по восстановлению платежеспособности должника, направленных на предотвращение массовых банкротств. В тоже время процедура банкротства для должника часто является положительной мерой, она позволяет ему погасить свои обязательства за счет имеющегося имущества и затем, освободившись от долгов, начать или продолжить собственное дело.

Истинное значение института банкротства заключается в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), что служит оздоровлению рынка, а с другой стороны, этот институт дает возможность ответственно действующим субъектам предпринимательской деятельности реорганизовать свои дела и вновь достичь финансовой стабильности. К сожалению, все чаще законодательство о банкротстве находит применение при захвате преуспевающих предприятий, используется для ликвидации долгов перед бюджетом и другими кредиторами. Механизм банкротства эффективно применяется чиновниками в борьбе с конкурентами–предпринимателями, за передел собственности. Зачастую процесс банкротства предприятия приобретает черты лихо закрученного криминального романа с взрывами, убийствами, вооруженными столкновениями и т.п.

В соответствии с вышесказанным становится очевидным актуальность исследования правового института несостоятельности (банкротства), понятие и признаки которого будут рассмотрены в представленной работе при изучении темы – «Несостоятельность (банкротство): понятие и признаки».

Цель работы – исследовать понятие и признаки несостоятельности (банкротства) с точки зрения современного российского законодательства..

Объектом исследования представленной контрольной работы является несостоятельности (банкротство) с точки зрения современного российского законодательства. Предметом исследования данной контрольной работы являются понятие и основные признаки несостоятельности (банкротства).

Теоретической основой представленной работы выступили научные работы и труды российских авторов, посвященных изучению несостоятельности (банкротства) с современной точки зрения. Это такие авторы как Г.Ф. Шершеневич, А.Ф. Трайнин, П.П. Цитович, Д.А. Кращенко и многие другие.

Законодательной и нормативной основой представленной контрольной работы выступают – Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные законы Российской Федерации, законы и другие правовые акты, регулирующие такие правоотношения на территории Российской Федерации

Глава I. Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в новейшей истории России.

1.1 История развития закона о несостоятельности (банкротства).

Первые из дошедших до нас нормы, регулировавшие на Руси несостоятельность должника, относятся ко времени Русской Правды (XI век), в статьях 68 и 69 Карамзинского списка которой содержатся правила о персональной ответственности должника, продаже в долговое рабство виновного должника и реструктуризации задолженности в случае невиновного банкротства. Кроме сказанного, Русская Правда закладывает основы института очередности удовлетворения требований.

Редакция закона о банкротстве, в условиях рыночных отношений, была принята на заре развития рыночных отношений в 1992 году. Документ был одобрен практически беспрепятственно, поскольку основной задачей законодателей было хоть как-то регламентировать постоянно растущее количество банкротств. Стараясь учесть проблемы и недостатки, выявленные в результате применения первой редакции, депутаты в 1998 году разработали следующую редакцию закона. Однако и она не смогла защитить предприятия от банкротства и связанных с ним нарушений. 1

К тому моменту арбитражные управляющие стали главными виновниками незаконного передела собственности. Они фактически были зависимы от мнения и пожеланий кредиторов. В свою очередь, собственники предприятий-банкротов присутствовали в процессе лишь формально, не имея возможности отстаивать свои интересы. Таким образом, в банкротстве участвовало лишь три стороны — кредитор организации, арбитражный управляющий и суд. На деле же получалось, что имущество компании-должника целиком доставалось кредиторам. Для экономики такое положение было крайне негативным, поскольку многие из предприятий банкротились намеренно.

В результате в 2000-2001 годах перед депутатами возникла необходимость принять новый Закон — от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ. Его концепция была создана на основе внимательного изучения технологии и процедуры захвата бизнеса. В законе появились 4 новеллы, которые позволили существенно изменить отношение к банкротству и сдвинули статистику в сторону уменьшения количества нарушений.

Перед депутатами стояла сложнейшая задача ввести саморегулирование профессии арбитражного управляющего. Данное нововведение должно было отделить интересы арбитражных управляющих от интересов кредиторов и прийти на смену лицензированию. Однако этого не было указано в Законе «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку законодатели планировали принять общий закон о саморегулировании.

Второе нововведение, которое появилось в законе о банкротстве в 2002 году, — в этот процесс был введен собственник. Причиной возникновения данной нормы стали пробелы в существующем на тот момент законодательстве, позволяющие не учитывать мнение собственника предприятия-должника при банкротстве

Новый механизм заставил арбитражных управляющих учитывать в процессе банкротства и интересы должника. И с введением закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ собственник предприятия-банкрота стал полноценным участником процесса, который может опротестовывать действия арбитражного управляющего.

Помимо перечисленных новелл в закон о банкротстве 2002 года были введены еще 2 новшества. Их инициаторами стали представители власти. Они требовали законодательно ввести государство в процесс банкротства организации.

Благодаря Закону «О несостоятельности (банкротстве)» была создана система саморегулирования профессиональной деятельности арбитражных управляющих, саморегулируемые организации стали действенным регулятором отношений между арбитражным управляющим и кредиторами — в том числе и государством.

По мнению экспертов, объединение усилий СРО с указанными, а также и другими государственными структурами позволит оперативно устранять недостатки работы арбитражных управляющих и улучшить систему саморегулирования. Но, несмотря на позитивное влияние саморегулируемых организаций на развитие системы арбитражных управляющих, существует и целый ряд сложностей в развитии данной системы и бизнеса в целом.

24 декабря 2008 г. Государственной думой РФ были приняты очередные изменения в закон о банкротстве. Ими стал Федеральный закон № 296-ФЗ 2 «О внесении изменений в Федеральный закон „О несостоятельности (банкротстве)“», одобренный Советом Федерации 29 декабря 2008 года и вступивший в законную силу согласно установленному законом порядке, то- есть со дня его официального опубликования, с 31 декабря 2008 года, где было внесено более 150 поправок, которые не могли остаться без внимания арбитражных управляющих.

Здесь законодатель посчитал необходимым внести коррективы в статьи, касающиеся финансового оздоровления, внешнего управления, упрощенных процедур банкротства (ликвидируемых и отсутствующих должников), компетенции собрания кредиторов, продажи предприятия-должника.

Вводятся статьи о погашении задолженности должника по обязательным платежам учредителями (участниками) или третьими лицами в ходе наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, конкурсного производства, а также об обязательном страховании ответственности арбитражного управляющего. Закон также уточняет требования к арбитражным, временным и конкурсным управляющим, само- регулируемым организациям (СРО) и объединениям арбитражных управляющих, расходы на проведение процедур в деле о банкротстве, перечень заинтересованных по отношению к должнику лиц, компетенцию федеральных, региональных и местных органов власти по решению вопросов финансового оздоровления и банкротства. В законе уточняется статус и полномочия саморегулируемой организации арбитражных управляющих, порядок формирования ее компенсационного фонда, ответственность за действия (бездействие) арбитражных управляющих, регулируется вопрос перехода арбитражного управляющего из одной СРО в другую. Закон предусматривает ведение единого государственного реестра СРО арбитражных управляющих органом по контролю (надзору). Размещение и инвестирование средств компенсационного фонда СРО арбитражных управляющих осуществляется управляющей компанией, имеющей лицензию на осуществление деятельности по управлению инвестфондами, ПИФами и НПФ, на основании договора доверительного управления средствами этого компенсационного фонда, а так же многое другое..

Так как Федеральный закон от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) является специальным законом и по нему работают управляющие в различных регионах и субъектах Федерации, к тому же процедуры находятся на разных стадия своего развития, возникает проблема с внедрением изменений и реализацией правовых норм в старой редакции. 3

Введение. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве)

Действовавший Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)

предприятий» был принят Верховным Советом Российской Федерации 19 ноября 1992

г. и введен в действие с 1 марта 1993 г. * Дела о несостоятельности (банкротстве)

должников рассматриваются арбитражными судами. Динамика дел этой категории

выглядит следующим образом: в 1993 г. было рассмотрено немногим более 100

дел; в 1994 г. — 240; в 1995 г. — 1108; в 1996 г. — 2618 дел. Число должников,

ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами), увеличилось за этот период

с 50 в 1993 г. до 1035 в 1996 г. В 1997 г. более 2600 организаций признаны

арбитражными судами банкротами, по 850 делам введена процедура внешнего управления.

Естественно, по мере роста числа рассматриваемых дел, систематического

анализа арбитражно-судебной практики накапливался опыт разрешения подобных

споров, выявлялись недостатки в правовом регулировании отношений, связанных

с несостоятельностью (банкротством) должников. Хотя следует заметить, что

уже практически первые попытки применения законодательства о несостоятельности

(банкротстве) выявили его несовершенство, поверхностность, многочисленные

пробелы в правовом регулировании. Однако поиск путей совершенствования законодательства

о несостоятельности (банкротстве) требовал накопления определенного собственного

практического опыта, изучения дореволюционного отечественного законодательства

о несостоятельности и практики его применения, а также зарубежного опыта,

основных систем законодательства о банкротстве, применяемого в различных странах.

В этот период пробелы в российском законодательстве о банкротстве компенсировались

(в известной степени) активной деятельностью Федерального управления по делам

о несостоятельности (банкротстве) и принятием соответствующих мер со стороны

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по обеспечению единства арбитражно-судебной

Первая попытка реформирования российского законодательства о несостоятельности

(банкротстве) предпринята в 1995 г., когда был подготовлен первый проект нового

Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». В декабре 1995 г.

этот проект был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской

Федерации в первом чтении. В порядке его подготовки ко второму чтению было

проанализировано более 600 внесенных поправок. Однако затем работа над этим

проектом была приостановлена. Тому имелись две причины: появление альтернативного

законопроекта (на 70% повторяющего текст прежнего), а также принятие Государственной

Думой в первом чтении проекта Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)

банков и иных кредитных организаций» в качестве совершенно самостоятельного

законопроекта, никак не связанного с проектом общего закона о несостоятельности

(банкротстве). Стало очевидно, что в таком виде законодательство о банкротстве

«работать» эффективно не сможет, необходимо было найти выход из создавшегося

тупика. Пришлось вернуться к концептуальным вопросам правового регулирования

отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). В конце концов после

обсуждения указанных вопросов в соответствующих комитетах Государственной

Думы, на Национальном банковском совете при Банке России, в Высшем Арбитражном

Суде Российской Федерации было принято компромиссное решение: обеспечить регулирование

отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), с помощью законов

о несостоятельности (банкротстве), а также о банкротстве кредитных организаций.

Вместе с тем было признано, что проект Федерального закона «О несостоятельности

(банкротстве) кредитных организаций» должен установливать лишь особенности

регулирования процедур, связанных с банкротством банков и иных кредитных организаций,

в частности, досудебных процедур, направленных на предупреждение банкротства

указанных организаций, и в этом смысле он должен быть согласован с принципами

и нормами проекта общего Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Решение названных и некоторых иных вопросов концептуального свойства

потребовало возвращения обоих законопроектов в первое чтение, которое могло

состояться лишь после существенной их переработки.

На сегодняшний день завершена работа и над проектом Федерального закона

«О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», который 19 июня

1997 г. был принят Государственной Думой в первом,а затем во втором и третьем

Что послужило причиной разработки нового законодательства о несостоятельности

(банкротстве)? Можно отметить целый ряд недостатков и «узких» мест действующего

законодательства, но остановимся лишь на самом существенном.

Во-первых, действуюший Закон Российской Федерации «О несостоятельности

(банкротстве) предприятий» представлял собой попытку объединить чисто эклектичным

образом элементы различных систем несостоятельности (банкротства), применяемых

в разных странах. Известно, например, что во Франции и США действует «продолжниковская»

система банкротства, позволяющая должнику, попавшему в тяжелое финансовое

положение волею обстоятельств, освободиться от долгов и получить возможность

«fresh start» (нового старта). При этом американские суды зачастую не беспокоят

интересы кредиторов, которые вынуждены подстраиваться под условия, предлагаемые

судом в целях восстановления платежеспособности должника. К примеру, американский

кредитор охотно подпишет мировое соглашение с должником, в соответствии с

которым он получит лишь 15 — 20 центов на 1доллар долга, обоснованно (для

американской системы) полагая, что лучше получить хоть что-нибудь, чем не

получить ничего. Поэтому в США подавляющее большинство дел о банкротстве возбуждается

судами по заявлениям должников.

Напротив, в Европе (за исключением Франции) с древних времен применяется

«прокредиторская» система банкротства, приоритетной целью которой является

наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, когда зачастую уже интересы

должника не принимаются во внимание. Главное в этой системе заключается в

жестком контроле за сохранностью активов должника и оперативной его ликвидации.

Конечно же существующие системы банкротства обогащают друг друга, о чем

свидетельствуют, в частности, изменения, внесенные в последние годы в законодательства

о банкротстве, например, США, Германии и некоторых других стран.

Российский же закон предоставил возможность применения и «прокредиторской»,

и «продолжниковской» систем и этим ограничился, не утруждая себя детальным

регулированием механизма их реализации. В частности, порядок рассмотрения

дела по заявлению должника ничем не отличается от порядка рассмотрения такого

же дела по заявлению кредитора, впрочем также, как и все процедуры банкротства,

применяемые к должнику.

Во-вторых, само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал действуюший

закон, не отвечают современным представлениям об имущественном обороте и требованиям,

предъявляемым к его участникам. Как известно, согласно указанному закону под

несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить

требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность

обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением

обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной

структурой баланса должника. (ст.1 Закона).

Мало того, что должник длительный срок (свыше трех месяцев) не платил

по долгам, что он в принципе неспособен заплатить,чтобы признать его банкротом

суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру

его баланса с точки зрения степени ликвидности его активов. И только в том

случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех

активов, должник мог быть признан банкротом. Такой подход допускал, что участниками

имущественного оборота могут являться лица (организации и предприниматели),

которые неспособны оплачивать получаемые ими товары, работы и услуги и в силу

этого делают неплатежеспособными своих контрагентов по договорам. Работал

«принцип домино», что конечно же стимулировало кризис неплатежей, господствующий

над российской экономикой.

С другой стороны, создавались условия, когда более-менее юридически грамотные

руководители коммерческих организаций, не опасаясь банкротства, могли длительное

время, не расплачиваясь по обязательствам, использовать предназначенные для

этих целей денежные суммы в качестве собственных оборотных средств, лишь бы

общая сумма кредиторской задолженности не превысила стоимость активов этой

Очевидно, что действующие легальные понятие и признаки банкротства защищали

недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота.

В-третьих, представляется принципиально неправильным абсолютно одинаковый,

одномерный подход ко всем категориям должников при применении к ним процедур

банкротства, как это имело место по ранее действовавшему законодательству.

Закон не делал никаких различий между юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем;

между крупным (зачастую градообразующим) предприятием и посреднической организацией,

не обладавшей собственным имуществом; торговым предприятием и крестьянским

(фермерским) хозяйством; промышленным предприятием и кредитной организацией.

Одинаковыми были признаки банкротства таких должников,применяемые к ним процедуры

и т.п., хотя было совершенно ясно, насколько различными будут последствия

В-четвертых, при регулировании порядка применения процедур банкротства

действовавший закон совершенно не учитывал многообразие ситуаций, в которых

могут оказаться должник и его кредиторы. К примеру, арбитражным судам зачастую

приходилось сталкиваться со случаями, когда руководитель организации должника

отсутствует и место его нахождения установить невозможно, когда должник не

располагал имуществом, необходимым даже для покрытия судебных издержек и т.п.

Во всех подобных случаях арбитражный суд должен был, как предписывал закон,

объявить должника банкротом, открыть конкурсное производство и для его осуществления

назначить конкурсного управляющего. Естественно, ни один из кредиторов не

соглашался перечислить на депозитный счет арбитражного суда денежную сумму,

необходимую для выплаты конкурсному управляющему вознаграждения (хотя бы в

порядке аванса). Решения арбитражного суда о банкротстве таких должников в

принципе невозможно было реализовать, поэтому суды хранили такие дела в сейфах,

а должники, признанные банкротами, продолжали числиться в реестре юридических

К сказанному необходимо добавить, что пробельность действовашего закона

послужила причиной принятия многочисленных подзаконных актов. Достаточно сказать,

что к моменту принятия нового закона в области несостоятельности (банкротства)

действовало уже свыше 30 указов Президента Российской Федерации, постановлений

Правительства Российской Федерации и ведомственных нормативных актов. И дело,

конечно же, не столько в их количестве, сколько в их качестве.

В связи с этим не могло не тревожить принятие в последнее время ряда

правовых актов, которые рассматривали несостоятельность (банкротство) в качестве

либо панацеи от всех экономических бед, либо инструмента для решения текущих

экономических проблем, к примеру, как средство борьбы с неплательщиками налогов

или в качестве дополнительного способа приватизации. К числу таких актов,

в первую очередь, относятся Указ Президента Российской Федерации от 2 июня

1994 г. N 1114 «О продаже государственных предприятий-должников» и постановление

Правительства России от 20 мая 1994 г. N 498 «О некоторых мерах по реализации

законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий».

Несостоятельность, банкротство, неплатежеспособность Понятие. Несостоятельность и процедура банкротства предприятия.

управлению несостоятельным предприятием арбитражному управляющему.

Несостоятельность, банкротство, неплатежеспособность — явления одного порядка, характеризующие крайне неблагополучное положение хозяйствующих субъектов … Процедуры банкротства предприятия.

1 марта 1998 Несостоятельность, банкротство, неплатежеспособность — явления одного порядка, характеризующие … Коротко юридическая суть несостоятельности (банкротства) состоит в том, что хозяйствующий.

Основания и порядок признания такого должника несостоятельным (банкротом) или объявления должником … Настоящий Федеральный закон определяет несостоятельность (банкротство) как признанную.

Следует иметь в виду, что такая процедура банкротства, как наблюдение, относится … Несостоятельность банкротство при осуществлении . Рассмотрение дел о банкротстве в арбитражном суде. …

2. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» от 25.02.99 г. № 40-ФЗ (с изм. от 20.08.2004 г.) … Также следует отметить особенности процедуры банкротства кредитной.

Так, авторы книги «Банкротство», одобренной Федеральным управлением по делам о несостоятельности (банкротстве), пишут: «предприятие-банкрот — несостоятельное предприятие*».

. словами, совершаются действия в нарушение процедуры банкротства, поскольку несостоятельность лишь декларируется.

. подразделениях Мингосимущества по делам о несостоятельности (банкротстве) предприятий. … В первую очередь проводится анализ зависимости неплатежеспособности.

Юридическая консультация. Телефон: +7 920-985-9888.

2.2. Система банкротства в России.

История развития института банкротства в Российской Федерации – это история периодических падений и взлетов, успехов и разочарований. На данный момент можно сказать совершенно четко, что цивилизованные правила современных рыночных отношений в сфере банкротства (несостоятельности) еще не определены, поэтому эти экономические отношения пока далеки от желаемого результата.

В начале развития института банкротства была возможна «казнь» несостоятельного должника (банкрота). Несостоятельный должник (банкрот) автоматически становился вором, на него надевали ошейник и оставляли у позорного столба.

В дореволюционной России была создана первая четкая система норм о банкротстве, которые образовывали конкурсное право. Столетия уходили на отработку норм, поскольку гражданско-правовое урегулирование процедуры банкротства стало достаточно сложным делом. Новеллами возникновения и развития конкурсного права стали «Банкротский Устав» от 15 декабря 1740 г., Устав «О торговой несостоятельности» от 23 июня 1832 г., Устав «О банкротах» от 19 декабря 1800 г.

Для более четкого и подробного анализа и определения дальнейших путей развития современного законодательства о банкротстве, а именно наказуемой несостоятельности, очень актуально обращение к дореволюционному законодательству.

В России до революции 1917 г. главными источниками российского уголовного права являлись Устав «О наказаниях», Уложение «О наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. (в ред. 1866 и 1885 гг.) и принятое в 1903 г. Уголовное уложение.

Все источники различались как по содержанию, так и по классификации преступных деяний. Подавляющее большинство постановлений регулировалось Уложением «О наказаниях» и Уставом «О наказаниях», и лишь малая их часть (в основном это религиозные, государственные и некоторые другие преступления) – Уголовным уложением. Более четко и полно состав правонарушений определяется Уложением «О наказаниях», именно поэтому главный интерес представляет подробный анализ его норм.

Наказуемому банкротству (несостоятельности) в Уложении «О наказаниях» были посвещены ст. 1163–1168, где банкротство (несостоятельность) делилось на два вида: простое (неосторожное) и злонамеренное (умышленное).

Умышленное банкротство (злонамеренное), или «корыстное» (по определению Уголовного уложения 1903 г.), понималось как умышленное сокрытие собственного имущества должником, ставшим банкротом или прекратившим выплачивать платежи, для получения имущественной выгоды и избегания оплаты долгов кредиторам. Итак, основными задачами злонамеренного банкротства являлись непосредственное сокрытие имущества и получение имущественной выгоды путем неоплаты долгов во вред кредиторам.

Главными объектами любого преступления становились права кредиторов на удовлетворение их претензий из имущества должника, а предметом становилось собственное имущество должника-банкрота.

Объективную сторону злонамеренного банкротства составляло сокрытие имущества. Законодательство, судебная практика и теория уголовного права рассматривали сокрытие имущества как любую деятельность, фиктивно умаляющую имущественную сферу должника. Поскольку последняя выражается активом и пассивом, то сокрытие имущества могло иметь место как в его активе, так и в пассиве.

Сокрытие имущества в активе проявлялось в утаивании от кредиторов имущественных ценностей или в фиктивном их отчуждении полностью или частично путем вымышленного их перевода на имя третьих лиц, обычно близких родственников.

Сокрытие имущества в пассиве имело место при выдаче обязательств по несуществующим долгам или выдаче преувеличенных обязательств. В то время такое сокрытие было известно под названием «выдачи бронзовых векселей».

По Российскому законодательству действия, направленные на сокрытие имущества, образовывали состав злонамеренного банкротства как при наступлении несостоятельности (объявлении ее или производстве о несостоятельности), так и в предвидении таковой (когда подобные действия имели место до возбуждения вопроса о несостоятельности). Кроме того, злонамеренное банкротство могло быть и при фиктивной несостоятельности, когда должник ложно объявлял себя несостоятельным именно для того, чтобы уклониться от платежа долгов.

По Уложению «О наказаниях» субъектами злонамеренного банкротства являлись как лица, производящие торговлю, так и не производящие таковую, т. е. все остальные злостные должники (ст. 1163 и 1166).

С субъективной стороны злонамеренное банкротство предполагало умысел и определенную цель деятельности. Цель состояла не в причинении вреда кредиторам, а в извлечении имущественной выгоды виновным путем сокрытия должником своего имущества или в избегании платежа долгов этим же путем. Такое уклонение от уплаты долгов наносило имущественный вред кредиторам.

Согласно Уложению «О наказаниях» состав злонамеренного банкротства был формальным. Преступление являлось оконченным при наличии двух обстоятельств, таких как:

1) объявление несостоятельности;

2) наступившее сокрытие имущества.

По этому поводу Л. С. Белогриц-Котляревский писал: «…окончание корыстного банкротства не требует непременно причинения вреда кредиторам сокрытием своего имущества со стороны должника; такое банкротство считается оконченным с момента объявления несостоятельности, хотя бы факт сокрытия имущества должником и не принес ущерба кредиторам, например вследствие того, что переведенное на чужое имя имущество было возвращено целиком в конкурсную массу и т. п.».

Для всей истории русского права характерна весьма тяжкая наказуемость банкротства, сопряженная с позорящими мерами (Устав «О банкротах» 1800 г. расценивал банкротство как публичное воровство).

В соответствии с Уложением «О наказаниях» за совершение злонамеренного банкротства лица, производящие торговлю, подлежали ссылке в Сибирь на поселение и лишению всех прав состояния, а лица, не производящие торговлю, – лишению всех особенных, лично и состоянию присвоенных прав и преимуществ и ссылке на житье в Сибирь или отдаче в исправительные арестантские отделения на срок от 1,5 до 2,5 лет. Установление более строгой ответственности для торговцев объяснялось опасением за торговый кредит.

Русское законодательство в своей уголовной части признавало преступным деянием не только злонамеренное банкротство, но и неосторожное, известное под именем простого банкротства.

Простое банкротство признавалось, когда субъект впадал в несостоятельность вследствие расточительности или легкомысленного ведения имущественных дел.

Преступность этого деяния сводится к причине издержания имущества, которые должны состоять в том, что виновный не соблюдал основных требований, по общему мнению – обязательных для каждого доброго хозяина, и тем самым поставил в опасность имущественные интересы доверившихся ему кредиторов. Разоряя себя, виновный причиняет вред третьим лицам, снабдившим его своими капиталами в расчете на правильное ведение дел.

В жизни причины такого саморазорения были очень разнообразными:

1) мотовство, т. е. чрезмерное издержание имущества лично для себя, на семью, предприятия, торговые и биржевые операции (например, расходы на рекламу, биржевую игру и т. д.), причем мотивы расходов в этом случае абсолютно безразличны. Они могли быть как весьма похвальными (к примеру, благотворительность), так и безнравственными (например, на карточные игры, вино, женщин и т. д.);

2) несоблюдение элементарных мер предосторожности (например, отсутствие страховки груза, товаров, непринятие мер по охране имущества и т. д.);

3) крайне небрежное и легкомысленное ведение своих хозяйственных дел.

Уголовное законодательство не содержало в себе подробного перечисления признаков простого банкротства. При этом оно ссылалось на гражданско-правовые законы. Указанные законы и судебная практика выделяли следующие признаки простого банкротства:

1) открытие предприятия без средств, в долг или под большой процент в кредит, без собственного капитала; неосмотрительность должника и рискованность его предприятия;

2) неопытность должника в предпринятом деле; принятие наследства, обремененного долгами; платеж больших процентов на занятый капитал, доказывающий легкомысленное ведение дел; кредитование незадолго до несостоятельности, доказывающее неосмотрительность должника; выдача векселей на большие суммы незадолго до несостоятельности и др.

В соответствии с Уложением «О наказаниях» ответственности за простое банкротство подлежали только лица, производящие торговлю, которые лишались права на торговлю и заключались в тюрьму на срок от 8 месяцев до 1 года и 4 месяцев.

Как писал Г. Ф. Шершеневич, «наказуемость неосторожной несостоятельности как преступного действия под именем простого банкротства основывается на обязанности каждого лица заботиться об удовлетворении сделанных им долгов. Когда лицо, сознающее свою неоплатность или во всяком случае понимающее расстройство своего имущества, продолжает тем не менее относиться с полным пренебрежением к интересам своих кредиторов, вести жизнь, по расходам не соответствующую оставшимся средствам, бросаться на явно рискованные операции, закон не может не остановить его, предупредив угрозой наказания. Такая небрежность представляется особенно опасной в торговом мире, где несостоятельность одного лица может повести за собою несостоятельность других, где несостоятельность грозит экономическим интересам данной местности или даже целого государства». Современный этап развития гражданского права, в т. ч. проблема гражданско-правового регулирования банкротства, – это не что иное, как новый виток развития того механизма, который закладывался в России на протяжении ХVIII и ХIХ столетий.

Переход страны в условия рыночной экономики и интенсивное развитие предпринимательской деятельности потребовали принятия законодательной базы, защищающей интересы участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения недобросовестной стороной принятых на себя обязательств. Помимо ответственности в виде уплаты штрафов, пеней, установленных Гражданским кодексом РСФСР, Основами гражданского законодательства РСФСР и рядом нормативных актов за неисполнение принятых на себя обязательств, необходимы были меры более жесткого характера, такие как признание должника несостоятельным (банкротом). Правовую базу для осуществления принудительных мер, вплоть до ликвидации несостоятельного предприятия в случаях, когда проведение реорганизационных мер экономически нецелесообразно или они не дали положительного результата, создал принятый Верховным Советом Федерации 19 ноября 1992 г. и введенный в действие с 1 марта 1993 г. Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», ныне утративший силу. Период действия этого закона стал первым этапом в развитии института банкротства в современной России.

Основная цель включенного в 1992 г. в российское право института несостоятельности заключалась в том, что из гражданского оборота исключались (в случае их ликвидации) неплатежеспособные субъекты, задерживающие развитие рыночных отношений и стимулирующие рост неплатежей.

Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) предприятий было отнесено к компетенции арбитражных судов.

Уже 1 марта 1993 г., в день вступления закона в силу, в арбитражные суды было подано большое количество заявлений от кредиторов с одинаковыми исковыми требованиями: «Прошу признать предприятие банкротом.» Динамика дел этой категории выглядит следующим образом: в 1993 г. было рассмотрено не многим более 100 дел; в 1994 г. – 240 дел; в 1995 г. – 1108 дел; в 1996 г. – 2618 дел; в 1997 г. – 4320 дел. Число должников, ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами), увеличилось за этот период с 50 в 1993 г. до 2200 в 1997 г. В 1997 г. в отношении 850 организаций арбитражными судами были применены реорганизационные процедуры. Для рассмотрения первых дел о банкротстве привлекались американские специалисты, имеющие на тот момент наибольший практический опыт по делам данной категории. Так, например, в США с июня 1993 г. по июнь 1994 г. было возбуждено 845 257 дел.

Практика применения закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» с первых шагов показала его несовершенство, значительные пробелы. Отсутствие механизма реализации создавало определенные трудности в его исполнении. Так, например, в соответствии с п. 1 ст. 6 Закона РФ от 19 ноября 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», прежде чем подать иск в арбитражный суд, кредитор обязан направить должнику заказной почтой извещение с уведомлением о вручении. В уведомлении должны содержаться требования к должнику в недельный срок со дня его получения выполнить свои обязательства, а также предупреждение о том, что в случае их невыполнения в течение указанного срока кредитор обратится в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) предприятия. Только после получения кредитором уведомления о вручении извещения он может обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве). А как быть в случае, если кредитор перестал получать почту (поменял адрес или просто сбежал)? Закон об этом умалчивал. Судьи же отказывались принимать заявления к производству, если не соблюден так называемый претензионный порядок, даже если на уведомлении о вручении стоит отметка почты о невозможности вручения.

Тем не менее это не самый большой камень преткновения, содержащийся в данном законе, поскольку из этой ситуации еще можно было бы найти выход, обратившись в органы прокуратуры или налоговой инспекции с просьбой предъявить в арбитражный суд иск о ликвидации должника в связи с неоднократными нарушениями законодательства (осуществлением деятельности без соответствующей лицензии, непредставлением бухгалтерской отчетности и т. д.). Стоит рассмотреть более существенные, на наш взгляд, недостатки Закона 1992 г.

Во-первых, как отмечают большинство авторов статей, посвященных анализу российского Закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий», само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал прежний закон, не отвечают современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам. В соответствии с законом под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Исходя из определения несостоятельности, заложенного в законе, предприятие можно было признать банкротом только в том случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость имущества. А как быть в ситуации, если общая сумма обязательств равняется общей стоимости имущества, но само имущество неликвидное и не может быть продано за эту сумму? Ответ на этот вопрос закон не содержал.

В отличие от мирового опыта, исходящего из того, что банкротом может стать тот, кто не в состоянии оплачивать долги, российский Закон 1992 г. позволял крупным предприятиям, не опасаясь банкротства, длительное время не оплачивать полученные товары (оказанные услуги или выполненные работы) и использовать денежные средства своих кредиторов в качестве собственных средств с тем условием, чтобы кредиторская задолженность не превышала балансовую стоимость активов. Как показывает практика, арбитражные суды признавали банкротами в основном небольшие предприятия.

Пункт закона, гласящий, что внешним признаком (несостоятельности) банкротства является приостановление предприятием текущих платежей, тоже вызывал определенные споры. Согласно закону, если предприятие раз в месяц осуществляло платеж в размере 10 рублей и одновременно имело многомиллионную задолженность, можно было констатировать факт отсутствия одного из основных признаков банкротства.

Неоднократно вставал вопрос об исчислении 3 месяцев со дня наступления сроков исполнения обязательств: будет ли перечисление должником своему кредитору суммы в размере 1 рубля означать, что с этого момента необходимо заново исчислять новый трехмесячный срок?

Во-вторых, Закон 1992 г. в отличие от ныне действующего законодательства не подразделял хозяйствующих субъектов – должников на различные категории, такие как: юридическое лицо и индивидуальный предприниматель; торговое предприятие и фермерское хозяйство; промышленное предприятие и кредитная организация. Одинаковыми были и признаки процедуры банкротства для таких должников, хотя совершенно очевидно, насколько различны последствия их применения.

В-третьих, в Законе «О банкротстве» 1992 г. практически не содержались нормы, детально регламентирующие процессуальные отношения по разрешению споров о несостоятельности, и арбитражным судам при рассмотрении дела приходилось согласно ст. 3 настоящего Закона обращаться к нормам Арбитражного Процессуального кодекса, который в свою очередь детально регулировал только исковое производство. Но ведь дело о банкротстве по сути своей не является экономическим спором в общепринятом значении этого слова. Кредитор вправе выбрать между предъявлением обычного иска о взыскании задолженности или подачей заявления о возбуждении дела о несостоятельности.

Стало ясно, что Правительству РФ, Федеральному управлению по делам о несостоятельности (банкротстве) и арбитражным судам придется самостоятельно восполнять пробелы в правовом регулировании данного института. Так, например, большую ценность представляли собой Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» и Распоряжение Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению от 12 сентября 1994 г. «Временные методические рекомендации по оценке финансового состояния предприятий, имеющих признаки несостоятельности».

Установлено три показателя для оценки удовлетворительной структуры баланса предприятия: коэффициент текущей ликвидности, коэффициент обеспеченности собственными средствами, коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности.

Второй этап отношений регулирования банкротства начался со вступлением в законную силу с 1 марта 1998 г. Федерального закона № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В силу того что в законе были изменены практически все основные положения предыдущих законодательств, говоря об этом этапе, предполагают практически реформацию законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Основные положения законодательства.

Новый Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» представляет собой третий этап в развитии правоотношений, связанных с банкротством или несостоятельностью организации и граждан – участников имущественного оборота. Он регулирует весь спектр отношений, возникающих в связи с банкротством. Прежде всего в нем определяются критерии и признаки банкротства, основания применения к должнику соответствующих процедур.

Законодательство о банкротстве существует в России с 1 марта 1993 г., и опыт, накопленный с течением времени, пока не велик. Соответственно, при разработке ныне действующего Закона 2002 г. законодателям необходимо было не только учитывать имеющийся российский опыт, но и восполнять существующие пробелы и недостатки за счет опыта зарубежных стран, где институт банкротства занимает важное место в правовом регулировании хозяйственного оборота.

Специфической чертой закона является включение в него не только норм материального права, но и большого количества норм процессуального характера, в частности требований к заявлению о признании банкротом, о подсудности дел, о видах процессуальных документов и т. д.

Анализ любого общественного явления, в том числе и банкротства, предполагает определение его участников, проводится анализ банкротства только юридических лиц, необходимо более подробно рассмотреть тот круг лиц, которые подпадают под действие закона о банкротстве.

Согласно ГК РФ банкротом может быть признано юридическое лицо, коммерческая организация, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда.

Вопрос о банкротстве коммерческих организаций решен однозначно, поскольку в ГК РФ четко очерчен перечень их организационно-правовых форм. Однако встает вопрос о некоммерческих организациях, действующих в иных формах, чем потребительский кооператив и благотворительный или иной фонд. Исходя из положений ГК РФ некоммерческие организации могут образовываться в организационно-правовых формах, предусмотренных не только ГК РФ, но и другими законами. Так, Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» уже дополнил их перечень двумя новыми формами: некоммерческим партнерством и автономной некоммерческой организацией. Сравнив, например, такие две организационно-правовые формы, как благотворительный фонд и автономная некоммерческая организация, можно сделать вывод, что по всем существенным юридическим параметрам они совпадают.

Так что же – благотворительный фонд можно признать банкротом, а автономную некоммерческую организацию нет? Это несправедливо. Данный подход является не совсем удачным. Законодателям, видимо, стоило либо четко определить перечень форм некоммерческих лиц в Гражданском кодексе, либо указать, что возможность банкротства новых форм может определяться в законе, регулирующем их деятельность.

В качестве основного признака банкротства новый закон избрал критерий неплатежеспособности, состоящий в неспособности удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение 3 месяцев с момента наступления даты их исполнения. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

Дело о банкротстве юридического лица может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику составляют не менее пятисот минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, российский закон, кроме факта неплатежей и временного их отрезка, устанавливает и минимальную задолженность. Аналогичный подход содержит законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет 750 фунтов стерлингов) в отличие от права Франции, где достаточно формального признака несостоятельности – прекращения платежей.

В настоящее время указанная сумма является не очень значительной, поэтому недобросовестные фирмы могут воспользоваться сложившейся ситуацией для устранения конкурентов, несмотря на достаточно сложную процедуру признания должника несостоятельным.

Как и ранее действовавший, новый закон предусматривает два способа признания должника несостоятельным: решение арбитражного суда или добровольное объявление о банкротстве.

Объявление о добровольной ликвидации в отличие от ранее действующего законодательства, которое рассматривало обращение должника в арбитражный суд как право, предусматривает случаи, когда заявление должно быть подано руководителем должника в обязательном порядке не позднее 1 месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств. Если ранее при неполучении от кредитора ответа на уведомление должника о добровольной ликвидации, предыдущий закон предоставлял последнему право на применение данной процедуры, то настоящий закон говорит, что должник обязан письменно получить согласие от всех имеющихся кредиторов. Если хотя бы один из кредиторов возражает против ликвидации должника в добровольном порядке, закон обязывает руководителя должника обратиться с заявлением о признании должника банкротом в арбитражный суд.

Процедура признания должника банкротом рассчитана на случай большого количества кредиторов. При отсутствии этого условия, когда имеется всего один кредитор, имеет смысл решать возникшую проблему в порядке искового производства.

К основным процедурам банкротства относятся наблюдение, внешнее управление, конкурсное управление, мировое соглашение.

Следует отметить, что в реальной (а не декларируемой) рыночной экономике, как правило, никто, в том числе и кредиторы, не заинтересованы в ликвидации предприятия. Поэтому и в нашем законодательстве главная цель, преследуемая в процедурах банкротства, заключается в сохранении производства, недопущении массовой безработицы (в том числе и скрытой).

На сегодняшний день неоднократно поднимается вопрос: что такое несостоятельность и что такое банкротство? Являются они синонимами или нет? На этот счет существуют различные точки зрения.

Одни исследователи считают, что банкротством следует считать несостоятельность, сопряженную с таким виновным поведением должника, которое причиняет или ставит цель причинить вред кредиторам. При этом подчеркивается, что проведение различий между понятиями «несостоятельность» и «банкротство» должно определятся по принципу вины.

Другие, помимо указанных понятий, оперируют еще и таким понятием, как неплатежеспособность, выстраивая все три в определенную цепочку. По их мнению, все начинается с неплатежеспособности. Если она оказывается непосильной для должника и последний теряет всякую возможность рассчитаться с кредиторами, то такой неплательщик тем самым приобретает новое качество – становится несостоятельным. Третье и завершающее качество – банкрот.

Власти предпочли не разделять понятия несостоятельности и банкротства.

Новый закон также не внес ясности в данный вопрос. Так, в его тексте до ст. 2 неоднократно после слова «несостоятельность» в скобках употребляется термин «банкротство». Начиная же со ст. 2 «Основные понятия» скобки отбрасываются, а «банкротство» становится самостоятельным понятием.

Как уже отмечалось Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» по-новому, путем указания на существенные черты определил понятие несостоятельности. В соответствии с ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Таким образом, из определения исчезла несвойственная для него характеристика экономического положения должника – «неудовлетворительная структура баланса».

В зарубежном законодательстве (в отличие от российского) термин «банкротство» употребляется в двух значениях:

1) как синоним термина «несостоятельность» (здесь несостоятельность – это удостоверенная судом неспособность какого-либо субъекта погасить долговые обязательства, т. е. его абсолютная неплатежеспособность);

2) как частный случай несостоятельности, когда неплатежеспособный должник умышленно совершает уголовно наказуемые деяния, наносящие ущерб кредиторам, т. е. банкротство как уголовно-правовая сторона несостоятельности.

В российском законодательстве о банкротстве отсутствуют санкции за умышленное или в силу неоправданного риска доведение себя до банкротства, а также за обман кредитора, инвестора и др.

Подводя итог, можно отметить, что образование системы банкротства происходит непрерывно. Необходимо, чтобы закон о банкротстве (несостоятельности), который непосредственно регулирует именно эту сферу экономических отношений, как можно оперативнее реагировал на изменения, происходящие в современных рыночных условиях, поэтому необходимо остановиться на основных пробелах и недостатках действующего Закона «О несостоятельности (банкротстве)»:

1) отсутствие определенных и четких разграничений между такими понятиями, как «несостоятельность» и «банкротство». Данный аспект позволяет более четко обозначить линию поведения руководителей предприятия, фирмы, компании и предотвратить злоупотребления по ущемлению интересов других сторон и субъектов хозяйствования с помощью появившихся возможностей, связанных с предоставлением предприятиям экономической самостоятельности;

2) действующее законодательство не стимулирует потенциальных участников такой реорганизационной процедуры, как санация предприятия-должника, определяя лишь их обязанности и устанавливая им высокую степень ответственности независимо от последующего отношения к выполнению принятых ими обязательств, хотя главная декларируемая цель введения законодательства о банкротстве сводится не к ликвидации, а к поддержке предприятий самыми разными способами;

3) в законодательстве не нашла отражения проблема ответственности управляющих (менеджеров) за некомпетентное руководство предприятием, следствием которого может стать доведение его до несостоятельности. В то же время многие отечественные и зарубежные специалисты считают, что тяжелое финансовое состояние предприятий в основном связано с некомпетентным либо недобросовестным управлением, а также неспособностью собственника обеспечить должный контроль (эта действительность во всех странах, как правило, является объективной, исторически сложившейся реальностью);

4) не предусмотрен механизм применения штрафных санкций к тем, кто умышленно довел свои предприятия до состояния банкротства, пытаясь превратить их в личную собственность. Закон лишь декларирует ответственность за умышленное или фиктивное банкротство, не предусматривая конкретных санкций за такие неправомерные действия;

5) не предусмотрен механизм признания банкротами частных лиц – предпринимателей, которые берут в банках кредиты, а затем по собственной инициативе самоликвидируются, не возвращая долги;

6) имеют место явная незаинтересованность, а отсюда и правовая безграмотность многих руководителей предприятий и предпринимателей, отсутствие у них элементарных навыков использования правовых средств для защиты нарушенных прав.

Помимо Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», принятого Государственной думой 27 сентября 2002 г. и подписанного Президентом РФ 26 октября 2002 г., в систему законодательства о банкротстве входят: Федеральный Закон от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», Федеральный Закон от 24 июня 1999 г. № 122-ФЗ «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса», Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. № 52 «О регулирующем органе, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих», Постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. № 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства», Постановление Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. № 586 «О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации», Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 августа 2003 г. № 74 «Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», Постановление Президиума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. № 4 «О некоторых вопросах связанных с введением в действие Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“, Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29 „О некоторых вопросах практики и применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)“ и др.

Анализ действующего законодательства о банкротстве позволил сформулировать следующие принципиальные положения:

1) институт банкротства не может быть отнесен только к одной отрасли права, поскольку является комплексным институтом права, сочетающим нормы различных его отраслей. В рамках гражданско-правового регулирования банкротство служит лишь одним из оснований ликвидации юридического лица, остальные же отношения урегулированы нормами других отраслей права, и поэтому законодательство о несостоятельности, носящее комплексный характер, находится на стыке публичного и частного права. Таким образом, Закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. наряду с материально-правовыми нормами содержит достаточно большое количество норм процессуального характера (основная часть таких норм, регламентирующих порядок разрешения дел о банкротстве, содержится в гл. 3 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г.); 2) основной тенденцией законодательства о несостоятельности (банкротстве) является развитие его по схеме: общий закон – специальный закон – другие нормативные акты.

К числу общих законов прежде всего следует отнести ГК РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее АПК РФ).

Специальные законы – это Закон о банкротстве 2002 г. Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», Федеральный Закон «Об особенностях несостоятельности (банкротстве) субъектов естественных монополий топливно-энергитического комплекса».

Одним из проявлений экономического кризиса, переживаемого Россией, является кризис неплатежей. Фактическое банкротство значительного числа предприятий делает крайне неустойчивым финансовое положение многих банков и небанковских финансовых учреждений. Ситуация усугубляется несовершенством российского законодательства о банкротстве, а также отсутствием отработанных процедур по вмешательству в деятельность неплатежеспособных предприятий и банков, принятию решений об их санации или банкротстве, организационных мероприятий по ликвидации предприятий-банкротов.

Некоторые правовые аспекты банкротства заемщиков.

Зарубежные исследователи отмечают, что причины невозврата кредитов можно объединить в пять основных групп:

1) недостаточный размер собственного капитала ( быстрый рост предприятия, неэффективные инвестиции, изъятие средств пайщиками или акционерами, недостаточный уровень самофинансирования);

2) долгосрочные вложения краткосрочного капитала (низкий уровень финансового планирования, слабая кредитоспособность, превышение фактических издержек производства над запланированным уровнем затрат и др.);

3) высокий уровень издержек производства (затоваривание, нерациональное производство, слабая организация системы сбыта, недостатки в организации управления фирмой и бухгалтерском учете и др.);

4) недостаточная прибыльность (слабый спрос на производимую продукцию, обострение конкурентной борьбы и др.);

5) утрата имущества или снижение его стоимости (неплатежеспособность получателей продукции, технические нововведения, обесценивающие основной капитал, снижение стоимости продукции из-за сложностей со сбытом, забастовок, стихийных бедствий).

За рубежом проводились оценки сравнительного значения отдельных факторов банкротства предприятий. Хотя эти оценки нельзя признать достаточно полными из-за отсутствия необходимой статистики, некоторые их результаты представляют интерес. Было, в частности, установлено, что внешние объективные причины (например, трудности со сбытом в результате конъюнктурного спада, отраслевого кризиса и т. п.) уступают по значению внутренним субъективным факторам. Некоторые исследователи приходят к выводу, что до 80 % случаев банкротства предприятий могут быть сведены к «человеческому фактору», в особенности к неопытности, некомпетентности, расточительности, склонности к спекуляциям или нечестности самих предпринимателей. Основная часть банкротств приходится на долю вновь образованных компаний, тогда как фирмы, существующие более 5 лет, обнаруживают сравнительно более высокую устойчивость.

Данное обстоятельство предъявляет особые требования к контролю над ситуацией на предприятиях-заемщиках со стороны банков. В качестве индикаторов возможности платежных затруднений рассматриваются чрезмерная зависимость от отдельных клиентов фирмы, слишком высокие запасы нереализованной продукции, задержки с предоставлением отчетности, постоянное превышение открытых кредитных линий, несвоевременное осуществление платежей и др.

Если в ходе банковского контроля у должника выявляются платежные затруднения (временная нехватка средств для выполнения обязательств), банк вправе инициировать процедуру внесудебного предостережения, степень которого последовательно возрастает от «вежливого напоминания» до предупреждения о передаче дела в суд. Одновременно банк стремится вступить с должником в контакт с целью найти пути взаимо– приемлемого разрешения проблемы.

Процедура внесудебного предостережения обычно строго не регламентируется и имеет различия в зависимости от персоны заемщика, причин задержки платежа и интересов самого кредитного института. В Германии, например, банки вправе досрочно расторгнуть кредитный договор и требовать немедленного погашения кредита и выплаты штрафных санкций, если должник не выполняет своих обязательств в течение 2 недель. В соответствии с этим при выявлении факта задержки платежа банк направляет заемщику первое предостережение, которое обычно представляет собой вежливую просьбу об осуществлении платежа в течение 5 дней (иногда прилагается бланк заявления о переносе срока платежа). Если заемщик не осуществляет платеж в указанные сроки, ему направляется второе предупреждение с настойчивым напоминанием о необходимости погашения долга в течение 8 дней. (В ряде случаев напоминание сопровождается уведомлением о возможности расторжения кредитных отношений, чаще – требованием вступить в контакт с банком, если осуществление платежа в указанные сроки в силу каких-либо причин оказывается невозможным.) При отсутствии реакции со стороны должника ему направляется третье предостережение с извещением о расторжении кредитных отношений и с требованием платежа в течение 8 дней. Если после третьего предупреждения клиент погашает свои долги, инцидент считается исчерпанным, однако банк, как правило, не восстанавливает кредитные отношения с должником. Последнее (четвертое) предупреждение касается передачи дела в суд, если клиент не осуществит окончательные расчеты с банком в ближайшие 8 дней.

Если, несмотря на эти предостережения, заемщик не осуществляет платежи и не изъявляет готовности совместно с банком найти пути решения проблемы, банк вправе считать должника несостоятельным. В таком случае кредитное учреждение использует все права, предоставляемые ему кредитным договором, например арестовывает счета клиента, ценные бумаги и ценности, депонированные в банке; реализует товары, выступающие как обеспечение по кредиту, и т. п. Если банк не располагает достаточными возможностями возмещения ущерба, принимаются меры по удовлетворению претензий за счет движимого и недвижимого имущества должника. Предпосылкой соответствующих действий является получение банком в результате инициирования соответствующих судебных процедур судебного исполнительного листа, подтверждающего право обращения требований на имущество заемщика.

Юристам, все чаще и чаще сталкивающимся с проблемой несостоятельности (банкротства) предприятий, не хватает специальной литературы, которая бы подробно освещала данный вопрос.

Большинство известных экономистов и юристов в своих публикациях освещают тему банкротства (несостоятельности): Баренбой П., Витрянский В. В., Свит Ю., Лопач В., Никитина О., Зинценко С., Лившиц Н. и др.

Говорит это лишь о том, что затрагиваемая тема банкротства (несостоятельности) заинтересовала большой круг участников хозяйственно-экономического оборота.