Статья гк рф введение в заблуждение

Статья 178 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

Новая редакция Ст. 178 ГК РФ

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Комментарий к Статье 178 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Лицом, управомоченным на предъявление иска, является сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения (например, покупка акций в неоправдавшемся расчете на получение больших дивидендов).

2. Что следует понимать под заблуждением относительно природы сделки? Именно этот вопрос вызывает наибольшие трудности в практике применения ст. 178. Прежде всего заметим, что ст. 178 обычно применяется в отношении двух- или многосторонних сделок, т.е. договоров. Заключение договора является одним из предусмотренных п. 2 ст. 307 ГК оснований возникновения обязательства. Это могут быть обязательства, предметом которых являются действия по передаче имущества (например, договор купли-продажи, поставки, мены, дарения, аренды, ссуды), выполнению работ или оказанию услуг (например, договор подряда, перевозки, транспортной экспедиции, хранения), уплате денег (например, договор займа, банковского вклада, факторинга) и др.

Действия, связанные с передачей имущества, могут подразделяться на действия по передаче имущества в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление либо во временное пользование с обязанностью его возврата. Передача имущества может производиться на возмездной (купля-продажа, аренда) или безвозмездной (дарение, ссуда) основе. В зависимости от того, должна ли сторона договора получить от другой стороны плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, договоры подразделяются на возмездные и безвозмездные (ст. 423 ГК РФ). Кроме того, договоры могут подразделяться на основные и предварительные (ст. 429 ГК РФ), а также отдельные, т.е. предусмотренные законом, и смешанные, т.е. сочетающие в себе элементы различных отдельных договоров (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Сочетание отмеченных выше признаков определяет правовую природу (вид) каждого конкретного договора, а сами эти признаки находят отражение в содержании договорного правоотношения, т.е. в совокупности субъективных прав и обязанностей его участников. Поэтому заблуждение относительно правовой природы договора с необходимостью оказывается сопряжено с заблуждением относительно содержания договорного обязательства. Такое заблуждение может оказаться следствием незнания закона, однако в этом случае оно не может явиться основанием для применения ст. 178. Например, стороны заключают договор купли-продажи и называют его при этом именно таким образом, но одна из сторон в силу правовой неосведомленности не имеет правильного представления о наступающих вследствие этого правовых последствиях (например, предполагает, что купля-продажа вещи означает передачу ее во временное пользование).

Для целей гражданско-правового регулирования следует исходить из того, что законы должны быть известны каждому участнику гражданского оборота, обладающему необходимой для совершения соответствующей сделки дееспособностью. Иной подход к этому вопросу ставил бы под угрозу стабильность гражданского оборота. Кроме того, вступать в обязательственные правоотношения без четкого представления о наступающих последствиях явно неразумно, а п. 3 ст. 10 ГК устанавливает презумпцию разумности действий участников гражданских правоотношений. Представляется, что опровержение этой презумпции возможно и допустимо лишь одновременно с установлением отсутствия у дееспособного лица в момент совершения сделки способности понимать значение своих действий или руководить ими, что может явиться основанием для признания сделки недействительной, но уже в порядке ст. 177 ГК, а не ст. 178.

Сказанное не означает, конечно, что заблуждение относительно правовой природы сделки никогда не может послужить основанием для применения ст. 178, поскольку такое заблуждение вовсе не обязательно может быть следствием незнания норм закона. Оно может оказаться и следствием неправильной оценки стороной сделки действительных намерений другой стороны, в результате чего стороны могут в принципе достичь соглашения о предмете договора (без чего договор вообще не мог бы считаться заключенным в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ), но тем не менее заблуждаться относительно вида заключенного договора и своих прав и обязанностей по нему. Такое возможно в основном при заключении договора в устной форме, поскольку в этом случае недостаточная ясность выражения сторонами своих действительных намерений оказывается наиболее вероятной.

3. Основным последствием признания этой сделки недействительной является двусторонняя реституция. Кроме того, заблуждавшаяся сторона вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. При этом вина другой стороны может иметь только форму небрежности, так как при умышленной форме вины сделка должна квалифицироваться как совершенная под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ). Если вина другой стороны не доказана, заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб.

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Комментарий к Ст. 178 ГК РФ

1. Настоящей статьей установлен один из наиболее сложно доказуемых на практике юридических составов оспоримым сделок — сделки, совершенные под влиянием заблуждения. Подобное основание было известно как дореволюционному, так и советскому законодательству. Г.Ф. Шершеневич называл такое основание неведением или ошибкой. И.Б. Новицкий писал: «Заблуждение как технический термин, обозначающий одно из оснований оспаривания сделки, требования о признании ее недействительной, предполагает, что при ее совершении лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке (в один ряд с неправильными представлениями надо поставить и неведение о каких-то обстоятельствах)… При решении вопроса о существенности заблуждения возникает вопрос и о критерии, которым нужно при этом руководствоваться: должен ли устанавливаться момент существенности заблуждения исходя из некоторого общего критерия или же необходимо основывать заключение на конкретных обстоятельствах, при которых совершалась данная сделка. Существенным должно признаваться заблуждение в таком моменте, который при данных конкретных обстоятельствах и для данного конкретного лица имел вообще существенное значение, но не в силу капризов лица, не ввиду его своеобразных вкусов и т.д., а по установившемуся пониманию того или иного обстоятельства в конкретных условиях» .

———————————
Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 102 — 106.

Статья 32 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 57 ГК РСФСР 1964 г. предусматривали возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения, но при этом критерии заблуждения не были установлены.

2. В комментируемой статье указывается, что заблуждение имеет существенное значение, а именно заблуждение:

— относительно природы сделки: «Под юридической природой сделки принято понимать совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого», «нужно относить к числу таких случаев совершение сделки, сходной по многим признакам, но существенно иной по правовым последствиям (поручение — комиссия — агентирование; купля-продажа — рента и т.п.), от той, которую сторона намеревалась совершить» . Как свидетельствует судебная практика, заблуждение стороны относительно объема прав, передаваемых ей по сделке, не может быть признано существенным и не является основанием для признания этой сделки недействительной;

———————————
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный).

— относительно тождества или таких качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Относительно понятия предмета сделки в науке нет единого подхода. Так, Г.Ф. Шершеневич предметом договора определял «юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т.е. наличность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием» .

———————————
Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. С. 74.

3. Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки. Причины заблуждения не имеют значения. Заблуждение может возникнуть по вине самого заблуждающегося, по причинам, зависящим от другой стороны или третьих лиц, а также от иных обстоятельств. Вина другой стороны в сделке влечет возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана (ст. 179 ГК).

Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения, как и относительно дохода, который могла бы получить сторона в сделке . По смыслу настоящей статьи сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны сформировалась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

———————————
Определение ВАС РФ от 18 апреля 2007 г. N 3959/07 по делу N А81-7232/2005.

Заблуждение в качестве предмета может повлечь ничтожность сделки, если переданный по договору объект становится непригодным для предполагаемой цели или количество не отвечает цели сделки.

Так, Высшим Арбитражным Судом РФ не признано существенным заблуждение относительно объекта, передаваемого по договору аренды. В качестве объекта недвижимости, предназначенного для осуществления розничной торговли, был передан объект, обладающий статусом памятника архитектуры, о чем не знал арендатор. Наличие или отсутствие у объекта статуса памятника архитектуры не влияло на действительность оспариваемой сделки, поскольку и в том, и в другом случае объект после капитального ремонта мог быть использован для торговой деятельности. Кроме того, спорный объект является вновь выявленным объектом историко-культурного наследия .

———————————
Определение ВАС РФ от 18 февраля 2009 г. N 1357/09 по делу N А57-1306/08-34.

Торги могут быть признаны недействительными в том случае, если проданная вещь окажется впоследствии не того качества, как это было определено. Так, например, посередине выставленного на аукцион и приобретенного обществом земельного участка проходили уличная водопроводная линия и линия электропередачи, что не было указано в информации при проведении аукциона. В соответствии с п. 1 ст. 274 ГК РФ прохождение указанных инженерных коммуникаций является обременением земельного участка сервитутом.

Верховным Судом РФ был признан недействительным договор дарения супругом своей доли в доме в пользу супруги (имущество, приобретенное до брака), поскольку даритель заблуждался относительно последствий такой сделки, не предполагал, что он лишается 1/2 части дома и права на жилище. Как выяснил суд, волеизъявление истца не соответствовало его действительной воле, он не имел намерения лишить себя права собственности на 1/2 доли дома и не предполагал, что ответчица сменит замки и воспрепятствует ему пользоваться домом, что она захочет вселить в дом взрослого сына от предыдущего брака. Суд также указал в решении, что заблуждение истца относительно сути договора дарения имеет существенное значение, поскольку он лишился права собственности. Собранными по делу доказательствами установлено, что даритель совершил договор дарения под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, — он не предполагал, что лишится права собственности на принадлежавшую ему часть дома и одаряемая будет вправе требовать от него освобождения жилой площади. При этом в качестве основания для признания договора недействительным было отклонено заблуждение относительно мотивов сделки — заключение договора с целью сохранения супружеских отношений .

———————————
Определение ВС РФ от 3 декабря 1998 г. N 10-Вп98-15.

4. Признаком существенного заблуждения был признан судом факт неправильного указания общей стоимости в договоре купли-продажи. Между продавцом и покупателем был заключен договор купли-продажи акций в количестве 100 штук номинальной стоимостью 500 рублей. Договором предусмотрено, что цена продаваемого пакета акций составляет 10 тыс. рублей. Данная сумма покупателем уплачена. Суд установил, что действительная воля продавца была направлена на отчуждение этих ценных бумаг по цене 500 рублей за акцию. При этом указанная истцом сумма (40 тыс. рублей) не рассматривается в качестве реального ущерба (п. 2 комментируемой статьи), а представляет собой не уплаченную покупателем часть номинальной стоимости акций, которую рассчитывал получить продавец при отчуждении ценных бумаг .

———————————
Определение ВАС РФ от 26 апреля 2007 г. N 8192/06 по делу N А41-К1-3729/06.

При решении вопроса о существенности заблуждения суды учитывают и субъективные факторы, относящиеся к участнику сделки. Так, Определением Верховного Суда РФ от 25 июня 2002 г. N 5-В01-355 было рекомендовано исходить из существенности данного обстоятельства для конкретного лица с учетом особенностей его положения, состояния здоровья, характера деятельности, значения оспариваемой сделки. Судом первой инстанции эти юридически значимые обстоятельства учтены не в полной мере. Истец 1920 г. рождения, участник и инвалид Великой Отечественной войны в силу возраста и состояния здоровья мог заблуждаться относительно природы сделки и значения своих действий, поскольку он в своих жалобах в вышестоящие судебные инстанции утверждает, что при заключении оспариваемой сделки путал дарение с завещанием, считал, что за ним сохраняется право пользования домом и прилегающим к нему земельным участком.

5. Положение о существенном характере заблуждения предусмотрено и в зарубежном законодательстве, в частности в § 119 Германского гражданского уложения, разд. 3 Гражданского кодекса Нидерландов, ст. 110 Французского гражданского кодекса, § 871 Австрийского уложения, ст. 1400 Гражданского кодекса Квебека.

Умышленное введение в заблуждение: определение понятия согласно статьям УК РФ

Лицо, вводящее в заблуждение оппонентов, зачастую преследует целью получение выгоды и прибыли. Чаще всего этот термин соотносим со взаимоотношениями покупателя и продавца, где часто можно слышать про обман потребителей.

Введение в заблуждение при заключении договора нередко в наше время. Договор может быть исполнен в условиях обмана, но если сторона отношений, подвергшаяся заблуждению, посчитает условия не выгодными, сделка может быть расторгнута даже в одностороннем порядке. Обращение в суд за восстановлением нарушенных прав и расторжением договора возможно в течение 3 лет с момента его заключения.

Умышленное введение в заблуждение в уголовном процессе наиболее ярко выражается на стадии следствия, когда подозреваемые, обвиняемые (реже свидетели и потерпевшие) пытаются направить следователя по ложному пути расследования и установления обстоятельств дела. За умышленное искажение действительность, утаивание важных фактов, сообщение ложных сведений предусмотрена уголовная ответственность. Подробнее об этом читайте на нашем сайте https://lexconsult.online/5786-otvetstvennost-za-dachu-zavedomo-lozhnyh-pokazanii-stati-zakona

Лишь в случае непредумышленного обмана лицо может избежать наказания ввиду отсутствия одного из главных признаков преступления – субъективной стороны (умысел).

Заблуждение в гражданском производстве (ст.178, 179 ГК РФ )

Помимо этого, эта статья в редакции 2013 года, указывает перечень ситуаций, при возникновении которых сделка будет признана недействительной ввиду заблуждения одной из сторон:

  • имеются оговорки, описки в тексте договора;
  • заблуждение связано с предметом договорных отношений, т.е. его существенные качества не соответствуют предъявляемым требованиям;
  • заблуждение связано с личностью второй стороны договора;
  • несоответствие природы сделки объективной действительности, ошибка в обстоятельствах сделки.

Мотивы заключенных сдельных отношений не имеют никакого значения на заключение договора, поэтому в любом случае не смогут впоследствии повлиять на отмену принятых на себя обязательств.

Если в судебном порядке сделка, заключенная под влиянием угрозы, обмана и т.д., признается недействительной, с виновной стороны может быть взыскана не только сумма реального ущерба, но и упущенная выгода. В некоторых случаях, когда ущерб не выявлен, заявитель может обратиться за взысканием неустойки или убытков, оставив существенные условия договора без изменений.

Если обе стороны сделки согласны продолжать сотрудничество на заданных условиях, независимо от того, что к данному факту применима статья за намеренное введение в заблуждение, в суде такие отношения по основанию заблуждения не могут быть признаны недействительными.

Введение в заблуждение должностным лицом

Должностное лицо – это тот, кто занимает ответственное положение по роду деятельности, способен совершать юридически значимые действия, равно как и нести ответственность за свои деяния. К должностным лицам нашей страны отнесены все граждане, находящиеся на службе в Вооруженных силах, правоохранительных структурах, государственных органах, органах муниципальных и местных управленческих структур и организаций.

Законодательными актами Российской Федерации в настоящее время не закреплена обязанность должностных лиц разъяснять каждому порядок своих действий, тем более со ссылками на определенные нормы права.

Единственным исключением, когда все же понадобится разъяснение, является ограничение прав, свобод и законных интересов гражданина (задержание подозреваемого в уголовном процессе, арест имущества, доставление в орган дознания и т.д.). В этом случае необходимо указать на нормы права, разрешающие совершение ограничивающих действий.

Введение в заблуждение должностным лицомне будет подлежать наказанию и в том случае, когда в ходе личного приема вы получили неправильные ответы на заданные вопросы. В случае, когда вы получаете письменный ответ, не соответствующий в действительности, особенно если в дальнейшем он повлек какие-то негативные последствия, можно обратиться в вышестоящую структуру с жалобой и требуя привлечения к дисциплинарной ответственности лица, допустившего оплошность в работе.

Обманные действия по ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 165 Уголовного кодекса Российской Федерации (Долинская В.В., Шишко И.В.)

Дата размещения статьи: 14.09.2017

Действующее законодательство не содержит понятия обмана, хотя многие отрасли права и законодательства к нему обращаются. Назовем в качестве ключевых норм:
— ст. 179 «Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств» ГК РФ;
— ст. 14.7 «Обман потребителей» КоАП РФ;
— ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» УК РФ.
В лучшем случае упоминаются частные случаи обмана, например: «намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота» (ч. 2 п. 2 ст. 179 ГК РФ), «обмеривание, обвешивание или обсчет потребителей при реализации товара (работы, услуги)» (п. 1 ст. 14.7 КоАП РФ), «введение потребителей в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара (работы, услуги) при производстве товара в целях сбыта либо при реализации товара (работы, услуги)» (п. 2 ст. 14.7 КоАП РФ).
Обратимся к справочной литературе.
В Большом толковом словаре русского языка дается следующее объяснение: обман(-а): м. 1. Слова, поступки, действия и т.п., намеренно вводящие других в заблуждение .
———————————
Большой толковый словарь русского языка. Институт лингвистических исследований Российской академии наук. СПб., 2000. С. 673.

Значение слова «обман» по Т.Ф. Ефремовой: 1. Действие по знач. глаг.: обмануть. 2. То, что сознательно вводит кого-л. в заблуждение, обманывает; ложь. 3. Состояние обманутого; заблуждение. 4. Ошибочное, мнимое представление; иллюзия .
———————————
Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. М., 2009.

Толкование в словаре С.И. Ожегова: Обман, -а, муж. 1. См. обмануть. 2. То же, что ложь. На обмане далеко не уедешь (посл.). Пойти на о. (решиться солгать). 3. Ложное представление о чем-н., заблуждение. Ввести в о. О. зрения (зрительная ошибка). О. чувств (ошибка в своем отношении к кому-н., в восприятии кого/чего-н.) .
———————————
Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и образование; Оникс, 2011.

По Философскому словарю Конт-Спонвиля, обман — ложь, произносимая с целью ввести в заблуждение (но не в качестве иносказания или иронии) и с полным осознанием, что произносимое — ложно .
———————————
Конт-Спонвиль А. Философский словарь. М.: Палимпсест; Этерна, 2012.

Согласно Энциклопедии эпистемологии и философии науки обман — ложное, неверное сообщение, способное ввести в заблуждение; дезинформация, достигшая своей цели . Там же указано на необходимость различать обман как действие и как результат, учитывать его сложную функциональную структуру. Это предполагает выяснение следующих вопросов: кто обманывает, кого, зачем и каким образом? Анализ структуры обмана предполагает выделение и описание трех качеств: «обманывающего», «обманываемого» и «обманутого». «Обманываемый» — тот, кому адресуется ложное сообщение, но который еще не принял его на веру, занимает выжидательную или скептическую позицию, подозревая дезинформацию, либо уже смог разоблачить обман. «Обманутый» — это тот, кто принял ложное сообщение и сообразует с ним свои мнения, оценки, действия. Качество «обманывающего» определяется стремлением реализовать дезинформационную интенцию; его типичными свойствами являются притворство, хитрость, способность фабриковать правдоподобные объяснения. для достижения дезинформационного эффекта. Акт обмана является двуслойным: несет ложное, неверное сообщение и вместе с тем ложную, превратную, противоположную по своему ценностному значению форму действия.
———————————
Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: Канон+; Реабилитация, 2009 (автор статьи — Д.М. Дубровский).

Из этих общих характеристик мы выводим для нужд исследования обманных действий по ГК РФ и УК РФ следующее:
— действие;
— умышленное;
— наличие как минимум двух участников отношения;
— результатом выступает несовпадение искусственно создаваемого представления с действительностью;
— последствия как определяющие момент завершенности;
— сопряженность с другими понятиями, например заблуждением.
Несмотря на в целом неудачный, на наш взгляд, характер юридических словарей, определение обмана содержится и в них, но применительно только к одной отрасли права: «Обман (лат. fraus, fraudis; англ. deception/fraud) — в гражданском праве умышленное введение в заблуждение одной стороной сделки другой ее стороны с целью совершения сделки. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в т.ч. к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки (см. подр.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М., 1997). Обман может выражаться как в совершении действий (напр., сообщении ложных сведений), так и в бездействии (напр., умолчании о фактах, имеющих существенное значение для сделки).
При обмане сторона, заключающая сделку, выражает желание совершить то, что ей предложено, и потому волеизъявление как необходимое условие сделки здесь присутствует. Однако если бы сторона, действовавшая под влиянием обмана, знала истинное положение дела, то она не дала бы согласия на заключение сделки. Сделка, заключенная под влиянием обмана, не соответствует истинным намерениям обманутой стороны. В силу этого и римское право, и современные законодательства не признают действительности сделки, заключенной под влиянием обмана. » .
———————————
Энциклопедия права. 2015 // URL: http://encyclopediya_prava.academic.ru/3640 (дата обращения: 30.12.2016).

В действительности значимые для доктрины и правоприменения характеристики обмана до недавнего времени давались применительно к уголовному праву, а гражданское право ими пользуется.
Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.1975 N 2 «О судебной практике по делам об обмане покупателей и заказчиков» было указано, что «под иным обманом. следует понимать любые действия виновного, направленные на получение от граждан сумм, превышающих стоимость приобретенного товара или оказанной услуги (. завышение сложности и объема фактически выполненных работ. и т.п.)».
———————————
Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (СССР, РСФСР) по уголовным делам. М., 2000. С. 173.

Президиум Куйбышевского областного суда в одном из постановлений определил обман как «умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с этой целью заведомо ложных сведений» .
———————————
См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. N 2. С. 14.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» содержится характеристика обмана применительно к смежному составу мошенничества и непосредственно к ст. 165 УК РФ: «2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.
16. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.
При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.
Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта».
В XXI в. квалификация обманных действий стала привлекать внимание судов и по гражданским делам.
В Постановлении Третьего арбитражного апелляционного суда от 28.12.2010 по делу N А33-8166/2010 отмечается: «Обман должен затрагивать существенные моменты формирования внутренней воли, такие, при достоверном представлении о которых сделка бы не состоялась»; именно обман выступает «побудительной причиной совершения сделки».
———————————
СПС «КонсультантПлюс».

В п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» указано: «Обман при совершении сделки (статья 179 ГК РФ) может выражаться в намеренном умолчании лица об обстоятельствах, о которых оно должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота».
———————————
Вестник ВАС РФ. 2014. N 2.

С внесением изменений в 2013 г. ст. 179 ГК РФ дополнилась частным случаем обмана: «Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота». То есть указано на включение в состав правонарушения бездействия (пассивного деяния) и еще раз подчеркнут характер вины — умысел.
В п. 99 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума N 25) это связано с принципом (презумпцией) добросовестности: «. обманом считается не только сообщение информации, не соответствующей действительности, но также и намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота (п. 2 ст. 179 ГК РФ)».
———————————
Российская газета. 2015. 30 июня.

Возможно, недостаточное внимание к обманным действиям и санкциям за них связано с тем, что длительное время они не разделялись по отраслям права.
Обман как способ совершения правонарушений против собственности появился в русских летописях русского законодательства «с тех пор, когда имущественный оборот нашего общества достиг той степени развития, на которой для него необходимо взаимное доверие, врываясь последовательно в различные отношения по степени этой необходимости» .
———————————
Фойницкий И.Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование: В 2 ч. М., 2006. Ч. 1. С. 103.

В Судебнике Ивана Грозного 1550 г. обман впервые, на наш взгляд, поименован в качестве самостоятельного состава преступления, причем отделенного от мошенничества и воровства: «А мошеннику та же казнь, что и татю, а обманщика бити кнутьем» (ст. 58).
В Указе Екатерины II 1781 г. «О разных видах воровства и какие за них наказание чинит» обман рассматривается как способ мошенничества: «Воровством-мошенничеством называется, когда кто на торгу или в ином многолюдном месте у кого из кармана что вынет, или обманом, или вымыслом, или внезапно у кого что отнимет, или унесет, или от платья полу отрежет, или позумент спорет, или шапку сорвет, или купит что и не заплатив денег скроется, или обманом, или вымыслом продаст, или отдаст поддельное за настоящее, или весом обвесит или мерою обмерит, или что подобное обманом или вымыслом себе присвоит без воли и согласия хозяина».
В XIX в. происходит разделение (во всяком случае — нормативное) уголовных преступлений и гражданско-правовых сделок с применением одних и тех же обманных действий.
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в уголовно наказуемых деяниях рассматривало обман, в отличие от актов Ивана Грозного, как способ хищения: «Воровством-мошенничеством признается всякое посредством какого-либо обмана учиненное похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества». В последующих редакциях Уложения мошенничеством именуется «всякое обманное похищение чужого движимого имущества».
При смешении преступлений Уложение отличало от мошенничества «обманы всякого рода в обязательствах», ответственность за которые предусматривалась в самостоятельной главе данного акта.
По ст. 2200 Уложения наказанию подлежал тот, кто из корыстных или иных личных мотивов путем умышленного сообщения кому-нибудь заведомо ложных известий о мнимых происшествиях или обстоятельствах побуждает его к невыгодной сделке или вовлекает в неудобное для него предприятие.
В праве царской России не содержалось общих постановлений о влиянии обмана на силу юридических сделок, но из сопоставления ст. 701 т. X, ч. 1 Свода законов Российской империи, гласящей, что «произвол и согласие должны быть свободны», и ст. 1518, признающей недействительной куплю-продажу вещей, не соединяющих в себе выговоренных качеств, — в доктрине и судебной практике вывели правило о том, что «обман подрывает свободную волю обманутой стороны и дает ей право требовать уничтожения договора» (кас. реш. 1890 г. N 9). По разъяснению Сената, «свободная воля договаривающихся подрывается не только обманом, как уголовным преступлением, но и введением в заблуждение для склонения к заключению невыгодной сделки, как посредством ложных удостоверений, так и через умолчание истины» (1883. N 78; 1890. N 9) .
———————————
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона // URL: http://tolkslovar.ru/o1167.html (дата обращения: 30.12.2016).

Традиция рассмотрения обмана как способа мошенничества, а не самостоятельного состава прослеживается и далее в актах царской России. В Уголовном уложении 1903 г. ответственность за мошенничество была предусмотрена в гл. 33 «О мошенничестве» и под ним понималось похищение посредством обмана чужого движимого имущества в целях присвоения, а также похищение чужого движимого имущества в целях присвоения посредством обмера, обвеса или иного обмана в количестве или в качестве предметов при купле и продаже или иной возмездной сделки, а равно побуждение посредством обмана с целью доставить себе или другому имущественную выгоду к уступке права по имуществу или ко вступлению в иную невыгодную имущественную сделку. В ст. 593 Уголовного уложения, где устанавливалась ответственность за мошенничество в сфере недвижимости, в понятие обмана включалось бездействие — сокрытие во вред покупщику или залогопринимателю лежащих на имуществе запрещений или обязательств.
Советский период развития отечественного права знаменовался закреплением рассматриваемых составов в качестве самостоятельных по отраслям.
В ст. 32 ГК РСФСР 1922 г. было предусмотрено: «Лицо, совершившее сделку под влиянием обмана, угроз, насилия или вследствие злонамеренного соглашения его представителя с контрагентом или вследствие заблуждения, имеющего существенное значение, может требовать по суду признания сделки недействительной полностью или в части» .
———————————
Гражданский кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904 (с изм., утрат. силу).

В УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. обман предусматривался в составах мошенничества; обманного изменения с корыстной целью вида и свойства предметов, предназначенных для сбыта или общественного употребления, а равно сбыта таких предметов; фальсификации предметов потребления, могущей причинить или причинившей вред здоровью, а также предполагался как способ (без прямого указания об этом в законе) при совершении ряда хозяйственных преступлений и преступлений против порядка управления (например, фальшивомонетничества). В примечании к ст. 187 УК 1922 г. о мошенничестве было дано определение обмана: обманом считается как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение о которых было обязательно.
УК РСФСР 1960 г. называл обман в качестве способа совершения мошенничества (ст. ст. 93 и 147), иного причинения имущественного ущерба при отсутствии признаков хищения, обмана покупателей, заказчиков и др.
В ст. 94 УК РСФСР 1960 г. была установлена ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.
В ст. 58 ГК РСФСР 1964 г. была предусмотрена недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.
———————————
Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407 (с изм., утрат. силу).

Нормы Кодексов 1960-х гг. были восприняты современными кодексами, хотя и претерпели неоднократные изменения.
Так, ст. 179 ГК РФ 1994 г. посвящена недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств.
В ст. 165 УК РФ 1996 г. получила закрепление ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Кроме того, в Уголовном кодексе обман является признаком мошенничества (ст. 159) и способом совершения ряда других преступлений, из которых в сфере экономической деятельности интересны ст. 159.3 «Мошенничество с использованием платежных карт» и ст. 159.5 «Мошенничество в сфере страхования».
К сожалению, в доктрине и правоприменительной практике возникает много проблем, связанных с квалификацией и разграничением обманных действий со смежными деяниями как в своей отрасли права, так и в другой, также направленной на защиту прав участников гражданского оборота, собственности.
Самым простым элементом при сравнении обманных действий по ст. 179 ГК и ст. 165 УК представляется субъектный состав.
По общему мнению, и там, и там это могут быть любые правосубъектные лица .
———————————
См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011 (авт. ком. к гл. 9 ГК — Р.О. Халфина, с изм. и доп. Н.М. Коршунова); Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (исправлен, дополнен, переработан) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013 (авт. ком. к ст. 165 УК — Ю.В. Грачева).

Однако не забывать специфику как субъектного состава, так и правосубъектности в гражданском и уголовном праве .
———————————
См. подробнее: Долинская В.В. Правовой статус и правосубъектность // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 2.

С учетом рассмотренного выше значения понятия «обман» и формы вины (о чем будет сказано ниже) применение ст. 179 ГК РФ затрудняется в отношениях с участием юридических лиц. Стороной по сделке, безусловно, может выступать юридическое лицо. Но имеет значение персонификация организации.
По общему правилу юридическое лицо приобретает субъективные права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Органы юридического лица представляют собой его составную часть, которая согласно имеющимся у нее полномочиям формирует и выражает волю юридического лица, руководит его деятельностью.
Гражданское право и ГК РФ по-прежнему содержат закрытый перечень субъектов гражданских правоотношений, в который органы юридического лица не входят.
В то же время их действия значимы для организаций (п. 1 ст. 53 ГК РФ). В законе разграничиваются действия органов юридического лица и самой организации (например, ст. 174 ГК РФ). Решения органов юридического лица могут быть обжалованы в суде и признаны недействительными (п. 1 ст. 65.2 ГК РФ, ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» , п. 8, 9 ст. 26 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» ). В специальной литературе органы юридического лица, относящиеся к корпорациям, признаются субъектами внутренних, внутрикорпоративных, корпоративных отношений .
———————————
СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1 (с изм.).
СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 1918 (с изм.). См. также: ст. 12 ГК; п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
См. подробнее: Долинская В.В. Органы юридического лица: проблемы доктрины и современного законодательства (на примере акционерного общества) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 11; Она же. Корпоративные отношения в предмете гражданского права // Всероссийский научный журнал «Вопросы правоведения». 2015. N 5.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 09.02.1999 N 6164/98 прямо указывалось, что «орган юридического лица не является представителем последнего. Согласно ст. 53 ГК органы юридического лица, к числу которых относится и руководитель, не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты правоотношений и являются частью юридического лица» .
———————————
Вестник ВАС РФ. 1999. N 9.

Аналогичный подход наблюдается в административном праве. Согласно ч. 2 п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.2007 N 46 «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» в целях КоАП РФ законными представителями организации являются ее руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица (ч. 2 ст. 25.4 КоАП РФ). Указанный перечень законных представителей юридического лица является закрытым (ч. 3 п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 26.07.2007 N 46). Различаются органы юридического лица и лица, осуществляющие функции органов юридического лица. Именно последние как субъекты административных, гражданских и процессуальных отношений являются законными представителями юридического лица.
———————————
Вестник ВАС РФ. 2007. N 9.

Следовательно, нас интересует фигура лица, персонифицирующего в сделке организацию.
При применении ч. 3 п. 2 ст. 179 ГК РФ, в частности, считается, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки (ч. 4 п. 99 Постановления Пленума N 25). Если сторона не знала, что указанные лица без ее ведома совершили обман, т.е. произошел т.н. эксцесс исполнителя (позволим себе использовать уголовно-правовую терминологию), сторона должна доказать это обстоятельство, в т.ч. мотивы обмана, поскольку эти лица должны были действовать в интересах стороны сделки, не имея собственного.
Фигура лица, персонифицирующего в сделке организацию, также значима для разграничения собственно обманных действий и смежных составов недействительных сделок, особенно по ст. 173.1 «Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления», ст. 174 «Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица» ГК РФ, которая фактически поглотила входивший ранее в ст. 179 ГК РФ состав сделки, совершенной под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.
По сложившейся судебной практике не признается виновным в совершении обманных действий по рассматриваемой статье государство или муниципальное образование. И здесь также активно эксплуатируется тема персонификации участника сделки.
По ст. 165 УК РФ следует рассмотреть фигуры как потерпевшего, так и преступника.
Так как по действующему уголовному законодательству России субъектом преступления может быть только физическое лицо, мы резко сужаем круг участников исследуемых отношений.
А.Н. Гуев справедливо отмечает, что чаще всего между виновным и потерпевшим существуют либо трудовые, либо гражданско-правовые отношения (основанные, например, на договоре подряда, поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом) . Однако эта связь также требует уточнения.
———————————
См.: Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей // Система «ГАРАНТ», 2010.

При совершении аналогичных действий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, с использованием своих полномочий вопреки законным интересам этой организации, содеянное должно квалифицироваться по ст. 201 УК РФ, а при определенных условиях — по ст. 204 УК РФ. Если подобные действия совершаются должностным лицом с использованием служебных полномочий, деяние следует квалифицировать в зависимости от обстоятельств как злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) либо как получение взятки (ст. 290 УК РФ).
Под действие ст. 165 УК РФ подпадают физические лица, связанные с потерпевшим определенной обязанностью (терминология гражданского права), которая будет раскрыта при рассмотрении объективной стороны преступления.
В тексте закона прямо указано, что имущественный ущерб причиняется «собственнику или иному владельцу имущества». Несмотря на встречающуюся в литературе критику , нам эта формулировка представляется достаточной, хотя и требующей обращения к гражданскому праву.
———————————
См., например: Ботвин И.В. Уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: Автореф. дис. . к. ю. н. Омск, 2016. С. 8.

Понятие «собственник» явно использовано в правовом, а не экономическом смысле.
Основываясь на ч. 2 ст. 8 Конституции РФ («В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности»), а также п. 1 ст. 212 ГК РФ «Субъекты права собственности» («В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности»), мы приходим к выводу, что потерпевшим может быть: государство (Российская Федерация и субъекты Российской Федерации), муниципальные образования, физические и юридические лица. Конечно, здесь также значима персонификация государства и юридических лиц, но особых проблем мы не видим.
Сложнее обстоит дело с понятием «иной владелец имущества».
Из анализа содержания Гражданского кодекса Российской Федерации можно сделать вывод о классификационных группах имущественных отношений по содержанию:
1) связанные с принадлежностью имущества конкретному лицу (статика):
а) возникающие в связи с нахождением имущества у собственника (например, право собственности — ст. 209, 213 — 215 ГК РФ);
б) возникающие в связи с нахождением имущества у лица, не являющегося его собственником (например, ограниченные вещные права — ст. 216, гл. 19 ГК);
2) связанные с переходом имущества от одних лиц к другим (динамика):
а) договорные обязательства (например, договор купли-продажи, дарения, аренды — гл. 30, 32, 34 ГК РФ);
б) деликтные обязательства:
— возникающие из причинения вреда (гл. 59 ГК РФ);
— возникающие из неосновательного обогащения или сбережения имущества (гл. 60 ГК РФ);
в) отношения по внедоговорному правопреемству:
— при наследовании (раздел V ГК РФ);
— при реорганизации юридических лиц (ст. 57 — 60 ГК РФ).
Первая группа имущественных отношений намечена в ч. 1 п. 1 ст. 2 ГК РФ словами: «Гражданское законодательство определяет. основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав. » В.Ф. Яковлев указывает, что ядром предмета гражданского права являются отношения собственности .
———————————
Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972.

Вторая — словами в той же норме: «Гражданское законодательство. регулирует. договорные и иные обязательства. «
Гражданско-правовое регулирование отношений собственности включает в себя право собственности, иные (ограниченные) вещные права, значительную часть обязательственного права.
Таким образом, иным владельцем, упомянутым в ст. 165 УК РФ, может быть любое лицо, которому имущество принадлежит на законном основании, как вещном, так и обязательственном праве (учреждение, которому собственник передал имущество в оперативное управление, или арендатор, залогодержатель).
В эту категорию не включаются незаконные недобросовестные владельцы (см. ст. 303 ГК РФ). В связи с несовпадением понятий «незаконность» и «неправомерность» и давними дискуссиями в гражданском праве по вопросу защиты вещных прав проблемы могут возникать и в уголовном праве.
———————————
См., например: Аванесов Э.В. Проблемы защиты собственности в гражданском праве и уголовном процессе: Дис. . к. ю. н. М., 1993; Амфитеатров Г.Н. Вопросы виндикации в советском праве // Сов. гос. и право. 1941. N 21.

Интересы недобросовестного приобретателя по общему правилу охране не подлежат как достигавшиеся противоправными действиями. К таким лицам, бесспорно, мы отнесем завладевшего имуществом в результате хищения, скупщика краденого и т.п.
Сложнее определить правовой статус лица, приобретшего имущество по неоправданно низкой цене (варианты: на распродаже, в результате кабальной сделки и т.д.), по сделке, совершение которой скрывается от окружающих (варианты: от незаконного владельца, от скрывающего от окружающих свое бедственное финансовое положение), и т.д.
В уголовном праве, в отличие от гражданского, мало внимания уделяется вопросу защиты прав незаконного добросовестного владельца. Может ли он выступать потерпевшим по ст. 165 УК РФ?
В тех случаях, когда вопросов по поводу незаконности и недобросовестности владения не возникает, потерпевшим считается собственник (либо законный добросовестный владелец), имуществу которого причинен ущерб.
Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий недействительности является способом защиты субъективных гражданских прав (ст. 12 ГК РФ). Это еще один аргумент в пользу квалификации обманных действий по ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве правонарушения (так же как и по ст. 165 УК РФ).
Состав правонарушения признается общим основанием ответственности. Различают четыре элемента правонарушения:
1) противоправность поведения;
2) наличие вреда или убытков;
3) причинная связь между противоправным поведением нарушителя и наступившими вредоносными последствиями;
4) вина правонарушителя.
Это более распространенная характеристика в праве, чем объективная, субъективная сторона преступления и т.п., поэтому наше изложение будет приближено именно к ней.
Характеристику поведения — обмана — мы дали ранее. Сейчас попробуем выявить также родовые и видовые особенности.
Сделка, совершенная под влиянием обмана, входит в число объединенных ст. 179 ГК РФ по признакам наличия искаженного волеобразования и/или волеизъявления у одной стороны и недобросовестного поведения другой.
Как было установлено нами ранее, обман может выражаться в активных действиях, направленных на формирование порочной воли, или представлять собой бездействие с той же целью.
В пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6 было указано, что во избежание теоретических споров в законе специально подчеркивается, что обманные действия могут заключаться в умолчании об обстоятельствах, о которых лицо должно сообщить контрагенту, исходя из требований справедливого оборота; это соответствует подходам развитых европейских правопорядков.
На практике различают обман, влекущий признание сделки недействительной, и смежные с ним случаи неисполнения или ненадлежащего исполнения возникшего из сделки обязательства. Например, продавец, не сообщивший покупателю об известных ему дефектах отчуждаемого им имущества, несет ответственность за ненадлежащее исполнение договора купли-продажи (ст. 475 — 476 ГК РФ). В случае продажи вещи, когда продавец скрыл, что она является краденой или подлежит уничтожению, сделка по требованию покупателя может быть признана недействительной как заключенная под влиянием обмана.
В некоторых случаях законодатель специально делает отсылку к ст. 179 ГК РФ.
Например, согласно ч. 1 п. 3 ст. 944 ГК РФ, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в п. 1 той же статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ГК РФ.
Для нас также представляет интерес ч. 2 п. 3 ст. 944 ГК РФ: «Страховщик не может требовать признания договора страхования недействительным, если обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали». Распространяется ли этот частный случай на общее правило ст. 179 ГК РФ?
Представляется, что ответ надо искать в общих положениях о недействительности сделок и последствиях обманных действий по ст. 179 ГК РФ.
Согласно ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.
Статьи 167 и 179 ГК РФ указывают на материальные (имущественные) последствия совершения таких сделок — такой элемент правонарушения, как наличие вреда или убытков, — и на необходимость возврата всего полученного по сделке и возмещения убытков.
То есть речь идет об ответственности не за факт нарушения (как, например, в случае неустойки), а за факт причинения вреда.
Кроме того, закон четко определяет случаи невозможности использования такого способа защиты субъективных прав (ч. 4 п. 2 ст. 166, п. 5 ст. 166, п. 4 ст. 167 ГК РФ).
Как в уголовном, так и в гражданском праве, проблему составляет разграничение обмана и заблуждения. Кратко и емко охарактеризовал их А.Н. Гуев: обман предполагает определенное виновное поведение стороны, пытающейся убедить другую сторону в таких качествах, свойствах, последствиях сделки, которые заведомо наступить не могут. Заблуждение же является результатом их (или одной из них) неверного представления о последствиях сделки; при обмане действительные последствия совершаемой сделки заведомо известны, желательны для одной из сторон, в то время как при заблуждении обе стороны могут неправильно представлять характер сделки, ее последствия и т.д. .
———————————
Гуев А.Н. Указ. соч. (ком. к ст. 178 ГК).

От себя добавим также: для заблуждения основной является степень существенности, для обмана она не играет роли, будучи поглощена причинной связью; заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной, обман может касаться как элементов сделки, так и ее мотивов, определяющим при этом опять-таки будет причинная связь.
На значимость причинной связи для всех составов сделок, объединенных ст. 179 ГК РФ, указывала Р.О. Халфина .
———————————
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.

В абз. 3 п. 99 Постановления Пленума N 25 особое внимание обращено на то, что «сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки» (выделено нами. — В.Д., И.Ш.). Это дословное повторение п. 9 письма Президиума ВАС РФ N 162.
Кодекс квалифицирует обман как намеренное деяние (ч. 2 п. 2 ст. 179 ГК), указывает признак вины (ч. 3 п. 2 ст. 179 ГК).
В абз. 3 п. 99 Постановления Пленума N 25 указано на необходимость установления умысла лица, совершившего обман.
Р.О. Халфина указывала также, что одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны .
———————————
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Я.Е. Парций считает необходимым для признания наличия обмана доказать, что лицо действовало недобросовестно и умышленно .
———————————
См.: Парций Я.Е. Постатейный комментарий к Федеральному закону от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части 1 и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Система «ГАРАНТ», 2013.

Единственными выявленными нами авторами, кто ставит этот признак под сомнение, являются А.В. Арендаренко и И.И. Голубов: «. основными признаками, отграничивающими уголовную ответственность от гражданско-правовой при обмане или злоупотреблении доверием, являются преднамеренность обмана и корыстная цель» .
———————————
Арендаренко А.В., Голубов И.И. Разграничение уголовной и гражданско-правовой ответственности при обмане или злоупотреблении доверием // Юрист. 2002. N 4.

Не касаясь в данном исследовании различий вины в гражданском и уголовном праве, специфики вины юридических лиц, зададимся еще одним вопросом: а на что именно направлен умысел недобросовестной стороны в сделке?
Обман чаще всего связан со стремлением незаконного обогащения . В пользу имущественного характера правонарушения свидетельствует и наличие вреда или убытков, о чем было сказано выше. Но специально этот вопрос в литературе не исследовался.
———————————
См., например: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4. С. 13.

Еще острее он встает в уголовном праве, где ст. 165 УК РФ исключает признаки хищения. Может ли быть обман без корыстной цели? Как соотносятся корыстная цель и хищение?
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ, неоднократно привлекала внимание ученых и правоприменителей своей неоднозначностью.
Обман выступает способом причинения имущественного ущерба, которое исходя из диспозиции ст. 165 УК РФ является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления.
А дальше необходимо обратиться как к гл. 21 УК РФ «Преступления против собственности» в целом, так и к понятию «имущество» в гражданском и уголовном праве.
Обманные действия по ст. 165 УК РФ входят в число преступлений в сфере экономики, преступлений против собственности, корыстных преступлений, но. без признаков хищения.
Понятие «хищение» раскрывается в примечании 1 к ст. 158 УК РФ: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».
Противоправность здесь безусловна.
Несколько сложнее обстоит дело с безвозмездностью. Реального возмещения потерпевший не получает, но, как свидетельствует практика, иногда это не означает отсутствие встречного удовлетворения полностью.
Представляется полезным вспомнить классификацию договорных обязательств в гражданском праве по наличию встречного удовлетворения на возмездные и безвозмездные, а первых — по объему такого удовлетворения — на эквивалентные и неэквивалентные .
———————————
См.: Долинская В.В. Договоры в предпринимательской деятельности: Учеб. пособие. М.: Эксмо, 2005.

В случае, например, непередачи собственнику или приравненному к нему лицу всего положенного следует говорить не о безвозмездности, а неэквивалентности.
Самое сложное — соотнести понятие Уголовного кодекса «изъятие и (или) обращение чужого имущества в свою пользу или в пользу третьих лиц» с цивилистическими представлениями об имуществе.
Уголовный закон не дает определения имуществу, но из смысла ст. 104.1 УК РФ мы выводим его состав: деньги, ценности и что-то еще. Статья 104.2 УК РФ сводит это понятие к предметам (материального мира). А ст. 141.1 УК РФ наряду с нормами гл. 21 свидетельствует о том, что Кодекс различает имущество и выгоды имущественного характера.
В действующем гражданском законодательстве понятие «имущество» используется в трех смыслах:
1) вещи (например, ст. 211 ГК РФ «Риск случайной гибели имущества», право собственности и иные, ограниченные, вещные права на материальные ценности).
Однако ст. 128 ГК РФ «Виды объектов гражданских прав» гласит, что «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права. «. То есть понятие «имущество» шире понятия «вещи»;
2) вещи + имущественные права (активы) (например, ст. 56 ГК РФ «Ответственность юридического лица», удовлетворение требований кредиторов за счет активов, но не собственных долгов).
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 06.06.2000 N 9-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Тверская прядильная фабрика» пояснил, что по смыслу положений Конституции РФ (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 35) термином «имущество» охватывается любое имущество, связанное с реализацией права частной и иных форм собственности, в т.ч. имущественные права, включая полученные от собственника права владения, пользования и распоряжения имуществом, если эти имущественные права принадлежат лицу на законных основаниях.
———————————
Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. N 4.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.2004 N 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда г. Пензы» также указано, что права требования охватываются понятием «имущество»);
3) вещи + имущественные права + имущественные обязанности (активы + пассивы) (например, в ГК ст. 48 «Понятие юридического лица», 58 «Правопреемство при реорганизации юридических лиц», 1110 «Наследование», 1112 «Наследство», универсальное правопреемство при наследовании и при прекращении юридических лиц путем реорганизации) .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.
См.: Гражданское право: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юристъ, 1997. Ч. 1. С. 12 (авт. гл. — В.В. Долинская). См. также: Рожкова М.А. Понятие «имущество» в правоположениях Европейского суда по правам человека // Объекты гражданского оборота / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007. С. 95 — 112.

Последнее, самое широкое, понятие является наиболее точным и распространенным.
Статья 165 УК РФ явно не включает в состав имущества имущественные права и поэтому отказывает обманным действиям в признаке хищения. К этому выводу мы приходим на основе анализа понятий «изъятие и (или) обращение чужого имущества в свою пользу или в пользу третьих лиц» и «причинение ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества» при хищении и при обманных действиях.
В отличие от хищения, здесь происходит не умаление уже существующей материальной базы потерпевшего, а экономия собственного имущественного фонда виновного, извлечение прибыли или уклонение от материальных затрат. В обобщениях судебной практики и литературе приводят примеры незаконной эксплуатации чужого имущества, вверенного виновному; получения путем обмана услуг телефонной связи, доступа к сети Интернет с использованием чужого пароля и логина, транспортных и иных услуг, уклонения от оплаты электроэнергии; невозврата имущества его законному владельцу или неуплаты должного (например, вознаграждения за выполненные работы, оказанные услуги, имущественных санкций контрагенту).
А.В. Ковальчук выделяет четыре формы причинения имущественного ущерба путем обмана (или злоупотребления доверием) без признаков хищения:
а) незаконное использование имущества либо иных объектов гражданских прав;
б) уклонение от передачи (уплаты) должного;
в) незаконное обращение виновным в свою собственность или собственность третьих лиц имущества, которое не поступило, но должно было поступить потерпевшему;
г) возложение виновным бремени своих расходов на потерпевшего .
———————————
См.: Ковальчук А.В. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения по уголовному праву Российской Федерации и Республики Беларусь: сравнительно-правовой анализ: Автореф. дис. . к. ю. н. М., 2014. С. 9, 17.

Наступление для собственника или иного владельца имущества отрицательных последствий имущественного характера (причинение имущественного ущерба) признается моментом окончания преступления по ст. 165 УК РФ.
Субъективная сторона характеризуется, по преобладающему в доктрине мнению, виной в виде прямого умысла и корыстной целью.
Примерами редких исключений выступают позиции:
— А.Н. Гуева о прямом и косвенном умысле;
— А.В. Ковальчука о корысти и иной личной заинтересованности.
———————————
См.: Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей // Система «ГАРАНТ», 2010 (ком. к ст. 165).
См.: Ковальчук А.В. Указ. соч. С. 19.

Итак, сравнение обманных действий по ст. 179 ГК РФ и ст. 165 УК РФ свидетельствует о сближении целей публично- и частноправового регулирования, о схожести составов правонарушений в части противоправности, субъективной стороны преступления, о пересечении понятий вреда в гражданском и уголовном праве.
Защита субъективных прав может осуществляться в гражданско-правовом, административно- и уголовно-правовом порядке. На наш взгляд, это обусловлено двумя причинами.
Во-первых, диалектическим соотношением правовых статусов лица, что означает: каждый предыдущий статус составляет основу последующего, а каждый последующий частично входит в предыдущий, общеправовой (конституционный), статус и является базой для отраслевого статуса, а отраслевой служит основой индивидуального или конкретного статуса . Так как общеправовой статус служит базовым для нескольких отраслей, то отраслевые статусы оказываются генетически взаимосвязанными, что предопределяет в ряде случаев единство охраняемых благ (право собственности).
———————————
См.: Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. . к. ю. н. Харьков, 1987. С. 12.

Во-вторых, в зависимости от характера правонарушения и типа органа, осуществляющего защиту права, можно условно выделить несколько «степеней» защиты прав. Следовательно, в отношении одного и того же субъективного права могут быть задействованы различные меры защиты, если сущность конкуренции заключается в выборе норм, регулирующих одно и то же отношение (а мы стоим на этой позиции. — В.Д., И.Ш.), то коллизировать между собой нормы этих отраслей права не могут. Из охранительной функции уголовного права и упорядочивания позитивных отношений регулятивными нормами (включая гражданско-правовые) вытекает необходимость не выбора регулятивной или охранительной, а часто одновременного применения этих норм .
———————————
См.: Шишко И.В. Экономические правонарушения: вопросы юридической оценки и ответственности. СПб.: Юридический центр, 2004. С. 171.

В то же время мы наблюдаем в последние годы сужение круга составов в ст. 179 ГК РФ, декриминализацию ряда составов, входивших ранее в ст. 165 УК РФ.
На фоне указаний высших судебных органов (п. 6 письма Президиума ВАС РФ N 162 и абз. 5 п. 99 Постановления Пленума N 25 ) представляется, что это не идет на пользу четкой отраслевой квалификации правонарушения и, соответственно, соразмерному наказанию.
———————————
«Наличие каких-либо иных возможностей защиты нарушенного права истца не исключает признание сделки недействительной при наличии оснований, предусмотренных ст. 178 и 179 ГК РФ».
«Следует учитывать, что закон не связывает оспаривание сделки на основании п. 1 и 2 ст. 179 ГК РФ с наличием уголовного производства по фактам применения насилия, угрозы или обмана. Обстоятельства применения насилия, угрозы или обмана могут подтверждаться по общим правилам о доказывании».

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Аванесов Э.В. Проблемы защиты собственности в гражданском праве и уголовном процессе: Дис. . к. ю. н. М., 1993.
2. Амфитеатров Г.Н. Вопросы виндикации в советском праве // Сов. гос. и право. 1941. N 21.
3. Конт-Спонвиль А. Философский словарь. М.: Палимпсест; Этерна, 2012.
4. Арендаренко А.В., Голубов И.И. Разграничение уголовной и гражданско-правовой ответственности при обмане или злоупотреблении доверием // Юрист. 2002. N 4.
5. Большой толковый словарь русского языка / Институт лингвистических исследований Российской академии наук. СПб., 2000.
6. Ботвин И.В. Уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: Автореф. дис. . к. ю. н. Омск, 2016.
7. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. Ч. 1. М.: Юристъ, 1997.
8. Гуев А.Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для предпринимателей // Система «ГАРАНТ», 2010.
9. Долинская В.В. Договоры в предпринимательской деятельности: Учеб. пособие. М.: Эксмо, 2005.
10. Долинская В.В. Корпоративные отношения в предмете гражданского права // Вопросы правоведения. 2015. N 5.
11. Долинская В.В. Органы юридического лица: проблемы доктрины и современного законодательства (на примере акционерного общества) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 11.
12. Долинская В.В. Правовой статус и правосубъектность // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 2.
13. Ефремова Т.Ф. Толковый словарь русского языка. М., 2009.
14. Ковальчук А.В. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения по уголовному праву Российской Федерации и Республики Беларусь: сравнительно-правовой анализ: Автореф. дис. . к. ю. н. М., 2014. С. 9, 17.
15. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 2 т. / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина; Ин-т государства и права РАН. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2011. Т. 1. Ч. 1 и 2 ГК РФ.
16. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (исправлен, дополнен, переработан) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2013.
17. Корнуков В.М. Теоретические и правовые основы положения личности в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. . к. ю. н. Харьков, 1987.
18. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и образование; Оникс, 2011.
19. Парций Я.Е. Постатейный комментарий к Федеральному закону от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части 1 и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // Система «ГАРАНТ», 2013.
20. Рожкова М.А. Понятие «имущество» в правоположениях Европейского суда по правам человека // Объекты гражданского оборота / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007.
21. Фойницкий И.Я. Мошенничество по русскому праву. Сравнительное исследование: В 2 ч. Ч. 1. М., 2006.
22. Шишко И.В. Экономические правонарушения: вопросы юридической оценки и ответственности. СПб.: Юридический центр, 2004 (сер. «Теория и практика уголовного права и уголовного процесса»).
23. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона // URL: http://tolkslovar.ru/o1167.html.
24. Энциклопедия права. 2015 // URL: http://encyclopediya_prava.academic.ru/3640.
25. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: Канон+; Реабилитация, 2009.
26. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972.

REFERENCES (TRANSLITERATION)