Статья 282 и 280

Отменить 280 и 282 статьи

«Болотный протест» ожидаемо идёт на спад. Но уличная оппозиция уже добилась уступок от власти: упрощения регистрации партий, выборности губернаторов. Осталось успеть довести до конца ещё одно важное дело: заставить власти отменить 280 и 282 статьи и реабилитировать осуждённых по ней.

Сегодня уже очевидно, что власть пошла почти на максимальное число уступок перед уличной оппозицией. И это главный итог зимних протестов. Большего ожидать было наивно – оппозиция так и осталась замкнутой в «либеральном гетто», не решившись на главное требование к власти: очеловечивания социальной политики. Перераспределение сверхдоходов от олигархата и прочей буржуазии в пользу 60% бедного населения России, пенсии, пособия, бесплатные жильё и медицина – всё это могло бы расширить протест до общенационального. Но, увы, «средний класс», составивший основу уличной оппозиции, подсознательно испугался такого шага, потому что это расширило бы границы той ниши, где он окопался, что резко бы увеличило внутривидовую конкуренцию за счёт притока туда новых «средних».

В этих условиях и «синица» — хорошо, потому что власти не шли на уступки никаким сословиям, кроме служило-карательного и обсуживающей их высшей и средней буржуазии, уже более десяти лет. И вот – упрощение регистрации партий, выборность губернаторов и, возможно, Совета Федерации. Всё это однозначно увеличивает кормовую базу «среднего/креативного класса», который получает новые рынки сбыта для своей «продукции» (СМИ, PR, консультирование и т.п.).

Но есть ещё одно из требований зимнего протеста, в основном самого нижнего его социального уровня, наиболее близкого к простой России – отмена уголовного преследования за политику. Пресловутых статей 280 и 282, за «т.н. «экстремизм», а если называть вещи своими именами – за мыслепреступления.

Блог Толкователя уже писал, что в последние 3-4 года число осуждённых по этим статьям превысило число людей, получивших сроки (или ссылку) за инакомыслие при Брежневе (примерно в 2-3 раза). Тогда мы оперировали цифрами, приводимыми Верховным Судом. Однако в конце 2011 года появились новые, более уточнённые данные. Они содержались в пояснительной записке правительства РФ Государственной Думе к поправкам к статьям об экстремизме. И эти цифры более ужасающие.

Цифры относились четырем статьям УК – 280 (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 282 (Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), 282-1 (Организация экстремистского сообщества) и 282-2 (Организация деятельности экстремистской организации). И вот что оказалось по зарегистрированным преступлениям. 2009 год: 280 ст. – 45, 282 ст. – 223, 282 ст. ч.1 – 19, 282 ст. ч.2 – 20. Итого 307 уголовных дел. 2010 год: 280 ст. – 51, 282 ст. – 272, 282 ст. ч.1 – 23, 282 ст. ч.2 – 27. Итого 373 дела (рост более, чем на 20%; кстати, таких дел в 2008 г. было 253).

Тут ещё надо пояснить, что по очень многим делам проходил не 1 человек, а группа. То есть цифру за тот же 2010 год в 373 дела надо умножить на коэффициент хотя бы 1,5 и получить более 500 человек, на которых были заведены дела за мыслепреступления.

Кстати, не так давно похожую цифру по количеству дел только по одной 282 статье озвучил в беседе на радио «Голос России» Сергей Попов, председатель Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы, член партии «Единая Россия»:

— За 2,5 года у нас возбуждено 650 уголовных дел.

Оганесян: По этой статье?

Попов: По 282 статье. На сегодня осуждено уже 320 человек.

В этой связи возникает вот какой вопрос. Уличная оппозиция должна была предоставить списки политзаключённых (т.е. осуждённых по 280 и 282 статьям) президенту Медведеву. И очень насторожила цифра: сначала речь шла вроде о 139 людях, потом Ольга Романова сделала список из 40 человек, Борис Немцов из 37, а националистические организации и вовсе из 23 человек.

Понятно, что у каждой из политических сил, участвующих в зимних протестах, своя правда: либералы предпочитают считать политзаключёнными своих, левые и националисты – тоже. Но практика жизни в России показывает, что шанс быть осуждённым имеет практически любой россиянин, имеющий хоть минимальную гражданскую позицию.

К примеру, русские националисты называют эти статьи «русскими», якобы по ним преследуют только их. Но судебная практика показывает, что по 280 и 282 статьям привлекаются и активисты других «национализмов», причём за мыслепреступления, как правило, им дают реальные сроки в колониях, а не условные.

Вот пара примеров. Первый случай:

«Двое татарских оппозиционеров Дильмухаметов и Загреев признаны виновными по статье 280 УК РФ, статье 205 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма) и статье 282 УК РФ. Блогер и главный редактор ИА «Ревинформ» Загреев получил 3 года и 6 месяцев колонии-поселения, а публицист и основатель движений «Башкирский национальный конгресс» и «Нация ислама» Дильмухаметов — 6 лет лишения свободы.

«Житель Дагестана Руслан Камалов в посёлке Артезиан (Калмыкия) изготовил на компьютере листовки, которые распечатал на принтере и развесил по всему посёлку. Содержание листовки могло побудить жителей поселка к межнациональному конфликту. В посёлке состоялся сход граждан, которые обратились в правоохранительные органы с просьбой принять меры к лицу, причастному к их распространению.

Руслан Камалов до совершения преступления являлся студентом актёрского отделения факультета культуры Дагестанского университета, и был осужден по ст. 282 УК России на 2 года лишения свободы».

Вообще же только за принадлежность к одной запрещённой организации «Хизб ут-Тахрир» и лишь в 2004-2005 годах и в основном в Татарстане были осуждены 46 человек, как правило, со сроками в 4-8 лет лагерей (к сегодняшнему дню, по разным данным, число осуждённых превысило 100 человек; кроме стандартных 280 и 282 статей им дают ещё и 205).

За мыслепреступления страдают и верующие различных конфессий и направлений (а то ведь либералам кажется, что только их судят за выставки типа «Осторожно, религия!»). К примеру, на декабрь 2011 года в России по статье 282 велось расследование 9 уголовных дел против членов церкви «Свидетели Иеговы».

Абсурдность обвинения иеговистов видна хотя бы из такой фразы обвинения: «Суд инициировала прокуратура Ростовской области, утверждая, что верующие навязывают свои религиозные убеждения в общественных местах, пропагандируют исключительность и превосходство вероучений над всеми другими».

Требование отмены статей 280 и 282 – это то, что по-настоящему может объединить различные группы уличной оппозиции. Ещё одним требованием должна стать полная реабилитация всех осуждённых по этим статьям с момента начала их применения. И этих людей вовсе не 23, 40 и даже не 139 человек, а, вероятно, несколько тысяч.

Более того, нужно не забывать, что многих политзаключённых судили и по другим статьям – к примеру, «вандализм по мотиву ненависти» (ч.2 ст. 214), оскорбление представителя власти (319), оскорбление (130), клевета (129). Последняя статья недавно хоть и перестала быть уголовной, но всё равно оставила клеймо судимости на осуждённых по ней. Безусловно, многие из дел по этим статьям должны быть пересмотрены.

Либо уличная оппозиция сможет это всё додавить до конца марта, либо уже только спустя 5-6 лет, в очередной выборный цикл.

Официальная статистика правоприменения в сфере борьбы с экстремизмом за 2017 год

В апреле Судебный департамент Верховного суда РФ опубликовал статистику применения статей УК и КОАП за 2017 год, а Генеральный прокурор рассказал об итогах работы прокуратуры в минувшем году. Мы приводим данные, касающиеся применения положений о публичных высказываниях, запрещенных организациях, запрете материалов за экстремизм и блокировках информации в сети. Данные ВС и Генпрокуратуры мы дополнили сведениями Роскомнадзора о его работе в 2017 году.

16 апреля 2018 года на сайте Судебного департамента Верховного суда РФ были опубликованы статистические данные о состоянии судимости за 2017 год.

По данным департамента, в 2017 году по интересующим нас статьям было осуждено 785 человек, то есть больше, чем годом ранее (662 человека). 658 из них были осуждены по статьям, карающим за разного сорта публичные высказывания (282, 280, 280 1 , 205 2 , 354 1 , чч. 1 и 2 148 УК) еще 127 (282 1 , 282 2 , 205 4 , 205 5 ) – за создание экстремистских или террористических сообществ и продолжение деятельности организаций, которые были запрещены как экстремистские или террористические (в 2016 году 563 человека были осуждены за пропаганду и 99 – за причастность к радикальным группам). Здесь, чтобы избежать двойного учета обвинений по этим статьям, мы привели данные лишь по основной статье обвинения; ниже, для каждой статьи в отдельности будет приведено суммарное число осужденных по ней, то есть и тех, у кого она была основной в обвинении, и тех, кому по этой статье было предъявлено дополнительное обвинение.

Как всегда, большая часть приговоров за пропаганду была вынесена по ст. 282 УК (возбуждение ненависти). И число осужденных вновь выросло: 571 человек был осужден в 2017 году, в то время как в 2016 году – 502.

Второе место традиционно занимает ст. 280 УК (призывы к экстремистской деятельности) – 170 осужденных, что несколько больше, чем годом ранее, когда были осуждены 143 человека.

Далее следует ст. 205 2 УК о пропаганде терроризма, число осужденных по ней резко возросло – 96 человек в 2017 году против 55 в 2016.

Количество осужденных по иным пропагандистским статьям значительно меньше: 8 человек были осуждены по ст. 280 1 о призывах к сепаратизму (в 2016 году – 3), 8 человек – по ст. 354 1 о реабилитации нацизма (в 2016 году – 5), и 10 – по чч. 1 и 2 ст. 148 УК об оскорблении чувств верующих (в 2016 – 6).

Среди статей, карающих за причастность к радикальным группам, второй год подряд по количеству осужденных лидирует ст. 205 5 (организация деятельности организации, признанной террористической, или участие в таковой), по ней были осуждены 110 человек (в 2016 году – 69). За ней следует ст. 282 2 об организации деятельности экстремистской организации и участии в ней – 34 осужденных (годом ранее – 25). За создание соответственно экстремистских сообществ в 2017 году по ст. 282 1 было осуждено 11 человек, то есть, меньше, чем в 2016 году (30), за создание террористических сообществ по ст. 205 4 было осуждено 12 человек (в 2016 году – 11).

Кроме того, известно и число случаев наложения санкций по статьям КоАП. Так, по ст. 20.3 КоАП о демонстрации нацистской символики и символики запрещенных организаций санкции были наложены 1665 раз, что несколько меньше, чем годом ранее (1796). А число санкций по ст. 20.29 КоАП за распространение экстремистских материалов стабильно растет: 1846 против 1679 в 2016 году.

В докладе Генерального прокурора РФ Юрия Чайки Совету Федерации о деятельности органов прокуратуры за 2017 год также фигурировали некоторые цифры, относящиеся к сфере борьбы с экстремизмом и терроризмом: 5 организаций признаны экстремистскими, 4 организации – нежелательными (всего таковыми на момент обнародования доклада были объявлены 14). Число террористических преступлений сократилось на 16% по сравнению с 2016 годом, при этом органы безопасности отказали во въезде в страну 17,5 тысячам лиц, которых заподозрили в причастности к террористической деятельности.

Относительно борьбы с пропагандой в интернете Генпрокуратура сообщила о пресечении 1,5 тысяч экстремистских преступлений, относящихся к распространению в сети призывов к «нарушению территориальной целостности России, общественного порядка и безопасности». В докладе говорится о росте этого показателя на 5% по сравнению с блокировками, осуществленными в 2016 году. Кроме того, Чайка сообщил о блокировке свыше 2 тысяч сайтов, распространяющих призывы к участию в несогласованных публичных мероприятиях. Можно предположить, что в сумме цифры в 1,5 и 2 тысячи составляют количество ресурсов, заблокированных во внесудебном порядке, то есть в 2017 году их было более 3,5 тысяч. Такую блокировку в соответствии со ст. 15.3 закона «Об информации» осуществляет Роскомнадзор по запросу Генпрокуратуры, и ей подлежат сайты, содержащие призывы к экстремистской деятельности, массовым беспорядкам, участию в несогласованных акциях и материалы «нежелательных организаций», а также «сведения, позволяющие получить доступ» ко всему перечисленному. К тому же, по словам генпрокурора, с 60 тысяч интернет-ресурсов была удалена противоправная информация (видимо, по запросу правоохранительных ведомств).

При этом Роскомнадзор в аналитической справке о реализации ст. 15.1-15.3 закона «Об информации», которая была опубликована в феврале 2018 года, сообщил, что в 2017 году в Роскомнадзор поступило из Генпрокуратуры поступило 192 требования о блокировках, которые были выполнены, то есть требования Генпрокуратуры составляются в отношении не одного интернет-ресурса, а набора таковых.

В той же справке Роскомнадзор приводит и количество поступивших из судов решений о признании онлайн-информации запрещенной к распространению в России и ее включении в Единый реестр запрещенных сайтов с последующей блокировкой (процедура прописана в ст. 15.1 «Закона об информации»). Всего таких решений в Роскомнадзор в 2017 году поступило 43180, и это значительно больше, чем годом ранее (26016). Из них на долю экстремистских материалов пришлось 2739 решений, и это заметно меньше, чем в 2016 году (3986 решений).

Нет уверенности, что судебные решения, о которых говорит Роскомнадзор, не пересекаются отчасти с полутора тысячами преступлений в сети, о которых говорил Генеральный прокурор. Но две тысячи упомянутых им блокировок за призывы к несогласованным митингам точно были осуществлены без суда. С учетом этого, общее количество блокировок, которые можно отнести к антиэкстремистским, варьирует за прошлый год примерно между пятью и шестью тысячами.

В обзоре правоприменительной практики контрольно-надзорной деятельности ведомства за 2017 год, опубликованном в марте 2018 года, Роскомнадзор сообщает о 905 случаях привлечения провайдеров к ответственности по ст. 13.34 КоАП за неисполнение требований по блокировке или разблокировке информации в сети. Кроме того, было составлено 223 протокола по ч. 2 ст. 6.17 КоАП за неприменение контент-фильтров в общественных местах, где организуется доступ в интернет.

Как могут скорректировать «экстремистские» статьи, о которых Путина спросили на прямой линии

На прямой линии с президентом Владимиром Путиным писатель и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов поднял актуальную проблему необоснованного преследования по «экстремистской» 282-й статье УК РФ. Путин согласился с тем, что ситуация требует внимания, и допустил возможность корректировки законодательства. После этого в экспертных и политических кругах началось обсуждение судьбы одной из самых противоречивых статей Уголовного кодекса.

«Доходит буквально до маразма, — сказал Путину Шаргунов. — Например, молодых патриотичных ребят решили осудить за создание утопической группы по проведению референдума об ответственности власти в стране. Казалось бы, чего здесь преступного? Вот — „экстремистское сообщество“. Я понимаю, что ни вы, ни я не можем вмешиваться в судебные дела, но давать определенные оценки же можно. Иногда такое ощущение, что если буквально воспринимать 282-ю статью Уголовного кодекса, то некоторым ревнителям надо бы посмертно осудить Пушкина, Толстого, Достоевского, Маяковского, а их сочинения изъять».

«Нужно определиться с самими понятиями, что это такое? Не нужно доводить всё до маразма и до абсурда, как вы сказали. Полностью с вами согласен», — сказал Путин, предложив Шаргунову поработать вместе с Общероссийским народным фронтом над конкретными предложениями.

По информации Znak.com, по линии ОНФ вопрос будет курировать депутат Госдумы Наталья Костенко, первое обсуждение пройдет уже после июньских праздников.

Зарубежный опыт

Сторонники сохранения статей 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и 282 («Возбуждение ненависти или вражды») обычно апеллируют к зарубежному опыту и приводят многочисленные истории, как блогеров в Европе так же сажают за репосты или посты в соцсетях.

С одной стороны это верно, с другой — подходы сильно различаются.

Опыт США для России не очень релевантен: там свободу слова, в том числе в интернете, защищает Первая поправка к Конституции, признающая ограничение свободы слова только в случае, если высказывания приводят к противозаконным действиям.

В европейских странах наказания сильно дифференцированы в зависимости от тяжести преступления. Так, к примеру, если в соцсетях во Франции начать призывать к вооруженному восстанию, то можно получить по соответствующей статье УК Франции за «Провоцирование вооруженного сборища» до года лишения свободы. Если же на призыв к вооруженному восстанию откликнулись и наступили последствия, то наказание увеличивается до семи лет лишения свободы.

Аналог статьи 282 во Франции дифференцирован: есть статья за унижение достоинства человека по факту принадлежности к некоей группе, расе, религии, а есть более тяжелая статья за подстрекательство к дискриминации, выражению ненависти или применения насилия. Однако данные преступления не караются тюремным заключением — только штрафом и общественными работами.

Одно из наиболее жестких законодательств в части противодействия дискриминации в ЕС принято в Германии. Там статьи 130, 166, 167 предусматривают наказание на срок до пяти лет лишения свободы и денежный штраф за оскорбление вероисповедания граждан и религиозных обществ, подстрекательство к разжиганию ненависти против «определенной части населения», а также за воспрепятствование отправлению религиозных обрядов, если такие действия вызывают нарушение общественного порядка. В последний год криминализовано также оскорбление людей на сексуальной почве и с сексуальным подтекстом.

В Великобритании можно пострадать за высказывания, разжигающие расовую ненависть, и получить за это до семи лет лишения свободы.

Вместе с тем европейский подход призывает при разбирательстве оценивать не только высказывания, но и их последствия, но главное — умысел на подстрекательство, возбуждение ненависти и так далее, что позволяет избежать ответственности за случайный лайк или репост.

Российская практика

В 2013 году Европейская комиссия против расизма и нетерпимости потребовала от России «четко изложить критерии, которые должны соблюдаться для того, чтобы объявить какой-либо материал экстремистским» и сузить само понятие экстремизма только до «серьезных случаев, связанных с ненавистью и насилием», чего, однако, сделано не было.

Из ратифицированных Российской Федерацией международных документов определение экстремизма дается в Шанхайской конвенции по борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом (ратифицирована в 2001 году).

Там сказано: «„Экстремизм“ — какое‑либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них».

Очевидно, что данное определение сильно отличается от его трактовки в России — к примеру, объяснить, чем картина Ложкина «Великая прекрасная Россия» призывает к насильственному захвату власти, невозможно.

Российская практика не учитывает ни наличия у обвиняемого умысла, ни ситуации добросовестного заблуждения (например, когда человек публикует некое изображение, не зная, что оно признано экстремистским). Кроме того, в УК и КоАП РФ есть много статей, по факту дублирующих 282-ю и 280-ю статьи, например, статья 20.29 КоАП «Производство и распространение экстремистских материалов».

Еще две проблемы, с которыми российская практика сталкивается постоянно: это плохое качество экспертизы (а учитывая обвинительный характер российского правосудия, эксперт, чьи суждения ложатся в основу обвинительного заключения, по факту подписывает подсудимому обвинительный приговор), а также провокации со стороны самих сотрудников правоохранительных органов. Так было с недавней историей «экстремистского сообщества „Новое величие“», когда в телеграм-чате идею создания сообщества нескольким молодым людям предложил внедренный сотрудник ФСБ. Потом этот же сотрудник написал устав организации, в котором содержались признаки экстремизма, после чего доложил о раскрытии дела, в результате чего молодые люди, в том числе несовершеннолетние, оказались под арестом.

Судебный департамент не предоставляет отдельной статистики по 282-й и 280-й статьям УК РФ и оперирует лишь общими данными по 29-й главе УК («Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства»), куда входят эти две статьи. Согласно статистике, за такого рода преступления в 2017 году были осуждены 644 человека, из них 98 приговорены к реальному лишению свободы, 383 — к условному лишению свободы.

Что делать?

Разговор о том, что статьи 280 и 282 надо полностью отменить или частично декриминализовать, идут давно. Так, к примеру, депутат Госдумы от партии «Родина» Алексей Журавлев пытался внести такие законопроекты, но они были отклонены. После громкого дела екатеринбургского блогера Руслана Соколовского ряд российских видеоблогеров записал обращение к президенту Владимиру Путину с просьбой отменить статью 282, но ответа не последовало.

Одной из проблем публичной дискуссии по ст. 280 и 282 является смешение статей и понятий. Так, к примеру, в публичной риторике охранители любят переводить разговор с «экстремистских статей» за лайки и репосты на обсуждение наказания за доведение подростков до самоубийства через социальные сети (ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства»), за призывы к терроризму (ст. 205.2 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности») или даже к статьям за изготовление и распространение детской порнографии. Таким образом, дискуссия размывается, и сторонники отмены или частичной декриминализации становятся людьми, которые «хотят разрешить призывы к терроризму» или «защищают суицидальные сообщества». Но на самом деле это не имеет к «экстремистским» статьям никакого отношения.

В распоряжении Znak.com оказалась подборка предложений, подготовленных различными экспертами и представленных как в администрацию президента, так и в Госдуму.

Первое предложение — частичная декриминализация статьи в части «распространения информации», если опубликованные материалы не привели к каким-либо деструктивным последствиям. Это можно сделать, например, при помощи наложения ответственности за такие действия в рамках уже существующей ст. 20.29 КоАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов» с учетом соответствующих поправок.

Второй вариант — привлекать к ответственности за распространение подобной информации только в случае неоднократности данного деяния, что исключит привлечение граждан к ответственности в случае их добросовестного заблуждения.

Еще один подход — это возложить ответственность на Роскомнадзор по ограничению доступа к «экстремистской» информации, блокировать ее и выносить распространителю предупреждение.

Есть предложения изменить систему оценки материалов «на экстремизм». Например, поручить это не случайным экспертам, а специальной комиссии из аккредитованных экспертов, при этом обязательно из другого региона, чтобы исключить возможность давления региональных властей.

Главный редактор издания «Медиазона» Сергей Смирнов по поводу возможных корректировок настроен пессимистично. Он считает, что в нынешнем виде при сложившейся практике статью 282 нужно полностью отменять.

«Многолетняя практика такова, что каким-то образом скорректировать статьи просто не получится. Следователи следуют инструкциям и практике, они выполняют поставленные задачи. В принципе, можно просто снять задачи закрывать по 280 и 282 статье, но это же не связано именно с законами», — говорит Смирнов.

Адвокат Сергей Бадамшин говорит, что в нынешнем виде статья 282 наносит «больше вреда, чем могла бы принести пользы».

«Требования Евросоюза по противодействию экстремизму не содержат требований, чтобы это было обязательно уголовно наказуемым преступлением. Если же государство хочет, чтобы люди получали за какие-то высказывания наказания, надо выработать механизм по поиску отличий между призывами и высказыванием точки зрения. Наши же лингвисты часто работают в угоду следствию, по сути подписывая людям обвинительные приговоры. Второй вариант — частичная декриминализация этой статьи и перевод ее в КоАП. По административным статьям могут налагаться арест, штрафы, обязательные работы. Наконец еще важный фактор: например, кто-то зовет убивать людей некоей национальности. Если кто-то пойдет, то это — подстрекательство и уголовная ответственность. А если это кричит пьяный на автобусной остановке, которого никто не слушает? Проходите мимо или привлекайте его по административной статье», — считает Бадамшин.

Депутат Сергей Шаргунов сказал Znak.com, что даже если дела по 280 и 282 УК РФ не заканчиваются приговором в виде тюремного срока, осужденные по ним все равно испытывают сложности с трудоустройством и получают клеймо на всю жизнь — а часто речь идет о совсем молодых людях.

«Я вижу, что дальнейшая работа должна строиться по нескольким направлениям. Первая — это работа с конкретными случаями. Кстати, тут может включиться и Генпрокуратура, которая обладает правом опротестовывать приговоры. Кроме того, обсуждение отдельных историй даст понять обществу и власти, что все случаи — показательны, проблема системная. Второе направление будущей работы — это начало дискуссии с государством по статье 282. Я лично считаю, что в нашем Уголовном кодексе есть масса других статей, фактически дублирующих 282. Призывы к терроризму — это вообще отдельная статья. Тут нам стоит побороться за редактуру законодательства и, видимо, частичную декриминализацию этой статьи, перевода какой-то ее части в КоАП. Главное — чтобы это все не падало на голову обычным молодым людям, которые просто кому-то не понравились и которые вдруг попадают за решетку», — считает Шаргунов.

Поправками в статьи 280 и 282 УК РФ Путин ужесточил ответственность для интернет-пользователей

Президент РФ Владимир Путин подписал поправки в Уголовный кодекс РФ, которыми усиливается ответственность за распространение сведений экстремистского характера в глобальной сети и вводится наказание за финансирование экстремистских организаций. Сегодня этот документ размещен на едином портале официального опубликования нормативных актов.

Статьи 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) дополняются положениями, устанавливающими уголовную ответственность за преступления экстремистского характера с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе и интернета.

Кроме того, новой статьей 282.3 вводится уголовная ответственность за предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг, заведомо предназначенных для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений экстремисткой направленности либо для обеспечения деятельности экстремистского сообщества или экстремисткой организации.

За такое преступление устанавливается штраф от 300 000 до 500 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет. Альтернатива – лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо исправительные работы на срок от одного до двух лет, либо лишение свободы на срок до трех лет. При этом предусматривается, что уголовной ответственности можно будет избежать, если сообщить о преступлении или способствовать его предотвращению.

Также усиливается наказание за организацию деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете.

С текстом Федерального закона от 28 июня 2014 № 179-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Проблемы квалификации возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ)

Муцалов Шадид Шахидович
к.ю.н., зав.кафедрой уголовного процесса и криминологии
ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»

В юридической литературе норму, содержащуюся в ст. 282 УК РФ, часто называют базовой по отношению ко всем остальным нормам, устанавливающим ответственность за преступления, относящиеся к экстремистской деятельности. Помимо этого, преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, является наиболее распространенным и составляет около половины дел от общего числа дел о преступлениях экстремистской направленности.[1,с.356]

Сходная норма была предусмотрена в УК РСФСР 1960 г. в разд. II гл. I «Иные государственные преступления». Согласно ч. 1 ст. 74 УК 1960 г. (в ред. 1993 г.) уголовной ответственности подлежали лица, совершившие «умышленные действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, пропаганду исключительности либо неполноценности граждан по признаку отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, а равно прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии» [1,с.357].

Во второй части указанной статьи предусматривался квалифицированный состав: «те же действия, соединенные с насилием, обманом или угрозами, а равно совершенные должностным лицом».

В приведенных положениях УК 1960 г. отсутствовало указание на ненависть в отношении представителей какой-либо социальной группы, отличной от выделяемых на основании религиозной, расовой или национальной принадлежности их представителей.

Одна из проблем, связанных с данным составом – это определение действий, посредством которых может быть выполнена объективная сторона. В соответствии с диспозицией ст. 282 УК РФ объективная сторона рассматриваемого преступного деяния может быть выполнена только путем активного поведения: 1) действий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенных публично или с использованием СМИ; 2) действий, направленных на унижение достоинства человека по тем же признакам, совершенных публично или с использованием СМИ.

В юридической литературе распространено мнение о том, что под возбуждением ненависти либо вражды понимается попытка создать конфликты между гражданами по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. [2,с.69]

Более узкий подход к объективной стороне данного состава преступления, представленный в юридической литературе, состоит в том, что объективная сторона данного деяния заключается в оказании активного воздействия на людей «с целью побуждения их к совершению определенных действий, зарождению у них решимости и стремления совершить определенные действия или же способствования уже существующему намерению». Такой подход представляется неверным. Если рассматривать объективную сторону таким образом, то становится непонятной грань между составами, предусмотренными ст. 282 и ст. 280 УК РФ, кроме того, непонятна разница между данным составом и подстрекательством к совершению преступлений экстремистской направленности. Представляется, что объективная сторона рассматриваемого деяния не может выражаться в склонении к совершению каких-либо определенных действий.

Как отмечается в юридической литературе, наиболее типичными средствами возбуждения ненависти или вражды являются: формирование негативного образа всей группы; перенос негативных характеристик и пороков (действительных или вымышленных), присущих отдельным представителям группы, а также ответственности за их поступки на всю группу; приписывание враждебных действий, опасных намерений, заговоров одной группы против другой; объяснение бедствий и другого неблагополучия деятельностью определенных групп; требования провести карательные или ограничительные меры (репрессии, депортацию, геноцид, апартеид и т.д.) против какой-либо группы, а также поощрение и оправдание таких мер и др. Идеи могут быть выражены как в прямой, так и в завуалированной форме, особенно когда автор оперирует подлинными фактами, но толкует их по-своему, перемешивает с ложью, слухами и т.д.

Важно отметить, что распространение материалов, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц, может совершаться как самим автором этих материалов, так и иными лицами.

Помимо принадлежности к определенной расе, национальности, религии или какой-либо социальной группе, ненависть, которая является экстремистским мотивом по Уголовному кодексу РФ, может быть связана, согласно диспозиции ст. 282 УК РФ, с определенным полом, языком или происхождением. Признак принадлежности к определенному полу в принципе подпадает под критерий принадлежности к какой-либо социальной группе (если под социальной группой понимать не только малые, но и большие группы). Признак происхождения в некоторых случаях может быть соотнесен с признаком расы или национальности, или подходить под критерий объединения в социальную группу. Признак языка зачастую тесно связан с признаком национальности и также может быть признаком, подходящим под критерий объединения социальной группы. С учетом изложенного представляется необоснованным выделение признаков пола, языка и происхождения, поскольку эти признаки уже подразумеваются в признаках расы, национальности, отношения к религии или к какой-либо социальной группе.

Еще одна из проблем связана с определением таких признаков, как публичность и использование средств массовой информации. Признаки публичности и использования СМИ соответствуют аналогичным признакам, рассмотренным ранее применительно к ст. 280 УК РФ. Различие двух норм состоит лишь в том, что в деянии, предусмотренном ст. 280 УК РФ, совершение преступления с использованием СМИ законодатель счел более опасным, чем публичное совершение этого преступления, предусмотрев первое в качестве квалифицирующего признака, в то время как в ст. 282 УК РФ эти признаки объединены в основном составе (ч. 1). Такое несоответствие двух уголовно-правовых норм представляется нелогичным. Опасность возбуждения ненависти либо вражды, а равно унижения человеческого достоинства с использованием СМИ обладает большей общественной опасностью, чем совершение данного деяния лишь публично. При использовании СМИ для совершения рассматриваемых преступлений высока вероятность ознакомления с экстремистскими взглядами гораздо большего количества граждан. Необходимо учитывать и уровень доверия населения к СМИ. [3,с.42]

Кроме того, при анализе приговоров по ст. 282 УК РФ было выявлено, что суды не всегда верно устанавливают такой признак преступления, как использование средства массовой информации.

Одна из проблем, связанных с субъективными признаками данного деяния – определение его цели.

Некоторые авторы полагают, что цели рассматриваемых действий законодателем не указаны и могут быть различными. Так, А.И. Рарог считает, что виновный «может руководствоваться различными мотивами (политическими, неприязнью к определенным нациям, расам, религиям, социальным группам и т.д.) и преследовать различные цели» 188 . Эту точку зрения разделяют и другие авторы. При этом в юридической литературе отмечается, что целями могут быть: получение дохода от распространения литературы, привлечение на свою сторону избирателей и др. [4,с.128]

Но есть и иная точка зрения, которая представляется предпочтительной: исходя из направленности действий, целями преступления являются возбуждение ненависти либо вражды; унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам, перечисленным в диспозиции статьи.

Бидова Б.Б. Криминологическая характеристика экстремизма, основанного на национально-религиозной специфике Северо-Кавказского федерального округа(http://haa.su/Am1/) // Молодой ученый(http://haa.su/Am2/). — 2012. — № 12. — С. 356-358.

Можегова А.А. Экстремистские преступления и преступления экстремистской направленности по Уголовному праву Российской Федерации: диссертация . кандидата юридических наук. — М., 2015.- 169 с.

Бидова Б.Б. Личностно-ориентированная образовательная концепция высшего профессионального образования как элемент профилактики экстремизма(http://haa.su/AmV/)//Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования(http://haa.su/AmW/). — 2013. — № Специальный выпуск 2. — С. 40-46.

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник / Под ред. А.И. Рарога. — М.: Норма, 2004. — 681с.

Статьи 280 и 282 УК РФ — неконституционны

Принято
Экспедицией Конституционный Суд
представительства КС Российской Федерации
в г. Москва
27.04.10 г. 190000, Санкт-Петербург,
Сенатская площадь дом № 1.

От Онищука В. Е.,
гражданина Российской Федерации,

о проверке конституционности статьи 280 УК РФ, статьи 282 УК РФ, Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» и совместного решения генерального прокурора, министра внутренних дел и директора Федеральной службы безопасности от 16.12.08 г. №№. 270/27Р, 1/9789, 38, используемых властными структурами в целях подавления политической оппозиции.

В настоящее время в РФ действуют четыре законодательных акта одного юридического направления:

  • статья 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ, вступила в силу 11.12.2003 г.);
  • статья 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (в редакции Федерального закона от 25.07.2002 г. № 112-ФЗ, вступила в силу 10.08.2002 г.);
  • федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» (Принят Госдумой 27.06.2002 г., одобрен Советом Федерации 10.07.2002 г. № 114 — ФЗ);
  • совместное решение генерального прокурора, министра внутренних дел и директора Федеральной службы безопасности от 16.12.08 г. №№ 270/27Р, 1/9789, 38 «О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных организаций по распространению идей национального и религиозного экстремизма» (приложение № 2).

Во-первых, необходимо отметить, что редакция статей УК РФ 282, 280 и закона «О противодействии экстремистской деятельности» повторяют аналогичные статьи действующего Уголовного Кодекса РФ, кроме того, редакция признаков экстремизма в них крайне не конкретна, что позволяет региональным правовым органам применять их по необоснованному заявлению истца и, соответственно, необоснованно привлекать к уголовной ответственности обвиняемого, т. е. проводить «заказные процессы».

Далее это положение будет рассмотрено конкретно по каждой статье:

1. Статья 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» повторяет статью 130 УК РФ «Оскорбление», редакция признаков экстремизма не конкретна:

— в юридической теории и практике нет такого вида преступления — «возбуждение ненависти», не известно его содержание, т. е. какие действия следует относить к категории «возбуждение ненависти»,

— «возбуждение» дано в неопределенной форме глагола, т. е. действие не имеет конечного результата (последствия), в этом случае нет основания для наказания,

— «унижение достоинства» также неопределенно и в нем нет необходимости, так как есть действие «оскорбление» и соответствующая статья 130 УК РФ «Оскорбление», где дано точное определение — «оскорбление это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме»,

— «унижение по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой либо социальной группе» не может быть оскорблением, так как оскорбление может быть в том случае, когда название не справедливо, не соответствует действительности, а если человека, например, назвать русским или евреем, а он действительно русский или еврей, то в чем здесь оскорбление? И такую аналогию можно провести по всем остальным признакам, например, расовому, имея в виду, что в России проживают люди только белой расы, кого при этом условии можно «унизить»? Отдельные, нетипичные случаи не могут быть приняты во внимание.

Таким образом, статья 282 УК РФ не состоятельна, она предназначена для создания и расширения возможности привлечения к уголовной ответственности представителей оппозиции и подлежит исключению из Уголовного Кодекса РФ.

2. Статья 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»; редакция названия статьи не конкретна:

— редакция признака повторяет редакцию самой статьи: «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (в редакции Федерального закона от 25. 07. 2002 г. № 112 — Ф) и также не конкретна. Термин «экстремизм» имеет следующее определение: «Экстремизм — приверженность к крайним взглядам и мерам (преимущественно в политике), таким образом, редакция признака имеет две степени неопределенности (в названии статьи и редакции признака), Редакция статьи позволяет правовым органам привлекать к уголовной ответственности представителей оппозиции (политиков, писателей, журналистов, издателей, распространителей, лекторов и т. д.) за любое протестное выступление против коррупционного режима в защиту интересов народа и Родины, как это имеет место в настоящее время. При том, что защита интересов народа и Родины это гражданский долг каждого человека и не может быть преступной. Преступна деятельность по ограблению и разрушению страны, нарушению Конституции РФ.

3. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»;
редакция признаков не корректна по содержанию и по форме:

— «насильственное изменение основ конституционного строя»; этот признак повторяет положение статьи 278 РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» («Действия, направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя), в дополнении или повторении нет необходимости;

— «подрыв безопасности Российской Федерации», этот признак повторяет статью 275 УК РФ «Государственная измена» («Государственная измена, то есть шпионаж, выдача государственной тайны, либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, совершенная гражданином РФ» и статью 276 УК РФ «Шпионаж» («Передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собрание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ, если эти деяния совершены иностранным гражданином или лицом без гражданства»; признак не может быть распространен на оппозиционное движение т. к. оно ставит своей целью сохранение и укрепление обороноспособности Родины, разрушаемой в настоящее время во враждебных интересах, например, разоружение страны в одностороннем порядке, сокращение численности армии, недопоставка технического оснащения и т. д.

— «захват или присвоение властных полномочий»; признак повторяет первый признак и статью 278 УК РФ «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти» (редакция приведена в п. 1), в дополнении и повторении необходимости нет;

— «создание незаконных вооруженных формирований»; признак повторяет статью 279 УК РФ «Вооруженный мятеж» («Организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя РФ либо нарушения территориальной целостности РФ»); в признаке «создание незаконных вооруженных формирований» нет необходимости, т. к. оппозиционное движение планирует и проводит свою деятельность только в правовом поле.

— «осуществление террористической деятельности»; признак повторяет статью 205 УК РФ «Террористический акт» («Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а так же угроза совершения указанных действий в тех же целях»; в этом признаке нет необходимости, у оппозиционных организаций нет условий и средств (технических и финансовых) для проведения этой деятельности;

— «возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию»; этот признак повторяет статью 282 УК РФ и ранее рассмотрен, в данном случае, дополнительно, следует рассмотреть положение «религиозная рознь»; религиозная рознь имеет место между антагонистическими религиями: иудейской и христианской, она была, есть и будет в дальнейшем, т. к. она заложена в самих религиях; из «Евангелия» (вторая часть «Библии») известно, что Бог-отец послал сына своего И. Христа на землю для того, чтобы обратить иудеев в христианство, но иудеи не только не приняли веру И. Христа, но и самого казнили на кресте, оставшись навечно иудеями, таким образом, то, что не смог сделать сын Бога не в силах сделать человечество. Розни с другими божественными религиями (исламом, буддизмом) у христианства нет.

— «унижение национального достоинства»; редакция не корректна, аналоги этого признака рассмотрены ранее, более того, имеет место повтор статьи 130 УК РФ «Оскорбление», в которой он сформулирован точнее; в признаке нет необходимости.

— «осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам вражды в отношении какой либо социальной группы» признак повторяет статью 212 УК Р Ф «Массовые беспорядки» («Организация массовых беспорядков, сопровождающихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления власти») и статью 213 УК РФ «Хулиганство» («Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия»), мотивы хулиганства не определяющий фактор, поэтом в дополнениях и повторениях нет необходимости;

— «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности»; редакция не корректна; термины «исключительности и неполноценности» не имеют употребления ни в литературе, ни в журналистике и в официальных материалах, тем более в юридической практике. Есть национальная гордость, она всегда была, есть и будет у всех народов, это психологические и моральные факторы и никому они не приносят вреда.

— «пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, сходные с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения»; признак не корректен, точнее это извращение действительности. Свастика — символ национал-социалистической партии Германии, ничего общего не имеет с древнейшим славянским крестом-колавратом. А. Гитлер описал происхождение и значение свастики в своей книге «Майн кампф» «…после ряда опытов и переделок я сам составил законченный проект: основной фон знамени красный, белый круг внутри, а в центре этого круга — черный матыгообразный крест…Красный цвет олицетворяет социальные идеи, заложенные в нашем движении, белый цвет — идею национализма, мотыгообразный крест — миссию борьбы за победу арийцев и вместе с тем за победу творческого труда…». Возникает вопрос, где здесь символ или значение экстремизма? Следует обратить внимание на следующее обстоятельство, в Германии была свастика, но не было фашизма (был нацизм), в Италии был фашизм, но не было свастики, а в результате пропагандистского трюка образовалась «фашистская свастика», таким же образом ей придано экстремистское значение. А, самое главное, то, что СССР разгромил Германию, естественно, всю ее идеологию и авторитет. После этого все нацистское не вызывает у русской общественности угрозы или опасения и, тем более, не может быть примером для подражания, а случаи искусственного навязывания этого признака не типичны и недостойны для содержания в законе. Этот признак дискредитирует закон, его авторов и подписантов;

— «публичные призывы к осуществлению указанной деятельности (?) или свершению указанных действий (?) »; это абсурд, не подлежит рассмотрению;

— п. 4 «экстремистские материалы, предназначенные для обнародования,…в т. ч. труды руководителей национал-социалистической рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное (или) расовое превосходство, либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы»; редакция признака не корректна, не точна, в ряде случаев не соответствует действительности, в целом абсурдна. У главы национал-социализма А. Гитлера был «труд» — книга «Майн кампф», а у главы фашистского движения (именно «движения не согласных», у которого не было идеологии, программы и устава, т. е. необходимых атрибутов для партии) Б. Муссолини были лишь статьи, которые он писал для своей газеты, естественно, в них не было информации об СССР. В книге «Майн кампф» описано начало политической деятельности автора и до начала его борьбы за власть. В книге нет информации об СССР и русском народе, тем более компрометирующей, кроме отрицательного отношения к «славянизму» и советскому «большевизму», т. к. Гитлер полагал, что «большевизм в СССР еврейского происхождения». В целом книга «Майн кампф» не интересна для русского читателя, во всяком случае, она не представляет никакой опасности ни для общества, ни для государства. А самое главное то, что в ней нет никакого экстремизма, тем более призывов к уничтожению какой-либо этнической группы, в ней огромная забота о своем народе, о своей стране — Германии.

4. «Распоряжение генеральной прокуратуры РФ, МВД, и ФСБ от 16.12.2008 г. №№ 270/27Р, 1/9789, 38 («О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных объединений по распространению идей национальной розни и религиозного экстремизма) ».

В преамбуле распоряжения указано, что экстремистская деятельность в виде террористических актов проводится следующими организациями: «исламскими» (90 % участников), «Староверов-Инглингов», «Союза Славянских общин», «Жить без страха иудейска», «Скинхедов», «Авангарда Красной молодежи», «Национал — большевистской партии», «Движения против нелегальной иммиграции», «Русского национального единства», «Национал-социалистического общества», (заметим, что в перечень включены религиозные организации, например, «Жить без страха иудейска», а в религии уголовная (террористическая), экстремистская и другая деятельность противопоказана). В вышеуказанном перечне организаций не указано, что большая часть уголовных дел по статьям 282 и 280 УК РФ проходит над народными лидерами: политиками, писателями, журналистами, издателями, распространителями патриотической информации. Достаточно указать, что в «Федеральном списке экстремистских материалов» минюста 490 наименований оппозиционных материалов, а это значит, что проведено 490 уголовных дел по статьям 280 и 282 УК РФ, большинство из которых с последующим уголовным наказанием!

Поэтому далее в «совместном решении генеральной прокуратуры, МВД и ФСБ» в разделе «предложений по выявлению и пресечению экстремистской деятельности» перечисляются только мероприятия, направленные на ограничение демократических свобод и подавление оппозиционной деятельности, в т. ч.:

— п. 1.5. «До 1.04.2009г. подготовить методические рекомендации по выявлению, предупреждению и пресечению экстремистской деятельности, в том числе общественных и религиозных организаций».

— п.. 1.6. «Разработать предложения по механизму совместных действий по пресечению попыток использования экстремистами сети «Интернет» и согласовать организацию его реализации на практике».

— п. 2.4. «Проводить анализ сведений, размещенных в сети «Интернет». Принимать меры, направленные на документирование фактов распространения экстремистских идей на сайтах сети и установление, виновных в их распространении, уделяя особое внимание случаям обнародования запрещенной экстремистской литературы…».

— 2.5. «Считать одним из важнейших направлений работу по нейтрализации и разобщению объединений, члены которых склонны к экстремизму…».

— п. 3.2. «По каждому задокументированному факту существования организаций экстремистской направленности рассматривать вопрос о подготовке в суд заявлений об их ликвидации и (или) запрете деятельности…».

— п. 3.3. «Шире использовать гражданско-правовые методы с целью пресечения деятельности Интернет-сайтов, содержание которых направлено на возбуждение социальной, национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды».

— 3.5. «Государственным обвинителям всемерно способствовать установлению фактических обстоятельств дела с целью вынесения судом законного, обоснованного и справедливого решения. Выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений указанной категории, и при наличии оснований предлагать суду вынести частное постановление».

Следует напомнить, что в этих мероприятиях нет тех, которые направлены против уголовного экстремизма, указанного в преамбуле.

Указанные статьи 280 и 282 УК РФ, закон «О противодействии экстремистской деятельности» и совместное решение генпрокуратуры, МВД и ФСБ нарушают 11 статей Конституции РФ в том числе:

— п.1 ст. 13 «В РФ признается идеологическое многообразие»;

— п. 2 ст. 13 «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»;

— п. 1 ст. 29 «Каждому гарантируется свобода мысли и слова»;

— п. 3 ст. 29 «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них»;

— п. 4 ст. 29 «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом»;

— п. 5 ст. 29 «Гарантируется свобода массовой информации цензура запрещена». Это положение повторено в ст. 2 закона «О СМИ»;

— п. 4 ст. 13 «Общественные объединения равны перед законом»;

— п. 1 ст. 30 «Каждый имеет право на объединения, включая профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется».

— п. 1 ст. 31 «Граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

— п. 2 ст. 55 «В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

— п.1 ст. 15 «…Законы и иные акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ»;

Статьи 280 и 282 УК РФ, Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» и «Совместное решение генпрокуратуры, МВД и ФСБ» противоречат «Всеобщей Декларации прав человека», принятой всеми странами мира, в т. ч. РФ, в преамбуле которой провозглашено: «Принять во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и, самое главное, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью ЗАКОНА в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения».

Из вышеизложенного следует, что руководители высших правовых органов, которые должны стоять на страже законности, главные нарушители ее, демонстративно попирающие «Декларацию прав человека», действующую Конституцию РФ и основы морали. Они делают все, для того, чтобы народ воспользовался признанным правом на восстание.

В порядке выполнения указанных актов МВД и минюст при пассивном отношении, а точнее соучастии, генпрокуратуры развернули активную репрессивную деятельность по привлечению к уголовной ответственности лидеров народной оппозиции

МВД организовало в своем составе специальное репрессивное подразделение — «Департамент по противодействию экстремизму».

Минюст составил и опубликовал в интернете «Список экстремистских материалов», в котором перечислено (по состоянию на 12.02.10г.) 490 наименований листовок, статей. книг, выступлений, аудио-видеодисков и др. материалов (приложение № 3), а это значит, что было проведено 490 уголовных и судебных процессов по статьям 280 и 282 УК РФ, большинство из которых закончились уголовным наказанием.

При этом в большинстве случаев процессы «заказные», они проходят с грубым нарушением УПК РФ. В квартирах и на рабочих местах проводятся обыски, при этом людей третируют, судебные процессы так же проходят с грубыми нарушениями. В большинстве случаев процессы проходят на основе ложных и фальсифицированных лингвистических экспертиз или « заключений» своих сотрудников, судьи и прокуроры безосновательно отводят защитников и свидетелей, не принимают их показаний, обвиняемых отправляют на психиатрическую экспертизу и т. д. И без обоснованных доказательств выносят обвинительные приговоры.

В данном случае проблема важнее, она заключается не только защите прав и свобод человека, а в спасении народа и страны от оккупации и порабощения.

Указанные акты антинародны, они предназначены для предотвращения возможного протестного выступления общественности государствообразующего народа Р Ф против оккупационного режима, установленного в стране в настоящее время, имеющего целью проведение политики глобализма в т. ч.:

— уничтожение большей части населения страны (как и других народов мира) и принуждение оставшейся части его к жизни в условиях «Нового мирового порядка» (приведен сотрудником английских спецслужб Д. Колеманом в книге «Комитет 300» г. Москва, изд. «Витязь», 2009 г.; приложение № 3).

Эта деятельность нарушает статью 2. Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью….», а также п. 1. статьи 7: «РФ — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»; более того, она попадает под действие статьи 357 УК РФ «Геноцид» («Действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой, путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого их здоровью. насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения, либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы»; в данном случае угрозе подвергается государствообразующий народ, а не какая-то группа:

— окончательное разрушение народного хозяйства и обороноспособности, превращение страны в поставщика природных ресурсов в интересах мирового капитала (утверждения сделаны на основе информации прессы и результатах анализа положения в стране и за рубежом);

Эта деятельность нарушает п. 1. статьи 7 Конституции РФ: «РФ — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

В настоящее время «Русским антифашистским комитетом» было направлено письмо генеральному прокурору РФ, министру внутренних дел РФ и директору федеральной службы безопасности о неконституционности статей 280, 282, их совместного решения от 16.12.08 г. №№ 270/27Р, 1/9789, 38 и неправомерной деятельности по их выполнению (приложение № 5). На это письмо был получен ответ только от департамента МВД по противодействию экстремизму в виде отписки (приложение № 6).

«Русский антифашистский комитет» был вынужден обратиться в Верховный Суд с жалобой на эти организации (исх. № 5 от 11.02.10 г.) (приложение № 7). Ответ на него не получен.

Учитывая то, что выше приведенные обращения не дали никакого результата и то, что вопросы соответствия правовых актов Конституции РФ вне компетенции Верховного Суда, я обращаюсь с данной жалобой в Конституционный Суд.

Я, гражданин Российской Федерации, в целях защиты Родины и народа, настоятельно требую:

1. Признать статьи 280 и 282 УК РФ, Федеральный закон «О противодействию экстремистской деятельности» и совместное распоряжение генпрокурора, министра внутренних дел и директора Федеральной службы безопасности от 16.12.08 г. №№ 270/27Р, 1/9789, 38 не конституционными и подлежащими отмене.

2. Признать «Список экстремистских материалов» минюста неконституционным и подлежащим отмене.

Приложения:

№ 1. Жалоба в Конституционный Суд РФ — 2 экз.
№ 2. «Совместное решение генпрокуратуры, МВД и ФСБ от 16.12.08 г. №№ 270/27Р, 1/9789, 38 — 3 экз.

№ 3. Список минюста «Экстремистские материалы» (первый и последний листы) — 3 экз.
№ 4. «Новый мировой порядок» — 3 экз.
№ 5. « Письмо в генпрокуратуру, МВД, и ФСБ» от 30.11.09 г. 3 экз.
№ 6 «Письмо департамента по противодействию экстремизму»
За № 30/ж −311 от 02.12.09. г. 3 экз.
№ 7 «Жалоба в Верховный Суд» за № 5 от 11. 02. 10 г. 3 экз.