Судебная практика по ст 35 зк рф

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 24 марта 2015 г. по делу N 33-2854/2015 (ключевые темы: договор дарения — дарение — право собственности — права на земельные участки — собственность)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 24 марта 2015 г. по делу N 33-2854/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Волковой Я.Ю., судей Мехонцевой Е.М., Некрасовой А.С. при секретаре Сафиуллиной А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Арушанян Э.С. к Меликяну Ромику Коляевичу, действующему своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., Администрации МО «Каменский городской округ» о признании договора недействительным в части, признании права собственности

по апелляционной жалобе истца на решение Каменского районного суда Свердловской области от 04.09.2014.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения представителя истца Красиковой А.А. (по доверенности от ( / / )), поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения ответчика Меликяна Р.К., представляющего так же и интересы несовершеннолетнего М., объяснения представителя ответчика Меликяна Р.К. Тушкова М.А. (по устному ходатайству), считавших решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

истец обратилась в суд с иском к ответчикам о признании за собой права собственности на 1/2 долю в праве общей долевой собственности на земельный участок площадью . кв.м. с кадастровым N, расположенный по адресу: . , отмене государственной регистрации права собственности М. на указанный земельный участок, признании недействительным заключенного ответчиками договора дарения от ( / / ) в части отчуждения земельного участка и применении последствий недействительности сделки в части дарения земельного участка.

В обоснование иска Арушанян Э.С. указала, что на спорном участке расположено здание магазина, которое строилось в период брака с ответчиком Меликяном Р.К., являлось совместной собственностью. Участок изначально находился в аренде у ответчика, затем, ( / / ), был приватизирован (до раздела имущества, но после прекращения брачных отношений). Решением суда от ( / / ) произведен раздел здания магазина, расположенного на спорном участке, в ее собственность перешла 1/2 доля в праве на здание, в разделе участка ей отказано (со ссылкой на приобретение участка за счет средств только Меликяна Р.К.). Ссылаясь на то, что приобретение Меликяном Р.К. участка в единоличную собственность ( / / ) противоречило закону, нарушало ее права как сособственника здания, расположенного на участке, на приобретение в собственность участка наравне с Меликяном Р.К., полагала, что у Меликяна Р.К. отсутствовало право на распоряжение ( / / ) участком. ( / / ) Меликян Р.К. подарил своему несовершеннолетнему сыну М. 1/2 долю здания и весь участок, на котором здание располагается. Считая сделку недействительной в части дарения земельного участка, ссылаясь на нарушение своих прав и несоблюдение принципа единства судьбы участка и строения, истец просила признать сделку недействительной в этой части, применить последствия недействительности сделки, признать за ней право собственности на 1/2 долю в праве на участок.

Решением Каменского районного суда Свердловской области от ( / / ) в удовлетворении исковых требований Арушанян Э.С. отказано.

В апелляционной жалобе (с учетом дополнений) истец просит решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении иска. Считает, что суд неправильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, неправильно применил материальный закон.

Истец, представители ответчика Администрации муниципального образования «Каменский городской округ» и третьего лица Комитета по экономике и управлению имуществом Каменского района в судебное заседание не явились, извещались судом апелляционной инстанции надлежащим образом. Факт надлежащего извещения истца подтвержден в судебном заседании ее представителем. С учетом мнения участвующих в деле лиц, положений ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила рассмотреть дело при данной явке.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая иск, суд указал, что при переходе права на строение, его часть к приобретателю переходит лишь право на использование соответствующей части земельного участка, занятой строением, необходимой для использования строения. Суд отметил недоказанность истцом нарушения закона при заключении договора дарения ( / / ) и договора купли-продажи участка ( / / ), придя к выводу о заключении договора ( / / ) на основании неоспоренного постановления муниципалитета и в соответствии с положениями ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации. Суд указал на то, что истцу при разделе имущества было отказано в разделе указанного участка. Придя к выводу об отсутствии предусмотренных ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для приобретения истцом права собственности на участок, суд в иске о признании за истцом права собственности на 1/2 долю в праве на участок отказал.

При разрешении спора суд первой инстанции неверно истолковал закон (положения ст. ст. 35 , 36 , подп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса Российской Федерации, ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации), неправильно применил нормы материального права, что в силу п. 4 ч. 1 ст. 330 , п. 3 ч. 2 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием к отмене решения суда в части отказа в признании недействительным договора дарения в части дарения 1/2 доли в праве на земельный участок и признании за истцом права собственности на 1/2 долю в праве на спорный участок.

Принимая по делу новое решение, судебная коллегия исходит из следующего.

Из материалов дела и вступившего в силу решения Синарского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области от ( / / ) . следует, что стороны спора (бывшие супруги) в период брака построили здание магазина, расположенное на спорном участке, здание до раздела судом находилось в совместной собственности истца и Меликяна Р.К.

На момент прекращения сторонами совместного проживания спорный участок был в аренде у Меликяна Р.К., право собственности на здание так же было зарегистрировано за ним (но в силу закона на здание распространялся режим совместной собственности супругов).

Меликян Р.К. право собственности на спорный участок приобрел по договору купли-продажи от ( / / ) (как собственник здания, расположенного на участке).

Приобретение участка в собственность лица, имеющего право собственности на недвижимость, расположенную на таком участке, регламентировано ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации.

В силу п. 1 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции на момент возникновения спорных правоотношений), если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица — собственники зданий, строений, сооружений.

Таким образом, исключительное право на приватизацию участка под зданием на ( / / ) было не только у ответчика Меликяна Р.К., но и у истца.

Поскольку ее право на имущество не было зарегистрировано в реестре (но тем не менее существовало, в силу закона), участок был передан в собственность зарегистрированному собственнику здания — ответчику Меликяну Р.К.

После определения судом права собственности истца на здание в размере 1/2 доли, регистрации за истцом такого права, к ней, с учетом норм п. 1 ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на дату вступления в силу решения суда о разделе имущества) и принципа единства судьбы участка и строения ( подп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса Российской Федерации), перешло право собственности на 1/2 долю земельного участка. Данный вывод основан на следующих нормах.

Земельное законодательство основано на принципе единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами ( подп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации отчуждение здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится, по общему правилу, вместе с земельным участком. Отчуждение доли в праве собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на земельном участке, принадлежащем на праве собственности нескольким лицам, влечет за собой отчуждение доли в праве собственности на земельный участок, размер которой пропорционален доле в праве собственности на здание, строение, сооружение.

Пунктом 1 статьи 273 Гражданского кодекса Российской Федерации также закреплен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов недвижимости, провозглашенный ЗК РФ, в соответствии с этими нормами при переходе права собственности (независимо от способа перехода) на здание или сооружение, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования, если иное не предусмотрено законом.

Поскольку Меликяну Р.К. на момент признания судом за истцом права собственности на 1/2 долю здания земельный участок, на котором расположено здание, принадлежал на праве собственности, то истец, в силу п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации, приобрела такое же право на участок, которое было и у прежнего титульного собственника — Меликяна Р.К., право собственности на 1/2 долю участка (пропорционально доле в праве на здание). С учетом вида разрешенного использования участка (для объекта торговли — магазин) и размера участка ( . кв.м.) для реализации правомочий собственника здания магазина необходим указанный участок (а не его часть).

В силу п. 2 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на дату вступления в силу решения суда о разделе имущества бывших супругов — ( / / )) права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом.

Иное правило установлено законом ( п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации). Согласно этим нормам переход прав на земельный участок происходит одновременно с переходом права на недвижимость, расположенную на таком участке.

Таким образом, к истцу в силу закона ( / / ) перешло от Меликяна Р.К. право собственности на 1/2 долю в праве на земельный участок. Решение суда от ( / / ) об отказе истцу в иске о разделе участка как совместно нажитого имущества этот вывод суда не порочит, т.к. в том деле суд не разрешал вопрос о праве истца на участок на основании норм ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации, принципа единства судьбы участка и строения, а лишь рассматривал вопрос, за чей счет приобретен в собственность участок. В указанном деле суд установил, что участок был приобретен ответчиком по возмездной сделке (в порядке приватизации по ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации) за счет средств только ответчика, т.к. стороны на тот момент совместное проживание прекратили, общего бюджета не имели. Оценку законности приобретения ответчиком участка в единоличную собственность суд в решении от ( / / ) не давал, равно как и не оценивал факт нарушения прав истца на участие в приватизации участка, не разрешал вопрос о праве на участок в связи с передачей истцу 1/2 доли в праве на здание.

Поскольку с даты вступления в силу решения суда от ( / / ) к истцу перешло право на 1/2 долю в праве на участок, соответственно, у ответчика Меликяна Р.К. не было полномочий единоличного собственника земельного участка на дату заключения с сыном договора дарения от ( / / ), он не мог распоряжаться 1/2 долей земельного участка, право на который перешло к истцу ( п. 1 ст. 209 , п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По этому договору Меликян Р.К. подарил М. 1/2 долю в праве на здание магазина и земельный участок под этим зданием.

На момент совершения данной сделки норма п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ) предусматривала, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу ст. 180 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

Договор дарения в части дарения 1/2 доли в праве собственности на земельный участок противоречит закону ( п. 1 ст. 209 , п. 1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации), нарушает права истца как собственника этого имущества. При этом договор дарения мог бы быть заключен и без включения в сделку недействительной ее части. С учетом принципа единства судьбы участка и строения, принадлежности дарителю на праве собственности права на 1/2 долю в праве на здание и такую же долю на участок, договор дарения мог быть заключен именно в отношении только этого имущества.

Оснований для признания сделки недействительной в отношении всего земельного участка не имеется, т.к. в этом случае без учета дарения 1/2 доли в праве на участок при отчуждении 1/2 доли в праве на здание, расположенное на принадлежащем дарителю на праве долевой собственности земельном участке, будет нарушен принцип единства судьбы участка и строения и положения п. 4 ст. 35 Земельного кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В силу п.п. 1 , 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Последствием недействительности части сделки будет являться прекращение права одаряемого на 1/2 долю земельного участка, а поскольку у дарителя права собственности на эту долю, в силу закона, не имелось, право собственности не может быть возвращено дарителю в порядке двусторонней реституции. Требование о применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции не может быть удовлетворено, т.к. не ведет к восстановлению нарушенного права истца. По изложенному мотиву в применении последствий недействительной сделки в виде двусторонней реституции должно быть отказано.

Вместе с тем, в силу п. 3 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

У истца есть охраняемый законом интерес в признании такой сделки недействительной (нарушено право долевой собственности истца на земельный участок).

Учитывая, что имущество передано по оспариваемой сделке, заключенной не с участием истца, судебная коллегия принимает во внимание положения ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, проверяя возможность признания за истцом права собственности на имущество, переданное по договору дарения одаряемому ( п.п. 34 , 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22).

В силу п. 2 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Поскольку одаряемый приобрел право на спорную долю в праве на участок по безвозмездной сделке, истец вправе истребовать имущество во всех случаях.

Сделка дарения в части дарения 1/2 доли в праве на земельный участок ничтожна, право единоличной собственности М. на земельный участок зарегистрировано безосновательно, оно должно быть прекращено, с регистрацией за одаряемым права на 1/2 долю в праве собственности на земельный участок.

На основании ст. 273 Гражданского кодекса Российской Федерации за истцом надлежит признать право собственности на 1/2 долю в праве на земельный участок, учитывая, что иным способом возможности восстановить право у истца нет.

Принимая такое решение по делу, судебная коллегия учитывает то, что указанный подход призван обеспечить баланс интересов всех заинтересованных лиц, поскольку позволяет восстановить права ущемленного лица, не причиняя несоразмерного вреда правам и законным интересам стороне ответчика, закрепляя за ней права на то имущество, которое в силу закона могло быть предметом оспариваемой сделки.

Этот подход способствует стабильности гражданского оборота и следует законодательной тенденции соединения в одном лице собственника объекта недвижимости и собственника земельного участка, необходимого для использования этого объекта. Кроме того, определенность в правоотношения сторон по поводу причитающихся им земельных участков вносится по результатам рассмотрения одного дела в суде, что способствует процессуальной экономии и обеспечивает максимально быструю защиту прав и интересов всех причастных к спору лиц.

Руководствуясь п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Руководствуясь п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Каменского районного суда Свердловской области от ( / / ) отменить в части отказа в удовлетворении иска Арушанян Э.С. к Меликяну Р.К., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., о признании права общей долевой собственности на земельный участок, признании недействительным договора дарения в части.

Принять в этой части новое решение, которым удовлетворить иск Арушанян Э.С. к Меликяну Р.К., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., о признании недействительным заключенного указанными ответчиками договора дарения от ( / / ) в части дарения 1/2 доли земельного участка с кадастровым N, расположенного по адресу: . , признании права долевой собственности истца на указанный земельный участок.

Признать недействительным заключенный между Меликяном Р.К. и М. договор дарения от ( / / ) в части дарения 1/2 доли земельного участка с кадастровым N, расположенного по адресу: .

Признать за Арушанян Э.С. право собственности на 1/2 долю в праве собственности на земельный участок с кадастровым N, расположенный по адресу: .

Настоящее апелляционное определение является основанием для регистрации за Арушанян Э.С. права собственности на 1/2 долю в праве на указанный земельный участок, прекращения права единоличной собственности М. на названный земельный участок и регистрации за ним права на 1/2 долю в праве на указанный земельный участок.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

Председательствующий Я.Ю. Волкова

Судья Е.М. Мехонцева

Судья А.С. Некрасова

Судья Гаирфанова Л.В. дело N 33-2854/2015

г. Екатеринбург 24.03.2015

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Волковой Я.Ю., судей Мехонцевой Е.М., Некрасовой А.С. при секретаре Сафиуллиной А.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Арушанян Э.С. к Меликяну Р.К., действующему своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., Администрации МО «Каменский городской округ» о признании договора недействительным в части, признании права собственности

по апелляционной жалобе истца на решение Каменского районного суда Свердловской области от 04.09.2014.

Руководствуясь п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Каменского районного суда Свердловской области от ( / / ) отменить в части отказа в удовлетворении иска Арушанян Э.С. к Меликяну Р.К., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., о признании права общей долевой собственности на земельный участок, признании недействительным договора дарения в части.

Принять в этой части новое решение, которым удовлетворить иск Арушанян Э.С. к Меликяну Р.К., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего М., о признании недействительным заключенного указанными ответчиками договора дарения от ( / / ) в части дарения 1/2 доли земельного участка с кадастровым N, расположенного по адресу: . , признании права долевой собственности истца на указанный земельный участок.

Признать недействительным заключенный между Меликяном Р.К. и М. договор дарения от ( / / ) в части дарения 1/2 доли земельного участка с кадастровым N, расположенного по адресу: .

Признать за Арушанян Э.С. право собственности на 1/2 долю в праве собственности на земельный участок с кадастровым N, расположенный по адресу: .

Настоящее апелляционное определение является основанием для регистрации за Арушанян Э.С. права собственности на 1/2 долю в праве на указанный земельный участок, прекращения права единоличной собственности М. на названный земельный участок и регистрации за ним права на 1/2 долю в праве на указанный земельный участок.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца — без удовлетворения.

Председательствующий Я.Ю. Волкова

Судья Е.М. Мехонцева

Судья А.С. Некрасова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Судебная практика по ст 35 зк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 35 ЗК РФ. Переход права на земельный участок при переходе права собственности на здание, сооружение

Земельный кодекс Российской Федерации» N 136-ФЗ в последней редакции:

Статья 35 ЗК РФ. Переход права на земельный участок при переходе права собственности на здание, сооружение

1. При переходе права собственности на здание, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

В случае перехода права собственности на здание, сооружение к нескольким собственникам порядок пользования земельным участком определяется с учетом долей в праве собственности на здание, сооружение или сложившегося порядка пользования земельным участком.

2. Утратил силу с 1 марта 2015 года. — Федеральный закон от 23.06.2014 N 171-ФЗ.

3. Собственник здания, сооружения, находящихся на чужом земельном участке, имеет преимущественное право покупки или аренды земельного участка, которое осуществляется в порядке, установленном гражданским законодательством для случаев продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу.

4. Отчуждение здания, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением следующих случаев:

1) отчуждение части здания, сооружения, которая не может быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка;

2) отчуждение здания, сооружения, находящихся на земельном участке, изъятом из оборота в соответствии со статьей 27 настоящего Кодекса;

3) отчуждение сооружения, которое расположено на земельном участке на условиях сервитута, на основании публичного сервитута.

Отчуждение здания, сооружения, находящихся на ограниченном в обороте земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, если федеральным законом разрешено предоставлять такой земельный участок в собственность граждан и юридических лиц.

Не допускается отчуждение земельного участка без находящихся на нем здания, сооружения в случае, если они принадлежат одному лицу.

Отчуждение участником долевой собственности доли в праве собственности на здание, сооружение или отчуждение собственником принадлежащих ему части здания, сооружения или помещения в них проводится вместе с отчуждением доли указанных лиц в праве собственности на земельный участок, на котором расположены здание, сооружение.

5. Иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица — собственники зданий, сооружений, находящихся на чужом земельном участке, имеют преимущественное право покупки или аренды земельного участка в порядке, установленном настоящей статьей, и в соответствии с пунктом 2 статьи 5, пунктом 3 статьи 15, пунктом 1 статьи 22 настоящего Кодекса. Президент Российской Федерации может установить перечень видов зданий, сооружений, на которые это правило не распространяется.

Вернуться к оглавлению документа : Земельный кодекс РФ в последней редакции

Комментарии к статье 35 ЗК РФ, судебная практика применения

Переход права собственности на земельный участок вместе с переходом права на нежилое помещение к участнику долевого строительства

В п. 7 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2016)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016 года содержатся следующие разъяснения:

«Если застройщик по договору долевого участия в строительстве здания, состоящего из нежилых помещений, одновременно является собственником земельного участка, на котором осуществлялось строительство, с переходом права собственности на нежилое помещение к участнику долевого строительства переходит также право долевой собственности на земельный участок.

Предприниматель (участник долевого строительства) и общество (застройщик) заключили договор долевого участия в строительстве здания административно-торгового назначения. Общество одновременно являлось собственником земельного участка, на котором осуществлялось строительство. В соответствии с условиями договора к общему имуществу здания стороны отнесли земельный участок, подлежащий передаче в общую долевую собственность дольщикам — собственникам помещений, расположенных в здании, наряду с другими объектами общего имущества.

Во исполнение условий договора и на основании акта приема-передачи общество передало предпринимателю в собственность нежилое помещение и долю в праве собственности на общее имущество. Право собственности предпринимателя на помещение было зарегистрировано в установленном порядке.

Предприниматель обратился в регистрирующий орган с заявлением о регистрации права долевой собственности на спорный земельный участок.

Регистрирующий орган, отказывая в государственной регистрации, указал на то, что законом не предусмотрен переход земельного участка в общую долевую собственность собственников помещений в нежилом здании.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании этого отказа незаконным.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, заявление предпринимателя было удовлетворено. Суды применили по аналогии положения ст. 36 ЖК РФ и исходили из того, что право долевой собственности предпринимателя на земельный участок возникло в силу закона, поскольку он является собственником помещения в здании, расположенном на этом участке.

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и отказывая в удовлетворении заявления, арбитражный суд округа указал на то, что договор на участие в долевом строительстве и акт приема-передачи не являются основанием для регистрации права общей долевой собственности на земельный участок. Суд также отметил, что положения ст. 36 ЖК РФ не подлежат применению к спорным правоотношениям.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление арбитражного суда округа, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставила без изменения в силу следующего.

В соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ одним из основных принципов земельного законодательства является принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

В развитие данного принципа п. 4 ст. 35 ЗК РФ запрещает отчуждение земельного участка без находящихся на нем зданий, строений, сооружений в случае, если они принадлежат одному лицу.

Таким образом, если земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости принадлежат на праве собственности одному лицу, сделка по отчуждению объекта не может быть совершена без отчуждения земельного участка, на котором он находится.

Исходя из условий договора, являющегося договором купли-продажи недвижимости, созданной в будущем, при разрешении спора подлежали применению также положения ст. 552 ГК РФ о переходе права собственности на земельный участок вместе с отчуждением находящейся на нем недвижимости.

Условия заключенного сторонами договора на участие в долевом строительстве об одновременной передаче вместе с помещениями, приобретаемыми по договору, земельного участка, на котором расположено здание, соответствуют положениям п. 2 ст. 552 ГК РФ.

Подписанным по результатам реализации договора актом приема-передачи стороны подтвердили также фактическую передачу земельного участка дольщикам в соответствии с условиями указанного договора.

При таких обстоятельствах вывод суда кассационной инстанции о том, что договор на участие в долевом строительстве и акт приема-передачи не являются основаниями возникновения права собственности предпринимателей, нельзя признать обоснованным и соответствующим закону.

Применение судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора ст. 36 ЖК РФ является ошибочным, поскольку основанием возникновения права собственности предпринимателей на долю в праве собственности на земельный участок является договор на участие в долевом строительстве, а не ст. 36 ЖК РФ, применяемая к возникновению прав на земельный участок, расположенный под многоквартирным жилым домом. Определение сторонами договора долевого участия земельного участка как объекта общего имущества также не дает оснований применять к спорным отношениям указанную норму права. Вместе с тем, поскольку судами спор разрешен, в том числе на основании иных норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, ссылка судов на эту норму не привела к неправильным выводам по существу спора».

Земельный участок и объект недвижимости на нем не могут выступать в обороте раздельно

В пункте 11 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 19 октября 2016г. содержатся следующие разъяснения:

«Поскольку принадлежащие одному собственнику объекты недвижимости и земельный участок, на котором они расположены, не могут выступать в обороте раздельно, не имеется оснований для государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на объекты недвижимости без государственной регистрации перехода к нему права собственности на земельный участок.

Если арендодатель по договору аренды с правом выкупа недвижимых объектов является собственником земельного участка, на котором расположены такие объекты, или стал им на момент внесения всех арендных (выкупных) платежей, к арендатору переходит право собственности не только на объекты недвижимости, но и на соответствующий земельный участок.

При этом презюмируется, что в размер арендных (выкупных) платежей включена стоимость земельного участка, если договором прямо не предусмотрено иное.

Компания (арендодатель) и общество (арендатор) заключили договор аренды с правом выкупа пяти нежилых объектов недвижимости, в соответствии с которым арендодатель передал принадлежащие ему на праве собственности нежилые объекты, расположенные на земельном участке, находящемся у арендодателя на праве постоянного (бессрочного) пользования. Кроме того, договором были предусмотрены обязательства арендодателя в течение срока аренды оформить на себя право собственности на указанный земельный участок, передать его арендатору в порядке, предусмотренном ГК РФ и ст. 35 ЗК РФ, и после внесения арендатором полной выкупной стоимости за объекты недвижимости передать в регистрирующий орган необходимую документацию для оформления права собственности арендатора в установленном законом порядке.

Впоследствии компания приобретала в собственность данный земельный участок и предложила обществу изменить условия договора аренды путем включения в предмет договора земельного участка и его стоимости.

Ссылаясь на то, что после внесения полной выкупной стоимости компания не направила документы в регистрирующий орган и уклоняется от исполнения обязанностей по договору аренды, общество обратилось в арбитражный суд с иском о государственной регистрации перехода к нему права собственности на арендуемые объекты и земельный участок, на котором они расположены. Общество также указывало на то, что при заключении договора стороны исходили из того, что выкупная стоимость, указанная в договоре, включает стоимость земельного участка, поскольку арендованные объекты недвижимости на момент заключения договора находились в аварийном состоянии, не имели коммуникаций, их стоимость была значительно ниже договорной.

В свою очередь компания предъявила обществу встречный иск о взыскании платы за фактическое пользование земельным участком, обосновывая свои требования тем, что общество отказалось от предложения внести изменения в договор аренды в части выкупа земельного участка и его цены и не платит за пользование спорным земельным участком.

Отказывая в удовлетворении первоначального иска, суд первой инстанции исходил из того, что общество нарушило свои обязанности по внесению арендной платы, в связи с чем договор аренды прекращен. Суд также отказал в удовлетворении встречного иска, указывая на то, что объекты недвижимости переданы обществу вместе с земельным участком, на котором они расположены, и плата за пользование земельным участком включена в размер арендной платы по договору.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требования общества о регистрации перехода к нему права собственности на спорные объекты недвижимости и удовлетворил иск в этой части, отказав при этом в удовлетворении требования о регистрации перехода к обществу права собственности на земельный участок.

..Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила решение суда первой инстанции, постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ принципу единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов недвижимости все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В соответствии со ст. 273 ГК РФ при переходе права собственности на здание строение или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования.

В силу п. 4 ст. 35 ЗК РФ отчуждение здания, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением случаев, прямо указанных в данной норме.

В п. 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» разъяснено, что сделка, воля сторон по которой направлена на отчуждение здания или сооружения без соответствующего земельного участка, или отчуждение земельного участка без находящихся на нем объектов недвижимости, если земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости принадлежат одному лицу, является ничтожной.

По смыслу приведенных норм и разъяснений, в случае принадлежности объектов недвижимости и земельного участка, на котором они расположены, одному лицу, в обороте объекты недвижимости и участок выступают совместно.

Поскольку на момент внесения последнего выкупного платежа компания стала собственником земельного участка, на котором расположены объекты недвижимости, и она приобрела соответствующие полномочия по распоряжению этим участком, у арендатора появилось право требовать от арендодателя осуществить действия по государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество.

В соответствии с п. 1 ст. 552 ГК РФ по договору продажи здания, строения и сооружения или другой недвижимости покупателю одновременно с передачей права собственности на такую недвижимость передаются права на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования. В случае, когда продавец является собственником земельного участка, на котором находится продаваемая недвижимость, покупателю передается право собственности на земельный участок, занятый такой недвижимостью и необходимый для ее использования, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 552 ГК РФ).

Для применения указанных норм не имеет значения то обстоятельство, что на момент заключения договора аренды с правом выкупа арендодатель еще не был собственником земельного участка, поскольку на дату выкупа (внесения полной выкупной цены) он стал собственником этого участка.

Суд апелляционной инстанции и арбитражный суд округа приняли неверное, противоречащее требованиям приведенных норм права решение о государственной регистрации перехода к обществу только права собственности на объекты недвижимости без земельного участка.

Кроме того, возлагая договором на арендодателя обязанность обеспечить приобретение права собственности на земельный участок, стороны преследовали цель обеспечить возможность распоряжения арендодателем земельным участком, расположенным под объектами недвижимости, и возможность перехода прав на него к арендатору.

Согласно п. 2 ст. 555 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором продажи недвижимости, установленная в нем цена здания, сооружения или другого недвижимого имущества, находящегося на земельном участке, включает цену передаваемой с этим недвижимым имуществом соответствующей части земельного участка или права на нее.

Суды, сделав вывод о том, что установленная договором выкупная стоимость не включает цену подлежащего передаче арендатору земельного участка, в нарушение требований ст. 71 АПК РФ, не исследовали, предусмотрено ли договором условие о необходимости после приобретения арендодателем права собственности на земельный участок внести изменения в договор и определить отдельно от объектов недвижимости выкупную стоимость земельного участка, не установили действительную волю сторон, касающуюся выкупной цены спорных объектов».

Завещание здания не допускается отдельно от части земельного участка, занятой таким зданием

Земельные участки и расположенные на них здания, строения, сооружения выступают в качестве самостоятельных объектов гражданского оборота (статья 130 ГК РФ), поэтому завещатель вправе сделать в отношении их отдельные распоряжения, в том числе распорядиться только принадлежащим ему строением или только земельным участком (правом пожизненного наследуемого владения земельным участком). Однако при этом, по смыслу подпункта 5 пункта 1 статьи 1, а также пункта 4 статьи 35 Земельного кодекса РФ, не могут быть завещаны отдельно часть земельного участка, занятая зданием, строением, сооружением и необходимая для их использования, и само здание, строение, сооружение. Наличие в завещании таких распоряжений влечет в этой части недействительность завещания. См. подробнее п. 79 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании»