Вклад гк рф

Ст. 834 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 834. Договор банковского вклада.

16 октября 2017

24 октября 2016

31 октября 2012

28 июля 2009

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

есть ли нормативный документ, в котором прописаны требования к банковским тарифам. Задача: создать порядок утверждения тарифов для корпоративных клиентов банка, утвердить эти тарифы

Дочь подала исковое заявление на взыскание задолженности по алиментам на бывшего мужа (БМ) в доле от его дохода. БМ не работает, ограничений по трудоспособности не имеет. Судебные приставы сначала определили задолженность, исходя из средней зарплаты по региону. Но затем выяснили, что у БМ имеется крупный вклад в банке и пересмотрели решение, определив алименты, исходя из этого источника доходов. Сумма оказалась вдвое ниже первоначальной.

Вопросы:

  1. Правомерно ли решение приставов?
  2. Имеет ли дочь выбрать, какой способ исчисления использовать?
  3. Существует ли возможность учесть оба источника, ведь в семейном кодексе говорится об исчислении алиментов из суммарных доходов?
  4. Что необходимо сделать, чтобы добиться принятия выгодного дочери решения?

Уточнение от 28 мая 2012 — 05:38
Ответа на конкретные вопросы я не получил. Но после ознакомления с Постановлением Конституционного суда по делу Гниломедова от 17 января 2012 года № 122 О-О о толковании подпункта «о» пункта 2 Перечня источника доходов, из которых производится удержание алиментов, у меня создалось представление, что ПРОЦЕНТЫ ПО БАНКОВСКОМУ ВКЛАДУ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ДОХОДОМ и с них удержание алиментов не производится. ВОПРОС: Верно ли мое заключение? Можно ли с текстом Постановления КС идти к приставам с требованием пересчитать задолженность по алиментам, исходя из средней заработной платы по региону?

Уточнение от 13 июня 2012 — 05:39
Спасибо за ответы. Но нельзя ли к рассматриваемому случаю применить разъяснение, которое содержится в решении КС по делу Гниломедова относительно того, что алименты удерживаются только с доходов по тем гражданским договорам, «заключая которые лицо реализует принадлежащее каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для незапрещенной законом экономической деятельности». Разве получение доходов по вкладам это экономическая ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, и где здесь «ТРУД»? Экономическая деятельность, по моему непросвещенному мнению, предполагает создание нового продукта (или услуги, например, нотариальной — это пример из пункта «о» Перечня доходов, с которых исчисляются алименты), обладающего рыночной стоимостью и на который есть рыночный спрос. Что по этому поводу говорит ЗАКОН?

Уточнение от 15 июня 2012 — 06:56
Спасибо за ответ. Но хочется продолжить. В определении КС говорится об использовании «имущества И труда». Не ИЛИ, а И. Применительно к моему случаю Имущество есть, а вот как относительно ТРУДА? Где тут труд — прогуляться до Банка? Есть ли в Кодексе определение меры, по которой ТРУД становится отличим от некоего шевеления конечностями? А то получается, как с нерадивым учеником, который на замечание учителя,что он плохо подумал над задачей, говорит «Я думал». 2. Ваш пример о доходе от сдачи жилья в аренду как раз и подпадает под случай «имущество ИЛИ труд», если сдачу жилья интерпретировать как УСЛУГУ. Таким образом, КС предусмотрел полную группу событий: «имущество И и труд» и «имущество ИЛИ труд». Применительно к моему случаю выходит, что вкладчик оказывает банку УСЛУГУ, и получает за неё ДОХОД в виде процентов? НО проценты по вкладам ниже ставки рефинансирования, которая рассчитывается из темпов инфляции. Поэтому проценты по вкладам это средство избежать инфляции, а не средство наращивания исходного капитала, т.е. НЕ источник получения ДОХОДА. Как «доход» определяется Законом? Только ли ст. 208 Налогового кодекса? Насколько эта статья налогового кодекса применима к Семейному кодексу вообще и к моему случаю в частности? Помогите найти аргументы не ПРОТИВ а ЗА решение в пользу дочери, пожалуйста!

Статья 834. Договор банковского вклада

1. По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

2. Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (статья 426).

3. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (глава 45), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.

Юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам.

4. Правила настоящей главы, относящиеся к банкам, применяются также к другим кредитным организациям, принимающим в соответствии с законом вклады (депозиты) от юридических лиц.

Комментарий к статье 834 Гражданского Кодекса РФ

1. Договор банковского вклада (депозита) — это договор, по которому одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Термины «вклад» и «депозит», таким образом, рассматриваются как синонимы и означают денежную сумму, поступившую в банк от вкладчика или для вкладчика. В соответствии со ст. 36 Закона о банках вклад — это денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода. Тем не менее вклад (депозит) может быть размещен не только физическим, но и юридическим лицом.

2. Для заключения договора банковского вклада вкладчик представляет в банк документы, предусмотренные Инструкцией ЦБ РФ N 28-И. Открытие счета по вкладу производится после идентификации клиента в соответствии с Законом о противодействии легализации преступных доходов.

3. По договору банковского вклада банк обязан возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее. Вкладчик не несет встречных обязанностей. Таким образом, договор является реальным, возмездным и односторонним. Если же вкладчиком является гражданин, то договор также признается публичным и к нему применяется ст. 426 ГК.

В соответствии с пп. 1 — 2 Постановления ВС N 7 на правоотношения по оказанию финансовых услуг (в том числе по договору банковского вклада, как не связанному с осуществлением потребителями предпринимательской деятельности) распространяется действие Закона о защите прав потребителей в части, не противоречащей специальному законодательству. При этом следует учитывать, что некоторые нормы данного Закона противоречат существу договора банковского вклада и не могут быть применимы к нему. К отношениям, вытекающим из договора банковского вклада с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона о защите прав потребителей о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты государственной пошлины при обращении в суд. Правовые последствия нарушений условий такого договора определяются гражданским и специальным банковским законодательством (см.: разъяснения «О некоторых вопросах, связанных с применением Закона РФ «О защите прав потребителей», утв. Приказом МАП России от 20 мая 1998 г. N 160 // БНА. 1999. N 2).

В соответствии с п. 4.5 Положения ЦБ N 39-П банк не вправе оказывать предпочтение акционерам (участникам) банка перед другими клиентами банка, т.е. устанавливать иные условия привлечения денежных средств (более высокая процентная ставка, более частый период капитализации (причисления) процентов). Все клиенты банка размещают средства на одинаковых условиях и вправе получить у банка информацию о видах и условиях вкладов, об условиях действующих в настоящее время договоров вклада (депозита).

4. Правовая природа договора банковского вклада в литературе определяется неоднозначно. Пункт 3 коммент. ст. дает основания считать его разновидностью договора банковского счета, поскольку позволяет применять к отношениям банка и вкладчика правила о договоре банковского счета. Тем не менее представляется, что названная норма предусматривает применение закона по аналогии, что допустимо не только для одинаковых по своей природе, но и для аналогичных, сходных отношений (ст. 6 ГК). Сходство названных договоров состоит в том, что прием вклада может осуществляться путем открытия счета. Но этот счет не является видом банковского счета, определение которого дано в ст. 11 НК РФ.

Счет по вкладу (депозиту) открывается физическим и юридическим лицам для учета денежных средств, размещаемых в кредитных организациях с целью получения доходов в виде процентов, начисляемых на сумму размещенных денежных средств. Основанием открытия такого счета является заключение договора банковского вклада.

Запрещено применение закона по аналогии в следующих случаях: противоречие нормам закона или существу договора банковского вклада. Так, не допускается перечисление средств, находящихся на вкладе, другим лицам, если вкладчиком является юридическое лицо. Такой запрет объясним возможностью осуществления перечислений средств при заключении другого договора — банковского счета. Физические лица не обязаны иметь банковский счет, поэтому для них такой запрет не предусмотрен.

5. По общему правилу привлечение денежных средств во вклады могут осуществлять лишь банки. Пункт 4 ст. 834 предоставляет право принимать вклады не только банкам, но и другим кредитным организациям. Данная норма в настоящее время фактически не действует, поскольку банковское законодательство не допускает привлекать средства во вклады небанковским кредитным организациям. В соответствии с п. 1.4 Инструкции ЦБ РФ от 26 апреля 2006 г. N 129-И «О банковских операциях и других сделках расчетных небанковских кредитных организаций, обязательных нормативов расчетных небанковских кредитных организаций и особенностях осуществления Банком России надзора за их соблюдением» (Вестник Банка России. 2006. N 32) расчетные небанковские кредитные организации не вправе осуществлять привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады.

Поправки в ГК: банковский вклад

Здравствуй, Регфорум! Продолжаем читать Федеральный закон от 26.07.2017 № 212-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Напоминаю: поправки вступают в силу с 1 июня 2018 года.

Банковский вклад

Ст. 837 ГК РФ всегда была камнем преткновения. Здесь сталкивались и сталкиваются интересы банкиров, которым очень бы хотелось узаконить невозможность досрочного изъятия вкладчиками средств со срочных вкладов, диаметрально противоположные интересы вкладчиков и интерес государства, которому бы и банковскую систему поддержать, и народ не озлобить. В результате пока ещё действующая редакция статьи 837 ГК РФ – компромиссная: право гражданина на досрочный возврат вклада однозначно подтверждается, условие договора о его отказе от права на получение вклада по первому требованию ничтожно – а вот договор с юридическим лицом может содержать такое условие. С 1 июня 2018 года банкиры становятся на полшажка ближе к заветной цели. Из общего правила для граждан появляется исключение — случаи, когда внесение вклада удостоверено сберегательным сертификатом. Если условия сберегательного сертификата не предусматривают право вкладчика на получение вклада по требованию – ждите истечения срока.

С учётом незначительной популярности сберегательных (впрочем, как и депозитных) сертификатов, с точки зрения гражданина — невелика потеря. Но с точки зрения банков – хоть небольшое, но продвижение в нужном им направлении. Шажок, первая капля – та, которая камень точит. Теперь следует ожидать активизации банков в продвижении сберегательного сертификата как финансового инструмента: реклама, популяризация среди населения, более высокие ставки, чем по обычным вкладам – но при этом невозможность изъятия средств до окончания срока вклада. За хороший процент, надо думать, на это многие согласятся – благо, п. 3 ст. 838 ГК РФ специально дополняется таким предложением:

«По договору банковского вклада, внесение вклада по которому удостоверено сберегательным или депозитным сертификатом, размер процентов не может быть изменен в одностороннем порядке.».

А там, глядишь, все привыкнут, статистика наработается – «народу нравятся невозвратные вклады» – и отмена обязанности банка вернуть гражданину деньги по первому требованию покажется не таким уж страшным и не столь уж социально опасным делом. Проглотили же невозвратные авиабилеты. Действуй тонко и имей терпение – кредо умного лоббиста. Не поддерживаю (как вкладчик), но уважаю – как профессионал.

Поправки в ст. 843 и 844 ГК РФ – в том же русле, обеспечивают продвижение сберегательных и депозитных сертификатов. П. 1 ст. 843 ГК РФ в новой редакции отнимает приоритет у сберегательной книжки как у принятого «по умолчанию» средства удостоверения прав вкладчика: договором может быть предусмотрена выдача именной сберегательной книжки – а может и не быть. Это, впрочем, соответствует жизненным реалиям: сберегательные книжки давно уже отмирают. Заодно законодатель избавляется от сберегательной книжки на предъявителя: из ст. 843 ГК РФ в новой редакции она удалена.

На свято место, которое пусто не бывает, тут же начинают карабкаться всё те же сберегательный и депозитный сертификаты: новый п. 7 ст. 837 ГК РФ даже специально констатирует очевидное — «в случае, когда внесение вклада удостоверено сберегательным или депозитным сертификатом, все права по договору банковского вклада принадлежат владельцу соответствующего сертификата». С интересом подняли головы представители бизнеса, которым в условиях кризиса неплатежей вновь приходится обходить аресты счетов и «картотеки»: расчётам банковскими векселями появляется интересная альтернатива? Впрочем, ожидания ищущих удобную альтернативу «наличке» немедленно разбивает ст. 844 ГК РФ в новой редакции: сберегательный и депозитный сертификаты становятся именными. Предъявительские их разновидности сгинут вместе со сберегательными книжками на предъявителя.

Ст. 844 ГК РФ «Сберегательный и депозитный сертификаты» ожидаемо удваивается в размере: готовится к переходу из разряда заштатных статистов в примы большой финансовой сцены. Наконец-то студенты перестанут путаться в показаниях при ответе на простой вопрос: чем, собственно, отличаются друг от друга депозитный сертификат и сберегательный. Теперь расшифровка есть в ГК РФ: владельцем сберегательного сертификата может быть только физическое лицо. Что абсолютно правильно, во избежание дальнейших споров и толкований законодатель здесь же добавляет: в том числе индивидуальный предприниматель. Владельцем депозитного, соответственно — только юридическое лицо. П. 3 ст. 844 ГК РФ ещё раз чётко закрепляется уже знакомое нам правило:

«Банк вправе выдавать сберегательные и депозитные сертификаты, условия которых не предусматривают право владельца соответствующего сертификата на получение вклада по требованию, при этом такой сертификат должен содержать указание на отсутствие права вкладчика на досрочное получение вклада по требованию».

И наконец – видимо, чтобы окончательно отбить желание превратить сертификаты в неофициальное расчётное средство, п. 5 ст. 844 ГК РФ предусматривает их возможное обездвижение:

«Сберегательные или депозитные сертификаты могут выдаваться на условиях обездвижения (статья 148.1), в том числе обездвижения путем их хранения в выдавшем банке при условии, что такой банк в соответствии с законом вправе осуществлять хранение документарных ценных бумаг и (или) учет прав на ценные бумаги. В случае обездвижения такие сертификаты не выдаются на руки их владельцам, а права владельцев таких сертификатов закрепляются в одном сертификате, реквизиты которого устанавливаются Банком России».

То есть сертификат, конечно, документарная ценная бумага, но, как в известном мультике, «только я вам его не отдам» (вероятно, в большинстве случаев так и будет). Получается примерный аналог так называемых «металлических счетов», когда вроде бы вы купили у банка золото – только в руках его не подержать.

Эти самые «металлические счета», кстати, тоже не забыты: с 1 июня 2018 года в ГК РФ вводится специальная статья 844.1. «Особенности договора банковского вклада в драгоценных металлах»:

«По договору банковского вклада, предметом которого является драгоценный металл определенного наименования (вклад в драгоценных металлах), банк обязуется возвратить вкладчику имеющийся во вкладе драгоценный металл того же наименования и той же массы либо выдать денежные средства в сумме, эквивалентной стоимости этого металла, а также выплатить предусмотренные договором проценты».

Ничего неожиданного, просто существующее де-факто явление оформили де-юре. Включая и нераспространение на вклады такого рода системы страхования вкладов физических лиц (в отличие от вкладов, удостоверенных сберегательными сертификатами, кстати – там всё нормально):

«К отношениям по договору банковского вклада в драгоценных металлах правила пункта 1 статьи 840 настоящего Кодекса об обеспечении возврата вкладов граждан путем осуществляемого в соответствии с законом страхования вкладов физических лиц не применяются, о чем гражданин должен быть уведомлен в письменной форме до заключения договора банковского вклада в драгоценных металлах, а банк должен получить от гражданина подтверждение того, что такое уведомление было совершено».

Собственно, по вкладам на этом всё. На очереди — общие положения о договоре банковского счёта, а за ними и отдельные виды банковских счетов – пожалуй, самое интересное, что есть в свежепринятых изменениях.

Статья 837. Виды вкладов

1. Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).

Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.

2. По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.

Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно.

3. В случаях, когда срочный либо другой вклад, иной, чем вклад до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.

4. В случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, — по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Комментарий к Ст. 837 ГК РФ

1. В зависимости от установленного договором порядка возврата вкладов (депозитов) они подразделяются на два вида: вклады до востребования и срочные. Комментируемая статья рассматривает в качестве самостоятельного вида вклады, внесенные на иных условиях их возврата. Однако банковская практика традиционно относит их к срочным вкладам. В этом смысле под срочными следует понимать любые вклады, по условиям которых клиент не может требовать возврата внесенных им средств ранее наступления определенных в договоре обстоятельств. Наиболее распространены срочные вклады на определенный период времени, в течение которого банк вправе пользоваться данными средствами.

2. Помимо видов вкладов, указанных в п. 1 комментируемой статьи, практике известны следующие иные виды вкладов:

— целевые вклады. Они могут быть внесены на 10 лет на имя лиц, не достигших 16-летнего возраста. Целевые вклады на детей выдаются в 16 и более лет при условии их хранения не менее 10 лет. Условными считаются вклады, вносимые на имя другого лица, которое может распоряжаться вкладом лишь при соблюдении условий или при наступлении обстоятельств, указанных вносителем в момент открытия счета.

Судебная практика признала целевые детские вклады разновидностью срочных вкладов (см. вопрос 16 разд. «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 г., утвержденного Постановлением Президиума ВАС РФ от 7 апреля 2004 г.);

— номерные вклады. Являются разновидностью вкладов до востребования. Договор о номерном вкладе заключается в общем порядке с применением процедуры идентификации клиента. Особенностью таких вкладов является специальный порядок распоряжения ими. Приказ банку (ордер) о совершении по вкладу приходных или расходных операций, подписанный вкладчиком, вместо имени содержит только номер его вклада;

— п. п. 5.1 и 5.5 Инструкции ЦБ РФ от 14 сентября 2006 г. N 28-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)» (далее — Инструкция ЦБ РФ N 28-И) предлагают различать вклады физических лиц — потребителей и вклады физических лиц — предпринимателей. Указанные нормы фактически обязывают вкладчика, имеющего статус индивидуального предпринимателя, всегда открывать вклады на специальных условиях. Соответственно, на практике возникают вопросы о правовом режиме вклада индивидуального предпринимателя и возможности распространения на него правового режима вкладов юридических лиц в силу п. 2 ст. 23 ГК РФ. Гражданский кодекс РФ устанавливает разный правовой режим для вкладов юридических лиц и граждан-потребителей. Представляется, что при решении вопроса о том, в каком качестве действует гражданин-предприниматель, следует учитывать ту экономическую цель, которую он преследует при заключении сделки. Если сделка заключается в рамках осуществления гражданином предпринимательской деятельности, то возникшие из нее правоотношения должны регулироваться с учетом п. 3 ст. 23 ГК РФ. Однако сделка, заключенная вне связи с предпринимательской деятельностью гражданина, имеющего статус предпринимателя, должна регулироваться законодательством, регулирующим отношения физических лиц, включая Закон о защите прав потребителей. Позиция Банка России, отраженная в п. п. 5.1 и 5.5 Инструкции ЦБ РФ N 28-И, не учитывает указанные выше особенности правосубъектности физических лиц, имеющих статус индивидуального предпринимателя. Соответственно, она уже по этой причине не может считаться обоснованной. Кроме того, ст. 834 ГК РФ не содержит ограничений по кругу лиц, которые могут быть вкладчиками по договору банковского вклада. В этой связи допустимо сделать иной вывод. Гражданский кодекс РФ не подразделяет вклады граждан на потребительские и предпринимательские и не устанавливает для них различного правового режима. Такой же вывод следует из Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей». В связи с изложенным все вклады физических лиц, включая граждан-предпринимателей, должны подчиняться одинаковому правовому режиму, установленному для потребительских вкладов;

— вклады в рублях и в иностранной валюте;

— вклады индивидуальные и совместные (со множественностью лиц на стороне вкладчика).

3. В практике возникла проблема определения срока исполнения обязательства банка по возврату вклада до востребования. Согласно мнению некоторых практических работников в данном случае применима норма п. 2 ст. 314 ГК РФ о семидневном льготном сроке исполнения обязательств со сроком, определенным моментом востребования. Представляется, что эта норма неприменима к договорам банковского вклада до востребования по следующим причинам.

Во-первых, норма п. 2 ст. 314 ГК РФ носит диспозитивный характер. Она применяется, если иное не следует из закона, обычаев делового оборота или существа обязательства. Иной подход при выяснении срока исполнения обязательства банка по возврату вкладов до востребования определяется прежде всего многолетней банковской практикой: банки выдают клиентам указанные вклады либо в день предъявления ими соответствующего требования, либо не позднее следующего за ним дня. Норма о 7-дневном сроке исполнения обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, существовала и в прежнем гражданском законодательстве, но она никогда не применялась к вкладам до востребования, в том числе и судебной практикой.

Во-вторых, редакция п. 1 ст. 837 ГК РФ также позволяет сделать вывод о неприменении нормы п. 2 ст. 314 ГК РФ. Согласно п. 1 комментируемой статьи вклад до востребования должен быть выдан по первому требованию вкладчика. Представляется, что выражение «по первому требованию» несопоставимо с семидневным льготным сроком, установленным п. 2 ст. 314 ГК РФ.

Таким образом, правовой особенностью договора банковского вклада до востребования следует считать более короткий срок возврата суммы вклада по сравнению с нормой п. 2 ст. 314 ГК РФ.

К определению срока надлежащего возврата банком суммы вклада до востребования возможны два подхода. Во-первых, выражение «по первому требованию», употребленное в п. 1 комментируемой статьи, можно истолковать как правило о немедленном возврате суммы вклада. Во-вторых, в силу п. 3 ст. 834 ГК РФ можно применить к вкладам до востребования норму ст. 849 ГК РФ о двухдневном сроке совершения расчетных операций по договору банковского счета.

Толкование нормы п. 1 комментируемой статьи как требования о немедленном возврате вклада до востребования неудачно, учитывая значительность сумм отдельных вкладов. В этом случае банк обычно предлагает вкладчику «заказать наличные деньги». Вероятно, в указанной ситуации следует говорить о «разумном сроке» исполнения обязательства по возврату вклада до востребования. Для определения пределов «разумности» этого срока допустимо применить норму ст. 849 ГК РФ, установившую сроки выдачи наличных с банковского счета (п. 3 ст. 834 ГК), т.е. банк обязан выдать вкладчику вклад до востребования не позднее следующего рабочего дня после поступления соответствующего требования вкладчика.

4. По мнению судебной практики, возможен вклад, сочетающий элементы срочного вклада и вклада до востребования. Так, по одному из договоров банковского вклада стороны согласовали внесение так называемого «срочного вклада с неограниченным сроком хранения», без указания срока его действия и на условиях установления определенных процентных ставок на первые пять лет действия договора (5% годовых — от одного года до трех лет, 7% — от трех до пяти лет и 9% годовых — на срок свыше пяти лет). Суд квалифицировал такой договор как смешанный, т.е. до пяти лет с момента его заключения договор носит срочный характер, а после пяти лет становится вкладом до востребования (п. 17 разд. «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 г., утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 7 апреля 2004 г.).

5. На практике возникла проблема определения валюты платежа при возврате валютного вклада, т.е. внесенного вкладчиком в иностранной валюте. В период банковского кризиса 1998 г. некоторые банки начали возвращать своим вкладчикам не иностранную валюту, а ее рублевый эквивалент, исчисленный на дату платежа. Такая позиция является необоснованной. Если стороны правомерно договорились о расчетах в определенной иностранной валюте и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит (п. 3 ст. 317 ГК), суд по требованию истца должен взыскать соответствующую задолженность в этой иностранной валюте (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле» ). В случае заключения договора банковского вклада в иностранной валюте надлежащее исполнение обязательства банка будет заключаться в возврате им суммы вклада именно в иностранной валюте. Поэтому норма о законном платежном средстве в данном случае неприменима, так как не отменяет принципа надлежащего исполнения обязательства. Аналогичной точки зрения придерживаются суды общей компетенции. В Постановлении Президиума Московского городского суда от 25 мая 2000 г. сделан вывод, что банк должен исполнить свое обязательство по возврату вклада в той валюте, в какой был внесен вклад .

———————————
Вестник ВАС РФ. 2000. N 7.

Бюллетень ВС РФ. 2000. N 11.

6. Валютное обязательство банка по возврату вклада может быть заменено на рублевое только в одном случае. В соответствии со ст. 20 Закона о банках с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций обязательства кредитной организации в иностранной валюте учитываются в рублях по курсу ЦБ РФ, действовавшему на день отзыва у кредитной организации указанной лицензии. Из смысла решения Верховного Суда РФ от 2 декабря 1999 г. по делу N ГКПИ99-551 вытекает, что норма ст. 20 Закона о банках регулирует лишь порядок бухгалтерского учета валютных обязательств банка после отзыва у него лицензии. Однако в указанном Законе не содержится норма о размере выплат кредиторам банка исходя из курса валюты на день отзыва лицензии по обязательствам, вытекающим из банковского вклада. Между тем в результате отзыва лицензии кредитная организация лишается не только рублевой, но и валютной банковской лицензии. Поэтому она не может производить расчеты с вкладчиками в иностранной валюте. Следовательно, возврат вкладов должен осуществляться только в рублях.

———————————
Бюллетень ВС РФ. 2000. N 7.

Вопрос о курсе, на основании которого должен рассчитываться рублевый эквивалент валютного долга банка-банкрота перед вкладчиками, может быть решен на основании п. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» . Им предусмотрено, что состав и размер денежных обязательств, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному ЦБ РФ, на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 64 ГК РФ требования вкладчиков-граждан при ликвидации банков или других кредитных учреждений должны удовлетворяться в первую очередь.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

7. Норма п. 2 комментируемой статьи предоставляет гражданину, заключившему с банком договор о срочном вкладе, право требовать возврата всей суммы или ее части ранее установленного срока. Эти действия вкладчика следует рассматривать как одностороннее изменение условий договора, возможность которого предусмотрена законом (ст. 310 ГК). В результате договор о срочном вкладе становится договором о вкладе до востребования. Вкладчик является экономически более слабой стороной правоотношения, и поэтому в законодательство впервые включена норма о повышенной защите его интересов: условие договора об отказе гражданина от права получить вклад по первому требованию ничтожно.

В случае возникновения долевой множественности лиц на стороне вкладчика (совместные вклады), например в результате наследования, каждый из совкладчиков-граждан вправе истребовать свою долю вклада досрочно независимо от воли и желания других совкладчиков.

Право юридического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, на досрочный возврат депозита может быть предусмотрено договором (ст. 310 ГК). В противном случае досрочный возврат допускается лишь с согласия банка. Некоммерческая организация не может требовать досрочного возврата вклада ни на основании договора (это прямо запрещено нормой ст. 310 ГК), ни на основании закона ввиду его отсутствия.

8. Пунктом 3 комментируемой статьи предусмотрены последствия преобразования срочного вклада во вклад до востребования, произведенного по инициативе вкладчика-гражданина. В этом случае банк не связан первоначальными обязательствами по выплате процентов за пользование средствами вкладчика в течение всего срока действия договора. Как следует из комментируемой нормы, в этом случае банк должен выплатить проценты в том размере, который установлен советом директоров банка для вкладов до востребования на дату возврата вкладчику вклада или его соответствующей части.

Важно, что при досрочном возврате части срочного вклада по инициативе вкладчика-гражданина пересчет процентов осуществляется не только на выплаченную ему часть вклада, но и на оставшуюся часть вклада, поскольку вклад в дальнейшем становится вкладом до востребования. При истребовании своей доли вклада одним из совкладчиков размер процентов на его долю пересчитывается по ставке до востребования. При этом проценты по долям других совкладчиков не пересчитываются, учитывая, что совкладчики не изъявляли желания на досрочное истребование вклада.

9. Пунктом 4 комментируемой статьи предусмотрены правовые последствия невостребования вкладчиком (юридическим или физическим лицом) суммы срочного вклада и вклада, внесенного на иных условиях возврата. Учитывая, что на требования граждан о возврате вкладов из банков не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК), такая норма стабилизирует правоотношения. В случае невостребования вклада по истечении срока договора правоотношения считаются продленными на условиях вклада до востребования. Это означает, что все условия договора банковского вклада остаются неизменными, за исключением срока возврата вклада (вместо конкретного срока действия — срок до востребования) и процентной ставки (вместо более высокой процентной ставки по срочным вкладам — более низкая процентная ставка по вкладу до востребования). Поэтому со дня, следующего за днем истечения срока вклада, и до дня фактического его возврата вкладчику на сумму вклада должны начисляться проценты по ставке, установленной советом директоров банка для вкладов до востребования на день продления срока договора. Такой вывод основан на буквальном толковании нормы п. 4 комментируемой статьи. Вместе с тем рядом практических работников была высказана иная точка зрения, в соответствии с которой процентная ставка на случай возможного продления срока действия договора на условиях вклада до востребования должна быть согласована заранее — в тексте договора срочного банковского вклада. В противном случае при пролонгации на условиях вклада до востребования должна применяться процентная ставка, установленная п. 1 ст. 838, п. 1 ст. 809 ГК РФ, т.е. ставка рефинансирования Банка России. Представляется, что такая точка зрения не основана на законе. Судебная практика, использующая такой подход, отсутствует. Вместе с тем указанное последствие вряд ли желательно. В связи с этим рекомендуется предусматривать в договоре конкретный размер процентов, применяемый на случай пролонгации договора.

10. Поскольку одним из условий вклада до востребования является более низкая процентная ставка по сравнению со срочными вкладами и п. 4 комментируемой статьи не уточняет, о каких вкладчиках идет речь, т.е. основание для вывода о том, что он распространяется на всех вкладчиков, включая физических лиц. Следовательно, п. 4 комментируемой статьи является тем законом, который разрешает банку уменьшать процентную ставку по срочным вкладам граждан (см. п. 3 ст. 838 ГК и комментарий к нему) — в случае пролонгации срочного вклада устанавливать процентную ставку, применяемую им по вкладам до востребования. При этом правило п. 3 ст. 838 ГК РФ и ч. 3 ст. 29 Закона о банках не нарушается, поскольку случай уменьшения процентной ставки установлен законом, т.е. ГК РФ. Аналогичная точка зрения была высказана Конституционным Судом РФ. По мнению Конституционного Суда РФ, такое возможное уменьшение размера процентов может быть обусловлено помимо прочего существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (ст. 451 ГК). Это должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных п. 4 комментируемой статьи, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации (Определение КС РФ от 18 ноября 2004 г. N 371-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Первушина Виктора Павловича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

11. Норма п. 4 комментируемой статьи является диспозитивной, поскольку из него не следует, что срочный вклад должен быть обязательно преобразован во вклад до востребования. Речь идет лишь о продлении срока его действия «на условиях вклада до востребования». Причем любое иное правило может быть установлено договором. Следовательно, в договоре (желательно сделать ссылку на п. 4 ст. 837 ГК) можно предусмотреть использование не всех, а лишь необходимых банку условий, применяемых им по вкладам до востребования. Например, стороны срочного договора банковского вклада могут предусмотреть, что в рассматриваемом случае договор считается продленным на тот же срок, т.е. срочный характер вклада сохраняется, однако на сумму вклада должна начисляться процентная ставка, применяемая по вкладам до востребования.

Статья 834 ГК РФ. Договор банковского вклада (действующая редакция)

1. По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором. Если иное не предусмотрено законом, по просьбе вкладчика-гражданина банк вместо выдачи вклада и процентов на него должен произвести перечисление денежных средств на указанный вкладчиком счет.

2. Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (статья 426).

3. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (глава 45), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы или не вытекает из существа договора банковского вклада.

Если иное не предусмотрено законом, юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам.

4. Правила настоящей главы, относящиеся к банкам, применяются также к другим кредитным организациям, принимающим в соответствии с законом вклады (депозиты) от юридических лиц.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 834 ГК РФ

1. В комментируемой статье дается легальное определение договора банковского вклада.

Анализ п. 1 комментируемой статьи показывает, что под договором банковского вклада следует понимать сделку денежного характера, заключаемую между банком, с одной стороны, и вкладчиком, с другой стороны. Банк на условленный срок принимает поступившую от вкладчика или для него денежную сумму, именуемую вкладом, на условиях возврата этой суммы и выплаты процентов на нее, определяемых в рассматриваемом договоре при его заключении.

Под вкладом понимаются денежные средства, как в валюте Российской Федерации, так и в иностранной валюте, которые размещаются гражданами (физическими лицами) для хранения и получения дохода.

Договор банковского вклада является реальным договором и считается заключенным с момента передачи вкладчиком соответствующих денежных средств в банк.

Договор банковского вклада является разновидностью договора займа, предусмотренного в ст. 807 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье), где банк является заемщиком, а вкладчик — заимодавцем.

Надлежащее исполнение банком договора банковского вклада состоит в том, чтобы своевременно возвратить вкладчику сумму вклада и своевременно выплатить проценты за пользование вкладом. Банк должен обеспечивать сохранность вкладов и своевременно исполнять свои обязательства перед вкладчиками.

Доход по вкладу должен выплачиваться в денежной форме в виде процентов.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства банком установлена в ст. 395 ГК РФ. В частности, предусматривается выплата процентов за пользование банком денежными средствами вкладчика в результате неправомерного удержания этих средств или уклонения от их возврата, просрочки их уплаты, а также неосновательного получения или сбережения за счет другого лица.

2. Согласно ст. 37 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» вкладчиками банка могут быть:

— граждане Российской Федерации;

— лица без гражданства.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителей вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими (п. 3 ст. 26 ГК РФ).

Вкладчики свободны в своем выборе банков с целью размещения во вкладах принадлежащих им денежных средств и вправе по своему усмотрению иметь несколько вкладов в разных банках.

Вкладчики распоряжаются своими вкладами, вправе получать по ним доходы, а также совершать безналичные расчеты на условиях, определенных в договоре.

3. Согласно п. 2 комментируемой статьи если вкладчиком по договору банковского вклада является гражданин, то такой договор признается публичным. Юридическим последствием определения договора как публичного является тот факт, что банк обязан принимать денежные средства во вклад от любого обратившегося к нему физического лица.

Однако из этого правила существуют исключения (п. 3 комментируемой статьи). В частности, банк может отказать гражданину в заключении с ним договора банковского счета в случаях, указанных в ст. 846 ГК РФ:

— если отсутствует возможность у данного банка принять на банковское обслуживание;

— если отказ допускается законом или иными правовыми актами.

В ст. 7 ФЗ от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» перечислены основания для отказа от заключения договоров банковского счета (вклада) с клиентами и от выполнения распоряжения клиентов о совершении операций, а также для расторжения договора с клиентами по инициативе кредитной организации. Например, банкам запрещается заключать договор банковского счета (вклада) с клиентом в случае:

— непредставления гражданином (физическим лицом), открывающим счет (вклад), документов, которые требуются для его идентификации, либо использующим вымышленное имя (псевдоним);

— без личного присутствия открывающего счет (вклад) физического лица или его представителя.

Согласно п. 3 комментируемой статьи отношения между банком и вкладчиком по поводу счета, на который внесен вклад, обычно регулируются нормами о договоре банковского счета, содержащимися в гл. 45 ГК РФ (см. комментарий к ней).

Исключения для правового режима договора банковского вклада могут вытекать из существа самого договора, а также в силу закона или иных правовых актов (п. 2 комментируемой статьи).

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает запрет юридическим лицам перечислять денежные средства, которые находятся во вкладах (депозитах), на счета других лиц в целях соблюдения норм законодательства о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

4. Пункт 4 комментируемой статьи определяет действие норм гл. 44 ГК РФ по кругу лиц. Правила указанной главы распространяются на банки, иные кредитные организации, а также филиалы и представительства иностранных банков, составляющих банковскую систему Российской Федерации.

5. Применимое законодательство:

— ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»;

— ФЗ от 21.07.2014 N 213-ФЗ «Об открытии банковских счетов и аккредитивов, о заключении договоров банковского вклада хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации, и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

— ФЗ от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

6. Судебная практика:

— Определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2012 N 2271-О;

— Определение Конституционного Суда РФ от 20.06.2006 N 257-О;

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.09.2014 N Ф05-8712/12 по делу N А40-79131/2011;

— Постановление ФАС Уральского округа от 05.04.2012 N Ф09-9797/11 по делу N А50-7635/2011;

— Постановление ФАС Уральского округа от 05.08.2009 N Ф09-5306/09 по делу N А60-35439/2008.