Воинская часть в ургале

Комментарии

в/ч 92867

в/ч 83285

в/ч 56718

в/ч 44913

06420 51128 36273

в/ч 51128 — это батальон Караванова ?

в/ч 06420 — не помню!

еще 41 полностью не помню номер батальона

В 1986 году — полк 56718.

В.ч 54076

51128, это на Этеркане. Батальон Караванова.

44913 Зам Нач Штаба Шелехов А., 83285, 01741(еще его называли 41), 92867, 54076, «База»

Всем привет. Напишите, кто, что знает о в\ч 52630. Расформирована в 1984 году, необходим архив с данными о службе. Эта частьв списке в\ч, принимавших участие в строительстве Алонки, не значится.

По-моему это База, комбат п/п-к Абасов.

06420 — полк с Воспорухана, он потом пришел на место бригады, где-то на год.

В/ч 52630 — это лазарет. Мой отец — Сысоев Виктор Николаевич — был ее командиром в 75-80 г. г. Кто его знал, помнит нашу семью, откликнитесь!

Армия и гсм. Служба в армии. Военные рассказы

Армия. Военная служба. Военное училище. Гянджа. Закавказье. Военные рассказы. Служба ГСМ в армии

Военторг в Чегдомыне и поселок Новый Ургал

Как проходя стажировку в поселке Чегдомын, я узнал, что такое военторг и даже принял участие в проведении документальной ревизии военторга, а также побывал в поселке Новый Ургал на Байкало-Амурской магистрали

Выше солнца только кадры, выше кадров – ВОЕНТОРГ

Во время прохождения стажировки, нам, курсантам УВВТУ, было все интересно. А когда заместитель начальника окружного склада ГСМ с технической части пригласил нас помочь ему провести документальную ревизию военторга в поселке Чегдомын, эмоции просто выплескивались.

Военторг в советское время считался серьезной организацией, где на пыльных полках лежал такой любимый и не доступный для простых советских граждан — дефицит. В то время ходила поговорка: «Выше солнца только кадры, выше кадров – ВОЕНТОРГ». Все-таки в Советском Союзе немного уважали армию, и в военный магазин иногда попадал дефицитный товар. Даже, проходя службу в азербайджанском городе Гянджа, я часто наблюдал картину как азербайджанцы, местные жители города мечтали попасть в «магазин военторг» на территории воинской части.

В начале, руководство чегдомынского военторга не обращало на нас внимания, угрозы мы для них не представляли. Ситуация изменилась после того как зампотех склада доверил нам проверку документов, и мы начали находить проколы в ведении учета и списания гсм. Согласно руководящих документов при температуре воздуха ниже 42 градуса полагалось в тормозную жидкость добавлять спирт, при этом спирт в смеси должен был составлять 18 процентов.

Так как зима на Дальнем Востоке радовала низкими температурами, то руководство военторга активно пользовалось этой нормой, при этом не всегда соблюдая температурный режим и процентовку смеси. Как только мы это обнаружили и сообщили руководству военторга свои сомнения по поводу законности списания спирта, нам начали мило улыбаться, позволили заглянуть в закрома склада «военторг» и купить по пару баночек растворимого бразильского кофе в жестяных баночках, домой по маршруту военторг — наш деревянный барак нас возили на машине.

Чем закончилась документальная ревизия не знаю, к написанию акта нас не привлекали, но думаю руководство военторга не пострадало и военторг дальше процветал.

Поселок Новый Ургал на БАМе

Недалеко от Чегдомына раскинулся поселок Новый Ургал, прямо на Байкало-Амурской магистрали. Для того чтобы иметь представление о размахе строительства БАМа, нам посоветовали посетить этот населенный пункт.

Поселок Новый Ургал основали в 1974 году в 12-ти километрах от поселка Ургал. Население в то время составляло около 9 тысяч человек. Что интересно, строили его бригады Укрстроя, в которые вошли строители из Днепропетровска, Донецка, Киева, Львова и Харькова. Поселок Новый Ургал находился под патронажем Украинской ССР.

Сам поселок я не помню, а вот железнодорожный вокзал запомнился. Таким вокзалом не каждый областной центр мог похвастаться. По крайней мере даже железнодорожный вокзал города Ульяновска выглядел победнее. Вокзал выглядел шикарно, никогда бы не подумал что где-то на краю земли, в небольшом поселке, строят такие шикарные вокзалы. Был ли в этом смысл? Не знаю, но на строительство Байкало-Амурской магистрали денег явно не жалели. Сохранился ли шик железнодорожного вокзала Нового Ургала до наших дней? Не знаю, но судя по тому, что количество жителей этого населенного пункта уменьшилось до 6 тысяч, то жизнь там не особо процветает.

Американский военторг

Воинская часть в ургале

Дан судьбой нелёгкий путь!

Свой очерк я представляю Вам, опираясь на краткие свои воспоминания, а так же на материалы переданные мне М.Лисняк и И.Федоренко (люди Вам известные), которые затронут Бамовский период 1-й ж.д . бригады, передислокацию воинских частей на новое место дислокации, и, собственно становлении бригады в ППД на Алтае и Кемеровской области.

Вступление от Лисняка Михаила Афанасьевича – главного инженера 1 ЖДБр с сентября 1984 года по ноябрь 1988 года.

В конце сентября 1984 года я был назначен на должность заместителя командира-главного инженера 1-ой железнодорожной бригады, которая дислоцировалась в поселке АЛОНКА ВЕРХНЕБУРЕИНСКОГО района ХАБАРОВСКОГО КРАЯ. Время для бригады было очень сложное, как в выполнении задач по штатному предназначению и выполнению плана СМР, так и не ясности, что с нами будет в дальнейшем.

Приближался четвертый квартал 1984 года. Комбриг полковник Романьков И.И. готовился к увольнению, начальник политотдела ЧеркасовА.А . — к переводу, другие заместители находились на объектах вдали от постоянного места дислокации. Представить меня на должность было некому, поэтому я, используя случай — в день моего прибытия, в постоянном месте дислокации бригады, открывался комсомольский актив бригады, в работе которого мне пришлось участвовать, как самому старшему от командования бригады, я сам и представил себя участникам актива, и таким образом вступил в должность. Воинские части бригады были разбросаны по всему участку БАМа от станции Ургал до разъезда Мирошниченко.

На меня сразу же легла ответственность за сдачу в эксплуатацию объекта ВОХР на станции Тырма, находившийся 200 км южнее станции Ургал. Эта станция была воротами Восточного участка БАМа. До этого времени объект ВОХР считался второстепенным, так как все внимание бригады, да и высшего командного состава, было сконцентрировано на объектах БАМа. Вся сложность объекта заключалась в отсутствии необходимых строительных материалов на складах бригады, да и невозможностью их доставки автомобильным транспортом.

Работы на этом объекте производил мостовой батальон (в/ч 83285) во главе с командиром майором Бурым Вячеславом Александровичем, очень порядочным и добросовестным офицером. Общестроительные работы были закончены и, требовалось смонтировать отопление, водопровод, канализацию и выполнить отделочные работы. И чем ближе приближался Новый 1985 год, тем спрос за этот объект все больше усиливался. Давление на командование бригады, „сверху” постоянно росло. Каждую неделю на объект прилетал вертолетом из Чегдомына первый заместитель командира корпуса. Внимательно выслушивал доклады подчиненных, записывал в деловой блокнот все наши трудности, обещал помощь в доставке необходимых стройматериалов и улетал. Так продолжалось в течение всего ноября месяца 1984 года. Наконец, после его очередного третьего прилета на вертолете, у нас произошел довольно нелицеприятный разговор. Я сказал: „Вы, третий раз сюда прилетаете понапрасну, лучше бы Вы этим рейсом доставили необходимые строительные материалы”. Дальше разговор был коротким: „Меня провожать не надо! До свидания”. И надо отдать ему должное, через 2 дня вертолетом были доставлены все необходимые строительные материалы (трубы, вентили, краска, карбид и др.). И тут работа закипела. Все монтажные и отделочные работы были выполнены в течение двух недель. Объект был сдан в постоянную эксплуатацию в установленный срок.

Большая заслуга в этом всего коллектива: офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат и гражданских специалистов в/ч 83285, которые не считались ни с какими трудностями в ущерб своего личного времени.

Завершился 1984-й год, начался новый 1985-й год — год сдачи в постоянную эксплуатацию Восточного участка БАМа от Ургала до Мирошниченко. Это был год напряженной и кропотливой работы многих коллективов воинских частей. Большая часть офицерского состава и прапорщиков находилась в постоянных командировках на «трассе» вдали от своих семей и постоянного места дислокации воинских частей. Особую благодарность необходимо выразить нашим женам – «декабристкам», которые, мужественно переносили тяготи и лишения домашнего быта, воспитывали и обучали детей, и кроме того, еще и работали в различных учреждениях и воинских частях.

Постоянная угроза невыполнения месячных планов держала в напряжении весь командный состав воинских частей и всего коллектива бригады. В конце каждого месяца командир корпуса генерал Юдин Ю.М. ранним утром, с шести часов утра, звонил на квартиру и спрашивал, будет ли подписан план и если не получал утвердительного ответа, обычно говорил: «Почему ты еще не в группе заказчика?!» А когда, перед сдачей в эксплуатацию заказчик потребовал освободить капитальные квартиры, предназначенные для эксплуатационников, то ежедневный ранний звонок начинался с вопроса: «Ты освободил квартиру?!» И понеслось тартарары…. Он бросал в «сердцах трубку» и никакой вопрос с ним невозможно было решить, а я в то время часто оставался за командира бригады. По освобождению капитальных квартир вопрос нагнетался сильно, но, как объяснить офицеру и его жене, которые маялись десять лет в вагончиках и общежитиях, что Родина требует продолжать жить в балках, а квартиру отдать гражданскому эксплуатационнику. Парадокс, направленный на то, что военные – люди второго сорта.

В итоге, доведенные до отчаяния, самые порядочные и добросовестные офицеры (в том числе и я с зампотехом бригады подполковником Сорокиным М.И.), освободили квартиры и, с Новой Алонки переселились в, так называемую «старую» Алонку , в щитовые бараки. Детей возили в школу на автобусах, которые часто ломались, по этой причине иногда им приходилось ходить пешком, добираясь до школы самостоятельно, преодолевая путь около пяти километров в тридцати — сорокаградусные морозы. Припоминаю эпизод, когда моя семилетняя дочь Людмила с подружкой, в ожидании автобуса забежали в магазин согреться, через несколько минут вышли, а автобус уже уехал. Девчонки решили идти пешком. Вечерело, темнело быстро. Дорога длинная, устали — присели передохнуть, постепенно их стало заносить снегом и только благодаря бдительности водителя, случайно проезжавшего автомобиля, они были спасены от замерзания. И таких моментов было немало.

Я не буду останавливаться на всех событиях этого сложного и напряженного года. О БАМе уже много написано. Хочется особо отметить офицеров, пока еще не стерлись в памяти их лица и фамилии, с которыми рука об руку пришлось вместе участвовать в строительстве БАМа.

Офицеры управления бригады: Романьков И., Букреев В., Черкасов А., Сорокин М., Голубов А., Якубенко С., Нечипорук Л., Коряковский Н., Андросюк В., Варенцов В., Ващенко А., Санжаровский А. , Чернига А., Шафигуллин Ф., Репин В., Берташ В., Соловьев В. , Крупочкин А., Козыренко В., Царев М., Федченко и многие другие.

Офицеры в/ч 51128: Гурский Г.А., Куинджи А.Я., Дзюбан О.И., Степанов С. В., Музыченко А. П., Стативка В.Н., Ларионов В.И., Соколов Н.Н. Фролов И.В., Аверин О.В.

Офицеры в/ч 54076: Осадчий Б.Б., Волковец В.В., Авдохин А.Ю., Алексееев А.И., Безвин Д.В., Шадрин П.Г., Загоскин В.Г.

Офицеры в/ч 83285: Бурый В.А., Агула В. И., Сидоров В.Н., Буряковский О.И., Частоступов В.И., Базин , Гриненко В.В., Капустин А.М., Менг К.И., Кирилов В. А.

Офицеры в/ч 36273: Галка В.В., Зубцов В.В.

Офицеры в/ч 06420: Редковолос В.И., Максин Е.В., Степанов Е.С., Каменшиков В.П., Щебуняев В.М., Гусев А.Б., Погорєлов С.В., Вещунов В.Н., Трифонов А.В.

Офицеры в/ч 01741: Черниенко А. И., Самусенко В.В.

Офицеры в/ч 45405: Иванюк В.И., Кашафутдинов Б.Ш., Костров В.Ф., Кулешов В.А., Гавриков Н.А. .

Офицеры в/ч 44913: Чупин В. И., Цурюпа В. И.

Офицеры в/ч 92867: Сивак А. Е., Зинкович В.Б., Грищенков А.В., Букреев В. В., Смоляков А. Г..

Офицеры в/ч 62862: Легостаев А. Г., Бартенёв Ю.Н., Башкиров А. Г.

Офицеры в/ч 31972: Семибратов С.А., Пугачев П.И., Баженов В.В., Гаранский Н.Р., Арнаут Н.Д.

Благодаря ратному и самоотверженному труду командования воинских частей, и их подчиненных Восточный участок БАМа был сдан в постоянную эксплуатацию в установленный Правительством срок….

Передислокация в соответствии с Директивой ГШ на новое место дислокации.

В 1986 году, в марте, комкор 35 ЖДК А.Милько предложил мне, А.Пинчуку — в то время начальнику штаба 37 ждбр (Ургал), должность командира 4 ждбр (п. Дипкун ). Через сутки я дал согласие и ждал приказа о назначении, как однажды ночью, мне вновь позвонил Анатолий Яковлевич и как-то странно, витиевато сказал, что наверху, т.е. в ГУЖВ, меня рассматривают на должность комбрига 1-й Алонкинской ж. д. бригады! Он так и сказал: «Анатолий Михайлович! Ничем помочь не могу, так решило руководство войск. Будь предельно осторожен. Бригада сложна, не сломайся. Желаю успехов. Звони». Странное предупреждение от моего бывшего комбрига в ту пресловутую ночь донимало меня до утра, не давая заснуть…

Дни в будничных заботах летели быстро, но время от времени я возвращался к суровому предупреждению А.Милько , да и что греха таить, о передислокации бригады с Алонки на Алтай ходили нелицеприятные разговоры: наобещали офицерам много — и жильё и сохранить пайки — но выполнять обещанное никто не спешил. Начальником тыла 1 бригады, вместо Г.Якубенко , был назначен В.Дидняк . Я помню, как ему буквально «выкручивали руки», что бы он дал согласие о назначении, и когда он приехал из Новоалтайска на пару дней в Ургал, то тут я и узнал о всех «прелестях передислокации» и вселяющем ужасы поселке Чуваш-Пай.

23 мая я был на заседании Военного Совета, а до этого прошел собеседование по управлениям. Первым, кто меня инструктировал, был генерал В.Волубуев : Тов. Пинчук! 1-я бригада сложна и находится не в лучшем состоянии. Введите построения по-гарнизонно … Необходимо строить модули – организуйте эту работу, создав специальные команды. Сняты — Редковолос, Бурый, Залесский, качественно проводите учения. Когда я сказал, что мне предложили 4 ждбр , он опешил и тут же позвонил в кадры: Почему т. Пинчук не знает своего предназначения? Короче, мне дали понять, что создалось мнение назначить меня на Барнаульскую бригаду. Настроение паршивое. Вспоминаю слова В. Дидняка , что творится в частях, но пришлось на ходу перестраиваться и соответственно, начальники проводят «вводный инструктаж». Процедура эта сложная, работаешь на слух, что-то пишешь. Привожу краткие записи из архива: Г.Грошев . Тов. Пинчук! — 50 % времени уделите технике, загрузите зампотеха и комбата Чупина . Звоните – поможем… Смешко . Тов. Пинчук! На базе плохо, нет централизованного подвоза, складов и столовых нет. Дизтопливо брать транзитом, начальники служб устарели — снимать… В.Дидняк работает слабо! А.Виноградов . Анатолий Михайлович! Вашей (бригады) оперативное предназначение – во фронт в резерв ГШ! В.Малышев -объект подконтрольный ЦК, гофрированные трубы брать в Калуге.. Главный инженер Лисняк М. мужик крепкий и много команд ему не отдавать, помогать начальнику ПТО Н. Коряковскому . Присмотритесь к Б. Осадчему – у него главный инженер слаб… Ну, и так далее…В конце дня сказали: « Летите в Ургал и ждите».

Ургал. Май. Тепло. Вскрылась Бурея. По линии кадров тишина, и вдруг в первых числах июня, вечером, звонок от начальника кадров корпуса В. Ащина : «Срочно, что бы завтра был там! Вас уже ждет генерал В.Волобуев ». Короче-не здрасьте , не прощай…

Кладу трубку телефона и пытаюсь осмыслить сказанное: отвальную сделать не успеваю, дела передать тоже. Утром, сказав жене и сыну: «До встречи» и попрощавшись с комбригом И.Михедько , мчусь на первый рейс самолёта до Хабаровска, а там меня под белые ручки берут — кадровик и диспетчер из 33 ж.д . бригады и бегом на самолёт, рейс которого ради меня задержали на сорок минут. По трапу поднимаюсь с одним единственным чемоданом и с иронической мыслю — какая я всё-таки значимая «фигура»! Народ молча оглядывает статного подполковника, идущего по проходу в хвост самолёта. Представляю, какие у них были от злости мысли. Рёв двигателей, отрыв от бетонки, и прощай БАМ (кстати, с 5 июня 1986 года, я там больше не бывал, о чём сожалею). Мысли меня будирующие я, конечно, не помню, но то, что впереди меня ждёт работа на ответственной должности, ждут меня люди, и как меня они примут — это присутствовало… да ещё тешило воображение – еду, после 12 лет на БАМ, в город, большой город, в столицу края. С тем и летел.

Страна была большая, и в ней было много полей, лесов и рек. Летим. В низу горы, тайга. Время обеденное, светит солнышко. Объявили о скорой посадке. Я прилип к иллюминатору, а визу — лепота, поля обработанные, засеянные, берёзовые рощи ( околки , как я узнал позже), река Обь, и столица Алтайского края – промышленный Барнаул. Шасси выпущены, сели, мягко покатив по бетонке. Время 17 часов. Автобус к трапу подан, едем к зданию аэровокзала. Донимает мошка, комарье и какая-то влажность в воздухе заставляет тело потеть и обволакивать его липкой вязью. Вот некстати такой климат -, думаю я. Выхожу из аэропорта, оглядываюсь. Ни одного военного вокруг. Народ быстро разъехался, а я как часовой на посту. Вспоминаю слова В. Ащина : «Анатолий Михайлович! Вас там ждут, встретят, я позвоню». Да, думаю – лежишь ты Владимир Григорьевич сейчас в теплой постельке, а тут ни друзей, ни знакомых. Что-то надо предпринимать.

Слава Богу, в записной книге есть телефон Виктора Букреева . Звоню на дом: «Витя! Это я». Он в ответ, думая, что я звоню с Ургала: «Да когда же ты, наконец, прилетишь, я устал ждать, меня ждут в Н.Челнах ». Так, Витя, я уже здесь – отвечаю ему… Повисла немая пауза…и закрутилось военное колесо. Через час на площадь влетает чёрная «Волга» из которой выпрыгивает бравый подполковник, но мне до селе не известный. Представляется по форме. Оказывается это начальник политического отдела бригады Анатолий Поликарпович Иванов. Отвёз в гостиницу Барнаул, а там, в буфете весь цвет из управления ЖДВ под руководством В.Т. Волобуева (вечная ему память). Решением принятым НЖДВ, в частях бригады каждые две недели, меняя друг друга, работают оперативные группы. Вторую возглавлял М.Рылов (царство ему небесное).( Забегая вперед, скажу, что через неделю генерал В.Волобуев намекнул, что нечего по гостиницам жить, надо съезжать поближе к войскам. Разместился в полевом вагончике на территории управления бригады).

Утром следующего дня представление личному составу управления, строевой смотр и опрос офицеров. Управление бригады размещалось в здание военно – продуктового пункта (ВПП) в Новоалтайске. Воинские части дислоцировались на территории Алтайского края–Укладочная – путевой ( Б.Осадчий ) и технический батальоны( В.Чупин ), а также рота водоснабжения ( Фролушкин ) и база МТС( В.Вербицкий ), Залесово – мостовой( Фресс ) и батальон механизации (Фролов); Кемеровская область: Гурьевск – автобат( Егоров), Ново — Пестери – путевой( Губанов), мостовой( Кушхабиев ) и мехбат ( Боцман), а также лазарет(Певец); Чуваш-Пай – мехбат ( С.Лелеко ).

Организация связи желала быть лучшей, но благодаря личной помощи начальника связи 4 ЖДК, она была в течение трёх месяцев организована более-менее сносно.

По состоянию воинской дисциплины в 1986 г. бригада занимала последнее место в ВС СССР. В цифровых показателях это было — 232 происшествия и преступления, более десяти гибели и около сотни человек личного состава находилось «в бегах». Техника разукомплектована, КТГ – 0,45

Не хочу нагонять страхи, да и времени прошло много, но первые две недели работы — калейдоскоп событий из фильма ужасов. А в частях бригады на тот момент было архисложно. Время, конечно, стёрло многое из памяти, да и изложенное здесь мною мнение сугубо индивидуально. Ежедневно, то угнали из автопарка автомобиль, то придавили солдата, то нашли труп бойца заваленного мешками на продскладе в 6-м мехбате , то изнасилование. В — общем, весь «спектр прелестей армейской жизни» и… ежедневные разбирательство, расследования, выводы. Переломить, поправить состояние дел не получалось. Среди офицерского состава царила неуверенность в завтрашнем дне и растерянность. Особенно, на мой взгляд, стоял главный вопрос – где жить? Ведь за десять лет службы на строитель- стве БАМа люди натерпелись, проживая в балках, вагончиках, общежитиях.

Надо отдать должное Виктору Букрееву , который, невзирая на то, что ему необходимо было убывать к новому месту службы, несколько дней посвятил для моего ознакомления с руководством партийных и административных органов. Мы колесили на стареньком и видавшем виды «Рафике» по столице края, и встречи, встречи: Первый секретарь Крайкома, Председатель Крайсполкома , Председатель горисполкома и т.д. Встречали всюду хорошо и обещали всяческую поддержку. Из воинских частей в Барнауле было лётное училище и так называемое депо автодорожников. В сорока километрах дислоцировалась дивизия ПВО. К военным на Алтае относились трепетно.

Как непосредственно выполнялась передислокация.

О положении дел в бригаде приведу высказывание экс-начальника штаба бригады И.В.Федоренко (уважаемого и заслуженного в прошлом командира автобата и прекрасного офицера).

Что хочу вспомнить, пишет Иван Васильевич: «Вопреки здравому смыслу передислокацию бригады проводили зимой. По — моему было 68 эшелонов. Тяжёлую технику отгружали 120 тонным ж.д . краном, хаотически, что подтянут бульдозером Камацу , то и грузят, а автомобильную и другую ДСТ в адские трескучие бамовские морозы под – 40, затаскивали на платформы волоком, и с трудом отписывали эшелоны на станции отправления.

Какая, она, техника, измученная десятилетней «войной» за выполнение решений партсъездов, была – показало время. Ну, да, ладно металл! А люди, что? Они ведь не из металла, а из плоти… Многие, в большинстве своем, десять лет жили и трудились в экстремальных условиях, и тоже «давали БАМ», от пятилетки к пятилетке. Царила невообразимая ситуация. В красках рассказывать не буду, так как нынешнее поколение не поймет, а те, кто за таким бардаком наблюдал со стороны, скажут, что преувеличиваю.

Прибыли на Алтай. Рамп для выгрузки техники не было, я сам укладывал ж.б . блоки, засыпая их скалой. Ящики с оружием после выгрузки находились непосредственно возле ж.д . путей под охраной бойца со штык — ножом. Личное имущество офицеров и прапорщиков выгружались под откос. Задача одна — не дать простой вагонов, так как штрафы за это в то время были приличными. Начальники штабов носили Знамена частей у себя под одеждой. Семьи без жилья, куда их девать, никто не знает. Опора была на собственные силы.

Дислокацию частей определили: с. Чуваш Пай, ст.Заринская , с. Залесово, но подальше от этих населённых пунктов, в тайгу. В присутствии генерала Б. Корякова , я еле-еле проехал в строящийся гарнизон не УрАле . По Новоалтайску было еще относительно сносно. Все командование бригады в то время было на Алонке , включая КБ В. Букреева , НПО А.Иванова , ГИ М. Лисняка , ЗТЧ М. Сорокина и НТ В. Дидняка .

Я считаю, что подобная передислокация была не продумана и нанесла много вреда, с чем мы и столкнулись в дальнейшем, на собственной шкуре пожинали её плоды в течение 1986 года. Я не жалуюсь. Мы все должны стойко переносить тяготы и трудности воинской службы, но не в такой же мере. Только за передислокацию автомобильного батальона из Чуваш — Пая, я получил очередное несоответствие, но был рад, когда батальон перебрался в Гурьевск. Это и эл. сети, баня, жилье для семей, хранилища под продукты и самое главное–это местонахождение автобата – прямо на станции выгрузки Фабричная. Доставали только приезды начальников. Были там часто А.Виноградов , Б.Коряков , А.Волков и они находился у нас почти безвыездно, даже занесло генерала из ЦУП ВОСО, который проводил строевой смотр батальона».

Вот таковы откровения от Ивана Васильевича, проживающего нынче в г. Кременчук .

Зима 1986 г. Алонка – Алтай

Продолжает М.Лисняк : «Настало затишье… Но только оно было не для 1-ой ЖДБр , которой предстояла передислокация из Хабаровского края в Алтайский край, за тысячи километров. Как-то моя теща, Анна Васильевна, глубоко вздохнув, выразилась: « А вы все по краям да по краям ездите….».

Несмотря на предстоящую передислокацию бригады, совершенно в неподходящий момент, по какой — то магической силе, высшее руководство произвело великое кадровое перемещение в командовании бригады. Что греха таить — не всем хотелось ехать со льготного БАМа, с насиженных мест, в не обустроенные и неизвестные районы мало, чем отличающимся по климатическим условиям от БАМа.

Заместителем по тылу, вместо знающего обстановку в частях соединения ЯкубенкоС ., назначили п/полковника Дидняка В. А., начальником производственного отдела – майора Чернига А., начальником отдела материального обеспечения – майор Берташ В. и были другие кадровые передвижки. Я ничего не хочу сказать плохого про этих офицеров, все они впоследствии оказались достойными этого повышения в должностях, но для периода передислокации бригады это было некстати. Все это в дальнейшем сказалось на результатах передислокации и выполнении поставленных задач.

Передислокация бригады проводилась зимой с декабря 1985 года по февраль 1986 года. Прибывшие эшелоны воинских частей выгружались в заснеженные поля Гурьевского района Кемеровской области и Заринского района Алтайского края. Стояла 30-ти градусная зимняя погода со снежным покровом 50-70 см.

Один мостовой батальон разместили в поселке Чуваш-Пай еще три батальона (путевой, мостовой и мехбат ) – в семи километрах от Чуваш-Пая, на 191-ом километре трассы Мереть-Среднесибирская. Мостовой батальон и мехбат разместили на окраине поселка Залесово, путевой и технический батальоны, лазарет и базу материально-технического снабжения — на окраине города Новоалтайск и лишь управление бригады – в здании призывного пункта областного военного комиссариата г. Новоалтайска. Личный состав воинских частей разместили, в наспех построенных палатках, а семьи офицеров и прапорщиков, на частных квартирах, у местного гражданского населения.

Пока стояла устойчивая зимняя погода, процесс собственного обустройства происходил довольно активно и быстро. Но когда началась весенняя распутица, жизнь в военных городках пришла в затухание. Отсутствовали дороги. Временные, наспех огражденные колючей проволокой автопарки, превратились в непролазное месиво черной грязи. Водовозки, хлебовозки и другие хозяйственно — бытовые автомобили передвигались только с помощью тракторов.

И, в этой сложнейшей обстановки самовыживания воинских коллективов, требовалось еще, и выполнять государственный план по отсыпке земполотна и строительству мостов, водопропускных труб на железнодорожной линии ст. Мереть – ст. Среднесибирская. Словоохотливые выдумщики тут же сочинили поговорку: «Приехали сюда, чтобы умереть среди Сибири». А между тем из Москвы и Свердловска требовали ежедневно сводок о ходе выполнения государственного плана в денежном выражении и физических объемах.

Все сложности передислокации и новые кадровые назначения, на руководящие должности управления бригады, сразу отразились на положении дел в воинских частях. Ухудшилось состояние воинской дисциплины, увеличилось количество самовольно оставивших часть солдат, неуставных взаимоотношений и чрезвычайных ситуаций.

В бригаде постоянно находилась группа офицеров из корпуса во главе с заместителем командира корпуса и группа офицеров из управления железнодорожных войск во главе с заместителем начальника ЖДВ. Несмотря на эту «помощь и поддержку», положение дел к лучшему менялось очень медленно.

Был освобожден, после одного года пребывания в должности командира бригады, п/полковник Букреев Виктор Александрович. Вместо него, на должность командира бригады, был назначен п/полковник Пинчук Анатолий Михайлович, который до этого проходил суровую школу БАМа на различных командных должностях.

С назначением на должность командира бригады, полковника Пинчука А.М., ситуация в бригаде начала меняться к лучшему. Более сплоченно и целенаправленно стало работать командование бригады. Постепенно улучшались бытовые условия в городках воинских частей, местные власти начали выделять квартиры для семей военнослужащих. Стабилизировалась ситуация с выполнением производственных задач – стали выполняться месячные планы строительно – монтажных работ.

А.Пинчук . Июнь-июль 1986 г.

Апофеозом стал прилёт через две недели моего командования группы от управления ЖДВ под руководством самого генерала М. Макарцева — начальника железнодорожных войск. Мы много передвигались по воинским частям: собрания с офицерами, встречи с руководителями партийных и госорганов в районах, работа с женсоветом, рассмотрение жилищных проблем и организация строительного производства. Вывод — это был разгром по всем позициям: плохо, никчёмные, ущербные. Как говорят – клейма негде ставить. И чуть что: « Тов. Пинчук! Я зачем Вас сюда назначил. Вы способны навести порядок? У Вас голова для чего — носить только фуражку»? Я оправдывался, что-то пытался объяснить, но во внимание не бралось ни одно из них. Если память не изменяет, были освобождены от занимаемых должностей около сорока человек офицерского состава бригады, в том числе: начальник штаба И.Федоренко , НПО А.Иванов . Спасли мы только от снятия с должности М. Сорокина — зампотеха бригады.

С одной стороны, такой разнос вещь иногда оправданная, ибо развал был наяву, но и с другой людей поставили в такие рамки. На то время, среди 500 человек офицерского состава десять имело жильё. Однажды, уже позже, я задал вопрос М.К.Макарцеву про это. Он, как то, в своей манере общаться, тихо сказал: «Неужели ты не понимаешь. Меня ведь тоже поставили перед фактом, и приказали передислоцировать бригаду. Что я мог сделать? Я выполнял приказ и Директивные указания».

Вот так и жили. Нам приказывают – а страдают не только отцы командиры, но и жены, дети. Много поломанных было в то время судеб.

Вспоминает М.Лисняк : «Приезжал в бригаду начальник ЖДВ генерал – полковник Макарцев М.К. Обходил городки всех воинских частей бригады, проверял качество выполняемых строительных работ на объектах. Много было неудовлетворенности и разноса при увиденном. Особенно доставалось комбригу полковнику Пинчуку А.М., мне, заместителю по технической части бригады подполковнику Сорокину М.М. и заместителю по тылу п/полковнику Дидняку В.А. Пошумев и несколько раз „снявши” нас с должностей, мы все поехали на обед в офицерскую столовую, организованную в полевом городке. После обеда, в спокойной деловой обстановке, как будто и не было прежнего разговора, Михаил Константинович, обсудил с нами все назревшие проблемы и трудности, и поставил конкретные задачи на ближайшую перспективу».

А.Пинчук . Мои зарисовки того времени.

Те, десять, напряженных дней, когда мы детально рассмотрели вопросы жизнедеятельности бригады, Начальник войск поставил мне задачу — организовать встречи с руководителями строительных организаций, но в первую очередь мы прибыли к 1-му секретарю Алтайского крайкома КПСС и Председателю Крайисполкома. Везде вопрос был один — перспектива строительства домов и обеспечение жильём офицеров и членов их семей и эта программа вскоре заработала. Тресты « Барнаулжилстрой », « Барнаулстрой » под руководством Волюкова и Давыдова приступили к строительству домов по Новоалтайску. В те годы, мы приняли участие в строительстве помещения для штаба бригады в Барнауле. Активно велось строительство воинского городка по Укладочной. В лучшую сторону выделялся жилой городок автобата по Гурьевску. Хотел бы напомнить тем офицерам, кто служил в бригаде в тот период, что я лично договорился с командиром дивизии РВСН, и мы вместе летали в Омск к Командующему армии, где был подписан Акт о передаче нам десяти квартир в строящемся доме по Красноармейскому проспекту. Что произошло через три-четыре года и почему люди не получили жильё — не могу сказать.

В июле месяце, один за другим, прибыли-вновь назначенный НПО Анатолий Алексеевич Потеряйло и НШ Валентин Васильевич Чайка.

Командование бригады в период с 1986 по 1988 гг

Букреев В. Пинчук А. Федоренко И. Чайка В.

Иванов А. Потеряйло А. Сорокин М. Шаранов И.

Лисняк М. Дидняк В. Сидоренко А.

Я не хотел бы давать характеристику каждому из заместителей, ибо времени прошло много, но скажу одно — все достойные люди, грамотные офицеры прошедшие школу командования батальонами, служившие в экстремальных условиях БАМа, Монголии и Карелии. Многие офицеры полностью отдавались работе, как в управлении, так и в подчиненных частях.

Руководство бригадой понимало, как лично, так и в целом роль бригады на новом этапе поставленных перед ней задач по строительству линии Мереть – Среднесибирская, правда, не всю, а на двух участках. Особенно вдумчиво, без суеты строительное производство организовывал М. Лисняк , который в те годы был главным инженером бригады и офицеры производственных служб и отделений – Н.Коряковский , А.Чернига , А.Понюшенко , А.Максимов и другие. Скажу одно, с июля 1986 г. бригада начала стабильно выполнять план СМР, но состояние с техникой, в тылу, и, особенно по воинской дисциплине было крайне запущено.

Пролетел 1986 год, и были большие подвижки в дисциплине в снижении показателей происшествий и преступлений в три раза. Само собой ничего не делается и в данном примере необходимо вспомнить о людях, которые, невзирая на трудности, каждый на своем участке, вносили в почву благодатные зерна, поднимая престиж бригады. Это Чайка, Потеряйло , Сорокин, Лисняк , Боцман, Тимошенко, Губанов, Капанадзе , Шаранов, Гребинежко , Егоров, Фресс , Иванов, Тютерев , Бычков, Фролов, Осадчий, Малинин, Караванов, Чупин , Сундуров , Сафонов, Фролушкин , Буряковский , Частоступов , Халковская , Будаев , Лелеко , Мещеряков(КГБ), Понюшенко , Гончаренко, Андросюк , Санжаровский , Тимошенко, Коряковский , Гаевский, Крупочкин , Кликотко , Трушкин , Варенцов, Синько, Касьян, Гайдак , Окулов, Силивончик , Гончаренко, Русяев , Тереньев , Телишевский , Частоступов , Будаев , Синько, Маркевич , Пузевич , Максютов , Шафиггулин , Кликотко ., Максименко, Сидоренко, Базин , Лепинский , Эккерт , Менг , Седышев, Михешкин , Пятенко, Шадрин. Все они заслуживают внимания, ну, а кто отошел в вечность — нашей им памяти.

Передо мной лежат записи с партактивов и совещаний того времени(1986-1987 гг ) и везде записи одна в одну: «Плохо. Не работаете, не помогаете». Вот записи с партактива ЖДВ от 11.03.87 г. НЖДВ — новые условия хозяйствования – плохо Тарадин , Пинчук, Сахов . Плохо знают обстановку — Тютерев , Лелеко . Столяров – 41 и 205 батальоны плохо с воинской дисциплиной. У т. Пинчука, Дидняка и Потеряйло нет личной примерности. В 132 батальоне 40% коммунистов наказано, а в 41 все 100 % членов партбюро наказано в дисциплинарном отношении. И так можно продолжать бесконечно. Не скрою, в 1986 году «ЧП» было много. Бригада занимала последнее место в ВС СССР! Кого только не было у нас «в гостях», генералы и офицеры: Столяров, Белов, Каковкин, Хомяков, Болдырев, Васильев, Волобуев, Рылов, Химченко, Власенко, Семенков, Грошев, Антипов. Работать в такой обстановке было сложно. Предстояло многое менять и делать.

Вот какое мнение высказывает о том тяжелейшем периоде в истории соединения помощник начальника ПО по комсомольской работе К. Студеникин : «Многие мои сослуживцы вообще этот период называют коллапсом для бригады. И здесь, на мой взгляд, сошлись несколько причин как внешних, так и внутренних. Во — первых, уже полным ходом шла перестройка и постепенно менялась общественно-экономическая формация, да и страна подходила к концу своего существования. Во- вторых, и это касается практически всех частей бригады, бессистемно снимали и назначали командиров всех и вся, считая, что это сможет быстро переломить ситуацию в лучшую сторону. Но это не помогало, потому что причины были более глубокими и только кадровыми перестановками стабилизировать ситуацию было невозможно. Вспоминаю БАМ, КП бригады на трассе, где каждый вечер все комбаты с замами собирались на планерку и командир бригады как простой ротный расставлял (перебрасывал) технику, да порой личный состав по всем строящимся объектам. Управление бригады фактически взяло на себя руководство выполнения производственных задач частями. Командиры всех уровней разучились выполнять свои функции самостоятельно, организовывать выполнение работ на объектах. За время службы в соединении передо мной прошли много замечательных офицеров от командиров взводов до командиров батальонов и всем им каждый день посылались указания «что делать», «как строить», их постоянно опекали оперативные группы вышестоящих частей. И эти лейтенанты постепенно вырастая до майоров полностью разучились работать самостоятельно. На БАМе все части стояли в одном месте, а не как в европейской части, где каждая рота, а то и взвод, выполнял учебно-производственные задачи за сотни километров от расположения части самостоятельно. И вот, когда наши части оказались раскиданными по трассе в Кемеровской области и Алтайском крае, комбаты по привычке начали ждать указаний, а на начальном этапе вообще отсутствовала устойчивая связь УБ с частями. Было больно смотреть, как хорошие офицеры, не имея опыта самостоятельной работы, просто терялись в совсем безобидных и элементарных ситуациях, показывая полную беспомощность в решении жизненно важных вопросов. Так, если на БАМе все ТМЦ получали на базах бригады, корпуса, то здесь уже надо было работать с партийными и советскими органами, Главснабами Кемеровской области и Алтайского края, согласовывать объемы, материалы, сметы, утверждать, пробивать и решать задачи самостоятельно. Вспоминаю в/ч 01741, куда пришел комбатом, кажется из Бакинской бригады, м-р Кушкабиев . Он должен был поставить свою часть в районе п.Чуваш -Пай, но, оценив обстановку, принял решение на дислокацию части в п. Салаир. Там он сумел встретиться и договориться с городским руководством на выделение участка практически в городской черте, развернул строительство городка, сумел врезаться в городскую котельную и водопровод, в 100м от части была обустроена городская автобусная остановка, решил вопрос с детским садом, школой, магазином, жильем для офицеров и прапорщиков. Постепенно напряженность в части была снята, а уже 1 марта часть приступила к выполнению учебно-практических работ».

В бригаду приезжало постоянно руководство из Свердловского корпуса и Главного управления ЖДВ. Один раз своим железнодорожным вагоном на ст. Заринск, что в 25 км от пос. Залесово, приехал командир корпуса генерал – майор Дудкин В.М. Он любил ранним утром (в 4.00 часа), выезжать со мной, для проверки работы землеройных комплексов. Помню, один раз, выехали для проверки работы экскаваторного комплекса – остановились на Уазике в укромном месте и наблюдаем исправную работу комплекса. Генерал Дудкин дал команду, считать количество самосвалов привозимых грунт в насыпь, а сам незаметно уснул. Через час очнулся, спросил: „Как дела”? Доложил ему количество рейсов и, на этом проверка закончилась.

В 1987 году положение дел в бригаде стало постепенно выправляться в лучшую сторону.

Чайка В. (слева) зачитывает приказ. КБ Пинчук А., вручает грамоту НТ Дидняку В.