Тайна совещательной комнаты по гпк рф

Статья 192 ГПК РФ. Удаление суда для принятия решения

(Официальная редакция статьи 192 ГПК РФ)

После судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

Комментарии статьи 192 ГПК РФ. Удаление суда для принятия решения

Порядок судебного процесса на этапе принятия судебного решения утвержден в статье 192 ГПК РФ. Любое судебное заседание заканчивается принятием судебного решения. Исключением может быть ситуация, когда истец отказывается от своих требований, либо когда еще в процессе судебного разбирательства конфликтующим сторонам удается достичь согласия, оформленного в виде мирового соглашения. Согласно статье 192 ГПК, по окончании судебного разбирательства председатель суда объявляет всем присутствующим о том, что судья удаляется в совещательную комнату для принятия им решения, причем заранее оговаривается время его оглашения.

Судья покидает зал суда сразу после того, как было сказано последнее слово участников процесса. Перерыва между окончанием выслушивания материалов по судебному делу и вынесением решения законом не предусмотрено. Судья направляется сразу же в совещательную комнату, что обеспечивает непрерывность судебного процесса. Такая особенность всех судебных заседаний закреплена в статье 199 ГПК РФ, где говорится о том что решение по судебному делу принимается непосредственно после судебного разбирательства, и каких-то перерывов на обед и разговоров с посторонним лицами быть не должно.

Именно для исключения постороннего влияния и была придумана совещательная комната. Она обеспечивает независимость судей, возможность принятия объективного решения. Судья может спокойно подумать, сосредоточившись на судебных материалах, без присутствия посторонних лиц. Для того, чтобы судья ни на какие посторонние вопросы не отвлекался, в комнате имеется всё необходимое. Перерывы для работы судей на этом этапе не предусмотрены.

Совещательная комната отличается своей таинственностью и изолированностью. Никто, кроме судьи или нескольких судей, не вправе зайти в нее и находиться там. Суть тайны совещательной комнаты заключается в том, что судьи не могут сообщать кому-либо о своем решении до выхода из этой комнаты, совещание проходит за закрытыми дверями. В принятии решения участвуют исключительно судья или судьи, входящие в состав суда. Такое правило об участниках судебного совещания описано в статье 194 ГПК РФ.

Никакие предварительные оценки, выводы и суждения не могут быть произнесены судьей до и во время нахождения в совещательной комнате. Ни о каких разговорах с посторонними лицами, включая телефонные переговоры, речи быть не может. Тайна совещательной комнаты тесно связана с тайной принятия решения. Если было зафиксировано вмешательство посторонних лиц, то данное нарушение повлечет за собой отмену судебного решения. Основанием для отмены решения будет являться статья 364 ГПК РФ.

Таким образом, совещательная комната обеспечивает принятие максимально объективного решения по судебному делу. Никто не вправе повлиять на судебный процесс на данном этапе. Именно такие условия принятия судебного решения закрепляет статья 192 ГПК РФ.

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

Статья 194 ГПК РФ. Принятие решения суда

Новая редакция Ст. 194 ГПК РФ

1. Постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, принимается именем Российской Федерации в форме решения суда.

2. Решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается.

3. Совещание судей происходит в порядке, предусмотренном статьей 15 настоящего Кодекса. Судьи не могут разглашать суждения, высказывавшиеся во время совещания.

4. Судья, оставшийся при особом мнении по принятому решению, в срок не более чем пять дней со дня принятия решения судом вправе письменно изложить особое мнение. При изложении своего особого мнения судья не вправе указывать в нем сведения о суждениях, имевших место при обсуждении и принятии решения, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, или иным способом раскрывать тайну совещания судей. Особое мнение судьи приобщается к принятому решению.

Комментарий к Статье 194 ГПК РФ

1. В процессе рассмотрения гражданских дел орган правосудия разрешает различные вопросы, что является реализацией судебной власти. Вовне последняя выражается в судебных актах, которые обобщенно называются судебными постановлениями. В зависимости от содержания разрешаемого вопроса, в соответствии с гражданским процессуальным законодательством суд первой инстанции выносит постановления трех видов: решения, судебные приказы и определения (ст. 13 ГПК РФ).

Постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, выносится именем Российской Федерации в форме решения (ч. 1 ст. 194 ГПК РФ).

Определениями может быть оформлено разрешение судом самых различных процессуальных вопросов, которые возникают в ходе осуществления правосудия (например, при подготовке дела к судебному разбирательству, при отложении судебного разбирательства, при замене ненадлежащего ответчика надлежащим, при обеспечении иска, прекращении производства по делу и т.п.).

Особым видом судебного постановления (судебного акта) является судебный приказ, который по своей правовой природе не может быть приравнен к судебному решению и определению, поскольку постановляется не по поводу состязательного разрешения гражданского дела или отдельных его вопросов. Судебный приказ относится к исполнительным документам, выносится без предъявления иска, возбуждения гражданского судопроизводства и судебного разбирательства (см. ст. 12 ФЗ «Об исполнительном производстве» и комментарий к гл. 11).

Общей чертой судебного решения, судебного приказа и определения является то, что все они содержат изъявление воли государства в лице суда.

Отличие судебного решения от определения заключается в следующем:

— посредством судебного решения осуществляется правосудие, т.е. защищается субъективное материальное право или охраняемый законом интерес. Определение же как судебный акт существа дела не затрагивает;

— судебное решение является заключительным судебным актом в суде первой инстанции, которым всегда заканчивается судебное рассмотрение дела.

В виде исключения судопроизводство в суде первой инстанции заканчивается постановлением определения, а не решения (см. комментарии к ст. 220 и 222).

По каждому делу суд должен постановить одно решение. Однако законодательством предусмотрена возможность вынесения судом так называемых промежуточных решений. Например, в случае, когда при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе затруднительно произвести расчет суммы, подлежащей взысканию по такому иску, без отложения разбирательства уголовного дела или без получения дополнительных материалов, суд может признать за потерпевшим (гражданским истцом) право на удовлетворение иска и передать его в соответствующий суд для определения размеров искомого требования в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор в этом случае в части признания за потерпевшим права на удовлетворение иска является промежуточным решением. Промежуточное решение может быть вынесено судом при рассмотрении дела о возмещении вреда в связи с повреждением здоровья лицу, не достигшему совершеннолетия (ст. 1087 ГК РФ).

Судебное решение — важный акт правосудия, поэтому законодатель предъявляет четкие требования к порядку постановления решения, его содержанию и форме.

2. Решение суда принимается в совещательной комнате. Это требование должно неукоснительно соблюдаться, так как нарушение тайны совещания судей является безусловным основанием для отмены решения (п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ). Обращает на себя внимание несколько иной подход АПК к вопросу о порядке вынесения решения арбитражным судом. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 167 АПК решение принимается судьями, участвующими в судебном заседании, в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей. Следовательно, в арбитражных судах не требуется наличия отдельной специально оборудованной комнаты. Но, так же как и в судах общей юрисдикции, тайна совещания судей гарантируется обязанностью судей хранить тайну обсуждения, происходившего при принятии решения.

В соответствии с ч. 3 ст. 194 ГПК РФ судьи не могут разглашать суждения, высказывавшиеся во время совещания.

В теории гражданского процессуального права было высказано мнение о том, что нарушение тайны совещания судей должно повлечь отмену судебного решения, если это нарушение имело место при его вынесении. Если после вынесения решения были разглашены суждения, имевшие место во время вынесения решения, основания для отмены решения не действуют, поскольку «ни о каком воздействии на волю судей не может быть речи и независимость судей на момент вынесения решения была обеспечена» .
———————————
См.: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР: Научно-практич. комментарий. М., 2001. С. 411.

Думается, что в таком случае следует руководствоваться ч. 3 ст. 194 ГПК РФ, в соответствии с которой «. судьи не могут разглашать суждения, высказывавшиеся во время совещания». Не вызывает сомнения, что приведенная формулировка, содержащая категорическое требование сохранять в тайне суждения, высказанные в совещательной комнате по поводу выносимого решения, относится и ко времени после его оглашения.

3. Коллегиальное совещание судей происходит в порядке, предусмотренном ст. 15 ГПК.

Другой комментарий к Ст. 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. В ч. 1 комментируемой статьи содержится легальное определение судебного решения. Постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, принимается именем Российской Федерации в форме решения суда.

Судебное решение — это акт реализации судебной власти. Этим актом окончательно разрешается вопрос об охране и защите прав и законных интересов граждан или организаций.

В решении содержится итоговый вывод суда о применении определенной нормы или норм к конкретному случаю.

Судебное решение — это выносимое именем государства постановление относительно существа спора сторон в исковом производстве, а также относительно объекта процесса в деле особого производства или в деле, возникшем из публичных правоотношений.

Своим решением суд восстанавливает нарушенные ответчиком права истца либо отклоняет его необоснованные требования, защищая тем самым права ответчика. В отдельных случаях судебное решение устраняет неясность в содержании или самом факте существования спорного материального правоотношения. Кроме того, в судебном решении проявляются профилактическая и воспитательная функции гражданского процессуального права.

Решение, провозглашенное именем Российской Федерации, придает выводу суда властный, бесспорный и общеобязательный характер (законная сила судебного решения).

Нарушение предписания суда может повлечь:

— административное или уголовное наказание;

2. Законная сила судебного решения — свойство судебного решения, заключающееся в его обязательности для лиц, участвующих в деле, для других граждан и организаций, а также для суда, его вынесшего.

Законная сила судебного решения проявляется в ряде правовых свойств:

Свойство неопровержимости заключается в недопустимости обжалования и опротестования вступившего в законную силу судебного решения. Однако возможен пересмотр вступившего в законную силу решения в порядке надзора или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Свойство исключительности судебного решения состоит в недопустимости возбуждения, разбирательства и разрешения судом дела по вторично заявленному иску, тождественному с первоначальным, спор по которому уже разрешен.

Свойство обязательности заключается в неукоснительном соблюдении решения всеми органами, организациями, должностными лицами и гражданами.

Свойство преюдициальности состоит в том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда и других участников процесса.

Свойство исполнимости означает, что вынесенное и вступившее в законную силу решение суда является обязательным к исполнению. Отдельные судебные решения подлежат немедленному исполнению (ст. ст. 211, 212 ГПК).

Не исполненное добровольно решение может быть исполнено в принудительном порядке. Это свойство позволяет реализовать конечную цель процесса — реально защитить нарушенные или оспариваемые права и законные интересы субъектов спорного правоотношения.

3. Законная сила судебного решения имеет свои объективные и субъективные пределы. Объективные пределы ограничены правоотношениями и фактами, установленными судом при разрешении дела. На другие правоотношения между теми же лицами законная сила судебного решения не распространяется.

Рассматривая объективные пределы действия судебного решения, следует отметить, что оно может быть вынесено лишь по поводу определенных материально-правовых отношений, притязаний, фактических обстоятельств. Иначе говоря, судебное решение может и должно подтверждать лишь те правоотношения, факты, которые явились предметом рассмотрения суда по данному делу, а требование, выраженное в судебном решении, должно вытекать непосредственно из этих подтвержденных судом правоотношений, фактов.

Субъективные пределы законной силы судебного решения определяются кругом лиц, участвующих в деле, привлеченных в процесс судом либо вступивших в него по собственной инициативе. Законная сила распространяется на этих лиц и на их правопреемников.

4. Законодательство выделяет три вида решений в зависимости от управомоченного субъекта:

1) решения мирового судьи;

2) решения федерального суда первой инстанции;

3) апелляционное решение.

Кроме того, также выделяют следующие виды решений:

1) обычное (основное);

Обычное (основное) решение представляет собой судебный акт, которым дело разрешается по существу в суде первой инстанции и который полностью отвечает предъявляемым законодательством требованиям к такого рода судебным постановлениям (подробнее об этом см. ст. ст. 195, 198 ГПК и комментарий к ним).

Заочное решение представляет собой акт, принимаемый в отсутствие хотя бы одной из сторон. В соответствии с ГПК под заочным понимают решение, вынесенное судом в отсутствие ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного рассмотрения дела, но не явившегося и не заявившего письменной просьбы о рассмотрении дела в его отсутствие (подробнее об этом см. ст. ст. 235, 244 ГПК и комментарий к ним).

Дополнительным именуется решение, выносимое судом для восполнения пробелов основного решения. Суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение, если:

— по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда;

— разрешив вопрос о праве, суд не указал размера присужденной суммы, имущества, подлежащего передаче, или действий, которые обязан совершить ответчик; не разрешен вопрос о судебных расходах (см. также ст. 201 ГПК и комментарий к ней).

5. Принятием судебного решения заканчивается разбирательство дела в суде первой инстанции. После заслушивания реплик и при отсутствии оснований для возобновления рассмотрения дела по существу суд в соответствии со ст. 192 ГПК удаляется в совещательную комнату для принятия решения.

Вопросы, разрешаемые судом при принятии решения, закреплены в ст. 196 ГПК.

Процессуальный закон предписывает суду принятие решения только в отдельной комнате, обеспечивающей суду возможность без какого-либо постороннего вмешательства разрешить имеющиеся по делу вопросы.

Нарушение тайны совещания судей является безусловным основанием для отмены решения судом вышестоящей инстанции (см. ст. ст. 330, 364 и 387 ГПК).

6. По общему правилу дела в судах первой инстанции рассматриваются судьями единолично. В случаях, предусмотренных федеральным законом, при коллегиальном рассмотрении дела тремя профессиональными судьями (ч. 1 ст. 14 ГПК) судебное решение принимается большинством голосов.

Порядок голосования и принятия решения судом, действующим в коллегиальном составе, закреплен в ст. 15 ГПК. Никто из судей не может воздержаться от голосования. Председательствующий голосует последним во избежание возможности оказания давления на позиции иных судей, участвующих в голосовании. Судья, не согласный с мнением большинства, может изложить в письменной форме особое мнение, которое приобщается к делу, но при объявлении принятого по делу решения суда не оглашается.

В ГПК РФ закреплена обязанность судей по неразглашению суждений, высказывавшихся во время совещания при принятии судебного решения.

Апелляция отменила решение из-за судьи, удалившейся в совещательную комнату с ночевкой

Самарский областной суд представил на своем сайте обобщение практики рассмотрения дел по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 330 ГПК РФ при наличии безусловных оснований для отмены судебного решения, предусмотренных частью 4 статьи 330 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

За 2013 год Самарским облсудом по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, рассмотрено 95 гражданских дел – по апелляционным жалобам и 29 дел – по частным жалобам. За первое полугодие 2014 года рассмотрено 47 гражданских дел – по апелляционным жалобам и 10 дел – по частным жалобам.

Число отмененных судебных решений по апелляционным жалобам в 2013 году составило 2631 (21,6 %), в первом полугодии 2014 года – 1232, что соответствует 20,4 % от всех обжалованных судебных решений. В 4,7 % случаев в 2013 году и первом полугодии 2014 года отмена решения суда была обусловлена перечисленными в ч. 4 ст. 330 ГПК РФ основаниями. Таким образом, каждое двадцатое из отмененных решений судов Самарской области отменяется в связи с наличием безусловных оснований для его отмены.

Основаниями для рассмотрения дел по жалобам по правилам ч. 5 ст. 330 ГПК РФ стали рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; решение суда не было подписано судьей; отсутствие в деле протокола судебного заседания; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

Однако при этом, как отмечает Самарский облсуд, переход к рассмотрению дел судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, не означает, что отмененное решение суда постановлено с нарушением материального права. Анализ практики свидетельствует об обратном – после перехода к апелляционному пересмотру по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ судебной коллегией Самарского облсуда в половине случаев выносится решение, по существу аналогичное отмененному – что имело место в 49 % случаев (47 из 95 дел) в 2013 году и в 55 % случаев (26 из 47 дел).

Так, причиной отмены решения по гражданскому делу Промышленного районного суда Самары от 14 мая 2013 года (судья Наталья Нуждина) стало нарушение районным судом тайны совещания судей. При апелляционном рассмотрении дела по иску В***й Р.Е. к Б***у Д.А. о возмещении материального ущерба, об устранении препятствий в пользовании земельным участком, возмещении судебных расходов, выяснилось, что после судебных прений сторон суд удалился в совещательную комнату 13 мая 2013 г. в 18:00, а резолютивная часть решения была оглашена на следующий день – 14 мая 2013 г. в 09:00. Протокол судебного заседания не содержал сведений о том, что объявлялся перерыв, в том числе перед судебными прениями, что указывало на то, что судом первой инстанции нарушены правила о тайне совещания судей.

Руководствуясь ч. 3 ст. 157, ст. 192, ч. 1 ст. 193, ст. 199 ГПК РФ, судебная коллегия Самарского облсуда решение Промышленного райсуда Самары отменила и вынесла решение о частичном удовлетворении исковых требований В***й Р.Е.

С полным текстом обобщения практики рассмотрения Самарским областным судом дел по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, можно ознакомиться здесь.

Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 24.12.2015 2015-12-24

Статья просмотрена: 766 раз

Библиографическое описание:

Алимгафарова А. Р. Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 782-784. — URL https://moluch.ru/archive/105/24783/ (дата обращения: 22.10.2018).

В данной статье поднимается одна из наиболее актуальных и насущных в настоящее время проблем — проблема правового регулирования тайны совещательной комнаты. Первопричиной многих проблем, возникающих в сфере юриспруденции на сегодняшний день является отсутствие должной правовой регламентации того или иного явления или ситуации. Точно так же дело обстоит и с вопросом, затронутым в статье, а именно, законодательство недостаточно полно регулирует один из основных принципов осуществления правосудия — тайны совещательной комнаты.

Ключевые слова: тайна совещательной комнаты, право, суд, Верховных Суд Российской Федерации

Одним из важнейших требований к принятию решения судом и одновременно гарантией осуществления справедливого правосудия является соблюдение тайны совещательной комнаты. Нарушение этого правила является весомым основанием для отмены принятого судом решения [1]. Однако суть данного понятия не совсем ясна, и поэтому споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда даже очень остро.

Комментарии к статье 192 Гражданскому процессуальному Кодексу Российской Федерации раскрывают понятие «совещательная комната», согласно которому она представляет собой специальное помещение, оснащенное всем необходимым для того, чтобы судьи не выходили из совещательной комнаты при принятии решений и вынесения определений [2]. Единого понимания тайны совещательной комнаты нет.

В соответствии со статьей 194 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, во время совещания и вынесения решения в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается [3]. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение по делу, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено.

На практике возникает множество ситуаций, в которых невозможно определить, нарушаются ли теми или иными действиями судьи правила о тайне совещательной комнаты. Рассмотрим некоторые из них.

Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября 2003 года, а само решение было оглашено 17 октября 2003 года, следовательно, суд нарушил правила о тайне совещания судей [4].

Позиция Верховного Суда Российской Федерации по данному спору была изложена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 года, согласно которой такими действиями действительно нарушается тайна совещательной комнаты, поскольку решение суда должно быть принято немедленно после разбирательства дела (статья 199 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации). В случае если составление мотивированного решения в пятницу вечером невозможно, то оно может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но огласить резолютивную часть решения суд должен в тот же день [5].

По мнению Председателя Череповецкого городского суда Зайцева, законодатель, предусмотрев указанные ограничения, преследовал единственную цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел. Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части. Однако он придерживается позиции, отличной от позиции Верховного Суда Российской Федерации. Судья Зайцев считает, что в связи с тем, что судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени — нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье — поспешно ее выносить. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна — это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещательной комнаты [6].

На наш взгляд, наиболее верной является позиция Верховного Суда Российской Федерации, так как она основана на уже существующей норме права о немедленном принятии решения после разбирательства дела (статья 199 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации) и не противоречит существу тайны совещательной комнаты.

Известно, что совещательная комната должна содержать все необходимое судье для правильного разрешения дела, исключающее его возможность покидать ее до принятия решения. Однако как быть в случае, если того или иного нормативно-правового акта в совещательной комнате не оказалось и для того, чтобы принять правильное решение по делу, секретарь судебного заседания по просьбе судьи заносит ему в совещательную комнату данный акт? Этот вопрос на данный момент не урегулирован.

В теории высказывается позиция о том, что данное явление не является нарушением тайны совещательной комнаты, так как секретарь судебного заседания никак не воздействует на судью, он входит в совещательную комнату лишь для того, чтобы обеспечить судью необходимой ему правовой основой.

Существует и другая позиция, согласно которой вне зависимости от цели, ни секретарь, ни какое-либо иное лицо, кроме судьи (судей) по данному делу, не вправе находиться в совещательной комнате во время принятия решения по делу, так как это прямо противоречит статье 194 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации.

По нашему мнению, наиболее правильной и обоснованной является вторая позиция. В какой-то степени можно согласиться и с первым мнением, так как, действительно, секретарь в данном случае никак не влияет на решение, принимаемое судьей. Однако этот процесс очень сложно проконтролировать и закрепление в законе правомерности таких действий или же опущение регулирования данного вопроса в законодательстве может сделать секретаря судебного заседания неким средством воздействия на судью, когда заинтересованные лица смогут передавать через него свои указания судье, а это прямо нарушает правило тайны совещательной комнаты.

Рассмотрим еще одно нарушение тайны совещательной комнаты наиболее актуальное в современное время. Двадцать первый век — век информационных технологий. Повсюду автоматизируются базы данных, справочные правовые системы, все вокруг приобретает электронный вид. Так сейчас вместо того, чтобы вручную фиксировать ход судебного заседания в протоколе, секретарь судебного заседания печатает его текст на компьютере. Наличие «продуктов» научно-технического прогресса не является исключением и для судей. Как правило, у судей районных судов нет отдельных совещательных комнат и они принимают решение в своем кабинете, который одновременно является залом судебного заседания. И не секрет, что практически у каждого судьи на рабочем месте находиться компьютер с подключенной сетью Интернет. Тем самым, во время принятия решения по делу на судью могут воздействовать через данное техническое устройство и сеть. Точно так же дело обстоит и с сотовым телефоном, который судья может использовать, находясь в совещательной комнате, ведь закон этого прямо не запрещает.

Предполагается, что наличие данных устройств в совещательной комнате недопустимо для исключения любой возможности воздействия на судью во время принятия им решения по конкретному делу. Возникает вопрос, как же быть судьям районных судов, у которых компьютер остается на рабочем столе, когда они, находясь в своем кабинете, принимают решение? Ясно, что оборудовать все суды отдельными совещательными комнатами сегодня не представляется возможным, исходя из того, что это очень длительный процесс, требующий соответствующего материального обеспечения. На наш взгляд проблему можно решить следующим образом: заменить компьютеры прошлого поколения на современные ноутбуки, которые являются наиболее удобными и мобильными. Так секретарь судебного заседания может выносить ноутбук, а также сотовый телефон судьи из зала судебного заседания, когда судья удаляется в совещательную комнату. Это наиболее приемлемый выход в данной ситуации.

Итак, несмотря на то, что большинство гражданско-процессуальных норм построены по «диспозитивно-императивному методу» [7], среди них все же преобладают диспозитивные методы, в том числе и «метод дозволения», согласно которому «Разрешено все, что прямо не запрещено законом».

Таким образом, руководствуясь данным принципом, можно сделать вывод о том, что все вышеперечисленные предполагаемые нарушения тайны совещательной комнаты таковыми не являются, так как закон прямо не указывает на их запрет. По нашему мнению, это явный пробел законодательства, который необходимо устранить, разработав нормы, содержащие определение тайны совещательной комнаты, ее основные принципы, а также отдельные положения, исходя из современных реалий, в том числе и возможность использования технических средств в совещательной комнате.

  1. Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 2002. П. 8 Ч. 2 Ст. 364.
  2. Комментарии к Гражданскому процессуальному Кодексу РФ. Ст. 192.
  3. Гражданский процессуальный Кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. 2002. Ст. 194.
  4. Постановление Президиума Вологодского областного суда // Справ.-прав. система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.12.2015 г.)
  5. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2003 года // Справ.-прав. система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.12.2015 г.)
  6. В. П. Зайцев. Суть тайны совещательной комнаты: возможности ее соблюдения и нарушения. Арбитражный и гражданский процесс, 2005, N 7.
  7. Афанасьев С. Ф. Проблема истины в гражданском судопроизводстве. Саратов, 2000. С. 25–33.

Думайте сами

Свежий пример: в подмосковном Королеве перед судом предстали некие М. и И., которых следствие обвинило в мошенничестве с кредитами. История умалчивает, что именно совершили граждане. Однако у суда аргументы следствия сомнений не вызвали. Приговор был обвинительным. Да вот незадача: судья, как выяснилось, не усидел в совещательной комнате.

Вместо того, чтобы размышлять в тиши кабинета об аргументах следствия и защиты, он рассматривал другие дела. А этого делать судье, когда он готовит приговор, категорически запрещено.

Как установила вышестоящая инстанция, 14 июля прошлого года судья закончил рассмотрение дела и удалился в совещательную комнату. Юристы в таких случаях говорят: «ушел на приговор». Думать ему предстояло четыре дня, и все это время, если по-хорошему, никто не должен был ни слышать, ни видеть судью. Ни одна живая душа ни словом, ни полсловом не вправе выбить его из колеи размышлений.

Это не просто требование процедуры, а фундаментальный вопрос: решать судьбу человека судья должен самостоятельно, после глубоких размышлений, без чьих либо подсказок.

В данном случае остаться наедине с собой у судьи не вышло. На следующий день, официально находясь в совещательной комнате (то есть «на приговоре»), он рассматривал несколько дел: по краже, по грабежу, по торговле наркотиками. Все доказательства, что судья отвлекся, были налицо. Поэтому приговор отменили.

Случай не единичный. По данным Мособлсуда, в прошлом году почти треть приговоров подмосковных судов отменялось из-за допущенных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе нарушения права на защиту, незаконного состава суда или нарушения тайны совещательной комнаты. Поэтому данное дело было решено сделать показательным: его включили в обзор судебной практики Мособлсуда для ориентира другим судьям. Впрочем, вопрос касается людей в мантиях по всей стране. Где бы судья ни нарушил свой «час одиночества», это станет поводом для отмены приговора в апелляции. Доказать же такое поведение нетрудно благодаря электронным системам: повестка судов сегодня публикуется на официальных сайтах, так что у защиты есть все возможности проверить, чем занимается их судья, когда должен сидеть наедине со своими мыслями.

Кстати, недавно с подобным же разъяснением выступил Верховный суд Республики Башкортостан. Совершенно аналогичная ситуация: судья ушел на приговор и занялся другим делом. Итог тот же: обвинительный приговор отменен, дело надо рассматривать вновь.

Некоторые практики говорят, что подобное происходит сплошь и рядом. Так, по их словам, судьи борются с волокитой, мол, дел масса, все их надо рассмотреть точно в срок, и временем для размышлений можно пренебречь, как якобы самой ненужной частью процесса.

«Нарушения тайны совещательной комнаты в российских судах — явление отнюдь не редкое, — сказал «РГ» эксперт Федеральной палаты адвокатов России, кандидат юридических наук Андрей Рагулин. — В практике встречаются случаи ухода судей из совещательной комнаты «по своим делам», случаи совместного обсуждения судьей и представителем государственного обвинения итогового решения по делу (хотя это нередко делается заранее), неумышленные нарушения тайны совещательной комнаты по вине сотрудников суда и так далее». По его мнению, запрет рассматривать другие дела, когда судья находится на приговоре, тоже не пустая формальность.

Каким бы профессионалом человек в мантии ни был, занявшись другим процессом, он не может сосредоточиться на нюансах уже рассмотренного дела, надлежащим образом проанализировать исследованные в суде доказательства и затем подготовить текст приговора. Именно поэтому Верховный суд РФ не раз ориентировал суды на строгое соблюдение всех процедур, связанных с фундаментальными правами. Так что региональные суды сейчас по всей стране добиваются единой практики согласно правовым позициям Верховного суда России.