Ст 1070 гк рф судебная практика

Ст 1070 гк рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда

1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

2. Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

Комментарии к статье 1070 ГК РФ, судебная практика применения

В «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2008 года» (ред. от 04.06.2014), утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17.09.2008 года содержатся следующие разъяснения:

Компенсация морального вреда при переквалификации действий на менее тяжкое обвинение

Вопрос 1: Подлежат ли удовлетворению требования о денежной компенсации морального вреда, заявленные лицом, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, в том случае, когда суд, постановивший обвинительный приговор, переквалифицировал его действия на менее тяжкое обвинение либо исключил из обвинения часть эпизодов или квалифицирующих признаков?

Ответ: В соответствии с п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (ст. 133 — 139, 397 и 399).

Исходя из содержания данных статей право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого — прекращение уголовного преследования). При этом установлено, что иски за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ст. 136 УПК РФ).

Переквалификация действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков судом, постановившим обвинительный приговор, сами по себе не являются реабилитирующими обстоятельствами.

Вопрос о том, являются ли конкретные обстоятельства, связанные с привлечением лица к уголовной ответственности, основанием для удовлетворения исковых требований о денежной компенсации морального вреда или для отказа в их удовлетворении, может быть решен в порядке гражданского судопроизводства в процессе рассмотрения возникшего спора по каждому делу.

В п. 8 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2017)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 года содержатся следующие разъяснения:

Компенсация морального вреда за незаконный обыск в жилище

Право на компенсацию морального вреда в связи с проведением в жилище обыска, признанного судом незаконным, возникает как у лиц, в отношении которых судебным решением было санкционировано его проведение, так и у иных лиц, проживающих в жилом помещении, подвергнутом обыску.

..Для применения такой меры ответственности, как компенсация морального вреда, юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины.

..Вывод судов об отсутствии причинно-следственной связи между незаконным обыском в жилище С.А. и перенесенными истицей нравственными страданиями также является ошибочным, поскольку такой обыск проводился в отношении жилища, принадлежащего в том числе истцу.

..Обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни. Поскольку обыск в жилище, как правило, в равной мере ограничивает права как лиц, в отношении которых судебным решением санкционируется его проведение, так и иных лиц, проживающих в жилом помещении, подвергнутом обыску, судебная защита прав и законных интересов, являющаяся гарантией реализации конституционного права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, должна быть обеспечена пострадавшим лицам обеих категорий. Иное нарушало бы закрепленные Конституцией Российской Федерации права на неприкосновенность жилища (ст. 25) и частной жизни (ст. 23), а также право на судебную защиту (ст. 46).

См. подробнее обстоятельства дела в извлечении из обзора судебной практики ВС РФ во вложении ниже

В п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержатся следующие разъяснения:

Взыскание расходов на представителя по делу об административном правонарушении как возмещение вреда в случае, если в привлечении лица к административной ответственности отказано

Расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника, не отнесены к издержкам по делу об административном правонарушении. Поскольку в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании статей 15, 1069, 1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны (казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации). Жалоба на постановление или решение по делу об административном правонарушении не облагается государственной пошлиной (см. подробнее п. 26 Постановления ВС РФ № 5).

Рекомендуемые публикации:

См. образец: зявление о реабилитации по уголовному делу (возмещении имущественного вреда)

«Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2017)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 15.11.2017 года (извлечение):

8. Право на компенсацию морального вреда в связи с проведением в жилище обыска, признанного судом незаконным, возникает как у лиц, в отношении которых судебным решением было санкционировано его проведение, так и у иных лиц, проживающих в жилом помещении, подвергнутом обыску.

С. обратилась в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, управлению Федерального казначейства по субъекту Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда, указав, что в ее жилище был произведен обыск, впоследствии признанный судом незаконным. Учитывая, что неправомерно произведенное следственное действие причинило ей нравственные страдания, а также нарушило ее права на неприкосновенность собственности, частной и семейной жизни, истец полагала, что она имеет право на получение соответствующего возмещения вреда за счет казны Российской Федерации.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, в удовлетворении исковых требований С. отказано.

Отказывая в удовлетворении требований С., судебные инстанции исходили из того, что в отношении истца каких-либо незаконных следственных действий не проводилось. Кроме того, истцом не представлено доказательств наличия причинно-следственной связи между незаконным производством обыска и перенесенными нравственными страданиями, на которые она ссылалась при обращении в суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с вынесенными судебными постановлениями, указав следующее.

В соответствии со ст. 25 Конституции Российской Федерации жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

В развитие указанного конституционного положения ст. 3 ЖК РФ также закрепляет правило о том, что никто не вправе проникать в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан иначе как в предусмотренных названным кодексом целях и в предусмотренных другим федеральным законом случаях и в порядке или на основании судебного решения. Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

Согласно части первой ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

В соответствии с частью второй ст. 8 указанного федерального закона проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния или о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно, а также о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации.

На основании ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом, а государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции Российской Федерации).

Из содержания названных конституционных норм следует, что действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц, причинившие вред любому лицу, влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства справедливого возмещения вреда.

В силу ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

На основании п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 этой статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 данного кодекса.

В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (п. 1).

Нематериальные блага защищаются в соответствии с данным кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (п. 2).

Согласно п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 данного кодекса.

Как указано в абзаце втором ст. 151 ГК РФ, при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В силу ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (п. 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Для применения такой меры ответственности, как компенсация морального вреда, юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются обстоятельства, связанные с тем, что потерпевший перенес физические или нравственные страдания в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ему нематериальные блага, при этом на причинителе вреда лежит бремя доказывания правомерности его поведения, а также отсутствия его вины.

Судом установлены факт проведения органами следствия обыска в жилище истца, неправомерность указанных действий, а также то, что согласно показаниям свидетеля истец претерпела нравственные страдания.

Таким образом, суд фактически установил юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения возникшего спора, однако сделанные им выводы являются ошибочными.

Ссылаясь на то, что каких-либо незаконных следственных действий в отношении С. не проводилось, а также на отсутствие причинно-следственной связи между незаконным производством обыска в жилище супруга истицы — С.А. и нравственными страданиями истицы, суды не учли, что нравственные страдания С. испытывала по поводу нарушения незаконным обыском своих личных неимущественных прав — права на жилище и неприкосновенность частной жизни.

Вывод судов об отсутствии причинно-следственной связи между незаконным обыском в жилище С.А. и перенесенными истицей нравственными страданиями также является ошибочным, поскольку такой обыск проводился в отношении жилища, принадлежащего в том числе истцу.

Не была принята во внимание судами и правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, неоднократно указывавшего в своих решениях, что обыск в жилище относится к числу тех следственных действий, которые существенным образом ограничивают конституционные права лица, в том числе права на неприкосновенность жилища и тайну частной жизни. Поскольку обыск в жилище, как правило, в равной мере ограничивает права как лиц, в отношении которых судебным решением санкционируется его проведение, так и иных лиц, проживающих в жилом помещении, подвергнутом обыску, судебная защита прав и законных интересов, являющаяся гарантией реализации конституционного права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц, должна быть обеспечена пострадавшим лицам обеих категорий. Иное нарушало бы закрепленные Конституцией Российской Федерации права на неприкосновенность жилища (ст. 25) и частной жизни (ст. 23), а также право на судебную защиту (ст. 46).

Обобщение судебной практики по гражданским делам о возмещении морального вреда, рассмотренным судами в 2011 году

Обобщение судебной практики по гражданским делам о возмещении
морального вреда, рассмотренным судами в 2011 году

В соответствии с Планом работы Верховного Суда Республики Адыгея на первое полугодие 2012 года, проведено обобщение судебной практики по применению судами республики законодательства по возмещению морального вреда.

Целью обобщения является изучение практики применения судами правовых норм действующего законодательства, регулирующих указанные вопросы при отправлении правосудия в гражданском судопроизводстве.

В рамках настоящего анализа рассматривались дела, по которым иск о возмещении морального вреда являлся самостоятельно предъявленным иском о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

Всего на обобщение поступило 34 гражданских дела. Дела указанной категории не рассматривались в Тахтамукайском, Шовгеновском, Кошехабльском районных судах. Больше всех рассмотрено в Майкопском городском суде — 23 дела.

Изучение показало, что в большинстве случаев основаниями для предъявления исков являлись случаи причинения вреда:

1) источником повышенной опасности — 17 дел или 50% от числа рассмотренных дел;

2) совершением уголовно-наказуемых деяний или совершением административного правонарушения — 7 дел или 20% от числа рассмотренных дел.

В 19 случаях (56% от числа рассмотренных дел) суды удовлетворяли требования истцов о возмещении вреда; 7 раз (по 20% рассмотренных дел) производство по делам прекращалось в связи с заключением мирового соглашения и добровольной выплатой компенсации за причиненный моральный вред; в 2 случаях было отказано в удовлетворении иска о возмещении вреда (6% от числа рассмотренных дел); в 18 случаях производства по делам прекращались по различным основаниям, кроме прекращенных в связи с заключением мирового соглашения.

Анализ свидетельствует о том, что иски о возмещении морального вреда в основном удовлетворяются, большой процент дел, заканчивающихся в связи с заключением мирового соглашения.

См. приложенную к Справке таблицу с цифровым анализом обобщенных дел.

Моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме. Учитывая это, государственная пошлина по таким делам должна взиматься в соответствии с ст. 333-19 Налогового кодекса Российской Федерации, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера.

При этом следует также иметь в виду, что в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (например, ч. 3 ст. 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»).

Изученные дела выявили такую закономерность по уплате государственной пошлины. В 20 или в 59% случаях государственная пошлина уплачена истцами, а в 14 или в 41% случае государственная пошила не была уплачена лицами при обращении в суд, не была она взыскана судом и после рассмотрения дела.

Отношения, связанные с компенсацией морального вреда регулируются в настоящее время, в частности, статьями 12 , 150 — 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 января 1995 г.; статьями 1099 — 1101 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 г.; статьей 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей», действующей с 16 января 1996 г.; частью 5 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 г., вступившего в силу с 1 января 1998 г.; статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 г.; пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24 июля 1998 г., вступившего в силу с 6 января 2000 г.; пунктом 2 статьи 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. «О рекламе», введенного в действие с 1 июля 2006 г.

Принято специальное постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.96 N 10 , от 15.01.98 N 1 , от 06.02.2007 N 6 ) «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда».

Также вопросы о компенсации перенесенных потерпевшим им нравственных или физических страданий регулировались: частью 7 статьи 7 Гражданского кодекса РСФСР (в редакции Закона от 21 марта 1991 г.); статьей 62 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», введенного в действие с 8 февраля 1992 г. (с 1 августа 1990 г. и до 8 февраля 1992 г. действовала статья 39 Закона СССР от 12 июня 1990 г. «О печати и других средствах массовой информации»); статьей 89 Закона Российской Федерации от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» (введен в действие с 3 марта 1992 г.), действовавшей до 12 января 2002 г.; статьей 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (введен в действие с 7 апреля 1992 г.), действовавшей до 16 января 1996 г.; статьями 7 , 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31 мая 1991 г., действие которых было распространено на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г., применявшихся до 1 января 1995 г.; статьями 25 , 30 «Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей», принятых 24 декабря 1992 г., введенных в действие с 1 декабря 1992 г. и действовавших до 6 января 2000 г.; частью 5 статьи 18 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. «О статусе военнослужащих», введенного в действие с 1 января 1993 г. и действовавшего до 1 января 1998 г.; частью 5 статьи 213 КЗоТ РФ (в редакции Федерального закона от 17 марта 1997 г., вступившего в силу с 20 марта 1997 г. и действовавшего до 1 февраля 2002 г.); пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 18 июля 1995 г. «О рекламе», введенного в действие с 25 июля 1995 г. и действовавшего до 1 июля 2006 г.

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

При этом следует учитывать, что статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации.

Статьей 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, которая введена в действие с 1 января 1995 г., указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию ( ст. 1100 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 г.).

Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред ( статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

В соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении вреда (за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении), восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав разрешаются судом в уголовно-процессуальном порядке. При этом суд, рассматривающий требования реабилитированного о возмещении вреда или восстановлении его в правах в порядке главы 18 УПК РФ, вправе удовлетворить их или отказать в их удовлетворении полностью либо частично в зависимости от доказанности указанных требований представленными сторонами и собранными судом доказательствами.

В части требований, оставленных без рассмотрения в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ, реабилитированный вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Требования реабилитированного в той части, в которой они были разрешены по существу в порядке уголовного судопроизводства, не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства ( пункт 2 части 1 статьи 134 ГПК РФ, абзац третий статьи 220 ГПК РФ).

Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного или необоснованного уголовного преследования (в части требований, оставленных без рассмотрения в порядке уголовного судопроизводства), в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ может быть подано реабилитированным по его выбору в суд по месту своего жительства или в суд по месту нахождения ответчика. При этом реабилитированный освобождается от уплаты государственной пошлины ( подпункт 10 пункта 1 статьи 333 [36] Налогового кодекса Российской Федерации).

При разрешении требований реабилитированного суд не вправе возлагать на него обязанность доказать наличие вины конкретных должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в причинении ему вреда в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, поскольку в силу положений пункта 1 статьи 1070 ГК РФ, а также части 1 статьи 133 УПК РФ такой вред подлежит возмещению независимо от вины указанных лиц.

Подобный подход к порядку рассмотрения гражданских исков за вред, причиненный незаконным уголовным преследованием, предлагается в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве».

Несколько раз предметом пересмотра в суде кассационной и апелляционной инстанций Верховного Суда Республики Адыгея было дело, рассмотренное Гиагинским районным судом по иску гражданина Перкина А. А. к казне Российской Федерации о возмещении морального и материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

Удовлетворив иск о возмещении компенсации морального вреда, первым решением по делу, районный суд отказал в рассмотрении гражданского иска о возмещении имущественного вреда ввиду того, что требования о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, подлежит разрешению в порядке, предусмотренном УПК РФ. Однако, судом не было учтено, что в рассмотрении вопроса о реабилитации органами следствия и прокуратуры истцу было отказано, в связи с чем у лица, незаконно привлекавшегося к уголовной ответственности, возникло право предъявления требования в порядке гражданского судопроизводства.

Представляет интерес и возможность взыскания компенсации морального вреда за незаконное привлечение к административной ответственности.

При этом следует разграничивать, что возмещение морального вреда за незаконное привлечение к административной ответственности, может иметь место по двум основаниям: по ч. 1 ст. 1070 и по ст. 1069 ГК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Правильно рассмотрен судьей Майкопского городского суда иск Свежевского А. Ю. к Министерству финансов РФ о взыскании компенсации морального вреда незаконным привлечением его к административной ответственности в виде ареста на одни сутки. Судьей установлено, что постановлением заместителя Краснодарского краевого суда от 24.12.2010 года все состоявшиеся по его делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ постановления правоохранительных органов, мирового и федерального судей г. Геленджика были отменены ввиду недоказанности инкриминируемого ему состава правонарушения, а в дальнейшем производство по делу прекращено в связи с истечением срока привлечения к административной ответственности. Обстоятельство о незаконности принятых по делу актов свидетельствовало о незаконном привлечении истца к ответственности, ввиду чего иск обоснованно удовлетворен, в пользу истца взыскана сумма компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей. Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы Министерства финансов РФ, который ссылался на завышенный размер компенсации.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 настоящего Кодекса. Специфика положений, содержащихся в п. 1070 ГК РФ, сводится к тому, что возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, производится по принципу вины.

При правильном толковании положений материального закона, рассмотрено гражданское дело в Майкопском городском суде по иску Фисенко М. А. к ОВД по г. Майкопу о возмещении вреда вследствие незаконного привлечения к административной ответственности. Из обстоятельств дела следовало, что к административной ответственности в виде наложения штрафа незаконно была привлечена истец Фисенко М. А. Суд, исходя из того, что по ч. 1 ст. 1070 ГК РФ без учета вины подлежит возмещению моральный вред только в связи с незаконным административным арестом, верно пришел к выводу, что моральный вред Фисенко М. А. в связи с незаконным наложением штрафа может быть возмещен только при наличии вины должностных лиц. Установив наличие вины сотрудников ОВД по г. Майкопу Тадеуш С. Н. и Кравченко А. В. в незаконном привлечении истца к административной ответственности, что подтвердилось отменой постановления о привлечении к административной ответственности и прекращением производства по делу в связи с отсутствием в действиях истца состава административного правонарушения, суд правомерно удовлетворил иск о компенсации морального вреда, взыскав с Министерства финансов РФ за счет средств казны Российской Федерации компенсацию за причиненный истце моральный вред в размере 5000 рублей.

В силу ст. 208 ГК РФ на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Учитывая это, Пленум в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.96 N 10 , от 15.01.98 N 1 , от 06.02.2007 N 6 ) «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» разъяснил, что на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Это разъяснение нуждается в уточнении.

Во-первых, как видно из его текста, оно относится к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Следовательно, указанное разъяснение не имело отношения к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав (в случаях, когда в силу закона такая компенсация допускается), на которые исковая давность распространяется, например, к требованиям, основанным на Законе РФ «О защите прав потребителей».

Во-вторых, как устанавливает ст. 208 ГК РФ, законом могут быть предусмотрены случаи, когда исковая давность распространяется и на отдельные требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, а, следовательно, и на вытекающие из них требования о компенсации морального вреда.

Так, в судебной практике возникали дела, по которым предъявлялись иски о компенсации морального вреда, причиненного, по мнению истцов, незаконными увольнениями (за прогулы, появления на работе в состоянии опьянения и т.п.) либо применением других дисциплинарных взысканий, по истечении установленных ст. 392 ТК РФ сроков обращения в суд за разрешением трудовых споров: одного месяца со дня вручения приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки — по спорам об увольнении; трех месяцев — по другим трудовым спорам (такие же случаи имели место и во время действия КЗоТ РФ).

При этом истцы, понимая, что они пропустили без уважительных причин указанные сроки, просили только о взыскании компенсации морального вреда (не предъявляли требований о восстановлении на работе или отмене других дисциплинарных взысканий), ссылаясь на то, что ответчики (работодатели) нарушили их личное неимущественное право (деловую репутацию), на требования о защите которого исковая давность не распространяется.

Верховный Суд РФ по ряду рассмотренных в порядке надзора дел высказал позицию, согласно которой на такие требования также распространяются установленные ТК РФ (а ранее — КЗоТ РФ) сроки обращения в суд за разрешением трудовых споров.

Представляется, что это правильная позиция. Она основана на том, что в таких делах требование о компенсации морального вреда является производным от другого требования (о признании незаконным применения дисциплинарного взыскания, в том числе и в виде увольнения), для защиты которого ТК РФ устанавливает срок обращения в суд, в связи с чем возможность его удовлетворения (требования о компенсации морального вреда) не может не зависеть от возможности удовлетворения последнего.

Ведь совершенно очевидно, что для принятия решения о взыскании компенсации морального вреда в таких случаях, суду необходимо, в первую очередь, проверить законность применения к истцу дисциплинарного взыскания и признать, что оно применено либо без законного основания, либо с нарушением установленного законом порядка ( ст. ст. 193 , 394 ТК РФ), но это возможно только при соблюдении истцом установленного ТК РФ срока обращения в суд за разрешением трудового спора либо при наличии оснований для его восстановления.

Следовательно, в приведенных и других подобных случаях на требования о компенсации морального вреда, причиненного нарушением личных неимущественных прав и других нематериальных благ, распространяются сроки исковой давности (сроки обращения в суд), установленные законом для защиты тех требований, из которых они вытекают. Например, к ним также относятся требования о компенсации морального вреда в связи с оспариванием гражданами в порядке, установленном гл. 25 ГПК РФ, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых ст. 256 ГПК РФ установлен срок обращения в суд в три месяца, исчисляемый со дня, когда заявителю стало известно о нарушении его права.

По категории дел о взыскании морального вреда большинство из них составляют дела о взыскании морального вреда в связи с причинением ее в результате дорожно-транспортного происшествия. Из представленных на обобщение дел, 50% из них, дела о взыскании компенсации морального вреда в связи с причинением ее в результате ДТП.

Сумма компенсации морального вреда, заявляемая пострадавшими в результате ДТП, как правило, исчисляется сотнями тысяч, во всех случаях до миллиона. При удовлетворении исков судами компенсация морального вреда взыскивается десятками тысяч.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (транспортные организации, владельцы транспортных средств и др.) обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В силу части 3 стать 1079 ГК РФ владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 указанной статьи.

Интерес представляет по применению приведенных норм материального права, дело, рассмотренное Гиагинским районным судом по иску гражданки Бондаревой к Калашникову, Посунько, Бондареву. Указанной гражданке вред здоровью был причинен в результате столкновения автомобиля Мазда, под управлением Калашникова, со скутером, которым управлял ее муж Бондарев. Виновным в совершении ДТП по уголовному делу признан муж истицы Бондарев. Несмотря на то, что иск первоначально был предъявлен истицей только к собственнику Мазды, суд к участию в деле привлек собственника скутера Посунько и лицо, управлявшее скутером — мужа истицы Бодарева. Решением Гиагинского районного суда иск Бондаревой удовлетворен, моральный вред правомерно взыскан со всех ответчиков в солидарном порядке.

Поскольку по уголовному делу виновником ДТП признан муж истицы Бондарев, в соответствии с ст. 1081 ГК РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, вправе будет обратно потребовать (в порядке регресса) уплаченную сумму возмещения вреда у виновника ДТП, если иной размер не установлен законом. Это согласуется с ч. 1 ст. 1100 ГК Российской Федерации, согласно которой компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина в результате действия источника повышенной опасности.

Согласно статье 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации. Статьей 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

Судами не представлены гражданские дела, в соответствии с которым были бы удовлетворены требования о взыскании компенсации морального вреда, вытекающего из нарушения имущественных прав истца.

В Майкопском городском суде было заявлено 3 требования, по двум из которых было отказано в иске, а по одному делу прекращено производство по делу, в Гиагинском районном суде по 2 заявленным требованиям, суд в одном случае отказал, в другом — прекратил производство в связи с отказом от иска.

Так, гражданка Сухина Д. П. обратилась в суд с иском о возмещении морального вреда, ссылаясь на то, что вынужденность доказывания своего права на субсидию на жилье в судебном порядке, причинил ей моральный вред, который подлежит взысканию с Комитета по труду и социальной защите населения в г. Майкопе. Суд отказал правомерно в удовлетворении иска, указав, что нарушение имущественных прав не порождает право на возмещение морального вреда, поскольку такого указания нет в законе.

Также Майкопским городским судом было правильно отказано в исках о возмещении морального вреда Беляевой А. А., Филимонову Ю. И., предъявленных к Самородскому Г. Г. и Самородской А. И., который, по мнению истцов, причинен им в результате неисполнения ответчиками имущественного обязательства по договорам займа.

Выводы и предложения

Анализ и изучение судебной практики судов Республики Адыгея по рассмотрению гражданских дел в 2010 году по искам о возмещении морального вреда показал, что судами республики в основном правильно и в соответствии с действующим законодательством рассматриваются дела указанной категории.

По реализации обобщения предлагается:

обсудить данное обобщение на семинарском занятии судей республики.

направить обобщение в горрайсуды для использования в своей работе.

Статистический анализ
результатов рассмотрения гражданских дел
о возмещении морального вреда